CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 127 ]  Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13  След.
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 14 мар, Ср, 2018, 11:15 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.05.2010
Сообщения: 851
Откуда: Estonia
Когда в названии прочла "бабка" - насторожилась. Почему-то подумалось, что обижать будет котяшу. Ан нет! Наш человек оказалась. :||:
Но, судя по всему, бедствий еще "главный герой" хлебнуть успеет.... Зима надвигается, "хлебное место" очередное прикрылось, угла теплого не нашел ...
Пока что всё как-то грустно для Дикуши.

Скрытый текст +

Ждем продолжения :OK:


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 15 мар, Чт, 2018, 10:37 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 12035
Откуда: Москва
сегодня коротко.
глава такая переходная.
Если все сразу будет очень длинно.....
так что миниформат.


Ботинки?

Как-то утром Дикий проснулся и увидел верный признак скорой зимы – первый снежок. Такое еще несмелый, жиденький, будто мукой все вокруг присыпали. Но он продержался до обеда, не растаяв. Зима близко. Про то, что рынок закроют к НГ кот не догадывался, так что полагал, что с питанием дела у него налажены. А вот под стулом ночью было совсем холодно. Он даже снова проверит решетки на лазах и потыкался в соседние подвалы. Где-то оказался кот постарше, да помощнее… где-то ему самому не понравилось.
Но крышу над головой надо было срочно найти.
Однако это не означало, что он бегал в поисках целый день. Кот не человек. Да, он чувствовал, что грядут морозы, да осознавал, что в его доме холодно и даже понимал, что надо что-то менять, но в отличие от людей понимание не вызывало активных действий таких, чтобы работать над поставленной целью день и ночь.
Поискал, побегал, смирился. И так до следующего раза, когда лапы за ночь отмерзнут.
Днем как-то все забывалось, уходило временно на второй план. Потому что днем еще было не так уж холодно, просто зябко.
А уж если появлялось солнышко и стихал ветер, то очень даже еще нормально. В такие дни Дикий обычно любил лежать в кустах акации, где ветки оставались густыми даже без листьев, или под своим уже законным стулом и наблюдать за двором и людьми.
Как открылся магазин, так наблюдать стало интереснее. Потому что к нему вереницей потянулись разные люди, в том числе и новые. Всех «своих» Дикий за первый год жизни выучил почти, а тут столько новых персонажей. Забавно, интересно, увлекательно. В магазин идут вроде пустыми, оттуда с пакетами. Кто с большим, кто с маленьким. Кто-то даже целую тележку привозит с колесиками. Это ж сколько надо жрать, чтобы каждый день с телегой за продуктами? Или так просто нести легче? Может как раз об этом и рассуждал Дикий, когда наблюдал за покупателями.
Еще ему забавно было созерцать за привязанными у входа собаками. Он быстро смекнул, что они на веревочках, а значит не шибко опасны. Рыжий и Ловкая тоже это поняли, а Рыжий потом уж конкретно убедился на «службе» своей в будущим. Он тогда понял, что домашние, хозяйские собаки вообще не обязательно враги.
Дикий же пока считал их врагами. Но когда враг привязан к дереву или ограде, он враг только на длину этой привязи. Поэтому наблюдать из укрытия совершенно безопасно. А вот если не привязали, а просто сказали "сиди, жди", лучше не высовываться. Тем более что так говорили обычно большим собакам.
И те производили впечатление умных в отличие от Жули и Мули. Они тоже с "мамой" в этот магазин ходили, но всегда вместе с ней в сумке туда проникали.
Ну и правильно. Этих привязывать нельзя, дурочки. Не сбегут, так запутаются или нарвутся на приключения еще каким-то способом.
Какой-то пес не сводил глаз в двери, пока не выйдет хозяин. Какой-то брехал на голубей, какой-то смирно ждал, почти задремав. Иногда они устраивали какие-то шумные и мирные разборки друг с другом. Все это было своего рода «кино» для кота.
Герои вроде все те же, а каждый раз новая серия. Чисто сериал, мыльная опера.
Дикий даже запоминать начал, кто когда в магазин ходит. Кто утром, кто днем, кто без графика.
И вот однажды случилось непредвиденное.
Дикий как обычно следил за потоком народа. Был понедельник. Как раз тот самый сытый день после работы на рынке, когда можно было отоспаться.
Первый снег случился вчера…, а вот нынче было сухо. Прохладно, но сухо и ясно. Дело к полудню.
К магазина начинают подтягиваться пенсионеры, мамашки детьми. Первым надо успеть получить скидку до определенного часа, вторые выползли на утреннюю прогулку. В обед будет сначала затишье, потом повалят школьники по дороге домой...Эти шумные, этих лучше где-то еще переждать. А то голова потом болит от них.

Дикий вытянул лапы, положил на них голову и следил. С этого ракурса ему было видно только ноги идущих по дорожке людей. Он угадывал знакомых по ботинкам и сапожкам…Для развлечения.
Получалось не всегда, потому что люди меняют обувь, оказывается, чаще чем он думал и чаще чем надо. Но все равно было увлекательно.
И тут…. Тут он увидел их. Он увидел ботинки. Да, да те самые, точно такие же, как те, что всей душой полюбил котенком. Старые, потертые, со стоптанными задниками. Правда шнурки были в них одинаковые. Черные. Но что шнурки? Это ерунда. Главное ботинки.
Вообще они выглядели даже старше прежних Если бы у ботинок были родственные связи, можно было бы сказать, что это старшие братья..тех самых из детства. Или просто те самые подросли?
Конечно же! Он, Дикий, тоже же вырос и «истрепался» маленечко.
Сердце сжалось и защемило. Походка вроде та, а вроде нет. Шаркают по земле больше. Но так же точно поскрипывают на каждом шагу, будто бы вздыхают.
Пока Дикий разбирался в потоке нахлынувших на него чувств и ощущений, ботинки даже тихим ходом успели удалиться на значительное расстояние. Такое, что Дикий мог только разобрать силуэт того, кто в эти ботинки вставлен, но не иметь четкой картинки. Догнать? Убедиться? Проверить?
И он решил догнать и проверить. Правда, на всякий случай не побежал слишком быстро, а крадучись, припадая к земле, словно охотник, стал догонять. Человек шел на самом деле небыстро, поэтому догнать крадучись можно было вполне. Хоть и не сразу.
Они прошли до самого конца Дома, пересекли еще один двор…. и около стоявшей к Дому торцом пятиэтажки кот приблизился к фигуре почти вполтную.
И как же тогда запахло табаком. Тот самый запах, его ни с чем не спутать, он запомнила ее на всю жизнь, наверное. Такой терпкий, даже резкий, но такой родной запах.
И ничего, что пальто не то, и фигура как бы тоньше, но выше. Просто давно не виделись. Ботинки целы. И этот запах. Да, может в общем и в целом не точно такой, как тогда, но самой запоминающейся ноткой был именно запах табака. А он точно такой же.
Дикий на мгновение впал на какую-то прострацию и утратил бдительность. Слишком сложной была для него ситуация.
И даже не заметил как чья-то рука подхватила его с земли и ловким движением засунула за пазуху пальто.
-Тишка, Тихон, бродяга ты этакий. Где ты был? Где тебя носило? Пойдем как мы домой—вдруг сказал приятный, но совершенно чужой голос.
Только кот в этот момент оцепенел. Он был будто парализован. Не мог издать ни звука, не мог пошевелить лапами, не мог ничего. А они уже зашли в подъезд…
Может быть, если бы квартира этого человека была где-то повыше, на лестнице в пути, это оцепенение отпустило бы, и Дикий сбежал…, но дверь, в которую старик вставил ключ и которую открыл… была тут же, рядом, сразу практически за подъездной.
Дикий не успел «оттаять» и что-либо предпринять.
И вот так за ботинками и запахом, которые в итоге оказались не теми самыми, он первый раз в своей жизни не только зашел в подъезд, но и оказался в квартире.
Как же он так ошибся? Как его нос так ошибся? И Кто такой этот Тихон? По-разному его уже величали, но Тихоном никогда.
Дед же снял старое пальтишко, повесил его на вешалку на стене, снял ботинки, поставив их внизу ровно рядом, пустил кота спокойно на пол и пошел мыть руки и разбирать принесенные из магазина покупки.
Он вытаскивал из тряпичной сумки кефир, яйца, хлеб, консервы и пряники, приговаривая.
-Сейчас, Тихий, будем обед стряпать, потом кушать…
Бедный Дикий не знал как быть. Дверь была закрыта. Бежать некуда. Плюс вокруг пахло не так уж страшно. Старостью, как от Бабки, табаком как от Ботинок, тряпьем и бумагой, как от подвала, но не мусором или помойкой. А еще добром. У добра у него такой особенный аромат, от которого на душе становится спокойно, а страх затихает.
Дикий нутром понял, что явной угрозы и опасности ни это место, ни этот человек не несут.
Значит надо опять обратиться к верному средству – не наглеть и спокойно дождаться, когда дверь снова откроется. Случится же это когда-то. И тогда прошмыгнуть на свободу. Двери они открываются. Это он по опыту ночевки ларьке помнил.
Правда Дикий не знал, что выходил хозяин квартиры за продуктами только два раза в неделю, по понедельникам и четвергам.
Так что оказался он в заточении на несколько дней. И даже не представлял как этот момент изменилась его жизнь.
И теперь он получил возможность изучить то, что находится внутри домов, за дверьми и за окнами. Квартиру. Спрятаться тут было практически некуда. Одна комната, маленькая кухня, узкий коридорчик и еще какие-то две маленькие двери, закрытые.
В квартире было чисто. Но как сказали бы люди очень скромно, даже бедно. Это понятие было коту незнакомо, он мог оценить лишь общую картинку – «как на помойке» или «не как на помойке»
Так вот тут было хорошо. Только ни одного укрытия. Кровать металлическая на ножках, под которой полно место, но оно просматривается все. Два стула, но ни на одном из них нет ни клеенки, ни телогрейки. Еще какой-то стул без спинки, зато больше размером.
Для него было удивительным все. И кровать, и стол….и шкаф.
Какие-то вещи кот иногда видел на помойке, точнее рядом с ней. Но никогда не изучал подобно. Жить в них все равно было нельзя, слишком пахло от соседства с баками. И многое было вообще разломано. Так что мебели точно узнал он лишь стулья. А еще книги. Много книг. Их тоже встречал на свалках. Счел бесполезным предметом. А людям зачем-то нужны. Кто-то приносил их к контейнерам, клал на забор. Дикий перешагивал, боялся наступать, не устойчиво. А кто-то забирал и уносил снова..

Сказать что было страшно – это ничего не сказать. Но бегать кругами от страха – какой смысл?
Лучше уж не наглеть и сидеть смирно, как обычно. Если нельзя никуда спрятаться, значит надо слиться с обстановкой и присмотреться ко всему происходящему.
Дикий сел под стул. Так ему было спокойнее. Выбрал тот, что стоял не около стола, а подле кровати. На спинке этого стула висела, не телогрейка, но рубашка. И он ему больше напомнил последний родную ночлежку. Стул стоял у стены, так что с трех оставшихся сторон все было видно Дикому. И он всем виден.
Так и просидел как статуя наверное час, а то и больше.
-Тихон, Тихий – обедать! – раздалось откуда-то за коридором…
Но Дикий не шелохнулся. Слово «обедать» ему ничего не говорило. Бабушки обычно говорили «кушать». Так сзывать проще. Кис, кис, кис, кушать, кушать, кушать. Вот это бы он узнал. Правда не факт, что пошел. Во-первых, чужак…,во-вторых понедельник, еще можно вытерпеть, пока дверь откроется.
Но в коридоре раздались шаркающие шаги и в комнату вошел поджарый старик лет уж за семьдесят пять. Только сейчас Дикий решился рассмотреть его как следует. Волосы седые, глаза добрые. Морщинок видимо-невидимо, как у бабушек. Нет, у Ботинок было не так. Тут больше морщин и седин. Но это и успокаивало с другой стороны. Это больше напоминало старушек-кормилиц, от которых Дикий не видел ничего плохого. И в руках у этой пахнущей табаком «старушки» было блюдце. Керамическое, со стертой каемочкой, которая возможно когда-то была даже золотой. Как выглядят блюдца Дикий знал потому что всю треснутую или сколотую дома посуду старушки списывали кошкам.
А в старых руках скалывалась она нередко. Так что среди разных лоточков и пластиковых тарелок иногда появлялись и самые настоящие из керамики или даже фарфора.
Мужик поставил блюдце перед котом на потёртый паркет.
-Не хочешь вместе? Эх ты, дизертир…сказал дед и протяну вроде как руку за ухом кота потрепать.
Дикий сжался, чуть отпрянул, но подавил в себе желание показать когти или зубы. Негромко зашипел для порядка.
Но старик был глуховат, поэтому шипения не услышал, а за ухом почесал. И это было опять как в детстве, как тогда! Шершавые пальцы и в том самом месте сразу за ушком. Если закрыть глаза, то ты как будто бы снова котенок, рядом мама, семья, Рыжий, и подвал не закрыт. А Ботинки чешут тебя за ухом, пока ты лопаешь сметану с колбасой. От воспоминаний у Дикого даже слюна выделилась, и он причмокнул губами. Какая уж тут оборона? Сдался без боя.
На блюдце оказалась не колбаса. Оказались помятые вилкой сардины из банки, в них покрошен хлеб и немного макарон. Все пропиталось рыбным запахом. Это ж вкусно. Дикий сколько раз вылизывал такие вот банки.
Может все-таки закусить? Да из скольких уже рук он еду принимал. Сколько разных кормящих в его жизни было. Жив же пока. Одним больше, одним меньше. Так чтобы драпать от миски, если что некуда, так вот бывало редко. Только в палатке с пирожками по ночам. Но впрочем все вокруг -как одна большая такая палатка. У тетки тоже же стул был и шкаф какой-то. И это такой же домик, только больше.
Там же он кушал. И тут поест. Была ни была. И кот стал уписывать угощение.
-Ну, вот так, оголодал, старичок. Что-то тебя долго не было.
Старичок? Это еще кто такой?
А не важно. Потом разберется. Кто такие Тихон и кто такой этот Старичок. На сытый желудок в любом случае думать лучше. Потому что мысли тогда не только о еде. В туалет, слава Богу, он утром по всем делам успел сходить и этот вопрос кота пока не заботил. Он верил, что еще до того как озаботит, дверь обязательно откроется.

А кто же на самом деле были этот Дед и этот Тихон…?
Дикий знать не мог, но это не значит что не должны знать и все остальные.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 16 мар, Пт, 2018, 01:35 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07.04.2014
Сообщения: 725
Откуда: первый наукоград России
POCA писал(а):
Цитата:
Бабуська на приёме товара в магазине это сказка, конечно.
...персонаж совершенно-совершенно реальный, а иначе откуда бы он взялся? Каждый раз уж несколько лет иду и думаю - надо же пристроилась. И никто не гоняет...
А её гонять нет никакого юридического повода. Общественный порядок соблюдён? Закон не нарушает? Сидит и всё. Эхх, бабушки наши, бабушки... Глядя на них, понимаю - русский народ непобедим.
POCA писал(а):
Цитата:
У входа с укропом и петрушкой было бы ближе к действительности, наверное.
А вот это разве что у метро. У входов в магазин уже не разрешено. И какой уж укроп в октябре...
Круглогодично! В любую погоду! Летом всё огородное, зимой квашеная капуста, чеснок, всякие заготовки в банках.
POCA писал(а):
Сейчас меня пасхальные яйца отвлекают. Но сюжет в голове уже давно есть. До самого так сказать финала. Еще будет что почитать.
Огромное спасибище за отвлечение на пасхальные яйца, чудесные работы!
Гениальный ход с "Ботинки?"! Вот всё гениальное просто. Просто другие ботинки.

_________________
Откуда вы знаете, что я не в своём уме? - Спросила Алиса. Конечно, не в своём, - ответил Кот. Иначе как бы ты здесь оказалась?
Льюис Кэрролл.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 17 мар, Сб, 2018, 22:03 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28.02.2018
Сообщения: 14
Откуда: Краснодар
Наташа. ждем продолжения...


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
 
 СообщениеДобавлено: 17 мар, Сб, 2018, 22:23 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.05.2010
Сообщения: 851
Откуда: Estonia
И вот он уже почти Тихон - ура! :OK:


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 21 мар, Ср, 2018, 12:19 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 12035
Откуда: Москва
ДЕД. Тихон. Новый Дом

Тот, кто так привычно и отважно засунул Дикого за пазуху был на самом деле не молод. Семьдесят девять, как никак. И даже имени его в подъезде, никто уж, кроме бабки Веры с четвертого этажа не помнил. Потому что все кто постарше уж поумирали, а остальные – или молодые наследники или новые совсем люди. Так и говорили про старика «Дед с первого этажа»
А молодой пацан из квартиры напротив так и обращался, если что «Дед, тебе помочь?» или «Привет Дед!».
А он и не обижался, с чего? Внучат своих не было, так что хоть кто-то дедом назовет. А что не юнец и сам видит и чувствует.
Но как известно не каждый дед и не каждая бабка стариками на свет родились. Все были однажды и детьми, и молодыми и умудренными опытом людьми в самом рассвете сил.
И морщинки были не всегда, и болячки разные приставучие тоже к старости уже «налипли», и глаза без очков все видели и зубы свои все стояли прочно на месте и грызли исправно даже орехи.

Звали старика Иваном. Иваном Сергеевичем. Но если уж имени никто не помнил, то отчества и подавно. Даже Вера в дом переехала, когда отец Ваньки отдельно уже жил, а если и приходил имени ей не докладывал. Ванькин батя, да ванькин батя.
А пацана на пару лет всего старше себя чего ж по отчеству величать? Ванька он и все. Чуть было даже не влюбились и не поженились, взрослея вместе в одном дворе, да только в класс к Вере Володька пришел. Ну и Иван в кино с девчонкой другой познакомился….
Первая любовь она ж не навсегда. Да может даже и не любовь то была еще, а так, первая симаптия…
А потом его в армию забрали. На флот. Аж на три года. Любимая не дождалась, за другого выскочила замуж уже через год. Семьи хотелось, детей хотелось, три года в этом возрасте как вечность.
Надо было наверное за Веру лучше ему с Володькой бободаться. У нее и имя такое верное. Она бы ждала. Да куда он против Вовки? Тот выше на голову, в плечах шире, кудри черные и нос не картошкой.
В общем дела это были уже давно минувших дней. Потом с Вовкой, сыном его и внуками вместе футбол смотрели, на рыбалку выбирались. Вера всех чаем поила… с пирогом яблочным своим фирменным., потом дети выросли, съехали, а Вовка как-то раз и помер от сердца. На остановке на улице автобуса ждал…, как сидел так и помер. Лет уж пять как….
Вера одна осталась. И для позднего возрождения любви с Иваном было уже совсем не время.
Может еще если бы совсем одинокой была, коротали бы время вместе…
Часто болела, редко спускалась со своего четвертого этажа без лифта, доживала и квартирку детям берегла. Они, правда, навещали часто, молодцы. И оба сына, и внучки.
Только и видел Иван в окно, то подъехали, то отъезжают. Ему рукой махали, если замечали.

Он один так и жил на своем первом этаже. Балкона нет, зато к старости свои плюсы – улицу и людей видно хорошо, даже через окошко с той же Веркой поговорить можно, когда она мимо идет, и подниматься высоко не надо…Иногда с Сергеем дворником беседу имели о спорте или о погоде…Но в общем-то Дед привык быть один и компании особо и не искал.

Привык, это значит так и прожил всю жизнь один?
Да нет, жизнь в молодости вел насыщенную и интересную, что такое истинное одиночество понял лишь последние лет десять, но свыкся уже.
Сначала после службы на флоте в армии остался. Получил даже морское звание ефрейтора.
Поплавал, то точнее «походил» на учебном судне с новобранцами в море несколько лет.
Но потом понял, что армия не совсем его призвание.
А вот море – да. Профессию тому времени судового механика хорошо освоил, поэтому и пошел на грузовое торговое судно. Так и больше разных земель можно посмотреть. А это было весьма интересно, тем более, что в те времена такая возможность была не у всех.
Месяцами в море, а то и в океане. На суше даже не обычно как-то чувствовал себя, пол совсем не покачивается и шума волн нет. В отпуск к матери приедет, и через неделю уже скучает по каюте да бескрайней водной глади.
Мать жила в той самой квартирке, где оказался сейчас Дикий. С самого новоселья.
Сначала с мужем вместе и двумя сыновьями Михаилом да Иваном, потом жизнь не сложилась, разошлись. Старший сын к отцу пошел жить, там и «прописался»… младший с мамкой остался.
Тогда частных прав на жилье ни у кого не было. И слово «прописка» имело важнейший смысл.
Пока ты на площади «прописан» - жилье твое. И не отойдет государству. А после смерти – сразу, никаких наследников без «прописки». Вот при разводе все сразу и оформляли под будущее. Прописали братьев по разным местам, к отцу, да к матери, чтобы жилье было. Это потом уже стало можно приватизировать, дарить, завещать, наследовать.
Вот и вышло так, что Иван в материнской квартире век доживал, Михаил дожил в отцовской. Но у Мишки семья, сын, внуки…
А Иван так детей и не нажил. Женщины были, конечно, в жизни его. С одной даже расписались.
Но мало кто может вот так мужа из рейса месяцами ждать. Может быть если бы Бог деток послал, то ждала бы, ими бы занималась, да и отец детям всегда нужен. А отец-моряк, только повод для гордости. Но Бог не дал. Разбежались. С другой тоже не получилось. И вроде ждала верно, но характерами совсем не сошлись. Готов был обратно в поход на второй уж день после возвращения. Не везло как-то в личном.
А что детей не было, так может простыл когда или еще что. Сколько раз в ледяной воде на службе оказывались, а уж физически сколько работал. В армии и в опасных зонах бывали.
Не исключено что в юности где-то дальних портовых городках, пока холостым был, и «заделал» детишек, только никто ж об этом ему не сообщал.
А значит после смерти матери и брата Мишки племяш, понятное дело, про квартирку то старика не забывал. Своих детей двое, свое жилье – старшему сыну, а это, значит, младшему бы пригодилось. Купить теперь вроде как можно, только вот попробуй. Вроде близок локоток, да не для всех.
Выходит смерти Ивановой ждал? Да так вроде тоже не скажешь. Не совсем так уж дела обстояли.
Навещать родственник особо не навещал. Но звонил исправно раз в два дня. Спрашивал «Дед, надо чего?»…
Или проверял может не помер ли еще. Дед привык всю жизнь сам по себе да сам за себя, так что от помощи отказывался. Один только раз попросил помочь старый холодильник на помойку отвезти, а новый поставить. Чинил чинил старый, ну никак не вышло. У вещей тоже свой срок жизни есть. Правда оплатил все сам, ни копейки с племянника не взял, так уж сам решил.
Так уж получается, что заботы особой не было, но и «ускорять» его уход тоже, как это иногда бывает в новое непростое время, никто не собилался.
Нервы не трепали, ядом не травили, из дома обманным путем не выкуривали и в деревню или в бомжи не ссылали. Выходит и это уже хорошо. Живет старик сам по себе сколько Бог даст. И нечего этому Богу ни помогать, ни мешать.
Даже к нотариусу Деда не водили, никаких бумаг по квартире не требовали подписать. Приватизирована, наследники все известны, зачем лишний раз показывать свою заинтересованность и обижать старика. Люди то в общем неплохие. Просто своими делами очень занятые, время такое. Равнодушное… что ли.
А старость – есть старость. Кому ж охота со стариками возиться.
В далеком городе у моря он провел большую часть прожитой жизни, лет до 50 с хвостиком. Мать ждала каждый раз в отпуск. Каждый раз со слезами провожала, мол старая я уже, ой ли дождусь с другой раз. Да и болеть стала. Вот и вернулся. Устроился на речной трамвайчик в обслуживание, потом на пенсию вышел.
Потом один остался. И ботинки те самые, что Дикого в заблуждение ввели, еще мать покупала.
Со старых времен запасы. Тогда время трудное было, обновку надо было не просто купить, а еще постараться, «достать». В очереди постоять несколько часов или по знакомству. Поэтому у людей выработалась привычка покупать «в запас». Как только было на что и где – покупали. Все. И продукты, и одежду, и туалетную бумагу и мыло с солью, как будто завтра война… Многих бабушек-кормилиц из Дома так эта привычка и не покинула. Вроде все в магазинах уже есть, а они все равно «в запас» берут, чтобы было. Пенсия только маленькая, а так бы запасались больше.
Да и себе уж не так много надо. И и о том, что «с собой не заберёшь» мысли все чаще приходят. Другое дело – детям.
Вот мама Ивана и старалась сыночка побаловать. Тем более что младший, тем более, что так далеко они друг от друга. К отпуску ему и костюм справит и ботинки, и галстук. Чтобы во всем новеньком поехал обратно. Может еще и женщину там себе хорошую в конце концов найдет.
Так что ботинки были из маминых запасов. Такие прочные, как говорили «обувистые», не особо красивые, но удобные, из толстой кожи, почти как кирзовые, но прочные и добротные. И на широкую ногу годились, и на высокий подъем. Были у бабушек такие сапожки войлочные, их еще «прощай молодость» называли. И даже никто не догадывался, что когда-то, в новые времена, они чуть видоизменятся и в моду войдут у молодежи. Вот эти ботинки были, наверное мужской версией тех ботиков. Войлочные и в мужской версии выпускались, но не все почему-то их носить соглашались. Видимо мужчинам с молодостью прощаться морально труднее. А ботинки вот такие – то что нужно. И не жмут на косточки нигде, и не скользят, но вроде ты в них еще не старик вовсе.
В шкафу после мамы аж две пары нашлось. Одну износил, вот это была вторая.
Пожилые люди они к вещам прикипают сильнее молодых, они бережливее. Годами могут что-то носить, бережно ухаживая и латая. И вещь столь же удобную купить трудно. Разнашивать с годами новое все сложнее. И мода какая-то непривычная, и средств не так много, на лекарства они нужнее.
Да и ходят старики уже меньше, чтобы обувка быстро изнашивалась. В магазин, в аптеку, в поликлинику, и то не каждый божий день. Бегать и танцевать уже ноги не хотят. Правда изволят шаркать и косолапить, от чего задники скашиваются и ботинки скрипят. Или то уж косточки начинают хрустеть, а ботинки им «подпевают». Если еще рот охать начинает и кряхтеть – вообще человек-оркестр. Только не очень это радует такое представление, ни артиста, ни зрителя….
Но такова уж жизнь.
Так что у профессора обувь была из той же эпохи и той же почти серии. Только запасливой оказалась не мать, а супруга. Ну и он сам еще помоложе, пободрее.

А Ивану, привыкшему к жизни на корабле вообще много вещей не нужно было. Зачем?
Все лето ходил в парусиновых тапочках старомодного образца или резиновых опорках, когда дождик.
Пока магазин новый не открыли в эту сторону почти не ходил, потому как другой ближайший продуктовый был в другой стороне. Как-то пирожки в палатке, что снесли брал. И даже Дикий, наверное, мог помнить эти тапочки или чуни, и даже узнать их потом, на дорожке к магазину, но так мало ли что он помнил или узнал. То ж не ботинки были. Ботинки вот он сразу приметил! Потому что особенные…Потому что к особенному человеку прилагаться должны…
А ботинки Иван доставал в начале октября и носил до устойчивого снега. Потом имел сапоги зимние на меху тоже из старых припасов, к ботинкам возвращался, когда снег сходил и до лета. Вот и вся обувь. И хватало вполне.
Как ,впрочем, и других разных вещей.
Вот только память в последние несколько лет подводить стала сильно. Старческое. Один раз даже адрес свой забыл. Ходил, ходил вокруг дома, а что в нем живет не вспомнит никак. Хорошо как раз парень сосед с работы шел, ты, мол, чего Дед, тут кружишься, забыл что ли? И домой отвел.
Сначала такие эпизоды были редкими. Потом забывать и путаться в событиях и людях стал чаще.
Но себя обсуживал и славно. Раздетым на улицу не выходил, воду и газ закрывал не забывал – что еще нужно?
А что путал имена знакомых, путал, что было вчера, что 10 лет назад, а чего и вовсе не было – это ерунда. Все все понимали. Особенно Вера.
И как-то напряглась она, увидев в окно, что Иван домой кота тащит. А уж когда потом услыхала, что Тихоном кличет, все поняла. Забыл дед, что Тихон уж лет десять как околел, как вместе они ходили в парк и его закопали, как сам говорил, что не возьмет больше никого на старости лет, потому что терять очень тяжело. Не думал, мол, что кота почти как людей тяжело терять. Друг ведь…
Забыл как она слезы утирала и с ним во всем соглашалась.
Снова решил, что это его Тихон. Какой же это он? Тот был уж старый, худой, облезлый, беззубый, а это даже с окна видно было что молодой. Сказать? Все ж равно запутается. Пусть уж Бог разбирается. А скажет – только раны разворошит. Может кот сам сбежит, а Иван его и забудет снова. В Веры голова пока еще светлой оставалась для ее годов, вот только колени гудели день и ночь, по лестнице хоть совсем не ходи. И давление еще, и глаз один плохо совсем видит. Зато голова соображает и память не шалит. Каждому видно своя плата за грехи выпадает…

Вот так и стал Дикий Тихоном и «домой вернулся»

А сам Тихон то откуда взялся?
Так с приморского города и прибыл.
У его была своя и можно считать счастливая история.

Когда Иван уже в порту работал, кошек там было много, но в основном где суда с рыбой разгружались. В мастерских прижилась одна серая. С виду неказистая, но плодовитая.
Рожала почти без остановки. Вот чего коты в ней находят в такой невзрачной – гадали сколько раз мужики. Невдомек им было, что котам, должно быть, внешность, не главное.
Котят топили. Иван всегда уворачивался от этой обязанности. Как-то неуютно на душе потом долгое время. Старались поймать и утопить пока слепые еще.
Кошка тоже не дурочка была. Котят прятала. Да так заныкает, что не подлезешь. Еле-еле разве что рука в щель или лаз пройдут. Поэтому ловили «по звуку», подманят кошку, закроют, ждут пока котята пищать начнут. Вот на звук и хватали.
Какой-то год опоздали, прозрели уже все. Оставили на свою голову. Жалко.
Кошка пока воспитывала, одни роды пропустила. Но то единственный плюс. Потом пристроить этих троих было почти невозможно. Одного так на корабль отходящий и подселили, поплыл бедолага куда-то. Потом говорили прижился и Мичманом назвали. Иди ты… Он, Иван, только до ефрейтора дорос, а кот Мичман

Вот уж как Иван домой начал собираться….,месяца за полтора, может два… – кошка опять родила.
Что ж, снова топить значит? На этот раз хоть не ему черед выпал. Сказал, не, не хочу напоследок. Мужики поняли…
Как обычно, выловили кошку, дали детям изголодаться, всех четверых слепышей выловили. Жестоко, конечно. Но это реальность. Про стерилизацию в те времена и слыхом никто не слыхивал.
Тем более мужики в порту.
В через месяц глянули кошка с котенком вылезла. Полосатый такой, самый простой котенок.
Правда толстый. Потому что один на всю мамку. Хвост длинный и тонкий. Как шарик с веревочкой.
Это ж надо тихий какой оказался. И сразу ни пискнул, ни звука ни издал, и потом молчал. Никто даже не догадывался, что один котенок уцелел.
Вот и решил Иван кота с собой забрать. Тихий. Как океан. И окрас такой морской-в полосочку, как шпроты или тельняшка. Будет о море напоминать. Взял и забрал.
Мать радовалась несказанно, что сын вернулся, что помереть теперь спокойно сможет, а уж что с котом – не важно. Хоть со слоном и целым зоопарком. С женой бы конечно лучше, но с котом так с котом.
Тихий, который стал в итоге Тихоном на самом деле котиком спокойным оказался. Голосок такой неслышный нежный, нрав не нахальный. Вместе втроем два-три года прожили, потом Иван с котом вдвоем остались. Кот ему поддержка в горе, компаньон, слушатель.
Воли его никто не лишал. Руки умелые, можно сказать золотые руки. Смастерил сам в окошко дверцу специальную, чтобы кот сам мог когда хотел выходить и возвращаться. Это сейчас такие в магазине продают, а тогда было диво дивное. Даже дощечку с поперечниками как лесенку к окну приладил. Пусть гуляет как хочет. Тихий и гулял.
И жил как все коты. Немного драл обои, немного бедокурил. Иногда в загул уходил ночи не две. Но всегда возвращался.
В общем то Дикий вполне мог быть потомком этого самого Тихого. Потому как голосок ему достался тоже не звучный и использовал он его не всегда, в крайних случаях. А еще не наглел.
Не наглеть было в духе Тихого, как раз. Кто его знает сколько потомства он тут оставил по окрестным подвалам.
Прожил Тихий четырнадцать с месяцами лет. Умер тоже тихо. Во сне. Пришел в вечерней прогулки, поел свой ужин, лег в ноги к хозяину, а утром просто не проснулся. И вроде как не болел не чем. Состарился, схуднул, зубы некоторые потерял, но ел хорошо и гулять бегал. Сердце, наверное, как у Мишки…
Когда Иван все понял, переживал, конечно. Но и рад был, что Бог коту такой конец легкий послал.
Даже сказал «Вот бы и мне такую смерть. Всем бы такую»…
Мама его уходила долго, в муках, скитаниях по больницами и страданиях.
Всегда Иван считал, что смерти не боится, даже когда в сильный шторм, оказался на волосок от нее, даже когда брат из жизни ушел…, но после мамы стал страшиться. Может это не только кота, но и его Бог пожалел, чтобы не походил через мучения затяжного расставания снова.
Закопали они Тихона с Верой в парке. Так все и было.
Но а потом, потом память подвела и кот снова вернулся. Долго только шлялся на этот раз где-то.
Вернулся домой.
Надо бы пару слов сказать и о доме, в котором жил Дед, жил когда-то Тихон, а теперь оказался и Дикий.
Самый обычный типовой дом, каких в районе было много. Его, кстати, строить запросто могла та самая первая любовь тех самых Ботинок. Пять этажей, без лифта, первые этажи без балконов. Все помещения жилые, никаких магазинов, клубов, архивов. Три подъезда всего. Все подобные дома похожи друг на друга как близнецы. Тополя давно уже выросли выше крыши, сирень и черемуха закрывали первые два этажа. Не удивительно, что Дед заблудился. Плутали даже молодые из гостей. Все дома как один, попробуй найди нужный.
И история у всех похожа, практически такая же как у Дома с подвалом, где появился на свет полосатый котенок.
Только эти построились на год-два позже и не из кирпича. Дома, которые строили как временные, лет на двадцать, до лучших времен. Настали ли те времена? Новые настали, определенно. Лучшие ли?
На этот вопрос человека был свой ответ. Однако дома простояли уже два раза по своему сроку и пока все разговоры о сносе были лишь планами да пересудами.
.Люди продолжали здесь жить, продолжали рожать детей, растить детей, делать ремонт, встречать праздники. А Дом привык к этим соседям и считал их родными своими, даже в чем-то «детьми», потому что в нем обитали строители, построившие весь этот район. Значит и он, сам Дом, тоже как-то причастен.
А этот конкретный домишко стоял совсем недалеко торцом. И из ряда квартир был виден Дом Только вход в магазин с другой стороны…., его не видно.
Поэтому Дом мог взаметить как Дикий увязался за стариком, мог видеть, как тот засунул его под пальто как занес в подъезд.
Старика этот Дом знал, как многих случайно мимо проходящих жителей района. А с открытием магазина с кем-то не из «своих» а соседних познакомился ближе. Как до этого, во времена клуба был знаком с детишками и родителями.
И кота его помнил. Тихона. Тихон невест себе в подвале сколько раз выбирал. Только его уж сколько лет не видно, столько кошки не живут. Сердился тогда Дом. Видел же, что жених домашний, вот и сидел бы больше дома, все полосатых котят меньше бы было в подвалах. Но не сильно сердился. Понимал, что такова уж жизнь и природа. Да надо сказать, что Тихон не особо гулящим был. С возрастом вообще в домоседы записался. Так, вспоминал иногда молодость, выходил тряхнуть стариной. Но все больше по нужде как-то, чем до любви.

По тому как вел себя этот дедок в кассе магазина, как мог протянуть большую купюру за малую или вообще заплатить еще раз, Дом понимал, что некогда бравый мужичок с морской походкой сдал и слегка выжил из ума. Как-то пришел в двух очках. Одни на глазах, вторые на лбу и долго хлопал себя по карманам – очки искал….
Поэтому за Дикого немножко обеспокоился. Зачем кота в подъезд понес и куда? Мучать этот не будет, но все ж равно не понятно….
Особенно тревога усилилась, когда кот не появился под стулом вечером того же дня и не показался во дворе во вторник утром. Ну ночевать он еще где-то и раньше мог…есть места и лучше, если повезет. А вот чтобы не навестил Дом по утру, такого еще не было. С другой стороны Дикий – выживальщик, должен что-то придумать.
Вот может быть в нем вдвойне доля этого выживательства. От Ловкой… и еще от Тихого, который смог уцелеть еще слепым котенком, просто поняв, что его спасет молчание?
Кто ж только знает кроме Кошачьих Богов. Это у них там свои книги, свои записи, свои летописи, кто, где, чей, когда, зачем и почему так, а не иначе.
Но Дом надеялся, что Дикий не пропадет. Кто его знает, может его миссия сейчас не дать пропасть старику. Вселенной ей виднее.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 22 мар, Чт, 2018, 08:27 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.05.2010
Сообщения: 851
Откуда: Estonia
Интрига, однако...
Вроде лучше стала жизнь - под зиму дома оказался котик, но не надежное положение какое-то....
Ждем развития событий :OK:


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 23 мар, Пт, 2018, 09:22 
 
Любитель

Зарегистрирован: 13.01.2018
Сообщения: 133
Откуда: Москва
С нетерпением ждём продолжение


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 29 мар, Чт, 2018, 10:37 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 12035
Откуда: Москва
Скрытый текст +


Дружба

Первую ночь и вообще до четверга Дикому было страшно. Страшно иногда даже больше, чем на улице. Потому что на улице он ко многому уже привык. И познавал все постепенно. Сначала только на слух из подвала, потом чуть-чуть в лаз, потом под руководством мамы и только после этого остался сам по себе. А тут считай сразу на другую планету попал.
Тепло… и вроде бы даже сытно, но сколько всего нового. Так Дикий, теперь уже Тихон, узнал, что у людей есть такая штука, которой они приказывают делать дождик или даже целый водопад, что люди тоже спят и для этого тоже ложатся. Только не на пол, а на кровать – такой настил с тряпками на ножках. Вот любят же люди тряпочки под себя стелить….

Очень его напугал телевизор. Только-только начал привыкать к скрипучему голосу Деда, как коробка на тумбочке вдруг заголосила женским голосом. Дед почти глухой, включил погромче.
Зато этот случай позволил коту таки найти себе убежище. Оказалось что шкаф к окну придвинут не плотно и между стеной и шкафом есть место, которое почти не видно за занавесками. Именно поэтому кот его сразу и не нашел. А тут лапы сами побежали в нужном направлении, как ящик «запел». Много ящиков повидал он в свой жизни, но все максимум, что умели – скрипеть.
Это потом, не сразу Тихон и телевизор подружатся. Потому что у Деда он был старого образца, не плоский, а такой старенький, хоть и цветной, телевизор, на котором все кошки сверху любят лежать. Это потом Тихон будет греться на этом ящике, не боясь ничего, что он там болтает. А Дед будет просить его убрать хвост с экрана. Чего это кот так испугался сейчас? Всегда же знал это вещь и лежал на ней – недоумевал новый хозяин. Забыл, должно быть…. А может совсем уши плохие стали, слишком громко звук сделал, напугал усатого…
Вообще шуганный какой-то Тишка. Наверное, на улице его сильно кто-то напугал….
И в первую же ночь Дикий понял, что дверь никто не откроет. И еще понял, что очень хочет по нужде. Сильно-сильно. Дед долго ворочался и кряхтел, кашлял, ворочался снова и снова кашлял. Потом вроде затих. Кот отважился пройтись по квартире в поисках выхода на улицу. В окно попадал свет уличного фонаря, поэтому было очень даже неплохо для кошачьих глаз все видно.
Надо как-то спасаться….
Здесь должен быть хотя бы лаз наружу, как в подвале. В Доме же были большие двери и лазы, значит и тут должен быть такой.
Сначала кот все-таки поскреб и потолкал лапами дверь, в которую они вместе пришли. Заперто. Потом рядом нашел еще дверцу, ее тоже поскреб и потолкал. Она отворилась. Но вела совсем не на улицу. А в туалет. Комната эта была совсем маленькая, меньше будки, где пирожки продавали. И стоял там странный белый стул. В нем оказалась вода. Чудной стул. С лужей. Как же на нем сидеть. Попа будет мокрая.
Дикий подумал, подумал, потрогал стул лапой. Тот стоял смирно, молчал. Тогда кот отважился
и попил маленько. Дед дал ему только молока, а воды не налил. Потому что Тихон всегда пил из-под крана. Кран был уже старый, капал по-маленьку даже в закрытом состоянии. Ну и из унитаза тоже пил….
Как хорошо все-таки, что нашлась эта лужа. Только от этого по нужде захотелось еще сильнее.
Нос явно учуял запах так сказать человеческих «делишек». Пьяные мужики у подвала за кусты свои дела делали, думали там их не видно, дураки…Ну и мамашки тоже иногда своих деток туда же «присаживали»…
Дед был опрятен, но все таки стар. В «кабинет» этот ходил часто, унитаз был стар и треснут слегка…. Так слегка припахивало даже для людских носов, а уж для кошачьего тем паче…
Дикий кружил, кружил, кружил вокруг белого стула…И пристроился таки между ним и стеной.
Там как будто насыпан был в уголке какой-то порошок. Это была цементная пыль. Дед ремонтировал муфту под унитазом своими руками. И подтекал он как раз с этой стороны, так что и пахло тут больше и пыль эта была… Закопать ей не закопаешь…, но очень уж писать хочется.
Так что Дикий -Тихон наструячил в уголок…
А что он еще мог сделать? Лопнуть что ли?....
Стало так хорошо. Так долго он еще никогда в своей жизни не терпел. От схлынувшего напряжения даже в сон потянуло. Забился кот в свой обретенный тайный угол и задремал.
Слышал, как Дед вставал и шаркая куда-то побрел. Слышал, как ругался где-то как раз в коридоре, слышал как будто дождик пошел тоже где-то там. Но от всех впечатлений так устал, что сон не уже не позволил ему даже бояться.
Но он успел заметить, что люди умеют делать у себя дома день даже ночью. Вот почему окна в домах светятся по ночам. Это люди включают день, когда им нужно в темноте что-то делать.
Дед встал, включил день, сходил куда-то и день выключил. По правде сказать, Дед включил скорее не «день», а «сумерки», бра над кроватью не слишком яркое, но для кота самый настоящий «день».
Потом пришел рассвет. Дикий вылез из своего укрытия…и определил, что Дед спит. Еще бы, все ночь то ворочался, то бродил где-то.
Значит можно еще раз попытаться сбежать. Кот запрыгнул на подоконник. Там он еще не был. И о чудо – через стекло, в окно увидал Дом! Не весь, но целую половину. И знакомые места увидал.
А еще там шел дождик со снегом. Омерзительная погода. Жуля и Муля промчались с лаем мимо окна. Погода к долгим прогулкам не располагала. А плохо ли то, что он тут, а не там? В щель между створок тянуло холодом.
Однако, свобода есть свобода. Может даже не та самая, что там, за окном, а свобода выбора. Чтобы он, Дикий, мог сам выбрать и решить, где ему быть – во дворе или в доме. Может в такую непогоду и сам бы выбрал эту квартиру, но главное иметь шанс выбирать.
А еще, еще, а еще… кот увидел лаз. Почти такой как в подвал – квадратный. Прямо в окне. Он потыкался в него головой. Заслонка. Постучал лапой. Не открывается, но это ж очевидно лаз!
На этом моменте пробудился Дед, и кот снова залез за занавеску…
Дед снова пошаркал к туалету, снова там зашумела вода…..
Но утром она шумела дольше. Кот еще не знал, что люди по утрам умываются, а мужчины даже бреются. Дед не брился гладко и тщательно, но длинной бороды не отпускал.
Только когда забывал куда бритву положил. Но она все таки однажды находилась.
Кот вылез и крадучись пошел по коридору. Вдруг сейчас Дед ту самую дверь откроет!
-Тихон, заметив кота, воскликнул старик…И будто бы вспомнил что-то…еще такое про кота…
-Что ж ты тут натворил, Тихон? – укоризненно, но не зло обратился к нему дед и дрожащей рукой указал на тот самый угол, где кот так удачно облегчился.
Ты почему во двор не пошел?...
И Дед отправился в комнату…Кот за ним. Что-то же ему человек хочет донести или показать. Он и сам понимал, что сделал что-то не так.
Дед доковылял к окну и подергал рукой лаз. Вот ведь дверь для таких дел!
-Ах ты ж, господи, не работает… заклинило, рассохлась…. Констатировал дедок. Понятно тогда, Тиша, ты не виноват, это я, старый, виноват…
Ничего, починим. Только позавтракаем и починим. А пока как детстве будешь…
На улицу котенка выпускать стали, конечно, не сразу, как привезли. Уж где-то в году, когда «письма» невестам строчить по углам начал. Мать еще жива была, она такого в доме не потерпела аккуратистка. А до этого как все домашние кошки в лоток. Лотком служил старый таз. Дед, что был тогда еще не дедом, обрезал ровно края пониже. Клали туда газетку рваную. Малыш все понял и быстро освоился.
И стоял этот таз как раз в туалете, почти в том месте, где кот лужу и сотворил. И долго стоял….
Потом под ванну убрали. В нем то Дед цемент для ремонта и разводил. На дне немножко присохло, а так еще нормальные себе лоток.
Нарвал Дед газет, положил в таз… и поставил таз в туалете.
-Вот, Тишка, вспоминай…Старые мы с тобой, забыли уже все.
Не сказать, что Дикий понял все, что ему сказали. Но чуйка подсказала, что речь идет о ночном происшествии. И что этот выцветший, бывший когда-то оранжевым сосуд, имеет какое-то отношение к естественным потребностям…
Даже запах другого кота через столько то лет уловил! Ага, это надо будет «переметить»…

Кстати, о потребностях. На свободе в это время, кот бы уже был у мясной лавки. Вторник. Самое время. Даже в такую погоду. В такую погоду конкурентов меньше, может даже вороны нету.
Так что желудок подсказывал, что время завтрака.
На завтрак у них оказалась манная каша. С маслом. Не мясо, но очень вкусно. На молоке, с маслом.
-Это нам с тобой по зубам, да, друг? – приговаривал Дед, когда ставил перед котом блюдце.
За окном продолжал идти мокрый снег и дуть ветер. Но привычка быть свободным – это привычка быть свободным.
Руки, надо сказать, у Деда были золотые. Столько лет трудились. Голова могла помнить уже далеко не все, а вот руки помнили. Поэтому когда он взялся за починку кошкоокошка на улицу, то сразу руки вспомнили, что куда и как…Главно что не забыл, что починить обещал…
Почему же на первом то этаже Тихон не выпрыгивал просто в форточку? Да пожилые люди не очень то любят держать форточки открытыми, разве что летом. Дует. А мама была уже очень пожилой. А летом комары да мухи. Сетку приладили. А потом откроешь, выпустишь и не закрывай, пока не вернется? А птица как залетит, так вообще думается всякое. Да и первый этаж.
Воришек форточников тоже никто не отменял. Долгое время женщина жила одна, сетка какая-никакая, а преграда. По крайней мере если хозяйка дом, зашумит, напугает. А если нету – так и брать особо нечего. Страшно, когда напугают…

А в кошачий лаз ни один вор не пролезет. Чужой кот как-то повадился, так его Тихон живо отвадил…и помогать не пришлось…
Дикий наблюдал за тем, что делает Дед. Не такой уж он и немощный, однако. Вон как ловко у него выходит.
С перерывом на разные там дела, к обеду лаз починили. Закусил Дикий куриным супом…и решил еще раз эту штуку, что дедок мастерил, лапой толкнуть. Повеяло свежим воздухом. Створка отворилась, и он смог просунуть туда голову.
Так Дикий оказался попой в доме, головой на улице. Прыжок, и вот он уже в знакомых краях. На свободе. Холодно сегодня, однако. Всю эту картину видел Дом! Он видел, как дед возился у окна, он видел как до этого кот ходил по подоконнику. Значит дед себе кота принес. Видно решил, что это Тихон. Даже Дом догадался. Эх, не очень надежный хозяин, пожилой, да слегка не в себе, но на дворе почти зима. Подвал закрыт, под стулом и в ящиках околеешь, если перезимует так кот будет уже хорошо. А потом – время покажет.
Дикий обежал вокруг Дома, проверил подвал, сгонял к мясной лавке, где нашел куриную гузку, вернулся назад и даже попытался поспать под стулом. Стул был на месте. Бабки на нем не было.
Погода видно ее домой раньше времени загнала. Кот даже поспать собрался.
Но ветер дул со всех сторон. Даже все бабкины тряпки и занавески не помогали. Такой почти уже зимний ветер. Люди почти бегом возвращались с работы. Кто-то поднял воротник, кто-то открыл зонт. Будет еще зимой много куда более холодных дней. Но вот такие первые серьезные холода по осени, после еще не забытого лета, когда ты не достал пока зимней одежды и все ходишь в легком плаще или пальтишке по привычке, вызывают единственное желание – побыстрее попасть в тепло. Да и вечера в это время долгие, темные. Снега вокруг еще нет, так что вокруг сыро, тоскливо, темно. Даже зимой, в тихий вечер, когда все вокруг белым-бело и снег переливается в свете уличных фонарей, люди не так спешат даже в сильный мороз. Потому что вокруг все похоже на сказку и ей хочется полюбоваться, забывая про холод. Нынче другой вечер.
Это понимал и кот – серо, тоскливо, темно…И холодно. Желание оказаться в тепле ожило и в его кошачьей душе.
А если пойти да посмотреть, что Дед делает? Дощечка со ступеньками у лаза давно уже сгнила и развалилась, но Дикий же не Тихон. Он еще молодой кот. А подоконники там достаточно низкие. Запрыгнет. Нужное окно кот определил по занавескам. Оно светилось. Не так ярко как другие, но светилось. К свету ламп подмешивались какие-то блики. Ага, это кот уже знал. Это ящик говорящий значит мигает. Да его и слышно было, ящик этот, бубнил чего-то. Дед сидел за столом к телевизору боком, и что-то писал ручкой в газету….Рядом стояла чашка, видимо с чаем, дед время от времени от нее отхлебывал.
Кот даже понял, что в этот момент приятное тепло растекается по всему деду…
Порыв ветра чуть не сдул Дикого с подоконника…
Он зацепился за скользкое железо лапами и повис. Что делать? Упасть вниз и убежать или карабкаться обратно? Дикий был поджарым и ловким котом, поэтому легко затянул свою попу назад. Но шум при этом все равно произвел. Такой, что даже тугой на ухо хозяин квартиры расслышал.
Повернулся и увидел кота на окне. Так уж была его память теперь устроена, что она помнил кота только когда его видел. Поэтому и не переживал, что того дома нету, он уже забыть успел.
А теперь увидел и снова вспомнил
-Тихон! Где тебя носило? Посмотри на погоду. Давай домой, ужин дам…
Его зовут? Его зовут домой? Туда, в тепло, где есть угол за шторой и не дует ветер? А как туда попасть? А если попадет, то можно ли будет назад…? Хотя бы летом, когда тепло….?
Кот снова потыкался мордой в «форточку», она скрипнула и….поддалась, открылась в другую сторону. Чудеса техники, какие-то. Но не зря же человек ее сотворивший столько мастерству учился.
Теперь кот был головой дома, а хвостом на улице. Хвосту было холодно сыро и как положено в такие дни – тоскливо. За головой внутрь потянулась попа, а за ней забрался и хвост. Долго правда тащился, даже чуть-чуть застал «в дверях», но кот усилием воли затянул себя всего целиком в тепло.
Дед не обманул. Выдал макароны по-флотски. Очень вкусно.
Вот Дикий стал Тихоном. Он обрел дом, но остался свободным. Убегал утром на мясной промысел, бегал торговать на рынок, пока не закрыли. Только по помойкам лазать перестал.
Не нужны уже ему были помойные баки. Угощений деда и мясной лавки вполне хватало.
И пить из-под крана научился. И таз тоже как-то освоил, когда в форточке что-то опять заклинило.
Но дед починил.
Главное это было не наглеть, что Дикий уже умел… и не скрываться с глаз хозяина надолго.
Началась их большая мужская дружба.
Дружба кота и человека
Кот перестал бояться квартирной жизни. Он сидел рядом, когда дед отгадывал свои кроссворды в газете, он даже стал спать у него в ногах.
Кот с удовольствием грелся на телевизоре. А по понедельникам и четвергам они ходили в магазин вместе. Дед собирался, выходил, кот за ним из своей форточки прыг. Так и шли по улице вдвоем.
Кот старался идти медленно, чтобы подстроиться под шаг старика. Шаркать лапами у него не получалось, но из-за того, что пытался не бежать выходило смешно косолапить и вилять задом…
Кто-то уже запомнил эту парочку…. Старик и кот…
Только в сам магазин Тихон так и не решился зайти, ждал снаружи. Как раз мог проведать родной подвал, который все еще был закрыт и разные дорогие его сердцу места рядом с Домом. Главное не пропустить, как дед обратно пойдет.
Потому что он может и дорогу домой забыть, и заблудиться. А Тихон все ему покажет, проводит, проследит. Дед его увидит, вспомнит и за котом пойдет. Так что, когда память у хозяина не шалила ходил он следом за ним, а когда подводила – наоборот бежал впереди.
Эх память, память…
Не удивительно что вечерами рассказывал дед своему коту одни и те же истории. Про молодость, про сослуживцев, про море, про корабли.
Даже фотокарточки показывал. Мол, смотри, Тишка, это вот я…
Молодой статный мужчина? Да не может быть. На одной фотографии, той самой, когда снялись все вместе на память перед отъездом, мужчина в центре держал на руках крошечного котенка.
И был уже не совсем молодым, не как на других картинках.
-Гляди как, друг, а это, это знаешь кто? Это ж ты! – тыкал дед пальцем в карточку с котенком.
Он очень хорошо помнил, что было когда-то и забывал куда положил очки 10 минут назад.
Старость. Такая вот она.
Дикий в фото абсолютно ничего не понимал. Два разных мужчины, какой-то кошачий ребенок. Для него это были скорее кусочки картона, чем память. Но он понимал, что хозяину это очень дорого и интересно. И его истории слушать любил. Они были полны жизни и оптимизма. И не важно, что одну мог рассказчик повторять снова и снова… со словами
-А вот ты знаешь, бы у меня случай, я еще тебе о нем не рассказывал…»
Да рассказывал уже раз десять. Но кот не подаст виду и будет слушать. Потому что ему нравится этот человек, потому что он его любит. Потому что его умиротворят, убаюкивает его голос, просто потому, что им хорошо вместе.
А еще иногда старик тоже покупал себе колбасу и резал ее мелко-мелко-мелко.
И тоже мешал коту эту нарезку, только не со сметаной, а с кашей или картофельным пюре. Почти как у Ботинок. Даже вкуснее.
-Зубов то у нас нет, да кот? – спрашивал дед, нарезая….А чужие зубы – это ж разве зубы?
Это так дед говорил о тех видимо, что в стаканчике в шкафчике лежали. Без дела…Просто так.
Вроде по разным причинам мелко колбаску резали. В столовой бабы, чтобы ее побольше казалось и получше по сметане разошлась. Дед, чтобы прожевать. Но в обеих случаях она была вкусна уже тем, что с добром и заботой порезана.
Выучил кот и всю обувь. Теперь родными стали и летние тапочки, и резиновые опорки, а не только такие любимые ботинки. Он могу определить Деда по походке, не важно в чем он одет и как. По запаху, и не только табака и старости. Теперь он отличал запах родного человека из тысячи других.
Иногда деда тянуло на философские беседы.
Мол, вот доживем мы свой век кот скоро. Как бы нам так вместе это с тобой сделать…
Ведь помру, придет родня, куда ты денешься…Может тебе первому туда, а меня там ждать?
Или сразу за мной прибегай, не задерживайся. Опять вместе будем… а то ж придет родня…
Кто такая эта родня Тихон не знал. И почему она придет тоже. И куда это Дед собрался тоже не догадывался. Зачем куда-то идти, если тут так хорошо?
Ну а дед знать не мог, что его новый Тихон вовсе не Тихон… и что тот кот его уж давно там где-то, где положено ушедшим котам, ждет и скучает. Уж все глаза просмотрел с облаков. Но терпит…
Даже с Богом беседу хотел иметь, как Дикого приметил. Мол, дайте старику еще землю покоптить раз такое дело, я уж подожду еще…у меня тут хозяйка есть, она говорит мол что скучать одно, это можно, а вот торопить никого нельзя, это дурно. Вот они и не торопили…,молились вместе да долгих лет желали Деду да коту его, что на свою седую голову притащил…Ну попутал, с кем в старости не бывает. Зато теперь не один…

Как бы то ни было, но зиму встретил Дикий Тихон уже почти домашним котом. Дом часто видел, как он сидит на окошке и смотрит на улицу, на падающий снег, на нахохлившихся воробьев на ветках, на отогревающих свои машины людей. И радовался. Пусть пока так… А там дальше Богу уж виднее. Но даже в сильные морозы, если дед собирался в магазин, кот шел с ним. Чтобы быть рядом.
А еще они вместе «курили» на кухне. Вот тогда отворял хозяин форточку. Раньше, с Тишкой, они на улицу выходили, к подъезду «покурить». Любил Тихон эти вод короткие походы. Но теперь даже четыре ступеньки это ступеньки. И одеться тоже надо силы иметь, налегке, как раньше не выйдешь, простынешь. Простынешь – кто ж ходить за тобой будет? Вот и «курили» в форточку. Дед курит, кот на окошке сидит.
Вечером «покурят», выпьют свой чай и молоко, идут истории рассказывать и слушать, а потом спать.
Ворочался Дед во сне много, вставал часто. Вставал к белому стулу. Дикий понял зачем он стул предназначен. Это «таз» для важных дел у людей…Они копать не умеют, они включают дождик и все ела улетают у страшную трубу. Как кот все это понял, пить оттуда перестал, вдруг тоже в трубу засосет, крана вполне хватало….
Но несмотря на плохой сон старика и на то, что кота будили по 10 раз за ночь по разным причинам (то нужда, то жажда, то бессоница),спал все равно в ногах у хозяина. Будто охранял, чтобы и во сне тот не заблудился…, не ушел куда-то в чужой двор, не домой.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 29 мар, Чт, 2018, 11:18 
 
Любитель

Зарегистрирован: 13.01.2018
Сообщения: 133
Откуда: Москва
Какая добрая глава


Вернуться к началу
  Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 127 ]  Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13  След.



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки



.


CATS-TOP Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002-2018 info@mau.ru