CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 116 ]  1, 2, 3, 4, 5 ... 12  След.
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 30 сен, Ср, 2015, 14:01 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
Добрый день всем.
Эти рассказы писались просто так, скорее для детей, может быть для чтения вместе с родителями.
В разное время. Первая часть с очень большим перерывом от второй, с разным настроением.
Все образы - собирательные. И людей, и животных. Что-то из моего детства, что-то уже из взрослой жизни, кто-то существовал реально и именно таким, как описан, кто-то придуман.
Не судите строго.
В первой и второй части не так уж много кошек. Но потом их станет больше и акцент будет более кошачьим.
Какая у меня кошка сейчас в реальности и как мы с ней коротаем время можно узнать в "Мы и наши кошки" в теме "Мурыся - поросячий ты ребенок".

Простите за опечатки, я, увы, когда сама за собой читаю их просто не вижу, читаю так, как хочу прочитать.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 30 сен, Ср, 2015, 14:03 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
Глава 1. Живой урожай

Он был обыкновенной дворнягой, щенком трех месяцев от роду. Может быть в жилах какого-то далекого родственника и текла кровь охотничьих пород, но внешне на охотника он походил совсем немного, но страшно гордился этим. Вчера вечером угораздило же его разбить любимый цветочных горшок бабки Анастасии. И все из-за кота Василия. Всего то хотелось, как он, попробовать растянуться на подоконнике и понаблюдать за дорогой. Находит же кот в этом занятии что-то интересное, если может лежать подле цветка целый день. Он был ни в чем не виноват, но ему было стыдно, поэтому и провел всю ночь под лавкой, твердо решив, что утром непременно сделает что-то очень хорошее и все его похвалят. Может быть выгонит со двора страшных разбойников или грабителей, а может быть совершит еще какой-нибудь подвиг.
Полкан, так нарекли его с рождения, вышел во двор. Светило яркое солнышко. По дороге вдоль калитки ковылял на деревянной ноге дед Иван в посохом в одно руке и батоном хлеба в другой. Из магазина. Вряд ли он был грабителем. Да нет, точно нет, пару дней назад он угостил щенка ароматным кусочком сала. Больше никого подле хозяйского забора не было. С отчаянья он звонко облаял соседскую корову, которая паслась тут же в узком проулке между оградами, решив что она посягнула на чужую территорию. Майка даже не подняла головы, продолжая монотонно жевать сладкий клевер.
Ага, сейчас он прогонит из огорода нахальных кур и непременно заслужит награду! Не место курам в огороде - это он уже знал точно, у них есть целый большой двор. Он радостно кинулся к грядкам, но кур там не было. Потому что была бабка Анастасия и ее внучка Настена, собственно в честь бабки и нареченная. Девчонка выкапывала из земли головки чеснока, складывала их в старую корзинку, относила к скамейке, высыпая на расстеленную мешковину прямо перед бабкой Анастасией. Та ловко связывала головки в длинные белые косы и вывешивала тут же на спинку скамьи сохнуть. За забором показалась соседка Нюрка, поинтересоваться как нынче у соседей урожай. Анастасия поднялась, охнула и кряхтя пошла ближе к тыну, чтобы лучше расслышать последние деревенские новости, больно туга с годами на ухо стала. Нюрка славилась своей разговорчивостью. На мешковине осталась лежать незаконченная связка чеснока. Как она похожа на сахарную косточку! Такая же серо-белая и длинная" Щенок прильнул к земле, незаметно подкрался к лакомству и схватил его зубами. Какой ужасный запах! Как горько!
"Ах ты паршивец! - тут же среагировала бабка Анастасия. Вот я тебе...", и она уже было схватилась за стоящие тут же грабли", но увидав как несчастная собака пятится назад, фыркая и чихая, приседая на хвост и мотая из стороны в сторону головой, рассмеялась и передумала вершить суд. Опять он оплошал. Сплошное невезение. Но он был еще маленьким и чеснок видел впервые. Настюха высыпала на землю еще целую горку белых, тугих головок. На горизонте показался кот Василий. Ох уж этот кот! Он вышагивал по тропинке так, словно всем своим видом хотел показать, что ему совершенно безразлично есть в доме собака или нет. Этого Полкан уже вынести не мог. В конце концов, он пес или нет? "Ав, ррррррррррр" - прорычал щенок и двинулся в сторону Василия. Тот, недолго размышляя, рванулся к ближайшей березе, сокращая путь прямо по высыпанному на землю чесноку. С легкостью перемахнув через весь урожай, он взвился на середину дерева и оттуда бесстрашно и с хитрецой в глазах наблюдал за преследователем. Полкан же, со всей своей щенячьей неуклюжестью рванулся к березе так быстро, как мог, и из под широких лап в высокую траву, как брызги от лужи, полетели в разные стороны чесночные головки.
"Ах, ты негодник", - завелась уже не на шутку бабка Анастасия - "Это что же ты, проклятущий, делаешь? Это я что, должна теперь по травище, ой, косить-то снова уж пора, ох, полозить, чеснок сбирать? Ух я тебе сейчас задам" Но обещанное она, похоже, отложила на потом, и охнув еще пару раз, нагнулась над высокой травой и стала шарить по ней руками, собирая чеснок в фартук. Вот! Вот его звездный час! Для чего же природа дала такой замечательный нос? Сейчас он поможет! Он найдет все головки, главное не вдыхать слишком сильно и не прокусывать! Полкан стал принюхиваться к траве. Ага, вот она! Осталось только осторожно взять зубами. Но тут ловкая рука бабки выхватила находку прямо у него из под носа и отправила в фартук.
Он стал принюхиваться снова. А вот и знакомый противный запах. Никогда его не забыть. Но что это за странная головка? Серая, большая... Наверное, в земле перемазалась - подумал пес, это Настюха не отряхнула впопыхах. Он осторожно взял находку зубами, тихо подкрался к ворчащей себе под нос хозяйке и вытянув мордочку просунул чеснок через край фартука "Не вертись, окаянный под..." Бабка не успела докончить фразу и с криком "Ай, господи помилуй, ох, мать честнАя" отпустила руку от фартука, он развернулся и весь чеснок посыпался снова вниз. Только серая крупная «головка», почему-то полежав пару секунд на земле вдруг ожила и поползла в сторону огуречных гряд. Да это же лягушка!!!! Он так хотел помочь, и снова почему-то все испортил. Но нос же никогда не обманывал его раньше! Тот же самый запах.
Мимо в сторону тех же гряд важно проследовал кот Василий, словно ухмыляясь в усы и не обращая внимания на медленно ползущее по земле серое страшилище. Разве мог он позволить себе признаться в том, что сам по молодости лет принял лягушку-чесночницу за мышь, живущую на грядке с чесноком и потому так странно пахнущую. Помнится, он здорово тогда поплатился за свою ошибку.
Полкан снова забился под лавку с твердым решением, что уж завтра точно совершит что-то очень хорошее и полезное. Но это будет завтра. Посему немного полежав, решил уже сегодня навестить деда Ивана на краю деревни и проверить не осталось ли у него еще та мясная грудинки из щей, что поможет забыть этот ужасный чесночный запах, от которого в жизни одни неприятности. А еще он поклялся обязательно отомстить коту Ваське. Ведь это именно он выставил его, послушного пса, в таком невыгодном для хозяйки свете. Уф, рыжая морда, держись!


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 30 сен, Ср, 2015, 14:04 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
Глава 2. Сторож

Утро субботы Полкан встретил с мыслью о добрых делах, тех что так и не успел совершить в пятницу.
Вокруг царила суета, Настюха проснулась раньше обычного и то и дело выбегала на крыльцо. Оказывается, она ждала родителей. Когда она выбежала на ступеньки уже раз в двадцатый на ее лице появилась улыбка, и девочка закричала «Бабушка, едут, едут!». Вообще Настя была девочка городская и у бабушки гостила только летом, а мама и папа ее так много работали, что даже летом бывали здесь редко. А в этот раз они должны была забрать девочку с собой в город, чтобы поехать на море. Последние два дня Настя только и говорила об этом море. Но оно как-то Полкана не интересовало. Вот город – другое дело. Настюха бывало просила бабушку разрешить забрать его, Полкана, с собой, в город.
Как оно там? Он даже сбегал к одному псу, что в деревне слыл «дачником» и расспросил его про городскую жизнь. Тот очень гордился тем, что был городской собакой, но, когда говорил о том, что осенью снова вернется в город, глаза его становились немного грустными. Из всего услышанного Полкан понял, что двери в городских домах всегда закрыты, и просто в окошко, как в деревне выпрыгнуть нельзя, можно совсем разбиться, потому что дома в городе высокие. Еще там много машин, и они быстрее ездят, чем по сельской дороге. Гулять выводят всего пару раз в день и ненадолго и моют лапы по возвращению. Еще водят на уколы в больницу, и надевают на улице поводок и, о ужас, намордник. В чем тут ужас и что такое намордник щенок не знал вовсе, но по рассказу понял, что этом на самом деле что-то ужасное. Но зато в магазинах покупают специальную собачью еду и в доме тепло всегда даже зимой.
Так что Полкаша, как звала его иногда девочка, с мнением не определился, хорошо ли жить в городе или не очень. Но одно он понимал четко – там нет кота Василия.
Пока все дружно встречали гостей и завтракали за большим столом тот лежал на окне и делал вид, что его вообще ничего не касается.
Полкан получил свою долю внимания и угощения и всерьез намерился сегодня обязательно себя проявить с лучшей стороны.
Для начала решил просто не путаться под ногами и лег под кустом за домом. Тут же стояла и машина, на которой приехали гости. Большая, темно-синяя и красивая. Щенок пусть в городе не бывал, но уже знал, что, когда машины стоят и не двигаются – их можно не бояться, даже если они кажутся огромными и страшными. А вот когда начинают рычать, лучше спрятаться. Эта машина стояла тихо и рычать не собиралась. Правда через какое-то время пришел ее хозяин и начал поливать автомобиль из шланга. От жидкости, которую он выливал из большой бутылки появились смешные мыльные пузыри! Полкан даже поймал два из них. Но на вкус они оказались совсем не сладкими и не вкусными. Через час машина стояла в луже воды вся чистая и блестящая.
«Красивая», - подумал Полкан и облаял жирную ворону на суку березы, росшей так близко, что ворона могла испачкать только что вымытый капот. Он хорошо знал эту нахальную птицу. Один раз даже выдернул пару перьев из ее хвоста, и они до сих пор не отросли. Приноровилась воровать еду из его миски, прямо с крыльца. Даже кот Василий себя такой наглости не позволял. Ворона громко каркнула и перелетела на соседскую ветлу.
Вот, что он сегодня будет делать! Он будет охранять машину. Чтобы ее никто не тронул. Он будет сторожем. До самого обеда Полкан не уходил со своего поста, все сторожил. Три раза возвращалась пронырливая ворона, два раза он прогнал стайку любопытных воробьев и один раз соседского петуха, который просто бродил слишком близко с колесом и разгребал лапой. Если бы что-то нагреб, обязательно позвал бы весь свой куриный гарем и тут Полкану было бы одному трудновато прогнать всю ватагу.
Но потом очень сильно захотелось кушать. Из дома доносился запах тушеного мяса, и его уже несколько раз окликали, чтобы угостить.
Что может случиться за 10 минут, пока он поест? Полкан обошел машину со всех сторон, звучно тявкнул для профилактики и побежал в дом за обедом. Ел он быстро. Но при этом слопал даже больше обычного. Во-первых, из города разных вкусностей привезли, во-вторых надо было насытиться впрок, чтобы с поста никуда не отлучаться.
Когда пес вернулся под куст, все было спокойно. Даже вороны поблизости не было. Вокруг все как-то затихло. И в доме все прилегли отдохнуть. Он слышал, как скрипела кушетка на террасе, где днем иногда читали книжки Настюха.
Но он должен быть бдительным! Только почему-то сначала один глаз, потом другой как-то сами собой закрылись, и после сытного обеда бравого сторожа сморило. Он заснул под кустом так сладко, как не спал наверное тех пор, как его разлучили с мамкой и не стало рядом ее теплого и мохнатого бока.
Проснулся он, когда солнце уже начало опускаться за верхушки елок у пруда, а это, значит что скоро наступит вечер. Обычно в это время в доме пили чай, и Полкану доставалось печенье. Он с ужасом понял, что уснул и взглянул на машину. Она стояла под березой, целая и невредимая, но на капоте, прямо посередине спал кот Василий! Он свернулся клубком, положив кончик хвоста себе не нос и сопел так, что было слышно, наверное, за версту. Или собачьим ушам казалось, что за версту. Но вроде даже как шерсть на кончике хвоста от этого храпа колыхалась. А может от ветра все же.
По всему капоту странным узором тянулись грязные следы кошачьих лап, загибаясь причудливой змейкой и образуя круги. Место еще выбирал, негодяй, устраивался. Караул! Что делать?
Полкан зашёлся таким лаем, какого сам от себя не ожидал. Он подбежал к машине и стал прыгать, лапами цепляясь за двери, чтобы достать кота Василия. Тот проснулся, но особого страха не проявил. Он был уже не очень молодым котом и прекрасно знал, что на машине собаки его никогда не достанут, а уж тем более глупый щенок. Кот потянулся, выгнув спину с презрением посмотрел на собачью морду. Потом прямо с машины одним прыжком перемахнул на березу и забрался на тот самый сук, где утром сидела ворона. Словно решил посмотреть, что дальше будет. И точно знал, кто окажется виноват.
Полкан, решив, что прогнал врага, немного успокоился и осмотрел двери машины. И тут ужасом увидел длинные царапины, которые оставили его когти. Это не я, не я, это Василий – кричала в ужасе его собачья душа. Но на месте возлежания кота Василия не было ни одной царапины, только следы от мягких подушечек лап. И тут щенок понял, что лапы у собак и у кошек устроены по-разному, что кошки могут убирать свои коготки в лапки, когда ими не пользуются, и царапин от таких лапок уже не будет. А у него коготки пусть и не такие острые и цепкие, как у кота, зато побольше и никуда их не спрячешь.
От осознания содеянного пес чуть не умер о страха на месте. Это вам не разбитый горшок или разбросанный по траве чеснок! Этот Василий все знал заранее, он специально это затеял!
В страхе пес не придумал ничего лучшего, как искать защиты у Настюхи. Он влетел на терраску, мигом нырнул к ней под плед и притворился спящим. Правда в доме давно уже никто не спал, всех разбудил собачий лай.
Глава семейства сразу же пошел к машине, посмотреть не случилось ли чего. Царапины он заметил быстро, впрочем, как и следы кота Василия. Но если следы от просто смахнул рукавом, ничего не сказав, то повреждения вызвали у него приступ негодования.
Где этот паршивец? - спросил он у бабки Анастасии и направился в дом. Паршивец сопел в объятиях девочки с самым невинным видом. Вообще-то Настя никогда на обманывала отца, и он учил ее никогда не обманывать, но на этот раз, поняв, что дело принимает серьезные оборот против ее друга, она сказала.
- Это не он. Он спал все время со мной. И лаял кто-то так сильно, как щенок просто не может, он еще так не умеет. То была большая чужая собака. Пес лизнул девочку в щеку. Почему-то она была странно горячей и розовой.
«Умею,- думал про себя пес, еще как умею я так лаять». И ему снова стыло стыдно. И за себя, и за то, что девочка обманула родителей. И все из-за кота Василия!!! А ему ничего. Даже не поругали.
А еще он слышал, что папа у Насти работает в полиции и настоящих преступников ловит. Он уж точно разберется в этом деле и найдет виноватого. От этой мысли становилось совсем страшно. Этот большой дядька даже намазал царапины каким-то кремом и начал старательно растирать тряпочкой. «Все, это он отпечатки лап снимает, подумал Полкан».
Всю ночь ему не спалось, все казалось, что сейчас его посадят в эту самую красивую машину, которую он испортил, и отвезут не в город, а в лес, и там и оставят. Он слышал что один местный житель так поступил со своей собакой за то, что она у соседей цыплят воровала. Больше собаки и не видел никто. Уф, как страшно.
Утром, только рассвело, щенок все-таки вышел на улицу и, пока все спят, решил посмотреть, что же он натворил еще раз. Может царапины не так уж видны, и его никто не накажет.
Он подошел к дверце и увидел в гладко отполированной поверхности свое отражение. Грустная, трусливая мордочка, но никаких царапин. Они куда-то исчезли. Может быть это был просто сон? И ничего не было? Конечно же, это был сон. Ой, какой страшный, и как здорово, что это всего лишь сон. Пока радость заполняла щенячье сердечко на крышу машины звучно что-то плюхнулось. Ворона, старая знакомая. Что ей там надо? Лапы большие, коготки острые, клюв так вообще продолбит железо, наверное. Гав! – крикнул изо всех сил Полкан. «А ну пошла отсюда!» и уже было хотел по дверце лапами постучать, даже поднял их, но вспомнил свой сон и не стал. Лишь подпрыгнул повыше и залаял погромче. «Охраняешь? Но, молодец, охраняй!» - услышал он совсем рядом голос. Оказывается, в доме спали не все, и Настин папа как раз возвращался из леса с корзинкой грибов, когда пес отважно сражался с вороной. То ли пса испугавшись, то ли человека, ворона улетела.

Пес побежал в дом, там уже запахло завтраком и стали слышны другие голоса. Он нырнул под стол и затаился возле ног Настены, где вероятней всего можно было ждать угощения.
«А я сегодня понял, кто машину то поцарапал» - сказал отец за завтраком дочери. «Я его наказывать не стану, но ты пообещай мне, что никогда больше обманывать не будешь». Та опустила глаза, и они встретились в щенячими глазами, полными любви и надежды. Девочка кивнула, а потом под стол опустилась маленькая ладошка с кусочком ветчины на ней.
«Не балуй сторожевую собаку, не балуй» - строго сказал отец, но зла в этом голосе никакого не было.
«А этому прохвосту,» - добавил он, глянув в сторону Василия на окне, молока сегодня не наливать. Пусть мышей ловит, а то совсем обленился, провокатор». Щенок не знал значения этого совсем нового для него слова, но понял по интонации, что Ваську не похвалили.
Вечером машина уехала. Полкана с собой не взяли. К лучшему или нет некогда было думать, у сторожевых псов есть задачи и поважнее. Но главная – не спать не посту.
А с Васькой он еще поквитается, обязательно поквитается, но завтра…


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 30 сен, Ср, 2015, 15:14 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
Глава 3. В западне

Осень подкралась как-то незаметно. Сначала деревья вокруг начали желтеть, потом по утрам и вечерам стало очень прохладно и темнело раньше обычного. Зато сам пес Полкан подрос и стал уже похож на настоящую собаку, а не на глупого щенка. В город его так и не взяли, так что остался он коротать время с бабкой Анастасией и котом Василием. Печка в доме была, в дом его пускали, так что особого повода переживать не было, разве что дождик уже не радовал, был холодным и неприятным. Не то что летом, когда можно было резвиться под ним, сколько хочешь. Кот Василий дождь не любил никогда, так что его даже это обстоятельство не огорчало.
С полей убрали урожай и к домам потянулись мыши. А это значит, что Василий был весьма востребован.
Хотя и Полкан тоже. Ночи длинные, темные, пожалуй без снега еще темнее, чем даже зимой, бабка в доме одна.
Пусть и привычное это для нее дело, деда уж в доме лет 10 как нет, но все с собакой как-то спокойнее, тем более что вырос пес крупным и сильным. Не укусит, так напугает.
Только Василия ни размеры, ни сила эти не смущали. Как что не так, так лапой в нос. Так ловко, что и отскочить не успеешь. А больно.
Так что особой любви к коту у Полкана так и не проявилось и обходил он его стороной, оставив все мысли о мести.
Попробовал как-то куснуть, так бабка веником отходила. Кричала, мол ты, что ли, олух, будешь мне мышей гонять? А что, права бабка, не собачье это дело. Пусть кот живет, пусть гоняет.
И вот однажды осенним вечером кот Василий пропал. Деловито, как обычно выпрыгнул в форточку, это пес хорошо видел, а когда проснулся, то на обычном месте на окне подле герани кота не было. Куда это он так рано делся? А с другой стороны, какая разница. Главное, что его нет!
Нигде нет, и это похоже на счастье!!! Бывало и раньше на день кот куда-то исчезал, но утром всегда был на своем окне, точно слева от герани.
А тут- нету. Бабка исчезновения животины, как будто и не заметила, подумаешь, кота нету, какое дело. И целых три дня не замечала. Вот только, когда картошку стала перебирать, следы мышей на ней определила, начала причитать «Васька, чтоб тебя, где ж ты шляешься, итак все котята в округе твои, тебе все мало, мыши вон что творят, а ты все гуляешь». Ну и еще на пару дней замолчала.
Итак 5 дней минуло, кота все нет.
Полкан рад был этому несказанно, первые пару дней. Потом по ночам, когда первые заморозки пришли, все чаще думалось ему, где сейчас Васька, что с ним, и как он там на холоде один бродит. Гнал от себя мысли такие. Нет Васьки и хорошо. Бабка себе котенка возьмет, он уж его по-своему воспитает, во всем не только ее, но и его слушать станет, как большого и старшего. А то Василий себя старшим мнил
Самое время сейчас остановиться на кошачьей личности самого Васи. Родился он в той же деревне, как-то летом, лет этак 7 назад. Много это или мало? Для средней кошачьей жизни – не так уж много, еще не старость, но для уличного, вольного и деревенского кота – немалый срок. Так что молодежь считала его стариком, а сам он себя котом в самом рассвете сил. Бабка была права. Добрая половина всех котят в деревне походила на Василия. Только у него примета своя была – одна лапа белая. Вообще выжил он когда-то один из всего помета. Только лишь потому, что родился рыжим. Бабка Настя тогда кота искала, да услыхала где-то, что рыжий кот в доме, мол к счастью, да богатству, вот и наказала всем в деревне, у кого рыжий родится, не топите, я, мол возьму. Так Васька и уцелел. Он, впрочем, не весь и рыжий получился, одна лапа белая, но видно бабке и такой дозы счастья и богатства было достаточно. Почему назвали его Василием – никто не знал, он сам тоже. Почитай в каждом тут доме был свой кот-Василий. Вроде надо было бы Рыжим назвать или Рыжиком, а нет – Васькой. Васька, так Васька.
В целом бабка его не обижала. Молока наливала, в сосисках тоже не отказывала, на печь пускала, за ушком пусть редко, но чесала – что еще нужно? Был для Васьки только один главный запрет. Хозяйская кровать. На нее нельзя было посягать ни в коем случае. Бабка это страшно не любила. Надо сказать, что не только посягательство кота ее сердило, даже, если кто из домашних на перину меж делами привалится отдохнуть, бабуся сильно серчала, хоть и виду не показывала.. Уважала перину с белым бельем, кровать с подзорами, подушки с кружевами да высокие, горкой, в такой постели и правда коту не место. Слышал Васька историю, что будто его предшественник не только в постель забрался, но нагадил там. И был в мешке заброшен в проезжавшись мимо грузовик, отбыв в неизвестном направлении. Такой участи себе Васек не желал. Без постели этой и прожить можно, а гадить в доме вообще было ниже его достоинства.
Вот так и жил-поживал. Ел вдоволь, гулять ходил каждую ночь, дрался еженедельно, победителем выходил часто, хорошая такая кошачья была жизнь. И вот пропал. Пять дней как нету.
Нюрка, соседка бабкина, говорила, мол уходят звери умирать в лес, может и Васька ушел. Как умирать? Зачем ему умирать, если он только вечером перед тем как пропал толстую мышь поймал и целую птицу. За мышь бабка похвалила, а за птицу почему-то по морде тапком дала, еле живого воробья из лап выхватила и отпустила.
Но не сильно же она его тапком, не так, чтобы умирать. Бабка Настасья родилась в деревне, выросла здесь. Во всех домах были коты и кошки. Они рождались, пропадали, уходили, возвращались и не возвращались, рожали котят, этих котят топили, то есть пропажа из дома кота было делом обычным. Хорошего мышелова, или ласковую Мурочку было, конечно жаль, но на их место заводили новых питомцев, не особо заботясь поиском или спасением старых. Так годами жили в деревне и не сильно что- то изменилось. О своих котах и кошках пеклись в основном дачники. Вот те у них были в красивых ошейниках, холеные, чистые такие, и почему-то кошечки не проявляли к Василию никакого женского интереса, даже шипели по-другому, не из женского жеманства, а прямо сердито так. А коты все были толстые и с ним вообще не связывались.
Отсюда следует, что бабка Настя ограничила свои поиски кота территорией огорода и окриками «Васька, Васька, Василий». Потом сделала вывод, что подрался на этот раз с кем-то сильнее себя, или залижет раны и вернётся или сдохнет где-нибудь под кустом. Уже и начала о котенке новом подумывать, без кошки в доме зимой нельзя, мыши одолеют.
А Полкан все думал и думал, где же Васька. Сначала немного думал, перед сном, потом полночи думал, а потом и всю ночь, никак уснуть не мог. Вроде деревню кот хорошо знает, заблудиться не мог, сильный такой. Собаки в деревне есть злые, но если бы загрызли, так или иначе узнал бы он такую новость. Он даже поспрашивал у тех, кого знал, не видали ли Василия на участке. Нет, никто не видел.
С другой стороны что печалиться то? От Василия были одни неприятности. Всех и не перечислишь.
Вот буквально в последний день лета он крынку молока с лавки опрокинул. А Полкан видит на полу молоко разлито, да черепки валяются, решил полакать, не пропадать же добру. Тут бабка как раз на пороге и возникла! Да как на грех с мокрой тряпкой в руках, пол мыть собралась.
А за день то того взялся когти о хозяйские валенки точить. Из как раз просушиться перед холодами на солнышко выставили. Бабка старая, в середине сентября уже в валенки лезет, даже в доме. Точил-точил, почти порвал. А он, Полкан, только понюхать подошел, поинтересоваться, что за предмет. Бабка из дома вышла, Вася шмыг в траву, а он снова огреб от бабки этими самыми валенками.
И вот так почти каждый день. А тут пять дней покоя. Но грустно как-то и одиноко. Эх, Васька, Васька.
В выходной Настюха в родителями приехала, за последними в сезоне грибами. Долго кликала «Вася, Васенька, Васюша!». Но никто не отозвался. А нее зов всегда Васька приходил, знал, что угостит чем, а то и из города специальный корм привезет.
Видать совсем пропал Вася. Настюха перед отъездом потрепала пса по морде, даже поцеловала в мокрый нос и говорит «Что ж ты сидишь Васю не ищещь? Ты же след можешь взять, а ты сидишь, друга в беде бросил».
И стало так Полкану стыдно, что он до утра еле дождался. Шесть уж дней, как кота нету. А может еще живой? Может в капкан в лесу попал или лапку сломал? Нюхал-нюхал пес подоконник, потом миску кота понюхал и пошел искать.
Дождей эти шесть дней как раз не было, солнышко такое и легкий морозец под утро, но сухо. Может нос еще учует чего.
Но учуял нос много. За первые пол дня собачьи лапы совсем устали, всех соседей обошли, два раза обратно в огород вернулись, до магазина добежали и даже у пруда были. Выходит, везде Вася побывал. Даже на местной помойке. Как бы хорошо его ни кормили, но котом он был вороватым, соседка как-то жаловалась, что кто-то фарш у нее с крыльца стянул. Васька то мог быть вполне. Водился за ним такой грех. Анастасия, конечно все отрицала, мол у меня кот таких привычек не имеет, но знала, что это наверняка Васька, но платить то за фарш ей, а не ему. То то он третьего дня до рассказа от молока морду воротил.
Бабка даже как-то сама себе вслух сказала, мол доворуется, прибьет его соседка или еще кто за это дело. Неужто так оно и вышло?
С этими мыслями дошел Полкан до самого края деревни, до двух заброшенных участков. На одном дом сгорел дотла, одна труба осталась, на другом стройку начали, да так и не закончили. Местные это место не очень жаловали. На отшибе оно, через небольшие кустики, как бы само по себе от деревни, хотя вроде и в ней.
Легенды всякие сочиняли. Мол видели там духи тех, кто в доме погорел. А это еще в войну было. Когда немцы деревню запалили при отступлении, да всю зажечь не успели, только крайние два дома. Первый весь сгорел вместе с жильцами, во втором люди спаслись, но дом восстанавливать не стали, перезимовали у соседей, да уехали. Так и стоял этот недогоревший дом долго, пока не приехали какие-то люди на больших машинах и не стали его ломать. А потом строить новый. И забор высоченный поставили, и колодец копать начали, и фундамент возвели и даже пару стен, а потом пропали куда-то. Местные говорили, мол, мафия, убили их, все не будет больше стройки. Так это или нет, но лет пять участок пустовал и никого там не было, а может и больше, чем пять.
А тут в это лето там люди какие-то появились. Кто говорил арестанты беглые, но это вряд ли, кто, что просто бездомные. А кто-то сочинял, мол ученые это, они приведения изучают и ждут их на пепелище, а в недостроенном доме ночуют, чтобы не пропустить ничего.
В последнее время экстрасенсами и мистическими историями из телевизора в деревне сильно увлеклись.
А может и не врали, потому что костер часто у них горел и мясом пахло. Собачий то нос мясо издалека учует. Откуда у нищих мясо или беглых? О том, что люди и собак могут есть, он, Полкан, слышал, но в их деревне такого не случалось, да и из друзей-собак никто не пропадал? А вдруг Васю съели? Эта страшная мысль заставила Полкана даже остановиться. Страшно. Вдруг и его сейчас поймают. Прислушался – тихо. На участке нет никого.
Темнеть уже начало, жутковато, но приведений собаки не бояться, а люди, выходит по всему, все уехали.
И Василием у забора пахнет, как раз там где канавка начинается. А забор высокий, выше бабки Анастасии, хотя она ростом не особо вышла, как две бабки забор.
Смотрит пес, под забором лаз. Небольшой, но кот влезет. Стал он копать. Часа два копал, пока под себя дыру расширил. Пролез, уже стемнело.
Трава по самые уши, старые яблони на дорожку повалились, не пройти. Как тут кто-то жил – не понятно. Но жили. Вот ведро стоит, человеком пахнет, а вот кто-то перчатки забыл, они пахнут костром.
И вроде бы добрый запах такой, не тревожный. Может, и правда ученые какие, чудаков нынче много.
Пес осторожно обошел участок, мало ли что, вдруг капкан какой или еще что. Ничего подозрительного, только птиц распугал и мышей. И еж куда-то из под яблони пошуршал.
Вдруг из сада ему что-то послышалось. Вроде как мяукнул кто-то. Побежал в сад. А там колодец, точнее то, что должно было быть колодцем, два бетонных кольца в земле, больше выкопать не успели.
Не провалиться бы. Да и темно, не видно ничего. Хорошо хоть луна из-за яблонь немного света дает.
Посмотрел пес вниз, а там что-то блестит. Да это кошачьи глаза! Василий! И как его угораздило в эту яму свалиться, ведь местность знал он куда лучше самого Полкана.
Точно! Его туда посадили , поймали, чтобы съесть. Самого Василия почти не было видно, только чувствовался его запах и дыхание. Голоса было почти не расслышать, так непривычно тихо он звучал. Сначала пес храбро решил прыгать вниз, но подумал, что выбраться оттуда даже ему, такому большому, даже встав на задние лапы будет трудно. Надо кого-то позвать. Но кого позовешь ночью? Бабка небось спит уже, дом закрыла, и он в дом не попадет, будет в сарае ночевать.
Вылез пес из дырки под забором и побежал к дому. Дорога проходила мимо помойки, той самой, куда частенько наведывался Василий. Оттуда запахло сметаной. После выходных дачники много чего выбрасывают в таких красивых баночках и пакетиках. Взял пес в зубы банку от сметаны, где на дне еще много осталось и обратно в дырку. Бросил на дно и снова домой.
А бабка то не спала! Она сидела на крыльце с фонарем и светила на дорогу. Неужели его ждет не ложится? Вот это чудеса!
-Ах ты, зараза! Послышался знакомый голос. Значит, точно его ждала.
-Это где же ты был и почему от тебя помойкой пахнет? Я тебя мало кормлю?
Это что же ты вытворяешь такое!
Пес схватил бабку за подол и давай тянуть со ступеней.
Она итак не твердо на земле уже стояла, а тут еще тянут. Еле-еле удержалась. Схватила ведро, что у крыльца стояло и замахнулась им не собаку.
-Взбесился что ли, черт лохматый? Но пес снова вцепился в подол и продолжал тянуть.
Бабка вцепилась в перила и уже занесла ногу на ступеньки обратно. Полкан рванулся в дом, чуть не сбив бедную старушку, и через минуту вернулся, держа в руках миску Василия, точнее сказать банку из-под селедки, которая служила Василию миской. У него была точно такая же, но побольше.
-Не наелся? Еще есть хочешь? Мало на помойке всего? – не унималась бабка, но потом заметила, что миска чужая, кота и пес ее никогда не брал.
-Василий?
-Гав!Гав! – звонко залаял Полкан.
Тут до хозяйки дошло, что должно быть пес нашел Ваську.
Она взяла фонарь и пошла к дороге.
Пес бежал впереди. Когда бабка поняла, куда он ее ведет, то испугалась.
В своей жизни она много повидала. Войну в детстве видела, волков в лесу видела, как человека молнией убило видела. Уже вроде и бояться всего перестала, даже смерти. И в лес одна ходить не боялась и в деревни соседние. А вот кладбище навевало ей неприятные чувства. Много чего от прабабки про покойников да духов слышала. В деревне говорили будто она и видеть их могла, прабабка, и говорить с ними.Сама Настена в это не верила, мало ли что в деревнях придумают, но опасаться опасалась. Здесь хоть и не погост, но сгорели же люди в доме, да души их не упокоились, страшно.
Но пес продолжат бежать впереди. Бабка для верности перекрестилась три раза, прочитала молитву, что сочла подобающей случаю и пошла за собакой. А та пролезла под забором! Эх не учел пес, что бабке в такой лаз не пролезть, если бы детстве. Тогда она и не в такую дырку в тыне пролезала, когда с мальчишками яблоки ходили воровать. У них свои были, но чужие же во много раз вкуснее, и сколько азарта. А пацаны из соседней деревни к ним лазали. Тогда пса Трезором звали, ох он их гонял, но не кусал никогда, славный был пес.
Но одно Настасья поняла, что пес нашел видно Василия за забором. Может уж мертвого нашел. Но узнать надо. Был бы мертвый – притащил бы.
Знала она, что ключи от дома у деда Ивана могут быть. Он тогда новым хозяевам сторожить дом подрядился, они ключи от ворот дали, а пропали потом. Так ключи у деда и остались. Только вот ночь уже, утром она к Ивану пойдет.
Но пес давай лапами землю рыть и лаять. Может жив еще Васька то? Хоть и просто кот, но животина же, жалко, тем паче что собака вон так старается.
Пошла бабка к Ивану. Тот не спал еще, латал старый ватник к зиме. Жил он один, в самом крайнем доме с другой стороны улицы, почти затворником. Был немногословным и зверушек любил. Говорят, и жена у него была, и детки, но всех похоронил, с тех пор и стал больше со зверьем, чем с людьми. Жил бедно, а три своих кота держал и всех пришлых кормил, еще и Полкана постоянно угощал чем-нибудь.
Увидев бабку, дед удивился. Что это она в такой час. Как-то пришел к ней вечером за спичками, так не пустила, сделала вид, будто спит. Может ему тоже не открывать? Но бабка уже их-за двери начала про кота Василия сказ, знала, чем деда пронять. Как он про Ваську услыхал, так сразу засобирался, стал ключи искать. Руки старые дрожат, никак ящик старого комода не откроют, но дед не сдаётся. Наконец, ящик скрипнул и поддался.
Пошли опять к загадочному дому. Пока шли, его загадки почти все и раскрылись. Действительно целый месяц в доме искатели приключения жили. Студенты. Будущие режиссеры. Они кино про тайны и мистику снимали, про приведений тоже. Никого не увидели, но хотя бы декорации нашли а дальше дело техники. Дед сам им ключи и дал. Его дом первый от дороги, они к нему первому и зашли, спросить что где, как, чье.
Он ключи дал, а особо болтать и не стал. Просили не рассказывать, он и не рассказывал, но хотят молодые в таинственность поиграть, пусть потешаться, да и его конкретно не спрашивал никто, просто домыслы строили.
Как открыли ворота, как увидал дед кота, так и понял, как несчастный туда угодил в ловушку свою.
Эти ребята у деда ведра брали, да лестницу. Света в том доме не было, продукты хранить негде, вот он и подучил молодежь сделать, как старину, найти ямку или место поглубже, мясо посолить, лопухами да крапивой обернуть да в землю положить. А масло так можно просто в ведро с холодной водой, пусть плавает.
Так всегда раньше делали, когда холодильников и в помине не было. Ребята приспособили колодец под погреб, а лестницу одолжили, чтобы спускаться удобнее было.
Вот Василий и пронюхал это дело. То то они как-то деду рассказали, что будто масло погрыз кто-то, а лопухи раскопал.
Мясо так портилось летом быстро, вот его часто жарить и приходилось. Поэтому и пахло так вкусно на всю деревню!
Спускался и поднимался , видно, ушлый кот тоже по лестнице, а вот как ее быстро убрали и не заметил, так в западне остался. Без еды. Хорошо хоть воды немного было на дне колодца и в нее иногда лягушки падали, думали, что пруд.
Когда Василия достали он был не похож сам на себя. Одни глазищи остались.
«Эх ты, француз»- обозвал его дед. То ли намекая на французское войско, в лесах в свое время пропавшее, то ли на гастрономическое меню последних дней кота Василия.
Посадил кота Иван за пазуху и домой понес. Полкану почему-то стало так радостно, как еще никогда или почти никогда в жизни не было.
А ночью, уже под утро случилось вот что. Проснувшись , пес понял, что на его лапе что-то лежит. И это что-то теплое и мягкое. Открыл глаза – кот Василий! Тощий, грязный, но такой родной. Примостился прямо под боком, голову на лапу положил и сопит. Видать простудился бедный, носом шмыгает. Но ничего, печку бабка истопит, вылечится. И молока пока в доме хватает. А мышей то вообще целый хоровод за эти шесть дней собрался.
Может и не хотел ему Васька никогда зла? Может само по себе просто так получалось, а он во всем кота винил? Кто знает. До утра было еще достаточно далеко, бабка в соседней комнате храпела на все лады, на улице начинался дождик, так что можно было еще спать и ни о чем плохом не думать. Как бы был там Васька под дождем? Ведь он так не любит дождик. Вздохнул Полкан, положил вторую лапу Ваське на спину и крепко-крепко заснул. Он теперь не просто сторожевой пес, он ещё и ищейка, вот все удивятся то, когда узнают! Может в город, в милицию к Настиному папе служить возьмут? Но ведь в городе не будет кота Василия. И из главного достоинства, вдруг это превратилось в недостаток этого самого города. А потом как бабка Анастасия то без них, ей уж без них никак.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 01 окт, Чт, 2015, 11:52 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
Глава 4. ТучА

После чудесного спасения Василия от верной смерти кот и пес зажили относительно мирно.
Не то, чтобы Василий перестал строить козни против Полкана, просто последний, подумав на досуге, пришел к выводу, что это не заранее продуманная стратегия, направленная исключительно против него, а просто стечение обстоятельств. Он даже напряг свою память и вспомнил несколько случаев, когда и сам подводил Ваську, и ему доставалось от бабки на орехи.
Так, как-то он, входя в избу, совершенно запутался всеми лапами в тонком тюле от мух, который бабка приспособила на дверь и вырвал все ее изобретение буквально с «корнем», коим служили обычные гвоздики. Они, в свою очередь, оставили дырки, ну очень похожие на те, что оставляют на шторах обычно коты. И поскольку все люди думают, что лазать по шторам и драть их – это привилегия именно кошачья, то и Настасья сделала точно такой же вывод, и отлупили бедного Васю первым, что ей попалось под руку, когда она увидала содеянное и мирно спящего на белой чистой тряпице Ваську. Он же не знал, что это штора. Хорошо хоть под руку бабке попалась мухобойка, а не что-то более тяжелое.
Другой раз, в младенчестве, Полкан долго терпел и ждал, пока хозяйка проснется утром и откроет, наконец, дверь во двор. Коту хорошо, у него был лаз через подпол. Ждал он ждал, даже присел на тряпочку возле двери, думая, а вдруг если подойти поближе и долго смотреть, она сама откроется.
Но не получилось. В итоге щенок не выдержал и напрудил лужу на эту самую тряпочку.
Когда же бабка, замученная ночью бессонницей и уснувшая только к рассвету, выспалась и выпустила узника в сад, то он с деловым видом тут же поднял заднюю лапу на березу и сделал вид, что еле дождался этого момента.
Потом бабка долго тыкала мордой Василия в мокрый дверной коврик, долго что-то ему внушала, а он прижимал уши к голове и молчал. Ну что тут скажешь, если все равно не поймет.
Так что оба они были хороши, и раз надо жить в одном доме, то лучше делать это мирно.
И тут случилось вот что. В избе появился еще обитатель. Маленький серый котенок, точнее сказать, кошечка. Она была такая маленькая, что целиком умещалась в бабкин тапок, и не видно было даже ее хвостика.
Случай, надо признать, странный. Бабка сильно домашних животных в качестве украшения дивана не жаловала. Животина должна приносить реальную пользу. Пес – охранять дом и двор, а кот – ловить мышей. Охранять было особенно нечего, мышей тоже в доме были не сотни, поэтому свора собак и стая котов никогда не входили в планы хозяйки. Всех же кормить надо. И стоит отдать бабушке должное. В отличие от многих деревенских жителей, которые полагают, что кормить котов совсем не нужно (мыши же есть), а собакам можно давать что-нибудь изредка, дабы не сдохли, она и Василия, и Полкана кормила хорошо, даже чем-нибудь лакомым угощала иногда. Может, поэтому больше никого и не заводила, всех хорошо не накормишь, а плохо кормить - не по совести как-то.
И вот такое чудо. Серое, маленькое, с голубыми глазами и коротким хвостиком. Василий таких в деревне и не видал. Хотя нет, стоп, как раз такую взрослую кошку он как-то заметил за окном большого кирпичного дома со странным названием «коттедж». Он тогда еще подумал, почему у всех дома или избы, а тут коттедж, и имеет ли это название какое-то отношение к котам или нет.
Естественно, он туда пробрался под забором и все прояснил.
Ему удалось выяснить, что большой пруд с водой – это вовсе не пруд, а бассейн, что траву можно не только косить косой, но и подстригать страшно шумной машиной, что рыбы в фонтане не настоящие, а палка у садовника - очень даже. Слишком много опасностей – таков был кошачий вывод, и дорогу к этому дому Василий решил забыть.
Хотя кошка на окошке в душу ему запала. Такая холеная вся, в ошейнике с сердечком и на красивой лежаночке. Он даже покрутился под окном для порядку, мяукнул пару раз, за что и получил от садовника палкой, но дама не проявила к гостю никакого интереса. Что тоже было странно, потому что все местные кошки относились к Василию благосклонно. Рыжий же.
И вот махонькая кисюля была очень похожа на ту надменную и серьезную даму на окне. Такая же серая, и глаза такие же голубые. Только надменности не было никакой. Трусиха, да и только.
Долго Полкан не мог понять, зачем бабка взяла в дом такую кроху. Ее и раздавить-то можно, не заметив. Василий, так вообще принял новенькую «в штыки». Бабка даже выделила ей не просто банку от селедки в качестве миски, а почти целое, только с краю отколотое настоящее блюдце с ягодкой землянички на донышке. Да и не это главное, банка от селедки больше и глубже, зато. Главное то, что Василий увидал для себя будущую угрозу. Вот вырастет эта кошка, начнет мышковать, и выгонят, его, Ваську на улицу за ненадобностью. Куда ж он пойдет, если в каждой избе по коту, а то и по два? Хотел было сразу показать, кто в доме хозяин. Спину выгнул, зашипел страшно и пошел боком на врага. А та села на маленькую попу и с любопытством уставилась на чудовище, которое на нее надвигалось. Не видела еще такого зверя. Потом, испугавшись, ринулась к бабке Анастасии и вскарабкалась по ее ногам вверх, до самых плеч. Бабка сначала ойкнула, потом хотела сбросить котейку вниз, а затем, увидев кота Василия, громко рассмеялась. «Вася, ну полно тебе маленьких обижать. Невеста ж растет! Тут коту почему-то стало совестно, он решил, что малышей и правда, обижать грех, а по кошачьим правилам вообще мальчики девочек обижать не должны, и драться можно только друг с другом. Кстати, люди эти правила тоже знают, но соблюдают гораздо хуже котов.
Ничего не оставалось делать Васе, как капитулировать. Но одно дело – отказаться от войны, и совсем другое – подружиться. А на дружбу он был не согласен.
Полкану же было все равно, его права особенно не нарушались. Только во-первых, не хотелось разрушать только что установленный мир с Васькой, а во-вторых, ну ужасно надо было знать, почему хозяйка взяла кошку в дом.
Ответ на второй вопрос скоро был получен во время вечернего визита соседки Нюрки и долгих бабьих посиделок. Осень. Картошка выкопана, урожай собран, грибы в лесу кончились, дачники уехали, самое время отдыхать и коротать время за сплетнями. После долгих, совершенно ненужных ему новостей про бабку Веру, деда Матвея, пенсию, повышение цен на продукты, сверки назначений местного врача, наконец-то добрались до главного. Может, и не добрались бы вовсе, тема болезней была крайне актуальна и неисчерпаема, но тут Маська (так назвал ее сам Полкан, бабка пока не звали никак, только «кис-кис») вылезла из-за теплой печки и на тонких ножках, качаясь спросонья, отправилась к своему красивому блюдцу. Василий не пил из него просто принципиально, хотя мог бы.
«Крыса!» - взвилась Нюрка и уставилась на котенка, как на пришельца. Вообще, надо признать, на крысу кошка в тот момент смахивала довольно сильно, разве что хвост был не похож, короткий и довольно пушистый.
Но вглядевшись получше, видавшая много крыс на своем веку в своем же сарае, Нюрка приложила руки к обширной груди и сказала: «Ба, да это ж котенок. На кой же он тебе сдался? Да еще серый такой, ни пятнышка, ни полосочки, ни на кого из котов-то наших не похож, подкинули, чай? Правда, она точно знала, что подкидывать бабке Анастасии котят – дело пустое. Пробовала. Этим же вечером котенок пересек забор обратно, причем не свойственным кошкам образом – в полете через высокое препятствие, сама видала.
«Не понимаешь ты. Это породный. Такой десять тыщ стоит, а может и больше».
«Так и продай!» Мне за 100 рублей не надо – не унималась соседка.
«Так и продам. Зачем тебе. Дачникам городским. Будет сезон – продам.»
«Так твои дачники городские его тут и бросили. Был бы породный, с собой взяли.»
«Дык, одни бросили, другие купят, людей то много. Мне по компиютеру посмотрели, сказали породный, дорогой, английский вроде кот».
Соседка взяла котенка в руки и деловито поглядела под хвост.
«Ну, ну, принесет тебе еще этот породный котят целый воз от Васьки. Тоже всех продашь?
«А я знаю, что это кошка. И продам! А что, чем Васька не хорош. По 1000 рублей продам, мне по 10 не надо.
Непонятно было только одно, откуда это в бабке Настасье проснулся коммерческий интерес.
Другое дело, она, Нюрка. Корову держала, порося, молоком торговала, творогом, знала, что такое бизнес, а бабка даже картошку не продавала, накопает себе да детям, и больше не надо, да и в последние годы из-за старости и картошку уже не сажала, дети из города привозили, так, лук, чесночок, яблочки, грибочки, молоко у той же Нюрки и покупала. Нюрка-то, надо сказать, помоложе была лет этак на десяток примерно.
А тут бизнес на кошках, да еще в деревне. Ну дела. И где-то внутри Нюрки вдруг стало просыпаться что-то похожее на досаду, что ж это она не подсуетилась то, не нашла первой такую киску. Это ж не корова, сена не надо, корма не надо, размеров в 100 раз меньше, хлопот в 1000 раз меньше, а деньги можно грести лопатой. Десять тыщ за котенка – это ж какие деньжищи. Вот точно ненормальные те, кто платит.
«Ну, как знаешь», - свела на нет разговор Нюра под гнетом всех этих мыслей и математических расчетов, поживем, мол, увидим.
Пока они судили-рядили, котенок вылакал молоко, улегся к Полкану на спину и затарахтел как маленький трактор. Кот Василий скосил зеленый глаз на эту идиллию, и бедный Полкан не знал, что же ему делать, и как быть. И котейку жалко, и Ваську тоже.
Самое время узнать, что на самом деле история котенка была такова. Мама его, породистая кошечка с наградами и медалями разных выставок действительно была та самая дама в ошейнике, что видал Васька в коттедже. И один раз ей все же удалось выбраться из своего дворца и пуститься в любовное похождение. Черный одноглазый кот Пират оказался более везучим, нежели Василий, так как именно он в этот момент промышлял на помойке сзади участка. Пират был хорошим котом, но кормили его раз от разу, чаще по выходным, когда к хозяйке дети и внуки приезжали, а по будням, особенно по пятницам, он наведывался на помойки. Свои гости еще не прибыли, они имели привычку появляться в субботу утром, а другие дачники, те, кто предпочитал приехать в пятницу к вечеру, уже были на месте, и после ужина всегда оставалось что-то вкусное.
А в этот-то раз вообще в коттедже целую неделю людно было, праздновали что-то. На помойке – прямо ресторан. Ну и за этим весельем за кошкой тоже они, видать, не уследили, улизнула, Встреча двух сердец была неизбежна, но коротка, так как беглянку быстро вернули в дом, а Пират не лишился второго глаза лишь потому, что на дворе был поздний вечер, темно, а он черный. Его просто не заметили.
В итоге, к концу лета обитателей красивого дома ждал подарок – котенок. Он родился всего один, но очень прелестный. И не породистый. Нагуляла элитная мамка… Так уж получилось, что достаточно светлый серый тон маминой шубки и черный цвет папы дали в итоге темно-серый, очень красивый отлив меха у малышки, мордочкой она вышла похожей на маму, так что, чтобы понять, что малышка не совсем породистая, а полукровка, мог только специалист. Им тот, кто обсуждал котейку с бабкой Анастасией, точно не являлся. Похоже, что это был как раз сторож, прогнавший когда-то кота Василия. Хозяева точно поняли, что котенок дорого стоит не будет, увезли кошку в город, а малышку бросили на участке. Сторож есть, не пропадет. Ему сказали, мол, дорогой котенок, тебе в подарок от нашей кошки. Сторожу котейка была особо не нужна, но дом большой, пусть пока бегает. Но вот кормить ее он забывал, сам себя ругал за это, но забывал, не привык к зверью как-то, да выпить был горазд, перед хозяевами держался, а как они уехали, так вообще в запой ушел, не видят же они, не знают.
Вот и рассказал мужичок этот как-то историю про котенка бабке Анастасии в очереди в магазине Она за сахаром на варенье из рябины стояла, последнее уж в этом сезоне, а он, ясно дело, - за пивом на опохмел. Бабка уж очень заинтересовалась, даже позвонила внучке спросить: «Английские котята, они дорогие?». На что внучка ответила «Да, бабуль, дорогие и очень красивые. Только не английские они называются, а британские. Я маму просила купить, она сказала, дорого очень». Этот ответ окончательно убедил бабусю, что своей удачи не надо упускать, как бы там кот правильно ни назывался.
Ночью она все думала, что предпринять, и под утро придумала. Купила еще пива и отправилась в коттедж, где благополучно обменяла покупку на котейку, уверенная, что совершила выгодную сделку. Впрочем, в этом был уверен и сторож.
Вот так серая кроха всего полутора месяцев отроду попала в дом к Полкану и Василию. Ей было совершенно все равно, сколько она стоит, каких она кровей. Главное было блюдечко и теплый бок Полкана. Это, конечно, не мама, совершенно не мама, но тоже тепло и уютно.
А Полкан, засыпая после ухода Нюрки, понял, что теперь на повестке один важный вопрос. Одну задачу всегда решить легче, чем две. Но не в этот раз.
Он все думал, думал и думал, как бы сделать так, чтобы кот Василий перестал обижаться, и все трое бы жили дружно. В итоге заснул, так ничего путного не придумал, видно нужно было ждать случая, чтобы это случилось само собой.
И случай не заставил себя очень долго ждать.
Это случилось, когда кошечка получила наконец имя, и ей исполнилось два месяца. Назвали ее довольно замысловатым для деревни именем - Туча. За цвет. Но так как бабка не обладала университетскими дипломами, то это слово она с детства привыкла повторять за своей бабушкой с ударением на последний слог - ТучА. Таким образом, кличка звучала еще более оригинально, даже на французский манер.
День выдался для октября прямо особенный. Как в бабье лето. Солнышко, ни ветерочка, белые облачка на голубом небе. Только опавшие деревья и сильно жухлая трава, местами даже покрытая инеем, напоминали, что на дворе уже вторая половина осени.
Кот Василий не упустил момента и вылез погреться на солнышке, развалившись на куче песка под березой. Любимое место всех окрестных котов, которое Василий отстаивал боевито.
Полкану оставалось лишь только завидовать. Бабка занялась глажкой выстиранного по случаю хорошей погоды белья и на всякий случай закрыла все двери, забыв выпустить пса на улицу. Точнее сказать, он сам был виноват. До терраски они с бабкой дошли вместе, а потом он заинтересовался старым мячиком под кроватью, пока его достал, Настасья уже сняла белье с веревки и прошла в дом, закрыв за собой дверь с улицы.
Вот и остался он сидеть на терраске у окошка в ожидании, когда бабка закончит работу и хотя бы пойдет в туалет.
И в это время случилось страшное. На дворе, прямо напротив кучи с песком, появился ПЕТЯ. Петя – это Нюркин петух. Таких петухов еще поискать. Она завела его года два назад, тогда же ее куры стали нести больше яиц, а сами яйца стали вкуснее. Бизнес стал налаживаться. Но петух попался с таким крутым нравом, что через какое-то время уже половина деревни была не рада ни вкусным яйцам, ни их количеству.
Не петух, а сущий дьявол. Его за глаза так и звали. Особенно боялись дачники. Чаще всего они приходили к соседке за молоком, а молоко брали деткам, так вот Петя наводил ужас не только на этих деток, но и их мам. После многочисленных жалоб и скандалов Нюрка заверила всех, что свернула петуху голову и оставила у себя только старого безобидного петушка.
Этого старичка хорошо знали и Полкан, и Васька. Он частенько появлялся в грядках бабки Анастасии в сопровождении нескольких наседок и деловито их там опекал, сразу же исчезая в дыре под забором при первых же звуках голоса Настасьи вместе со своим гаремом. Петушок он был небольшой, сухопарый и быстро проскакивал под изгородкой. Тогда как жирные куры там застревали. Это было потешно. Они от страха начинали трепыхаться и застревали еще шибче. Сколько раз бабка выковыривала несчастных несушек обратно и перекидывала через забор.
Это было еще потешнее. Они отчаянно махали крыльями, будто вспомнив, что тоже птицы. Но полет получался у них кубарем вниз, что ничуть не мешало приходить в огород снова, и снова. Куриный мозги, что возьмешь.
Но яиц у Нюры по-прежнему было много, и вкусных. Глядя на несчастного петушка-пенсионера возникали сомнения, что он способен обслужить весь свой гарем. Но Дьявола в петушином обличии больше никто не видел, и то ладно. Полкан слышал, что по утрам из соседского курятника доносится два петушиных крика, один низкий и хрипатый, другой молодой и звонкий, но какая ему, собственно, была разница. Тем более, с Петей он лично познакомиться не успел, и не очень поэтому боялся. Но по глазам кота Василия сейчас Полкан понял, что перед ним именно Петр и никто другой. Вряд ли Василий знал историю со свернутой шеей и испугался воскрешения из мертвых.
Он испугался самого настоящего живого петуха, находящегося явно в дурном настроении. Вообще, он всегда был в таком настроении.
И Нюре лучше было бы не считать упущенную выгоду от породного котенка, а выставить свое пернатое сокровище на петушиные бои. Такой и на собачьих боях бы не пропал.
Что делал петух в октябре на улице и один – ему одному ведомо. Но воинственный настрой не вызывал никаких сомнений.
Он сначала поскреб песок лапой, потом расправил крылья и перекрыл Василию путь к березе. Между стволом и котом стоял Петя. Дом был слишком далеко, чтобы туда быстро добежать.
Коту ничего не оставалось, как принять бой. Поговаривали, что черный кот Пират изначально был простым Барсиком о двух глазах, а одноглазым Пиратом стал стараниями этого петушка, правда Нюра все отрицала.
Кот замахнулся передними лапами на обидчика и тут же получил удар клювом в спину. Было видно, что ему больно и странно. Сколько кошачьих драк выдержал, сколько котов одолел, Пирата в том числе, а тут на тебе – с петухом не сладить.
Полкан понял, что надо спешить на помощь. Он залаял и отчаянно стал бить лапами в дверь, но та не поддавалась, только дрожала.
Василий при этом оборонялся и издавал ужасные звуки, которых испугался бы, наверное, даже медведь, но не петух.
Петух наносил прицельные удары в голову кота, ничуть не смущаясь его когтей, хотя перья летели во все стороны. Перевес сил был, определенно, на стороне птицы.
Полкану очень не хотелось видеть Василия одноглазым. У него были очень выразительные глазки.
Но что делать? Вдруг петух странно подпрыгнул вверх и закрутился вокруг свой оси, пытаясь клюнуть самого себя в спину. Точно – это бешенство, как страшно, подумал Полкан. Это заразно, это смертельно, это невыносимо. А жизнь только начиналась…. Но, присмотревшись, он увидел, что прямо на широкой спине Пети распласталась Туча, да так что он своим клювом до нее достать не может, крутится, а острые коготки впились в спину, и похоже, что больно, так как котенку удалось вцепиться ближе к хвосту, в достаточно уязвимое место.
Откуда она там взялась? Оказывается, Тучка все это время тоже грелась на солнышке, но так как Василий ее не жаловал, а куча песка была его местом, она устроилась на старой шине, служившей летом клумбой, черная резина хорошо нагревалась, и лежать на ней было приятно.
Как и когда она впилась в петушиную спину, никто не заметил, даже сам Василий. Но он получил время для манёвра и рванул на березу.
В это время глуховатая бабка, наконец-то расслышала отчаянный лай собаки и выбежала, насколько могут бабушки выбежать, глянуть, что творится, что за шум.
Завидев Петю, Настасья преисполнилась ярости. Она хорошо помнила, как он больно клюнул ее внучку в ногу, да так, что три дня девочка прихрамывала.
Кошку на спине петуха бабка заметила не сразу, да и почему такой переполох, тоже осознала не с первой попытки Да было и не важно... Главное, что враг на ее территории, и была бы ее воля –сама лично свернула эту наглую петушиную башку.
Петух, зная нрав Анастасии, и поняв, что в данном случае силы не равны, тем более , что бабка в теплых штанах и телогрейке, надо делать ноги. Он стал их делать через сад, в сторону задней калитки, путь к привычной дыре был прегражден неприятелем.
Старая, не догонит. Но тут бабуся заметила источник своих будущих прибылей, болтающийся на спине врага. Котенок так перепугался скорости, которую вдруг набрал Петя, что оцепенел и боялся ослабить хватку, будь уж теперь, что будет.
«Ах ты, вражина!» - окончательно завелась Анастасия и прытко, даже очень прытко для своих лет бросилась вдогонку петуху.
Полкан понял, что даже с такой прыти бабке петуха не догнать , и если тот полезет в щель под калиткой, то от бедной ТучИ останется лишь одно грустное воспоминание, щель узкая, а в досках еще есть и гвозди.
Он собрал все свои силы и пошел на обгон. Обогнав и взъерошенного Петуха, и запыхавшуюся бабку, пес погнал птицу назад, прямо в объятия старушки.
«Давай, его сюда, давай, Полкаша. Давай на суп, ему ж шею еще в июле свернули, какой с нас спрос», - закудахтала сама, как курица, бабка, но на всякий случай прикрыла глаза рукой. Знавала она случаи, когда куда более добрые петушки и людям глаза ранили, а этот-то чистый Черт в перьях.
Этим моментом петух и воспользовался. Он увернулся от бабки и припустил к той самой дыре в заборе, путь куда теперь был уже свободен.
Осталось каких-то полметра до цели. И тут на петуха, точнее перед ним, упало что-то большое и тяжёлое.
Это кот Василий спикировал с березы. Он очухался, отдышался и осознал, что вся эта заваруха началась именно из-за него, и Тучу надо выручать.
А Туча была уже ни жива, ни мертва. Петя столько раз тормозил и разворачивался, что в ее маленькой кошачьей головке все пошло кругом и смешалось – бабка, Полкан, Васька, трава, забор, береза. Всех их даже стало как-то больше – две бабки, два Василия, две березы.
Сил держаться уже не было, и котенок плюхнулся на тропинку между котом Василием и Петей, зажмурив глаза от страха. Один удар клювом – и нет Котейки. Но Пете было уже не до войны. Он старательно пихал свое упитанное тело в дырку в заборе, и получалось у него это не очень удачно. Подошла бабка Анастасия и резиновым сапогом придала жирной гузке некоторое ускорение. Потом взяла палку–оборонялку и пошла к соседке на разговор.
Вряд ли и после этого Нюрка свернула голову такому знатному вояке, но больше его точно никто не видел.
Туча лежала на тропинке и переводила дух. Рядом стояли кот Васька и Полкан. Может, она вообще умерла? Полкан аккуратно толкнул котенка лапой. Она, почуяв знакомый запах, открыла свои голубые глазенки. «Это новая мама», - это не страшно, подумала Тучка. Но тут заметила, что Василий тоже близко, а она почти, о ужас, почти на его куче песка, всего в одном шаге только.
Но кот смотрел дружелюбно и даже с благодарностью. Он мужчина, гроза всех котов. Но он не знал, как правильно выразить свои чувства. Столько раз становился отцом, но не воспитывал же, не растил. Прямо конфуз. Котячий ребенок спас его жизнь и репутацию, а он не знает, что делать.
Попробовал лизнуть спинку этому маленькому и отважному существу. И существо вдруг «затарахтело», «зажурчало», «затрещало», как моторчик. Он, сам Василий, давно уже так не делал. Бабка не особенно брала его на ручки, в постель, как уже было сказано, не допускала, только за ушком иногда чесала, да так быстро, что моторчик и не успеешь включить. Так тарахтел он рядом с мамкой, но это было давно, и когда Настена на каникулы приезжала гостить и на коленки клала. И так что-то Ваське хорошо вдруг стало, что лег он рядом с котейкой, поближе, бочок к бочку и тоже завел свою трещалку. Завтра надо рассказать коту Пирату эту историю. И это еще Васька не знал, что отважная киска – дочка того самого Пирата. Выходит, и его выручила, и за папку своего отомстила, боевая деваха, такая не пропадет.
Ну, Полкан, видя, что все так удачно сладилось побежал встречать хозяйку от соседки, вдруг ей там еще помощь какая нужна, уж больно Петя грозен.
С другой стороны, если бы не этот Петя, сколько бы ему, Полкану еще голову ломать над мирным планом сосуществования всех обитателей дома.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 02 окт, Пт, 2015, 08:59 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
вот уж и не знаю вешать еще или нет.
когда ругают понятно, надо заткнуться
когда хвалят - писать дальше, а тут тишина, как танке.
Но цикл все же надо, наверное закончить, он не такой и длинный, две еще главы всего.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 02 окт, Пт, 2015, 09:00 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
Глава 5. Рыжий и серый
Зима тянулась долго, но все-таки однажды закончилась. Все дни были похожи один на другой, разве что кроме Нового Года и зимних каникул, на которые внучка приехала снова в гости.
На праздник бабка нарядила старыми-старыми игрушками елку прямо во дворе и даже купила или еще раздобыла где своим домочадцам подарки. Полкану достался почти новый теннисный мяч для игры, Василию и Тучке перепала целая банка специальных кошачьих консервов, большая, но пополам.
А когда приехала Настена, то жизнь стала веселее, ее звонкий голос постоянно звучал то там, то тут. Увидев Тучку она целовала ее в мокрый нос почти не переставая. Полкана же научила давать лапу, а Василию расчесывала шубку, это было приятно. А еще Полкан был просто счастлив, когда девочка надевала старые лыжи и каталась по заснеженной лужайке перед домом. Снега было в этот раз много, он был чистым, белым, пушистым, в городе такого и не найдешь. Настена радовалась этому снежку, а Полкан пытался ее догонять и все время проваливался в снег по самую морду. Выбирался смешно и неуклюже, Настя смеялась над ним почти до слез, и это было так классно. А шубка у пса была густая, не холодно. Василий и Туча наблюдали за всей этой кутерьмой из окошка, как кино по телевизору смотрели. А то ведь зимой в деревне народу мало, по большей части - старушки да старички, купят себе запасов на неделю и даже в магазин не ходят, сиди смотри на дорогу целый день, пока кто-то хоть один по ней пройдет.
Потом Настя уехала, и остаток зимы бабка со зверьем куковала одна. В этот год выдалась ранняя весна. Это была первая весна в жизни Тучи, поэтому ее все радовало и удивляло. И ручейки, и первая зеленая травка, и первая ожившая после спячки тощая муха, и первые дачники, приехавшие посмотреть, что там на их участках и как, когда можно будет грядки копать.
Для Полкана весна была уже второй, но его тоже все радовало и удивляло, потому что свою первую весну он не помнил. Сначала его щенячьи глаза были плотно закрыты, а потом еще долгое время он видел большую кучу соломы, лохматый бок мамки и дощатую стену, на которой изучил уже каждый сучок и каждую дырочку. А как пришло время выйти в люди – так там уже лето пришло.
Родом Полкан был из здешних краев, из деревни, что через лес, там у бабки Анастасии родня жила. Как у нее старый Полкан от старости околел, так оно щенка и взяла. И снова Полканом нарекла, чтобы не забыть, да не путаться, на ее веку это доме уж минимум третий Полкан был.
Так что радовались и удивлялись пес и кошка вместе. А Василий ничему не удивлялся, он просто радовался, потому что знал, что раз снег начал таять, скоро придет тепло и просохнет его любимая куча песка под березой.
А еще ему нравилось следить за тем, как удивлялась всему Тучка. Вообще, кошка из нее получилась замечательная. Бабка совсем забыла о своих планах продать ее за хорошие деньги.
Без воспитания воспитанная, такая ласковая, но не навязчивая. Сядет бывало у блюдца, лапочку к лапочке положит и сидит. Ни звука. Только на бабку смотрит своими огромными глазами. Мол, ну ты что, не понимаешь зачем я тут сижу? И молчит. Васька так не мог. Он уж если проголодается, то голос подаст. Иногда даже устраивал целый концерт. И всегда не понимал, почему ему за это ногой под хвост, а Тучке молока за молчание. За назойливость получал. А Тучка… Да когда на тебя так смотрят и часами молча сидят, то даже каменное сердце растает, сам голодным будешь, а кошку накормишь. Каменным сердце бабки Анастасии не было.
А еще Тучка лечебной оказалась. Шерстка у нее бархатная, плюшевая, так приятно гладить. Погладит, погладит бабка кошку, зимой вечера длинные, а потом и спит лучше, и давление стало меньше прыгать. А как-то порог переступала, да нога не поднялась, сильно ее ушибла. Вечером сидит на кровати, ногу потирает. Тучка подошла и давай лизать больное место. Вроде ноге и лучше стало. Бабка про свою чудо-кошку даже никому рассказывать не стала, а то украдут еще. В деревне то одни бабки и дедки, у всех хворей больше чем зубов во рту.
Только вот не мышковала Туча. Мыши ее удивляли. Могла мышь прямо мимо ее носа пробежать, а кошка только глазами проводит и удивляется, что за животное. Васька, поняв, что он единственный враг мышей и крыс в доме окончательно успокоился, никто его никуда не выкинет, даже если и лечить он не умеет. И стал смотреть на Тучку совсем другими глазами. К маю она стала вся такая грациозная, такая изящная, настоящая красавица. И воспылал кот любовью.
Когда же и у Тучки пора любви настала, то в гости пожаловали коты во всей деревни. Первым приперся Пират. Он не знал что он ее папаша, котам не до таких тонкостей генетики.
Ох уж у Василия дел прибавилось по охране территории и защите собственности. Полкан тоже ему помогал. Как увидит котов в грядах, как тявкнет для блезира, они в рассыпную.
Трогать, не трогал, но стращал. И сразу двух зайцев получалось словить. И себе развлечение и Василию услуга.
Пришел, точнее приковылял даже облезлый котяра Батя. Ему было, наверное, уже лет двадцать. Почти без зубов, из хвоста торчит сухая косточка, шерсть не повсеместно и колтунами, ухо одно короче другого. Жалкое зрелище. Но и он туда же, женихаться. Полкан его не трогал, жалко ему было. Даже Василий особо Батю не гнал. Фыркнул разочек и пошел своей дорогой. Батя попятился назад и сховался под корень старой яблони. Посмотреть, как Василий котов гоняет – и то дело.
Ведь он, Батя, когда-то тоже первым парнем на деревне был. И шерсть, что клоками и цвета не внятного тоже рыжей когда-то была. Может сам Васька его пра, пра, пра, пра потомок какой.
«А, Батя, жив, еще бедолага. Перезимовали мы с тобой? Ну и славно. Теперь надо лета ждать, не гоже весной помирать» - по-доброму окликнула кота бабка Анастасия, приметив его под березой.
Она здесь же выткала что-то в грядку, попутно выдергивая из нее одуванчики. Потом пригрозила коту крючковатым пальцем. «Ну увижу роешь тут – не посмотрю что дед». И даже хотела в профилактических целях запустить в кота одуванчиком, но передумала, уж очень вид у него был несчастный. Батю в деревне знали все. Потому как был он магазинным котом. Когда-то спал на прилавке и каждый местный, приходя за покупками, считал своим долгом сказать «Здорово, Батя», потрепать кота по спинке или пожать жирную лапу. Угощали тоже часто. Теперь прилавок был для него слишком высок, не запрыгнуть, спал кот на деревянном ящике от яблок здесь же, около прилавка, а желающих потрепать облезлую спинку и пожать тощую лапу поубавилось. Правда «Привет, Батя» слышал он каждый день.
Выходил из магазина он нечасто, только по потребностям, больше спал. А тут зов любви накрыл старого Батьку. И раз уж доковылял до участка бабки, то надо передохнуть, от магазина бабка жила домов за десять ходу, немалый путь. Но зов любви такая штука…. Вот соберётся Анастасия в магазин, вместе поковыляют, так веселее. Да и глазами Батя к старости слаб стал, за бабкиными ногами проще по дороге ковылять, она идет медленно, шаркает, на увидит, так услышит. Он хорошо знал ее матерчатую синюю сумку, которая с годами тоже стала какой-то серой и облезлой, но держалась еще молодцом. Если бабка синюю авоську взяла, значит в магазин.
А пока можно положить голову на лапы, зажмурить глаза и подремать, если Василий драку затеет с кем, даже его старые Батькины уши услышат, уж больно Васька горласт. А в грядках рыться он и не собирался, за свою долгую жизнь усвоил, что дело это не благодарное. Зато Василий пока никак в толк взять не мог, почему Степану за то, что он грядки помогает рыть и денег дают и хлеб с колбасой, а его гонят да ругают. Он же то же самое делает. Ну без лопаты и что? Какая разница? Зато с удобрением. Но мудрость приходит с годами.
Тучка девочка была острожная, она к грядкам даже и не подходила, раз там что-то ровными рядочками растет, все на дальнюю, ничейную старую кучку песка за калитку бегала.
Василий в ее глазах выглядел настоящим красавцем. Рыжий, большой, полоски яркие, морда нахальная, усы длинные, голос звучный. Как в такого не влюбиться?
Любовь случилась в сарае на куча старого тряпья. Другим женихам Васька не дал ни шанса, да и Тучка как-то быстро о высоких чувствах забыла, стала больше кушать, спать и на Ваську шипеть. Это обстоятельство быстро просекла бабка Анастасия, в этом уж деле она была шибко опытная.
И пригорюнилась. Она уже давно поняла, что бизнес на котятах не сделаешь, в городе такого добра в каждом подвале вдоволь, а топить и закапывать она их не могла. Вот не могла и все тут.
Когда-то в доме и куры были, и овцы и теленок даже был. А уж поросенок самый толстый на деревне, аж на ноги подняться уже от жиру не мог. И как приходило время курице голову свернуть или поросенка резать сердце Анастасии кровью обливалось, даже дед не мог ей помочь, тоже жалко ему животину было. Вот и приходилось нанимать мужиков деревенских. На то она и деревня, чтобы растить скотину, а потом забивать ее, тем и жили. Но бабка знала, что даже куры с куриными мозгами разные бывают, в том числе ручные и ласковые. Что уж о теленке говорить. Все ведь любят и верят, не ведая, что растят их на суп да на сало. Котята и щенята сильно огорчали бабку обычно. Поэтому в дом и старалась брать кобелей да котов. Но на этот раз оказия вышла, кошку завела.
Да еще Настюха приехала, скажешь ей о котятах, не даст утопить точно. Решила бабка промолчать, прикинула, как раз девчонка снова на море поедет, когда котиться Тучка будет, а там все само-собой и сладится. Девочка еще маленькая, кошка прибавила в размерах вроде не шибко, не догадается поди никто.
Так оно и вышло, как бабка загадывала. Настя уехала сначала на неделю просто в город, потом на юг, а тем временам за печкой на сундуке появилось на свет всего два малыша. Оба котики. Один бойкий и рыжий – весь в отца, другой мелкий, тихий и точная копия мамки. Тучка от котят ни на минуту не отходила, только покушать и песок. И лизала их, и лапой гладила, ну идеальная мамаша. Василий отцовскими чувствами как бы не проникся, и наблюдал за этой картиной со стороны. Полкан новорождённых котят видел впервые, Тучка хоть и мала была, когда в дом попала, но уже глазастая. А тут – жалкие, мокрые, слепые, чистые крысята. Но раз кошка их так любит, то и он будет любить.
А вот бабка пригорюнилась совсем. Ей надо было решать возникшую проблему как можно быстрее. Она хорошо понимала, что как глазки у котиков откроются и увидят они этот мир, уже не хватит ее духу лишить их жизни совсем, даже чужими руками.
Нюрка помочь отказалась, хотя своих котят бывало топила лихо, сама и без колебаний.
«Не»- сказала, «Я за своих уже столько греха на душу взяла, за чужих не буду».
Кого позвать? Иван точно не согласится, он себе оставит и из соски кормить будет, так подставить добрейшего старика в полным домом котов она не могла. Матвей как раз в город не неделю поехал, у него правнук родился, нету его.
Совсем загрустила бабка, как на дороге появился Степан Наполовину. Это у него не фамилия, а прозвище было такое, фамилия у него была самая обычная, но ее уже и не помнил никто. В деревне то оно как, если уж прозвище какое к кому пристало, это на долго, иногда не несколько поколений. И многие уже потом думают, что и, правда, фамилия такая.
Парень был еще молодым и работал на здешней ферме. В город не подался из-за непутевости своей, он даже уезжал, но быстро воротился. Прозвище к нему прилипло не просто так. За что не возьмется, так все не закончит, любое дело до половины доведет и бросит. Учиться начал, не выучился, жениться хотел, не женился, у него даже дома забор был недостроенный и печка не добелённая. И кем он только ни работал – и сторожем, и дворником, и скотником, и пастухом. Везде что-то такое приключалось, что Степан снова сидел без работы. А не пил ведь почти. Просто такой непутевый, а в душе вроде добрый. Вот и брался Степка за любую работу. Зимой больше в райцентре, какая зимой в деревне работа, а весной по деревням- кому гряды вскопать, кому канаву проложить, кому тын поправить. Брался за любое дело охотно, до конца доводил не всегда, но бабки и тому были рады, хоть наполовину, а дело сделано.
Бабка окликнула Степана и изложила ему суть вопроса. Он как раз к автобусу шел, чтобы в город ближайший съездить и предложенного бабкой вознаграждения на дорогу в оба конца хватало. Заманчивое предложение и хлопот на пять минут. Правда душа к этому делу у Степена не очень лежала, но как бабке сказать, что ему, мужику слабо такое обычное дело провернуть.
Бабка зашла в дом и к радости обнаружила, что котята на сундуке одни, мамки рядом нет. Она шустро схватила их и сунула в обширный карман и, радуясь, что все так удачно складывается, у калитки из рук в руки передала малышей Степке.
- Не волнуйся, баба Насть, все сделаю у лучшем виде – заверил Степан и поспешил по дороге.
А Полкан увязался за ним. Была у него такая привычка за гостями увязываться и провожать их до домов. Где кто жил он прекрасно знал. Но Степан шел не к дому, а к трассе. Неожиданно он свернул с дороги в ложбинку. После обильных ливней вода в канавах стояла, почти, как в пруду, даже трава на дне водяная проросла. Чистая, прозрачная, вкусная вода, Полкан пробовал.
Степан быстро выбросил что-то из кармана в канаву с водой и вышел обратно на дорогу, пробурчав себе под нос «Захотят жить – выживут». Видно не лежала у него, определенно, душа к этой работе.
Полкану стало любопытно, что же такое бросил парень, может это есть можно. Когда он подбежал к канаве с водой, то увидел что на самом краю в траве, наполовину в воде копошатся Тучкины котята. Их он узнал сразу. Пищат так, что оглохнуть можно, лапами карабкаются по краю канавы, от этого только глубже в нее сползают.
Купаются? – подумал Полкан. Вроде кошки купаться страсть, как не любят. Он решил залаять на всякий случай, подсказало ему что-то внутри, что надо лаять.
Тут он увидел, как по дороге на него бежит Тучка, да так быстро, как она никогда и не бегала. Бежит, мяучет, зовет будто кого. Тут Полкан понял, что деток она ищет, даже лаять перестал, чтобы писк котят она услыхала. Пищать они продолжали громко и жалобно, уже плавали на поверхности воды и разгребали ее своими тощими лапочками. Тучка подбежала и заметалась по краю канавы. Материнский инстинкт толкал ее в воду, а боязнь воды лишала всякой решимости.
Полкан широкой лапой поддел сразу обоих мокрых и жалких котят и выкинул их на траву. Тучка сразу же схватила мелкого и хилого котенка за загривок и потащила к дому. Он оцепенел и перестал орать. Умер, должно быть – подумал Полкан. Но рыжий комочек по-прежнему лежал перед ним и продолжал пищать. Полкан хотел так же, как кошка взять его в пасть и отнести к печке, но понял, что котенок целиком скроется в его большой пасти. Тогда он стал лизать его широким и теплым языком. Котенок перестал плакать и затих. Умер тоже – подумал Полкан, и ему стало жаль эту кроху. Зачем таких маленьких надо было купать в луже? Этого он так и не понимал.. Тут вернулась Тучка, подхватила рыжего малыша и помчалась дому. Он тоже беспомощно болтался у нее во рту, даже не трепыхаясь.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 02 окт, Пт, 2015, 09:01 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
Когда Полкан вернулся в дом, что ни кошки, ни котят за печкой не было. Кот Василий, пропустивший всю эту суматоху, крепко спал на печи. Отец, тоже мне, понимаешь.
Полкан стал искать Тучу. Его нос быстро подсказал ему правильное направление. За комод с телевизором, там большая такая пыльная щель, в детстве он любит там от бабки прятаться, как нашкодит, но сейчас пролезть в это пространство могла только морда и то не вся.
Там лежала Туча, а на ней, перебирая лапками и причмокивая – два котенка. Надо же, живы. Тучка посмотрела на Полкана так, будто хотела сказать «Никому не говори, что я тут!»
Вот ведь как природа устроена. Собаки друг друга понимают, новостями делятся, кошки друг с другом тоже разговаривают, а собака с кошкой поговорить не могут. Хоть объяснила бы что ли чем пыльный угол лучше теплого сундука у печи. Ну да ладно, живы и славно.
Бабка Анастасия до вечера была какая-то хмурая, будто сама в чем виноватая. Даже на Полкана не ругалась, а Тучку так ласково позвала, как никогда.
Тучка вышла. Она верила хозяйке. Не могла бабка причинить зла ее детям, это сделал большой страшный человек какой-нибудь, бабка совсем не причастна.
Кошка потерлась о ноги хозяйки и вылакала все молоко с блюдца до самой ягодки на донышке нарисованной. Что-то здесь неладно тут же додумалась бабка и подхватила кошку под пузцо. Оно было отвисшим и мягким. А где ж молоко то? Когда котят от мамки отбирают, сиськи у нее твердые, упругие от молока и больно кошке, когда трогаешь. А тут мягко все и та же не мявкнула кошь.
Решила бабка за ней проследить. Кошка тоже хитрая была. Сначала на сундуке полежала чуток, полизалась, как ни в чем не бывало, потом по кругу в комнате прошлась, под кровать залезла, под лавку, короче следы «заметала». Но не от бабки, а от страшного кого-то, кто хотел зла ее детям, не могла Туча и мысли допустить, что бабка Анастасия в курсе вопроса. Но все-таки и ее бдительность она пыталась чуть-чуть усыпать. Но чуть-чуть. Решив, что всех уже обмануты, кошка быстро юркнула за комод.
Сначала бабка не придала этому значения, но когда Тучка не вылезла оттуда и через час, взяла фонарь и отодвинула конструкцию настолько, насколько ее бабкиных силёнок хватило.
«Мать честная! Это ж что еще котяты? Ба, да то те же самые. Ну Степка, ну держись. Обратно подкинул, ирод. Да еще денег взял.» Жалко, что уже вечер был поздний, а то бы бабка пошла разбираться. А так решила оставить вопрос до утра, да и кошку за тумбой, все равно ночью ничего не решить.
Зато утром бабка встала пораньше и вышла на крыльцо, ждать, когда Степан на ферму к утренней дойке пойдет. Хвастал, что опять скотником его приняли.
Он показался на дороге последним, сначала прошли две бабы-доярки, Катерина да Зинка, потом уж Степан.
- Степка! А ну поди сюды! – грозно оклинула бабка
«Дети, наверное мертвых котят в канаве нашли, бабка прознала. Нехорошо, надо закопать было» - подумал Степан, но виду, что его что-то тревожит не подал.
- Здрасьте, баба Насть! Мне на работу надо, я вечером зайду»
- Нет, милок, зайдешь ты сейчас – отрезала бабка и для верности поставила руки в боки
Дело дрянь – подумал парень, но надо хотя бы узнать, в чем суть.
-Ты, что ж это делаешь? Деньги взял, а котята опять у меня живы и здоровы?
-Да вы, что, баба Насть, я их в овраг бросил, утопли они.
-Шоб я так утопла! – не унималась бабка. Иди и сам погляди.
Степан зашел в избу. Бабка указала ему на сдвинутую тумбочку-комод
-Тама!
Степан заглянул за мебель и увидал кошку с двумя котенятами. Котята были, и правда, те самые, он их запомнил, уж очень рыжий яркий, а серый мелкий.
Деньги уже были получены и потрачены, так что работу надо было выполнять.
Тем боле бабка подзуживала
«Ну что наполовину утопил?» Этого унижение он уже вынести не мог, тем более что на кону стояла репутация.
Степан с силой оторвал детей от кошки и сунул в карман. Тучка цеплялась за его брюки, мяукала, с ужасом смотрела на бабку Анастасию, которая делала вид, что занята молоком на плите и ничего не замечает, но ничего не помогало. Степан отшвырнул бедную Тучу и пошел быстро к ферме.
На душе у него было пакостно. Он даже почему-то вспомнил передачу, которую смотрел на днях, где рассказывали, что раньше, когда при казни у узника лопалась веревка или у палача ломался топор, то приговоренному жизнь даровали. А тут два утопленника на руках, которые не утопли.
Но слово то дал, надо держать. Тучка бежала сзади и продолжала мяукать. Столько за всю свою жизнь она еще не мяукала. Полкан, естественно, не мог остаться в стороне. И что интересно сзади всей этой компании по дороге неспешно шел кот Василий. Горе-папаша. Но примкнул ведь!
Степан дошел до кучки песка на дороге. Таких кучек было несколько. И он точно знал, откуда они взялись. Наконец то наследники бабки Серафимы, чей дом после смерти старушки года два пустовал, решили заняться наследством и затеяли большую стройку. Вот им песок второй день и щебенку и возили. А дорога после зимы была такая, что и то, и другое на дорогу около каждой колдобины само высыпалось.
Степан быстро ладонями выкопал канаву в песке, сунул туда пищащих котят и густо присыпал сверху песком.
«Захотят жить – выживут» - снова успокоил он сам себя и решил для три мимо бабкиного дома вообще не ходить, другой дорогой, пусть долгой, пользоваться.
Тучка сразу начала копать песок лапами. Быстро так, суетливо. Полкан смотрел. Подоспел кот Василий. И тоже стал копать. То ли отцовский инстинкт, наконец, проснулся, то ли просто так за компанию.
Беда была в том, что то, что раскапывала кошка, закапывал кот, так как копали он с разных сторон.
Полкан понял, что если он не вмешается, откапывать будет уже некого. Он сразу двумя лапами сдвинул сверху половину всей кучи песка. И из нее появилось сразу две головы – рыжая и серая.
В носу, во рту, в ушках у котят был песок. Но они были живы. И все лапочки в песке. Значит, цеплялись сами за жизнь, тоже что-то там тоже копали.
Кошка взяла снова хилого котенка первым и понесла домой. Кот Василий сначала налегке посеменил за ней, но потом вдруг вернулся, поднял с земли чихающего рыжика и тоже потащил его к мамке.
Полкан опередил все семейство и первым прибыл к калитке.
Но кошка не прошла через нее, а подлезла под забор сзади дома. Странно. И понесла котенка вовсе не в дом, а в сарай. Туда же полез и Василий. Очень странно. Дома же теплее и чище.
Ну дело ваше. Правда так надоели псу эти все приключения, что решил он сарай охранять. Чтобы никто больше котят никуда не понес. Целыми днями охранял, только ночью в дом шел, ну кому нужны котята ночью. Кот Василий в загул по кошкам ушел, так что его вообще не видно было. Казанова, что с него возьмешь. А Тучка в сарае спала, с котятами.
Почему бабка этого не заметила на этот раз? Главная причина – поспели первые огурцы. Надо было банки намыть, листочков дубовых, хреновых и смородиновых нащипать, огурчики перемыть, по банкам рассадить, посолить, разведать сколько банок соседи уже закатали. Разве тут до кошек. Летом вообще «делов много». А потом, котят у кошки нету, значит она опять свободная девушка, значит опять в поисках любви может и три ночи домой не приходить, искать ее по деревне что ли. Да вроде и была, есть забегала, значит жива, здорова.
Кошка старалась лишний раз при бабке в сарай не лазать, покрутится на ее глазах дома, покрутится, потрется об ноги и снова убегает, мол по своим делам.
Что Полкан у сарая много лежит - это странно, что зарычал как-то на Ивана, что пришел ведро спросить тоже странно. С другой стороны тень там, а дни стоят жаркие, ест хорошо, ночью дома, чего зря волноваться.
Но жаркие дни вдруг резко кончились. Подул неприятный, холодный ветер, заморосил дождик и стало как-то совсем неуютно, будто бы осень пришла. Даже Полкан оставил свой пост и лег на крыльцо, оттуда сарай хорошо видно, если что – он выбежит.
Бабка была уже немолодой, косточки ее на погоду заболели сразу. Что терпеть, если можно печку затопить. Сказано – сделано.
Только за дровами в сарай сходить и - все дела. Дрова березовые, знатные, тепло будет. Бабка взяла корзинку и побрела к сараю. Навстречу ей попалась Тучка. «А, замерзла, промокла, домой идешь, шалава. Нагуляла небось уже новый приплод на мою голову»-пробухтела бабка и продолжила свой путь. А Туча как-то не догадалась, что бабка в сарай путь держит, последние дни она в эту корзинку огурцы собирала, значит опять за урожаем.
Полкан, увидев, что Тучка вбежала в дом, снова улегся рядом с сараем, обогнав по пути хозяйку.
«А ну, подвинься, чёрт лохматый», - бабка подвинула пса ногой. Он было собрался зарычать, но это же не чужие, свои, чего ж рычать то.
Дверь сарая заскрипела и открылась. Бабка загремела дровами, выбирая полешки поровнее.
Тут на старом тряпье что-то зашевелилось.
«Ну, Васька, ну зараза, совсем свою работу забыл, молоко задарма пьешь» - посетовала вслух сама себе Анастасия и уже приготовилась запустить бревнышко поувесистее туда, где кто-то копошился. По звуку точно не мышь, крыса, а то и сразу две.
Но тут порыв ветра растворил дверь шире и на бабку взглянули 4 доверчивых глаза – два зеленых и два голубых. На тряпке, что когда-то была бабкиным праздничным сарафаном сидело два котенка – один большой и рыжий, второй мелкий и серый.
«Свят, свят, свят. Опять они! Я ж вас чуть не зашибла!. Котята были в том возрасте, когда на них нельзя не умиляться, это уже не слепые головастики и не неуклюжие подростки, а меховые комочки самой очаровательной наружности. Они впервые видели человека, и он вызывал у них огромный интерес, потому что казалось, что никого больше мамы на свете и быть не может.
Бабка выложила обратно полена, посадила обоих в корзинку и понесла в дом. По дороге ей попалась бегущая изо всех сил к сараю Туча. Дверь открыта, о горе ей, дети похищены снова, о горе, горе горькое. Бабка Анастасия остановилась и показала кошке котят в корзинке, после чего та тут же развернулась и с мяуканьем повисла на бабкиных ногах.
«Дура, я с сейчас упаду, и тебя задавлю и котят твоих, пошли домой, холодно в сарае нынче»
Поняла кошка или не поняла, что сказала ей бабка, но от ног отцепилась и просто пошла за корзинкой в дом.
Бабка нашла старый, изрядно побитый молью , но теплый старый мохеровый шарф, расстелила его снова на сундук на печкой, вниз бросила старую телогрейку и водрузила детей на шарф, точнее на то, что когда-то было шарфом.
Тучка запрыгнула к детям и начала сразу их вылизывать. Все-таки она зря думала про бабку плохо, она ко всем пережитым ужасам, видно, и правда не касательная. А если и да, то надо простить, исправилась же, осознала.
Осознала бабка больше то, что некоторые кошки получше человеческих мамаш бывают, и что ей теперь придется этих котят куда-то пристраивать, что в условиях деревни сделать почти невозможно, особенно летом, в сезон кошачьей любви. Василий, небось, каждую избу котятами обеспечил.
Но как случилось, так случилось, пусть уж еще недельки три мамка их покормит, а там придумает что-нибудь, не до них сейчас.
В тот же день, так уж вышло, зашел Степан, узнать нет ли работы какой. Бабка ему огурчика предложила отведать, мол попробуй, милок, на соль, как, хороши?
Степан сидел на кухонной скамье и хрустел огурцом. Хороши! Бабка вдруг вышла из-за печи и посадила перед ним двух котят – одного рыжего толстого, другого серого маленького.
- Котята не нужны? Хорошие, породные, напотопляемые!
Степка аж огурцом поперхнулся и перекрестился, что делал он, надо сказать, крайне редко.
-Неужто это те самые? Красавцы то какие.
-Красавцы то красавцы, но ты мне зубы на заговаривай, красавцы у него. Выходит у тебя из двух наполовину целое все равно не вышло. Ну ладно, прощаю, коты и правда славные. Тебе не надо?
-Не, баба Насть. У меня два. Но я поспрошаю, поспрошаю, может надо кому.
-Ага, поспрошает он, подумала бабка, только за порог и забудет.
Но не забыл.
На другой день к бабке пришла мама с девочкой с дачных участков через поле и спросили про котенка. Но они хотели обязательно Рыжего. Был у ни кот Рыжик и умер от старости, хотели точно такого же, чтобы был похож.
На пороге их встретил Василий.
Мама, мама, это же наш Рыжик! Он не умер, он просто потерялся!
-Нет, малышка, это не он, видишь носочек белый, у Рыжика такого не было.
Но он похож и очень красивый кот, даже больше, чем Рыжик был.
-Это папа котят – гордо заявила бабка и засуетилась, приглашая в дом.
Рыжий котенок бабку не подвел, сделал себе лучшую рекламу. Уж и кошкиным хвостом играл и зевал, показывая розовый язычок и белые зубки. Само очарование. Договорились, что заберут котенка через пару недель когда он совсем окрепнет и научится лакать сам молоко, а пока его можно навещать хоть каждый день. Девочка почти каждый день и навещала и все время с подарками. И еще обещали бабушке за котенка целых 500 рублей, так что бизнес у нее сделать все-таки получилось.
Тем временем и Настена с моря вернулась. Увидала котят – в восторг пришла. Стала родителей упрашивать котенка домой взять.
«Я рыжего уже продала»- сказала бабушка, а серый он маленький какой-то, хилый, на кой он тебе, давай на будущий год Тучка еще народит, я тебе и оставлю. Бабка хорошо видела, что маме девочки кошку в дом совсем не хочется, решила внести свою лепту, может через год и забудет внучка про котов. Но и пристроить ей серого тоже хотелось. Слабенький он какой-то, не деревенский. Так что пару слов в пользу родителей бабушка сказала, но больше отговаривать не стала.
-Я не хочу рыжего! Я именно этого хочу, он такой сладкий и маленький!- продолжала упрашивать внучка. Только этого и никого другого мне не надо!
-Да, ладно, пусть берет – сказал вдруг свое слово отец.
-«Ура, Ура» -запрыгала девочка и прижала котенка к груди с такой любовью, что он пискнул, крякнул и чуть было дух не испустил.
-Отпусти, ты, что задушишь совсем, отдай маме, вон она как волнуется, поедешь в школу и заберешь – смилостивилась мама. «Но шерсть будешь дома сама убирать!».
-Буду! Буду! Буду!-
Сейчас девочка была готова обещать что угодно, исправить тройку по математике, которая ей так не давалась.
«А как мы его назовем?» - не унималась девочка и начала придумывать всякие имена. Шрек? Не, это скорее второй котенок. Дымка? На Димку похоже звучит, а Димка ее вечно задирал в классе.
Барсик? Мурзик? Как-то все просто, как у всех. А у нее котенок должен быть особенным.
- Дохлик – предложила свою версию бабка, но она никому не понравилась, даже папе.
В это время котенок, точно поняв, что это он сейчас центр внимания пополз по шарфу так резво, что Тучка не успела его остановить и шмякнулся вниз.
-Ну что, чебурахнулся? Хорошо я тулуп постелила, горе ты луковое.
-Точно, точно, мама, он будет как в мультике – Чебурашкой. У него и ушки большие, смотри!
И, правда котенок получился достаточно лопоухим. Выходит не все взял от мамы, что-то и от Василия ему перепало. Не сказать, чтобы у него, Васи, были уши большие, нормальные такие себе уши, хорошие, но для небольшого кота уши как у Васи были и правда немного великоваты. Но его это не портило, а делало еще более умильным.
Кличку все одобрили, а мнения самого котенка не спрашивали. На том и порешили. Чебурашка.
Теперь он стал любимцем. Где только не успел побывать – и на лугу, и в лесу, и даже магазине, пока его рыжий братец спал, да ел за двоих. Везде его Настена с собой брала. И все ему было очень любопытно.
Правда в магазине сильно напугала старая шапка, что на ящике еще с зимы кто-то забыл, облезлая такая. Котенок долго на нее смотрел, а шапка возьми и зашевелись. Ужас, как страшно.
Больше он не хотел в магазин. А остальном все было просто замечательно и замурчательно.
Рыжего братца скоро забрали, котята научились уже сами кушать из блюдца и даже ходить в туалет на дворе, так что Тучка была за них спокойна, и не сильно тосковала по рыжему сыночку.
Взрослый уже, пусть познает жизнь.
Она даже не вышла проводить Чебурашку, когда тот поехал в город. По этому случаю ему была подарена красивая сумка-переноска и игрушечная меховая мышь.
Жизнь в городе начиналась весьма неплохо. Кот Василий смотрел, как удаляется и скрывается за поворотом автомобиль. Погреться на капоте и наследить на нем он по традиции успел. Вот, кто точно мне теперь расскажет, как оно там в городе. Без обмана.
А Чебурашке предстояло научиться жить на 3 этаже, делать все свои дела в специальный лоточек, ждать, пока все вернутся из школы или с работы, чтобы поиграть, а во время игр не разбивать вазочки и статуэтки, которых в городской квартире почему-то больше, чем в деревенском доме.
А еще летом он обязательно вернется в деревню погостить, на каникулы вместе с хозяйкой.
Василий даже хотел было помахать вслед машине лапой, но тут раздался голос бабки Насти.
«Весек, иди кашу есть, а то тебе не достанется, всю Полкан слопает». Магическое слово каша оторвало Ваську от размышлений о городском бытие. Каша на Нюркином молоке получалась ну очень вкусная, а когда бабка была в хорошем настроении, то делилась она ей щедро, надо было не зевать, а ловить момент. Осень близится, надо жирок нарастить.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 02 окт, Пт, 2015, 10:58 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21.08.2009
Сообщения: 1502
Откуда: Москва, на форуме с 3 октября 2003
POCA, мне очень понравились Ваши рассказы, читала с большим удовольствием. Большое спасибо!

_________________
"Как тебя понимать? - Понимать меня необязательно. Обязательно любить и кормить вовремя".
©Чеширский кот, "Алиса в стране Чудес"


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 02 окт, Пт, 2015, 11:55 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 11767
Откуда: Москва
спасибо. завтра будет еще одна заключительная пока глава о жизни Чебурашки в городе.
Я когда перечитывала (а писала год назад), то так живо видела всех персонажей, что послужили прототипами и сразу двух бабушек мою, и мужа и Петю петуха, которые существовал в реальности и бабу Нюру... и всех окрестных котов.
Без этого, наверное, читать сложнее....
Часть образов Тучи и Чебурашки списаны с моей Муси, что уж год как на Радуге, у Бати тоже был свой прототип...., правда жил не магазине.
Поэтому мне они все какие-то свои, родные, эти персонажи.


Вернуться к началу
  Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 116 ]  1, 2, 3, 4, 5 ... 12  След.



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Борисовна и гости: 7


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки



.


CATS-TOP Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002-2018 info@mau.ru