CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки
CATS-форум :: Поговорим о кошках    

Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 15 ]  Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 19 авг, Ср, 2009, 19:01 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17.08.2009
Сообщения: 5395
Откуда: Москва________ на форуме с 24.12.2004
Ольга Миронова, президент СФФ

Сибирская кошка.
Возможно, все российские кошки - прямые потомки первого пушистого дипломата, прибывшего ко двору Великого князя вместе с византийским монахом в качестве лукавого дара его дочери, на заре второго тысячелетия нашей эры.

С тех пор наши любимцы прошли непростой путь от престижной игрушки до хранительницы домашнего очага, от ведьминого отродья до надежного лекаря, не став понятнее и привычнее. Последний взлет интереса к кошкам в нашей стране, как это ни смешно, по сути дела был санкционирован под давлением целой армии любителей декоративных и спортивных пород собак, которых решением маршала авиации выставили из клубов служебного собаководства, чтобы не занимали мысли и время платных собачьих функционеров. Тогда были созданы клубы любителей животных. Не сразу, нет, открылись в этих клубах двери для любителей кошек. Сначала туда пришли птицеводы, голубеводы, любители попугаев и канареек, морских свинок.

В мире уже существовала сложившаяся в течение последних 100-150 лет фелинологическая культура, знакомство с которой для граждан СССР началось в семидесятые годы с единичных книг о кошках, появившихся в магазинах "Книги стран народной демократии". Это были прекрасные издания из ГДР, Чехословакии, маленькие книжечки из Польши и Венгрии. Их тиражи были крошечные, и язык - иностранный. В основном, рассматривали любители кошек иллюстрации и даже не мечтали о приобретении такого чуда, как на
картинке.

И только с момента перестройки, когда выезд за рубеж перестал граничить с государственной изменой, появилась возможность не только купить, а чаще - получить в подарок, фантастических кошек, но и приобщиться к самому понятию "фелинология". Прежде мы и подумать не могли, что любовь к кошкам может быть вооружена знаниями о них, окружена традициями и предрассудками. Нет, с предрассудками-то мы как раз были хорошо знакомы.

Однако, артистичность и въедливость национального характера позволили нам догнать европейских специалистов и учителей, работать с ними на равных и, возможно, пойти еще дальше них.

Во всяком случае, необходимость сохранить и защитить наших национальных кошек как самостоятельные породы, стала ясна практически сразу. Пока одни переживали стресс от знакомства с ценами на чистопородных кошек и стремительно занялись поправкой своего финансового состояния спекуляцией породистыми котятами, другие, не жалея денег и времени, занялись изучением региональных популяций домашних кошек.

сибирская кошка, фотография Первой была выведена как специфическая аборигенная порода российских кошек - популяция однотипных животных, имеющая устоявшееся название - сибирская кошка. Необходимо отдать должное Ольге Фроловой (ныне Боэм), Тамаре Емельяновой, Тамаре Сапожниковой и моим усилиям по возврату гражданства и имени этим прекрасным животным, которых "персятники" окрестили Мурками Помоичными, тонким коммерческим чутьем уловившие в них конкурентов.

Действительно, за рубежом, особенно в США, наши сибирские кошки ценятся не менее персов и мейн-кунов. Но нет пророков в своем отечестве - дома наши прекрасные, уже селекционные сибирские кошки ценятся "дешевле грязи", но не теряют своих ценителей и читателей.

В сегодняшних сибирских кошках явственно просматриваются черты европейского лесного и дикого степного кота. Это и немудрено.

Появившись на Руси в XI-XII веках, византийские дарены имели явственные черты турецких (персидских) кошек, но суперсексуальность уводила пушистых, искательниц приключений из княжеских горниц и девичьих светелок за околицу в близлежащие леса. (Котов-то в ту пору не всегда привозили, приходилось самообеспечанием заниматься). А все кошачьи кавалеры отличаются неразборчивостью и при наличии предложения долго не раздумывают. Правда, потом могут и скушать заблудившуюся красотку, но кто-то и домой благополучно и с потомством возвращался.

Эти большие могучие животные, в меру бесстрашные, в меру осторожные, неукротимые охотники и исследователи окружающего мира, не теряющие насилия и удивительно терпеливые с детьми, независимые и тонко чувствующие "своего" любимого человека, пользующиеся нашими слабостями и нашим кошельком и одаривающие нас своей неуловимой, но такой необходимой живительной аурой.

Когда мы говорим, что это большие кошки, мы иногда стараемся сравнивать их с зарубежными образцами, забывая, что экономные иностранцы и "больших: собак, и "больших" кошек разводят в параметрах значительно меньших, чем привычных российскому глазу, из-за чего у кинологов несколько лет назад произошли поистине революционные изменения стандартов всех служебных пород. В большинстве зарубежных стандартов вес указывается в фунтах, и "гигантская" коша весом 10-12 фунтов не превышает 4-5 килограммовой сибирской кошки среднего размера, а 6-ти килограммовых котов на параде Чемпионов Международной выставки кошек, посвященной 850-летию Москвы, было почти два десятка. Отдельные же экземпляры в 8-10 кг дорастают до этих величин и без кастрации.

Кошки лишены расовых предрассудков и не придерживаются никаких селекционных ограничений. Вот и сибиряки быстренько приняли в свои ряды расплодившихся потомков сиамских кошек, привезенных великим кукольником и защитником животных Сергеем Александровичем Образцовым. Уже через пару поколений стали рождаться потрясающи красивые котята в окрасах, абсолютно не свойственных ни России, ни Сибири. Но в остальном они унаследовали все качества сибирских кошек. Возникли они самостоятельно, без целенаправленного отбора и подбора. Мать-природа руководила симпатиями претендентов, и нам пришлось лишь согласиться с ними. Выделить в отдельную породу на основании одного лишь окраса этих животных оказалось нецелесообразно. Международный опыт подтверждает этот подход. Выделение персов-колорпойнтов в отдельную породу "гималайских кошек" оказался недейственным. Их судят в разных окрасах, но порода эта одна.

Сибирских колорпойнтов мы назвали невскими маскарадными, заключив в эти слова наше восхищение их нарядом. Первыми на этих кошек обратили внимание в Ленинграде/СПб в клубе "Котофей", выделила их и получили первое потомство. Выделить первых производителей трудно, поскольку в разных местах их было немало. Среди ленинградцев надо обратить внимание на Марса SIB N 2133 (вл.Майя Калинани) и его потомков. В Москве было немало отличных первых кошек, вошедших после определения породной принадлежности по фенотипу в племенной фонд невских маскарадных кошек - сибирских колорпойнтов.

Стандарт невских маскарадных полностью соответствует стандарту сибирской кошки, а окрас разрешен во всех цветовых сочетаниях колорпойнт и его сочетание с белым при ярко-голубых глазах.

Чего нет в генофонде сибирских кошек, так это генов бурмисского и абиссинского окраса. Дальнейшим селекционерам надо хорошенько подумать, надо ли вносить в сибирские крови нежелательные признаки персидских кошек с их наклонностью к остеомаляции, деформации головы и морды, переразвитой тонкой нефункциональной шерстью, потерей охотничьих инстинктов и невысокой приспособленностью к трудностям жизни. Нам еще до цивилизации сто верст и все лесом - условия как раз для сибирских и невских маскарадных кошек.


Взято с сайта http://www.zooclub.ru/cats/porody/95.shtml

_________________
Порой стекляшки сверкают куда ярче бриллиантов, ведь им как-то надо доказывать свое право на существование. Т. Пратчетт
____________
Личка отключена


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 19 авг, Ср, 2009, 19:04 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17.08.2009
Сообщения: 5395
Откуда: Москва________ на форуме с 24.12.2004
"Аборигенные породы": сибирская кошка

Инна Шустрова


"Аборигенная порода кошек" - что это такое?

Наверняка всем знакомы высказывания типа: "Сибирские (норвежские, японские) кошки - древняя аборигенная порода, известная 200 (1000, 2000) лет, наша национальная гордость". Что касается древности абсолютного большинства кошачьих пород - это типичное мифотворчество. "Болезни мифотворчества" весьма часты среди заводчиков (не только кошек, но и собак), и усиленно распространяются через книги и статьи, предназначенные для широкой публики. Причины этого явления по-человечески вполне понятны: количество легенд, окружающих ту или иную породу, напрямую связано с ее популярностью. Каждому начинающему владельцу лестно иметь животное породы, "известной со времен фараонов", происходящей "из царских палат", или, наоборот, "из дикой северной тайги" - это уж кому какая экзотика ближе к сердцу. Однако заводчик в своей работе должен ориентироваться не на мифы и легенды, а на реальную историю и генетический статус породы.
Для того, чтобы понять, насколько аборигенны те или породы, обратимся к определениям. Порода - это группа животных одного вида, созданная при участии искусственного отбора и обладающая рядом характерных морфологических, физиологических, поведенческих признаков, передающихся из поколения в поколение. Аборигенной называется порода, сложившаяся на определенной территории при значительном влиянии естественного отбора и несколько меньшем - искусственного.
Что касается искусственного отбора животных, обладающих хозяйственно-полезными признаками, с ними все понятно. Человек отбирал (оставлял на "развод") наиболее резвых коней или собак с лучшим чутьем. Но кошки?… Феральные (или "уличные") кошки никакому отбору, кроме естественного, обычно не подвергались. Правда, этот естественный отбор весьма своеобразен, так как кошки обитают в антропогенной, а не в природной среде, но от этого он все равно не становится искусственным. Максимальное проявление искусственного отбора для кошек, обитающих в сельской местности - это предпочтительное сохранение хозяевами потомства от "отличной крысоловки". Но для кошачьего породообразования такой отбор практической роли не играл, иначе бы мы сейчас имели породы вроде "йоркширского мышелова" или "кубанской крысоловной". Из пометов, принесенных беспородными кошками, живущими в городских квартирах, хозяева могли порой оставлять себе котят, которые очаровывали их своим необычным окрасом, или ласковым поведением, или тем, что "пушисты до чрезвычайности". Но опять же, ни о каком долговременном отборе тут не было и речи.
В каких же случаях мы можем говорить о действительно аборигенной породе кошек? Во-первых, в той ситуации, когда на какой-то территории действительно возникает искусственный отбор - по причине, например, местных верований в то, что голубая (или белая, или короткохвостая) кошка приносит в дом счастье и удачу. Правда, подобный отбор ограничивается одним-двумя признаками, а остальные могут - или не могут - закрепиться в местной популяции в зависимости от ее инбредности. Поэтому второй фактор создания аборигенных пород - это изоляция, ведущая к увеличению инбредности животных в данной местности. Изолированная на острове или горной долине популяция кошек будет относительно малочисленной, а значит, в ней со временем повышается уровень родственности животных. И, главное, приток "инородных" генов со стороны в такую популяцию будет крайне мал. В этом случае процессы генетического дрейфа часто приводят к формированию однотипной популяции, которую условно можно было бы назвать аборигенной породой (условно, если отсутствует определяющий понятие породы искусственный отбор). Такими аборигенными породами можно считать турецкого вана, кората, сококе. С некоторой натяжкой под это определение можно подвести турецкую ангору, традиционного сиама, японского бобтейла и немногих других.


Полудлинношерстные "лесные" кошки

Со статусом пород так называемых "лесных" кошек - мэйн-кунов, норвежских, сибирских, - ситуация наиболее запутанная. Именно их чаще всего и называют "аборигенными". Казалось бы, так оно и есть: облик у этих пород вполне естественный. Но…норвежская лесная я порода, существующая в настоящее время, фактически развивалась как культурная, причем в 70-е годы ХХ века (точнее, начата работа по ее созданию была в 30-е годы, но вскоре надолго прервалась). Да, за основу стандарта были приняты изображения "лесных кошек викингов" и описания в старинных книгах. Но не занимались же викинги искусственным отбором среди своих кошек! И метизовались ли эти кошки с дикими лесными котами, которые, вероятно, были широко распространены в Скандинавии во времена Малого Климатического оптимума - это еще вопрос. Основу породы составили местные кошки желательного типа ("фенотипичные") - и неизвестного происхождения. Тип этот, с некоторыми вариациями, соответствовал человеческим представлениям о диком лесном коте (Felis silvestris). Никакого искусственного отбора среди этих аборигенов в Норвегии до появления первых стандартов не велось. Важно, что под разведение брали кошек желательного типа из сельской местности. Учитывая относительно небольшие размеры страны и особенности сельского образа жизни в Скандинавии, соблюсти высокий уровень однотипности и генетической однородности поголовья было не самой сложной задачей. К тому же первые заводчики "норвегов" изначально придерживались жестких условий отбраковки особей нежелательного типа или окраса.
Мейн-куны имеют, пожалуй, даже большее право называться аборигенной породой. Первичное поголовье - "фермерские кошки штата Мэн" - было действительной основой для написания стандарта. Однако американцы, со свойственной им энергией, постарались довести ряд породных признаков до их максимальных значений, утрировать существующий тип. Породный тип мейн-кунов интенсивно окультуривался, а отнюдь не "сохранялся в естественной неприкосновенности" (как это пытаются преподнести некоторые американские заводчики). Чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить фотографии кошек 60-70-х годов прошлого века с современными.
Скорее всего, в племенное ядро породы на ранних стадиях ее развития поступали не только "фермерские кошки из Мэна". Наверняка среди них были и "городские" особи неизвестного происхождения, и животные из других штатов. Генетическая неоднородность исходного поголовья мэйн-кунов до сих пор сказывается в редких выщеплениях особей с окрасом колорпойнт или с кудрявой (рексовой) шерстью…Конечно, потомки, обнаружившие нежелательные для породы признаки, из разведения выбраковываются, но полностью избавить породу от рецессивного носительства нежелательных аллелей пока что еще не удалось...


Происхождение сибирской породы

Российских заводчиков, конечно, в первую очередь интересуют вопросы разведения национальной сибирской породы. В ее основе лежал подбор животных неизвестного происхождения "под стандарт" только по фенотипическим, то есть внешним, признакам. Честно говоря, никакой единой "аборигенной сибирской породы" до начала "кошачьего движения" в России не существовало (существовало выражение, которое означало примерно следующее: "крупный кот с густой шерстью и не-белого окраса").
Первые племенные ядра сибирской породы формировались в 1986-1989 гг. основном за счет кошачьего населения крупных городов, - там, где раньше всего возникли фелинологические организации. Потому-то оригинаторами породы выступили заводчики из клубов Москвы и Санкт-Петербурга (тогда - Ленинграда), то есть европейской части России. Никто из заводчиков сибирских кошек не ездил по глухим таежным поселкам в поисках "чистокровных сибиряков". Работали с тем материалом, который был под рукой. Из "фенотипичных" кошек, зарегистрированных московскими клубами, лишь единицы имели действительно "чистое" сибирское происхождение.
Кроме того, в любом крупном городе (хоть Азии, хоть Европы) степень генетического разнообразия кошачьих популяций крайне высока - за счет интенсивного притока генов, "идущего" с постоянным привозом новых, породистых и беспородных, особей. Городской кошачий генофонд находится как бы в состоянии постоянного перемешивания. И никто не гарантирует, что внешне подходящая под "сибирский стандарт" городская кошка неизвестного происхождения не несет совершенно чужеродных - "восточных", "персидских" или "европейских" генов. Скорее уж можно гарантировать обратное…
В целом же на территории России в начале работы с породой заводчики имели дело с весьма неоднородными аборигенными популяциями кошек "сибирского типа", а не с аборигенной породой. Например, в Красноярске (кто скажет, что это не Сибирь?) и сегодня можно увидеть как минимум два основных типа полудлинношерстных кошек, отличающихся текстурой шерсти, очертаниями мордочки, посадкой глаз и рядом других признаков. И какой из этих типов "более сибирский" с точки зрения аборигенного происхождения? По моим наблюдениям, наиболее часто кошки желательного породного типа встречаются на Дальнем Востоке, Южной и Восточной Сибири. Причем у этих животных есть одна особенность, явно отличающая их от "стандартного" ("европеизированного") сибиряка. Текстура шерсти у "азиатов" в целом более тонкая, плотный подшерсток несколько удлинен, но его количество не превышает общего количества ости. Покровная шерсть у восточносибирских кошек обычно более длинная, с ярко выраженным украшающим волосом. Впрочем, среди дальневосточных кошек встречаются группы особей и с относительно короткой "покровкой".
На европейской территории России и на Украине встречаются лишь единичные особи или малочисленные родственные группы кошек данного типа, причем тяготеющие к крупным городам и морским портам. Видимо, их появление связано с влиянием завезенных восточносибирских и дальневосточных котов на генотип местной популяции. Похоже, что в своем распространении "сибирский" тип доходит до…Ближнего Востока. Однажды мне довелось видеть кошку, в точности подходящую под стандарт сибиряка, но привезенную из северного Ирана. По уверению ее владельцев, там подобные кошки встречаются, то есть это не какой-то случайный завоз. Как называть эту кошку - с той же точки зрения аборигенности - иранской? Сибирской? Или, может быть, персидской (Персия - старое название Ирана)?! Ведь невольно возникает крамольное предположение: общий предковый тип кошек (наряду с другими, например, ангорскими) лежал и в основе "длинношерстной" (то есть нынешней персидской), и сибирской породы… Возможно, периодически встречающиеся "гнезда" кошек подобного типа представляют собой следы какого-то "архетипа", свидетельство давнего существования истинно аборигенной породы, ныне уже исчезнувшей… Возможно - но не более того. Для того, чтобы ответить на этот вопрос, потребовалось бы проведение специальных геногеографических и молекулярно-генетических исследований.


Сибирские колорпойнты - право на существование

Рассмотрим недавно поднятый заводчиками сибиряков вопрос о выделении сибирских колорпойнтов ("невских маскарадных") в отдельную породу. В чем состоят аргументы сторонников этого разделения? В том, что окрас колорпойнт не характерен для аборигенной сибирской породы, а привнесен в нее искусственно. Кроме того, этот окрас, по их мнению, вообще не может быть характерен для аборигенной породы, так как не является естественным и должен снижать жизнеспособность животных. О "древности" и степени "аборигенности" нынешней сибирской породы было сказано выше. Теперь рассмотрим некоторые моменты истории кошек-колорпойнтов в России.
Окрас колорпойнт, по-видимому, неоднократно привносился в азиатские популяции кошек Российской Империи. Первое достоверное свидетельство тому - относящееся к 70-м годам XVIII века описание академика Палласа кошек, встреченных им в поселении Инсар (район Прикаспия). Вполне возможно, что обмен генами между европейскими, ближневосточными и восточно-азиатскими популяциями кошек происходил и ранее - вдоль Великого Шелкового пути. С другой стороны, восточно-азиатские колорпойнты могли попадать (и, скорее всего, попадали) в популяции кошек Дальнего Востока морским путем. Наконец, в начале ХХ века (до революции) отдельные сиамские кошки (окраса колорпойнт, естественно) были привезены в Россию из Европы, чему можно найти свидетельства в русской и советской литературе (В. Брюсов, Вс. Иванов). В общем, аллель cs вполне мог существовать во всех перечисленных регионах, хотя и с невысокими частотами.
Массовое "вторжение" животных окраса колорпойнт в российскую "кошачью среду" началось в 60-е годы ХХ века, с привозом первых традиционных сиамов С. Образцовым. Аллель cs, попадая с достаточной частотой в уличные популяции кошек, распространяется со скоростью лесного пожара. Видимо, отчасти это связано с поведенческими особенностями восточных кошек (большей территориальностью, например). Это явление обнаруживалось в США, Австралии, даже в Англии. Так что ни о каком снижении жизнеспособности колорпойнтов в антропогенной среде (а домашние кошки обитают именно в ней) говорить не приходится. Россия, похоже, не является исключением. Но беда в том, что исследований частот встречаемости генов кошачьих окрасов до 1978 года в нашей стране не проводилось. А в геногеографических исследованиях конца 70-х - начала 80-х окрас колорпойнт не учитывался (то есть встреченные кошки-колорпойнты исключались из выборки). В настоящее время в отдельных регионах эти исследования пытаются продолжить, но, поскольку ген cs продолжает активно распространяться, выяснить, "как оно было раньше", становится весьма затруднительно. Но, даже если ограничить время появления колорпойнтов в России "образцовским" привозом (хотя это и не совсем верно), тех 25-30 лет, что прошли от момента внедрения окраса в российские популяции, вполне достаточно для закрепления простого рецессивного аллеля cs на местном кошачьем фенотипе, безо всякой целенаправленной племенной работы. Конечно, животных, абсолютно лишенных предковых "восточно-азиатских" черт, будет немного, но все же таковые будут. Это доказывает существование европейских короткошерстных колорпойнтов в местных популяциях. Сознательно этих кошек никто не создавал, однако они полностью подходят под стандарт ЕКШ.
Проблема "невских маскарадных", на мой взгляд, имеет два аспекта: этический и собственно разведенческий. Сперва о втором. Сознательно никто не создавал "невскую маскарадную породу", скрещивая, например, старотипных персов-колорпойнов с "лохматыми тайцами". Первые "невские…" кошки имели такое же неопределенно-"городское" происхождение, как и первые сибирские. И желательным для них был признан тот же тип, что значился в раннем стандарте сибирской породы. Другое дело, что среди сертифицированных (прошедших определение породы) животных неизвестного происхождения наверняка встречались и прямые потомки персов, и тайцев. Общая практика использования в качестве племенной основы породы "городских" кошек, особенно из Европейской части России, с их разнородным происхождением и генофондом, как говорилось выше, предопределяла носительство самых различных аллелей, в том числе и аллеля cs. От подобных "чистых" (читай - фенотипичных) сибиряков выщеплялись и "невские маскарадные". Именно на этой, очень ранней стадии развития сибирской породы, должен был решаться вопрос - является ли этот окрас желательным для нее или должен быть исключен из разведения. Решили в пользу признания окраса - под названием "сибирский колорпойнт".
Разумеется, в разведении этой цветовой вариации породы есть свои проблемы. Не секрет, что в ряде питомников сибирских колорпойнтов наблюдается накопление заметных "персидских" черт: преобладание длинного подшерстка и остепуха над остью, слабая выраженность покровного волоса, "купольная" структура черепа. В других питомниках у животных заметны "восточные" черты. Но существование таких животных - это проблема некачественного судейства и недостаточно интенсивного отбора внутри питомника, а не цветовой вариации в целом. Многолетняя практика работы заводчиков разных пород с аллелем cs показывает отсутствие какого-либо сцепления между морфологическими признаками и окрасом колорпойнт. И разве нет подобных проблем в питомниках "чистых" сибиряков?
Что же касается этики, то аргументация отделения "невских маскарадных" "аборигенностью" и "натуральностью" сибирской породы со стороны заводчиков последней выглядит некорректно - учитывая реальные пути ее формирования. Надеюсь, это высказывание не оскорбит создателей первой национальной российской породы. Они были и остаются энтузиастами своего дела, достойными всяческого уважения. Но национальная гордость должна иметь более веские основания, нежели встречаемость на территории своей страны кошек определенного типа. Подлинная эстетика для фелинолога -профессионала заключена не в красивых легендах, а во внешности заводских пород, и подлинное творчество заводчика - не в изобретении мифов, а в создании гармонического совершенства живых форм. Культурная порода, эффектная и своеобразная - вот истинный предмет для национальной гордости.
Можно было бы рекомендовать сторонникам разделения пород высказать свои предложения примерно таким образом: "Мы (то есть заводчики сибирских кошек) считаем, что сибирская порода должна имитировать представление человека о естественных биологических видах кошек (лесной кот, манул), и ее разведение должно быть ограничено соответствующими окрасами". Такая позиция была бы достойна внимания и уважения. Правда, подобное направление развития породы "отсечет" не только колорпойнтов, но и многие другие фантазийные окрасы (фактически оставив в работе только различные вариации тэбби). Другой способ коррекции развития породы - обследовав ряд территорий Сибири, выявить вариации морфологического строения и просчитать коррелирующие с ними частоты различных окрасов кошек. На этой основе можно будет выявить реально существующий "сибирский тип"... Надо полагать, эта идея из области фантастики. Заниматься подобной многолетней работой даже самый ярый энтузиаст сибирской породы не станет.


Сибиряки сегодня и завтра

Первичная разнотипность сибирских кошек, вызванная разнообразием генофонда исходной популяции, была довольно быстро преодолена… в отдельно взятых клубах и питомниках. Отбор или, точнее, преимущественное использование лучших производителей, ограничили размеры племенных ядер, и, как следствие, предопределили инбридинг на этих производителей.
На фоне этого ограничения племенного фонда в лучших питомниках велась вполне грамотная заводская работа с типом и окрасом, складывались племенные линии и маточные семейства. Кошки этих питомников ныне однотипны и узнаваемы, и одного названия питомника для знающего породу человека бывает достаточно, чтобы представить себе тип животного.
Однако период этой первичной стабилизации, похоже, подходит к своему естественному концу. Даже самые лучшие племенные линии не могут существовать "сами в себе" бесконечно. Различия между типами, культивируемыми в "сибирских" питомниках, порой достигают такой степени, что начинает казаться, будто эти животные представляют собой разные породы (причем аборигенные…). Причина "вторичной" разнотипности сибиряков состоит в том, что большинство питомников или клубов слишком быстро замкнулось в "своих кровях". Это ограничение племенного фонда питомников и клубов опасно еще и высокой вероятностью закрепления в породе полигенно наследуемых аномалий. К счастью, для сибиряков пока что реально известны только две подобные аномалии: уролитиазис (мочекаменная болезнь) и гипервозбудимость (и, как следствие, агрессивное поведение).
Вводить в разведение новых, пусть даже самых эффектных "фенотипичных" животных заводчикам не хочется, так как это "укорачивает" родословную. Понятно, что сибиряки с полной родословной ценятся выше. Есть и генетический аспект той же проблемы: неизвестно, что за сюрпризы способен преподнести генотип животного, взявшегося "из ниоткуда". И все же, мне кажется, "закрывать" сибирскую породу еще рано. Особи с несомненным сибирским или дальневосточным происхождением, особенно взятые не из крупных городов, а из небольших поселков, весьма пригодились бы для обновления породных линий.
Но если отсутствие интереса к "фенотипичным" особям со стороны заводчиков еще может быть оправдано, то отсутствие обмена племенным материалом между питомниками разных городов - нет. Ведь в развитии любой породы периоды стабилизации признаков внутри питомников должны сочетаться с обязательными периодами "обновления крови". Пока что у нас есть лишь единичные примеры подобных обменов, да и то ограниченных, как правило, питомниками европейской России. Как ни парадоксально это звучит, но на территории Сибири хороших питомников сибирских кошек вообще катастрофически мало. Причина "вымывания" сибирской породы из разведения - малый спрос на породу среди местного населения (то есть невозможность для заводчика реализовать котят) и недостаточно активная пропаганда породы местными клубами. Отсутствие интереса населения к своей "родной" породе свидетельствует, на мой взгляд, не только (и не столько) о недостатке патриотизма русского народа, сколько о том, что одной стабилизации существующего морфологического типа местных ("аборигенных"!) животных для окультуривания породы недостаточно. Необходимо еще и активное совершенствование породного типа.
Только на первый взгляд работа по окультуриванию аборигенных популяций кажется простым закреплением желательных признаков. Впечатление этой "простоты" усугубляется отсутствием несочетаемости линий и дисгенеза, характерных для "экстремальных" пород. Но работа даже с породой "дикого типа" тем не менее предполагает частичную экстремализацию, доведение до максимальной выраженности отдельных, специфичных для нее признаков. Вспомним упомянутую выше работу американских заводчиков с мейн-кунами.
Они ведь планомерно доводили до совершенства признаки, создающие "образ породы", узнаваемый даже дилетантом: сочетание мощного костяка с замечательной длиной корпуса, хвоста и ног, величину украшенных кисточками ушей, угловатые очертания скул и мордочки, придающие мейн-куну сходство с диким животным. Так вот черты, однозначно определяющие "образ породы", среди сибирских кошек пока что не устоялись. И не устоятся еще долго, если изоляция питомников (в каждом из которых совершенствование подобных признаков если и идет, то в собственном направлении) продолжится еще более-менее длительное время. В периферийных же клубах часто возникает порочный круг: малый интерес к породе сокращает племенное поголовье так, что говорить о каком-либо направленном отборе становится бессмысленно, и работа по совершенствованию породного типа прекращается. А остающееся "аморфное" поголовье невыразительно и, опять же, никому (из покупателей) не интересно.
На мой взгляд, дальнейшее развитие сибирской породы зависит прежде всего от координации деятельности заводчиков. И эта координация заключается не только в обязательном обмене племенным материалом, но и в выработке общей стратегии развития тех самых специфичных породных признаков. Возможно, некоторые положения стандарта сибиряков нуждаются в уточнении. Причем эта коррекция должна проводиться опять-таки на основе взаимодействия между заводчиками из разных городов России - для того, чтобы оценить частоту и желательность каждого внутрипородного (точнее, питомникового) типа. Основные признаки, по которым наблюдается расхождение таких типов - это текстура и структура шерсти, длина мордочки, корпуса, величина ушей, форма и глубина посадки глаз.
Далее, координация усилий заводчиков не принесет желаемых результатов без ужесточения судейства. До тех пор, пока эксперты будут вынуждены делать скидки на "особенности местных типов" и на "аборигенность" животных, прогресса в сибирской породе не будет. И напоследок еще одно замечание. В последние годы многие иностранные фелинологи проявляют повышенный интерес к сибирякам, активно скупая племенной материал. Скорее всего, в ближайшее время они и займутся созданием пресловутого "образа породы". И будут объяснять нам (да уже и пытаются!), как должна выглядеть наша национальная кошка…Не хотелось бы видеть такого развития событий, не правда ли?



Взято отсюда http://www.rolandus.org/library/cattery/aborigen.html

_________________
Порой стекляшки сверкают куда ярче бриллиантов, ведь им как-то надо доказывать свое право на существование. Т. Пратчетт
____________
Личка отключена


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 19 авг, Ср, 2009, 19:07 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17.08.2009
Сообщения: 5395
Откуда: Москва________ на форуме с 24.12.2004
Сибирская кошка
история признания и любви


Изображение

Ива Дикая Краса

Сибирская кошка – одно из наиболее загадочных созданий Природы и человека. Написав эту фразу, я представляю себе, как читатель недоуменно пожимает плечами: что может быть загадочного в сибирской кошке? Ее и породистой-то называть странно. Другие породы привлекают экзотическими названиями, необычной внешностью – сфинкс, сомали, корниш рекс… Музыка дальних странствий звучит в этих словах. Гордые владельцы, стоящие на выставках за клеткой, никогда не слышат того, что хоть раз слышал каждый из нас, заводчиков сибиряков: «Ой, какая хорошенькая! Точь-в-точь как наша Мурка!» А то еще: «А у нас во дворе такой же котик бегает». И тем не менее… Вряд ли какая-то другая порода так стремительно прошла путь от безвестности до широчайшего международного признания. Вряд ли какая-то другая порода вызывала столько острой полемики на своей собственной родине. И происхождение, и многие характерные черты сибирской кошки неоднозначно толкуются фелинологами.

Много написано о сибирской кошке, особенно за последние два года. Ни повторяться, ни раздувать затухший огонь полемики не хочется. Поэтому попробую остановиться подробнее на том, что неизвестно читателю, или получило несколько иное освещение, чем то, которое видится нам с берегов Невы. Совсем немного о происхождении породы. Работа по созданию ее современного облика. Некоторые проблемы разведения. Международное признание. Питомники хочется упомянуть в основном те, названия которых не повторяются из публикации в публикацию. И конечно, о легендарной гипоаллергенности сибиряков.

Немного истории

О происхождении многих пород кошек сочинены красивые сказки. Священная бирма, скорее всего созданная во Франции путем межпородного скрещивания, получила очаровывающее название и связанную с ним прекрасную легенду о храмовых кошках Востока. Норвежские лесные кошки, исходным материалом для которых послужили аборигенные полудлинношерстные кошки Скандинавии, по легенде, возили колесницу богини Фреи. А о мэйн-куне, такой же аборигенной полудлинношерстной кошке, только с берегов Северной Америки, и вовсе рассказывали, что эта порода – плод любви дикой кошки и енота. Легенды сопровождают и сибирскую кошку. Например, говорят, что эти кошки произошли в глухой заснеженной тайге от диких лесных кошек, а в средние века они охраняли монастыри в Сибири. И немудрено – если заводчики мэйн-кунов могут проследить историю породы с 80х гг. 19 века, а заводчики норвежцев – с 30х гг. 20 века, то у сибирской кошки письменная история появляется гораздо позже. Но в устной традиции название «сибирская кошка» действительно имеет давнюю историю.

Отвлечемся на минуту от сегодняшнего облика сибирской кошки, прекрасно известного фелинологам, да и многим другим любителям кошек. Вернемся в детство и попробуем вспомнить. Если бы тогда нас спросили, что такое сибирская кошка и как она выглядит, большинство не могло бы сказать ничего, кроме «пушистая». Кто-то, возможно, добавил бы «большая». Методом исключения можно еще добавить «не белая» - ведь белых пушистых кошек единогласно называли ангорскими. Но уж точно никто бы не сказал: «Кошка, которая водится в Сибири».

Породы собак были достаточно хорошо известны. Породы кошек – весьма туманны. Все кошки сиамского окраса назывались сиамскими. А еще говорили о камышовых котах - это если очень уж дикого нрава было животное. В отдельных местностях бытовали и другие названия «пород», и другие представления об их облике. В деревне, откуда родом мои друзья, серых полосатых короткошерстных кошек называли крысоловами и даже отбирали по охотничьим качествам, которые считались связанными с окрасом. О.С.Миронова упоминает название «бухарские», используемое в некоторых районах Сибири для все тех же пушистых кошек. Народные представления о сибирской кошке основаны скорее на идее о животном, способном жить в суровом северном климате, чем на ее фактическом происхождении. «Сибирские морозы» - вот еще одно словосочетание, потерявшее прямую связь с территорией.

Загадочность происхождения сибирской кошки связана прежде всего с тем, что, говоря о ее истории, мы смешиваем три разных понятия: во-первых, современная сибирская кошка, порода, имеющая стандарт, свой характерный, неповторимый облик. Во-вторых, народное понятие «сибирская кошка», уходящее корнями в глубь веков и являющееся скорее лингвистическим, а не фелинологическим феноменом. И, в-третьих, аборигенная полудлинношерстная кошка, с незапамятных времен поселившаяся на территории России.

Если говорить о последней, то пути попадания кошек на территорию России и дальнейшего продвижения их на Север и Восток – это исторические торговые пути. Тут и путь «из варяг в греки», и Великий шелковый путь. Вполне возможно, что у ангорских, сибирских и персидских кошек были общие предки, пришельцы из Малой Азии. Возможно и то, что они порой скрещивались с дикой степной и лесной кошкой. Но это не более чем предположения. Документальные свидетельства о кошках на Руси скупы и не описывают этих животных. Окрасы порой упоминают; серых котов называют, а вот пушистых, увы, нет. И позднее, когда естествоиспытатели путешествуют по России, их внимание привлекают окрасы. Брем пишет о «породе рыжих котов», отмеченной им в Тобольске, а Паллас приводит наиподробнейшее описание и цветную гравюру весьма мощного кота окраса колорпойнт, одного из трех таких животных в помете черной кошки и неизвестного кота, который он наблюдал в Пензенской губернии. Эти свидетельства – не более чем доказательства существования кошек на территории России и наличия генов определенных окрасов в их генофонде, а не вехи в истории сибирской кошки.

Создание и развитие сибирской породы
Какова же история сибирской кошки именно как породы, а не просто полудлинношерстной кошки, жившей в России? Эту историю мы отсчитываем с 80х гг. 20 века. Невозможно изложить эту историю, не вспомнив о первых годах российской фелинологии.

Советская и российская фелинология зарождалась в крупных городах, Риге, Москве и Ленинграде. Ригу, которая к России отношения не имеет, упоминаю только по праву первенства: именно там впервые в СССР был создан клуб и проведена выставка кошек. Затем последовала выставка в Москве, а вслед за ней и в Ленинграде. И естественно, что в первые клубы хлынула лавина любителей кошек со своими домашними животными. Задолго до этого уже появились книги о кошках с иллюстрациями, и каждый владелец искал в своей кошке черты, похожие на яркие картинки и романтические описания. До сих пор помню, как мне хотелось считать свою первую кошку норвежкой, потому что в одной серьезной книге я прочитала, что это единственная кошка, спускающаяся с дерева, как белка, мордочкой вперед. А ведь моя киска так и спускалась с сосны на даче! Но в клубе, куда я принесла свою зеленоглазую «черепаху», выросшую из пучка грязной шерсти, найденного во дворе шинноремонтного завода, кошку назвали сибирской. (В тех же дворах и на тех же помойках находили и «мэйн-кунов», и «норвегов», и «балинезов»… Правда, большинство из них не смогло выйти из класса новичков. Некоторые остались домашними кошками, другие были переведены экспертами в сибирские).

Идея создания российской породы в это время витала в воздухе. И конечно, именно сибирской нужно было назвать такую породу – ведь это словосочетание имело давнюю историю. А вот какой должна быть эта кошка, было вовсе не очевидно. Полудлинношерстной – конечно. А дальше? Тип, формат, форма головы, очертания морды, постав ушей - все это было представлено в большом разнообразии в той городской и пригородной популяции полудлинношерстных кошек (назовем ее «условно аборигенной»), которую отсматривали фелинологи. Нужно было сделать выбор, основываясь не только на типе, преобладающем в популяции, но и учитывая уже существующие признанные породы полудлинношерстных кошек, в первую очередь мэйн-куна и норвежскую лесную. Повторение пройденного никому не было бы нужно.

Первые стандарты новой породы создавались в конце 80х гг. фелинологами клуба «Котофей» (О.С.Миронова, И.Я.Кацер и др.). Параллельно и другими российскими фелинологами регистрировались и разводились сибирские кошки. В Москве в этом направлении работали Т.С.Емельянова, Л.К.Овчинникова, Т.Д.Сапожникова. Но написан был стандарт «Котофеем». Эталонным животным послужил легендарный сибирский кот Роман рождения 1987 г. (вл. А.Иванова, «Котофей»), первый кот-основатель породы

С самого начала подчеркивался тяжелый тип, мощный костяк, круглые лапы, объемная округлая морда, широкий постав ушей, овальная форма глаз. Форма головы определялась как округлая. Размеры животных были несколько завышены. Если текст стандарта 1989 года несколько напоминает романтическое описание, то стандарт 1990 г., сохранив почти такое же описание статей, включал также окрасы (агути, агути с белым, без агути, без агути с белым, и колорпойнт в тех же группах) и недостатки. Этот стандарт был принят СФФ, тогда носившей название Советской Фелинологической Федерации. На его основе в 1991 году был разработан и первый международный стандарт. WCF, на тот момент еще молодая международная федерация, первой признала сибирскую кошку, включая сибирского колорпойнта. В «Котофее» же состоял и другой знаменитый основатель породы, кот Марс рождения 1988 г., окраса блю-тэбби-пойнт с белым.

Изображение

Марс

Он и его сын Нестор, голубой с белым, встречаются в сотнях родословных. На кровях Нестора основан питомник «Гел», они также использовались в питомнике «Марцелл» в сочетании с линией Романа (далее перешедшей в линии Вергилия и Лукреция). Из «Котофея» вышли и другие основатели породы, использовавшиеся затем в новых клубах.

Передо мной лежат пожелтевшие (в основном от времени, а некоторые, увы, не без участия кошек) каталоги выставок первых лет. Поищем в них сибирских кошек. До 1991 года владельцы порой заявляли их в самых разных породах и группах.

1989 год, Москва. 8-9 мая. Первая Всесоюзная выставка кошек. В каталоге 190 животных, из них почти половина персидских. В разделе «Длинношерстные и полудлинношерстные кошки неизвестных пород» есть и 12 сибирских кошек. Все они не имеют зарегистрированных родителей. А вот раздел «Домашние кошки» обширнее. В нем, в дополнительном списке, впервые встречается Марс. На своей следующей выставке он проходит класс новичков как сибирский кот и становится производителем.

1989 год. Рига, 23-24 сентября. В каталоге 164 кошки, и тоже почти половина персидских. В разделе «Официально не зарегистрированные породы» сибирские и невские маскарадные кошки. Под номером 146 в классе новичков знаменитый Роман. Уже в открытом классе бывший новичок сил-пойнт Рикки, давший впоследствии много потомков в паре с Селиной. А вот Селина в классе новичков как… балинез. На этой выставке ее переводят в сибирскую породу. Тот же путь проходят многие домашние любимцы, начинающие с класса новичков.

1989 год, Москва, 7-8 сентября. В каталоге 244 животных. Сибирские кошки включены как породная группа, всего их 26. На этой выставке кошек из Ленинграда попросту не внесли в каталог. Но зато мы можем проследить судьбу «балинезийского» кота Бойза 1988 года рождения, которого котенком вместе с его пожилой мамой и сестрой такого же окраса нашла в Самаре Ирина Горинова. Бойз, также переведенный в сибирскую породу, далее успешно выставлялся, и жив и здоров до сих пор

16 сентября 1989 года группой заводчиков Ленинграда и Москвы была подана заявка на регистрацию сибирской кошки в созданную в апреле того же года СФФ. 6 августа 1990 года порода регистрируется (сертификат № 1, код SIB), а одновременно с ней регистрируется и сибирская кошка в окрасах серии колорпойнт под вторым названием «Невская маскарадная» (сертификат № 2, код SIB 33). Теперь в каталогах выставок клубов, сотрудничающих с СФФ, сибирские кошки должны были включаться в раздел полудлинношерстных кошек, с отдельной группой окрасов «Сибирский колорпойнт (Невская маскарадная)».Выставка «Котофея» 5-6 января 1991 г. В каталоге всего 342 животных. 119 сибирских кошек, из них 29 колорпойнтовых окрасов; в классе новичков 50 животных, из них 13 колорпойнтов. Самой старой кошке почти 10 лет, а выставляется она в классе новичков. Масса животных первого поколения с метриками. Дети Романа, Марса, десятков других бывших новичков.

Хоть количество племенного материала было велико, поголовье начала 90х гг. было далеко от идеала. Пометы «рассыпались». Сибирскими кошками занимались подвижники… Многие клубы и даже эксперты морщили нос, говоря о сибиряках. И в то же самое время интерес к сибирякам за границей рос как на дрожжах. Если животные, вывезенные ранее в ГДР и Чехословакию, были теми самыми «народными» сибирскими кошками без стандарта и без документов (от них, кстати, и пошли некоторые европейские линии сильно облегченного типа), то экспорт начала 90х относился к первому-второму поколению, полученному в результате племенной работы. Потомков Романа вывезла в США Элизабет Тэррел (питомник «Старпойнт»). До сих пор линии Старпойнт высоко ценятся в Америке. Большое количество животных разных окрасов было вывезено в Германию Гансом и Бетти Шульц (питомник «Невский»), сыгравшими большую роль в росте популярности породы в Европе. Полученный в этом питомнике кот Магадан мог бы конкурировать на выставках и сегодня. Но все же первая волна экспорта сибиряков в массе своей высоким качеством не отличалась. Результатом этого явились попытки чуть ли не каждого владельца питомника сочинить стандарт под свое поголовье. Именно тогда сложилось мнение некоторых иностранных экспертов о том, что сибирская кошка – не более чем испорченный мэйн-кун. Или вовсе кросс норвега и мэйн-куна. Все три породы имеют сходную текстуру шерсти с минимальными отличиями, все они достаточно крупные и тяжелые. Уловить различия в формате, длине конечностей, хвоста, форме головы, содержавшиеся в первых стандартах, было не так-то легко. Хотя проект стандарта WCF 1990 г. повторял стандарт «Котофея», в стандарте WCF 1991 г. к округлой форме головы таинственным образом были добавлены высокие скулы, а хвост предписывался от длинного до очень длинного - и впрямь слабый мэйн-кун. Особенно учитывая то, что идеальных представителей и той, и другой породы в Европе надо было еще поискать.

Для того, чтобы порода завоевала свое место под солнцем, нужно было сделать большее ударение в стандарте на отличия ее от близких пород, найти и закрепить в потомстве те признаки, которые придали бы ей действительно неповторимый облик. Акцент был сделан на форму головы. Широкие низкие скулы, соединенные плавной линией с округлой мордой, никак не могли быть спутаны с головой мэйн-куна или норвежской лесной кошки. Впервые эти признаки были описаны в поголовье Ленинграда/Санкт-Петербурга и включены в стандарт клубом ПОФ (И.А.Окулов, Е.Ю.Дмитриева) в 1991 г. Была отобрана целая группа кошек (например, Фрези, внучка Романа, Глэдис, дочь Марса, Пышка рождения 1988 г., ставшая впоследствии одной из

Изображение

Пышка Дикая Краса (1990 г.)

Изображение

Пышка Дикая Краса (1994 г.)


первых сибирских кошек - чемпионов мира,) и два кота, наиболее близких к требованиям нового стандарта (один из них – Георгий рождения 1987 г., давший начало питомнику «Князь Гвидон»). Однако эти коты препотентности не проявили. Все же вслед за идеей пришла и удача – в клубе появился очередной «найденыш», кот в мешке в прямом смысле слова. Старушка принесла своего любимца в авоське. Это был кот Макс рождения 1989 г., крупный, мощный зверь окраса сил-тэбби пойнт, с практически идеальными очертаниями головы и шерстью отличной текстуры, правда, чуть коротковатой.

Изображение

Макс

Вот он-то и оказался препотентным. Настолько, что до сих пор кошки – его потомки в третьем, четвертом, пятом колене рожают маленьких Максиков всех признанных окрасов. Линия Макса, начатая питомником «Найтингейл», успешно продолжается питомниками «Дикая Краса» и «Дом Филина». Можно уже говорить и об успехе линий его сыновей W.Ch. Арсения Невского

Изображение

Арсений Невский

и Gr.I.Ch. Филимона. Данная форма головы вскоре вошла и в стандарт сибирской породы WCF.

В 1994 г. на семинаре МКЭФ те же очертания скул и морды были использованы при написании более подробного, чем вариант ПОФ, стандарта. Форма головы в нем получила название трапециевидной. Этот стандарт был опубликован в сборнике стандартов аборигенных пород, на сегодняшний день действует в СФФ и не имеет существенных отличий от современного стандарта WCF. «Короткая широкая трапеция» в стандарте СФФ, «голова короткая и широкая» в стандарте WCF; линии скул и морды описываются одинаково. Длина хвоста приведена в соответствие с тяжелым типом животного: «средняя» в стандарте СФФ, «до лопатки» в стандартеWCF.

Дальнейшее разведение сибирской кошки в России достаточно подробно описано во многих публикациях. Во многом росту ее популярности способствовало и создание Общества Любителей Сибирских Кошек в Москве (Т.Е.Павлова), успешно проводящего крупные монопородные выставки и ведущего реестр сибиряков – Чемпионов Мира.

Изображение

Молодые животные линии Арсения Невского

кошка торби-пойнт (7 мес.) и кот черный тигровый (9 мес.)

Получить животных хорошего современного типа не так-то просто. Основывая работу над типом на линейном разведении, можно достаточно быстро прийти к однотипности внутри питомника, закрепив, однако, при этом как достоинства, так и недостатки животных данной линии. Между питомниками внутри России обмен племенным материалом пока явно недостаточен. А если он имеет место, то в основном с целью добавления нового окраса или «разбавления» инбредности. Своим типом все в основном довольны. Во многом это обосновано. К счастью, постепенно уходят в прошлое облегченные, растянутые сибиряки. Многими питомниками достигнуты большие успехи в телосложении. Намного чаще можно теперь видеть животных крупных, тяжелых, с мощными конечностями, большими круглыми лапами. Кроме этого, получены и закреплены нарядные окрасы, такие, как золотой и серебристый.

Наиболее проблематичны такие моменты, как качество шерсти и форма головы. Что касается последней, то, если отбросить узкие и удлиненные головы, резко очерченные или опять же узкие мордочки, никак не соответствующие стандарту, то наиболее сложной задачей является получение правильной формы именно за счет костной структуры, а не за счет мягких тканей. Не зря в стандарте акцент сделан на то, что округлость лицевой части опирается на скуловые дуги и объемную морду, а не на полные щеки. Именно этот момент является основным для исключения нежелательного, близкого к полуперсидскому типа.

Линия скуловой дуги у идеальной сибирской кошки направлена на нижний край уха, а у животного нежелательного типа – на внутреннюю часть уха. Расстояние между клыками у сибирской кошки широкое, дуга нижней челюсти между клыками почти прямая. У животного нежелательного типа дуга круче, расстояние между клыками небольшое. Оптически такая голова кажется округлой благодаря полным щекам и развитым мягким тканям морды. У идеальной сибирской кошки костная структура отлично прощупывается, скуловые дуги хорошо заметны даже у «хорошо одетой» кошки. Если добавить разницу в высоте черепа (у идеальной сибирской кошки череп ниже), форме лба (у сибирской кошки от плоского черепа к прямой широкой спинке носа легкий переход, подчеркнутый направлением роста волос), текстуру шерсти (у животных нежелательного типа подшерсток переразвит, а покровный волос, напротив, истончен) и форму глаз (верхнее веко у сибирской кошки должно создавать овальную форму глаза), а также часто более низкий постав ушей, то отбраковка такого животного во время экспертизы не представляет сложностей. Конечно, зачастую не все эти признаки присутствуют одновременно. Поэтому и стоит уделить внимание скулам.

Стремление к созданию повышенной декоративности часто характеризуется удлинением шерсти, которое может сопровождаться изменением ее текстуры. К сожалению, излишне мягкая шерсть встречается достаточно часто, и не только в ослабленных окрасах и некоторых линиях колорпойнтов, но и в черном серебре, а порой и в обычных черных тэбби, что совсем уж странно. Здесь особенно важна позиция эксперта, а именно предпочтение правильной текстуры с жестким маслянистым покровным волосом длине, а уж тем более окрасу и рисунку. Учитывая, что за окрас вместе с рисунком сибирская кошка сегодня может получить не более пяти баллов, животное с нечитаемым рисунком или затемненным окрасом, не имеющее недостатков в типе, форме головы и текстуре шерсти, фактически может получить желаемые 98 баллов. Недостатки же в текстуре шерсти (до 20 баллов) должны штрафоваться гораздо более сурово, особенно если это переразвитый подшерсток или отсутствие породного водоотталкивающего покровного волоса. Тогда и в питомниках будет вестись более жесткий отбор по текстуре шерсти.

То же стремление к повышенной декоративности иногда выражается и в излишне распахнутых, почти круглых глазах. Здесь лучше соблюдать золотую середину. Глаза сибирской кошки должны быть широко расставленными, достаточно большими, но не круглыми. Глубоко и близко посаженные глаза настолько же мало украшают сибиряка, как и круглые, широко распахнутые.

Изображение

Сибирские кошки за границей

В Америке стандарт изменяли по-своему, также, впрочем, понимая, что для признания нужно максимальное количество отличий от близких пород. Выразилось это в предпочтении округлых форм во всех разделах стандарта. Голова, глаза, живот – все у американской сибирячки должно быть почти круглым, а на низкий постав ушей обращается особое внимание. Напротив, скулы в стандарте не выделены. В лучших питомниках, правда, все равно приходят к «нашему» типу современного сибиряка. Давно известны питомники «Emerald Forest», «Cooncreole»; в последнее время прекрасные результаты получены в молодых питомниках «McFurr» и «Sonoma».

Изображение

TGCh TICA Kotik Dikaya Krassa of Sonoma

Есть, к сожалению, и питомники с «заперсюченным» типом животных, пожалуй, слишком буквально следующие идее округлости. Сибирские кошки имеют полный чемпионский статус в TICA, вплотную приблизились они к этому и в CFA.

В Европе в течение долгого времени поголовье было очень разным. Часто можно было встретить облегченный тип с длинными конечностями и хвостом, вытянутой мордочкой, высокими скулами. Доходило и до овальных лапок, и до полного отсутствия подшерстка. Даже стандарт такой – без подшерстка – был написан. Последнее время радует облик сибирской кошки и в европейских странах. Разумный импорт в сочетании с продуманной племенной работой дает свои плоды. В Италии питомник «Della Niva» работает с почти безупречным племенным

Изображение

W.Ch.FjodorDellaNiva

окраса черный мрамор с белым, полученным в результате сочетания линий, импортированных из России (ПОФ) и Германии (питомник «Newskij’s»). Дочь Федора Катюша используется питомником «Moskvasibcat» вместе с венгерскими линиями (питомник «Maronov»). Катюша и ее сын Бородин достойно выступили на Всемирной выставке в Петербурге, получив номинации на BIS.

Изображение

Moskvasibcat Orlitza, Moskvasibcat Olivia (8 m.)

В Германии отличную работу на основе животных, импортированных из Москвы («Северное Сияние») и Петербурга («Найтингейл» и «Дикая Краса»), ведет питомник «Iz Ermitage».

Питомник IzErmitage: мать и сын

Изображение

Gr. Int. Ch. Alionka Dikaya Krassa

Изображение

W.Ch. Iz Ermitage Hirdon


Животные этого питомника заложили основу племенной работы во Франции. Удачно использует линии российских питомников «Марцелл» и «Чинги-Тура» питомник «FabulaFelis» в Финляндии. И снова интересная тенденция – несмотря на расхождение в стандартах (в стандарте FIFe все еще длинный хвост и высокие скулы), лучшие животные питомника имеют наш современный облик. Совсем мало осталось европейских стран, где сибирская кошка неизвестна. Пришли сибиряки и на недавно еще закрытый для них остров – Великобританию. Уже получено первое и второе поколение очень неплохих сибиряков, рожденных на британской земле (питомник «Catreba»).

Изображение

Помет Catreba “Y"

А 8 сентября 2004 г. мы узнали радостную новость: на заседании Исполнительного комитета GCCFпредставление сибирской породы увенчалось признанием! Стандарт GCCF более подробен, чем стандарт WCF, но при этом аналогичен нашему как по типу животного, так и по признаваемым окрасам. Да и во всем мире сибирской кошки разве что в Антарктиде нет. А так – питомники в Японии, Южной Африке, Южной Корее… Сибирская кошка в одночасье завоевала мир и не собирается сдавать позиций.

Изображение

AlmazMike (Япония)

журнал "кошки" ноябрь 2004
не отредактированный вариант предоставлен автором статьи: И. Садовникова


Взято отсюда http://cat-sibiryak.narod.ru/st-Sadovnikova1.htm

_________________
Порой стекляшки сверкают куда ярче бриллиантов, ведь им как-то надо доказывать свое право на существование. Т. Пратчетт
____________
Личка отключена


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 19 авг, Ср, 2009, 20:48 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17.08.2009
Сообщения: 5395
Откуда: Москва________ на форуме с 24.12.2004
взято с сайта http://www.cat-sibiryak.ru/st-sibmask.htm
Журнал «Друг» № 6 2002 г.

Ольга Фёдорова.

СИБИРЯК + МАСКА = СИБИРЯК

теорема требует доказательств?


Теплое отношение к сибирской кошке, как к чему-то родному, скорее всего, заложено в нас генетически. Это кошка, образ которой близок и дорог каждому русскому человеку с детства, не встречала людей, которые оспаривали бы ее прекрасные внешние, умственные и душевные качества. Ее красота естественна, а пропорции отточены эволюцией еще до того, как началось племенное разведение. Все части тела у «сибиряка» расположены на своих традиционных местах и имеют средние размеры, сам же сибиряк в целом довольно большой и мощный, вес его иногда может превышать 10 кг. однако кошки обычно меньше котов. Шерсть средней длины и жесткой текстуры, не сваливается и не летает по всему дому. Всем известно, что они идеально приспособлены к нашему климату, имеют устойчивую психику и прекрасное здоровье.

Сибирские кошки веками обитают не только в Сибири, но и на всей территории России и за это время успели обогатить свою популяцию настолько богатой гаммой окрасов, что она способна удовлетворить даже очень изысканный вкус. Самый экзотический из них - окрас колор-пойнт, или, вернее, он выглядит самым экзотическим. Владельцы сибиряков некоторых распространенных и привычных, на первый взгляд, окрасов и не подозревают, что они характерны для Сибири не более, чем колор-пойнт. Именно экзотичность темной маски на мордочке и голубых глаз невских маскарадных сибиряков, стала основным доводом в борьбе некоторых фелинологов за признание невских маскарадных «не сибирскими». Так же их, видимо, вдохновил пример Норвежских лесных кошек и американских Мейн-кунов – аборигенных пород для которых колор-пойнт – запрещенный окрас. Заводчики же невских маскарадных считают такое разделение породы недопустимым и готовы отстоять свою правоту, если в этом будет необходимость. Им уже пришлось это делать, в частности, на семинаре, посвященном сибирской породе, в ФПЦ «Фелис» 6 декабря прошлого года. В этом их поддержали эксперты Ольга Сергеевна Миронова, Лариса Кирилловна Овчинникова, Ольга Львовна Абрамова, кандидат биологических наук, генетик Инна Шустрова и другие фелинологические авторитеты, в чьей компетенции нельзя усомниться. За разделение же проголосовали только два человека.

Теперь обратимся к событиям, ставшим уже историей. Племенная работа с сибиряками окраса колор-пойнт началась в Санкт-Петербурге более 15 лет назад, (ненамного позднее, чем с сибиряками вообще), и там же они получили свое красивое название - невские маскарадные, благодаря Ольге Сергеевне Мироновой (кстати, автору стандарта сибирской породы) которую по праву называют первооткрывателем «неваков». Сертификат № 1 о регистрации аборигенной Российской породы кошек «Сибирская» и сертификат № 2 о регистрации оригинального окраса Сибирской кошки под названием «Невская маскарадная» были оформлены в один день, 6 августа 1990 года Международной общественной организацией «Фелинологическая Федерация» (СФФ). Это значит, что на тот момент, когда сибиряки из домашних кошек превратились в официально признанную породу, колор-пойнтов среди них было достаточно для признания их, как одного из сибирских окрасов. Вскоре они были признаны и многими международными организациями, в которых, так же, как в СФФ, работают эксперты знакомые с генетикой, историей и географией. Сибирские и невские маскарадые кошки имеют не только общий стандарт, но и общий генофонд. Часто в одном помете рождаются котята и традиционного и невского окраса.

Откуда же взялось это «Невское чудо» - как выражаются некоторые авторы. Определения, часто даваемые людьми далекими от фелинологии невским маскарадным кошкам, вроде: «Это смесь сиамов с сибиряками» или «Эта порода называется колор-пойнт» не отражают действительного положения вещей. Колор-пойнт – это не порода, а окрас, который называют еще гималайским, сиамским или акромеланическим. Сейчас большое количество пород кошек имеют этот окрас в различных его вариантах: священная Бирма, персидские, американские кёрлы, сфинксы, британские короткошерстные. В стандарте норвежских и американских аборигенных кошек его нет из-за удаленности этих стран от Азии. Правда, среди мейн-кунов колорпойнты уже встречаются и, наверняка, когда-нибудь будут признаны. Явление же «колорпойнтовости» у таких аборигенов, как европейские короткошерстные давно никого не удивляет. Если в культурные породы ген сиамского окраса привнесен искусственно, в определенное время и с определенной целью, то первые сибирские и европейские короткошерстные колор-пойнты были взяты «с улицы», как и аборигенные кошки, с привычным цветом шерсти. Они и сейчас встречаются в дикой природе русского города и деревни.

На самом деле, никто не знает, когда и как российские кошки могли приобрести столь эффектный окрас, в каком году и через какую границу впервые пришли, приехали или приплыли в нашу страну сиамы, что бы наградить геном своего окраса наших аборигенов. Многие, конечно, получили его относительно недавно от тех самых старосиамских (ныне тайских) кошек, привезенных Образцовым и Таиланда в 1960-х годах. Но это далеко не единственная версия их происхождения, как принято у нас считать. В самом начале ХХ века, при быстро растущей в то время популярности «тайцев» в Англии, они просто не могли не попасть в Россию, как и в другие европейские страны. Наука геногеография, труды по которой так любит цитировать уважаемая эксперт-фелинолог г-жа Е. Шевченко, недолюбливающая неваков, «говорит нам о том, что «наибольший процент сиамского гена окраса шерсти на его Родине – в странах Юго-Восточной Азии и в портовых городах Европы». Но, та же наука геногеография утверждает, что очаг распространения мраморного рисунка шерсти кошек находится на Британских островах, часто встречаются он во Франции и приграничных с ней государствах, а, так же, в бывших английских колониях. «В Сибири мраморные кошки исключительно редки» (П.Бородин «Кошки и гены») Так может быть запретить разводить мраморных сибиряков, следуя логике г-жи Шевченко? Не говоря уже об окрасах крем, камэо, серебре и чистом золоте, которые появились в процессе селекции и уж тем более не встречались в 18 веке в Сибири, кстати, и сейчас еще мало изученной геногеографами. А почему она оспаривает статус Санкт-Петербурга, как крупнейшего европейского морского порта России – непонятно вовсе.

Гималайский окрас является достоянием не только сиамских (тайских) кошек и не только домашних кошек вообще. В книге «Кошки и гены» П. Бородин упоминает о часто встречающихся в популяциях некоторых крупных и мелких хищников семейства кошачьих, таких, как тигры, рыси, львы, дикие европейские кошки, носителей «сиамского типа альбинизма». Вряд ли кто-нибудь будет утверждать, что акромелонический окрас в той или иной популяции разных видов не может возникнуть без участия тайских кошек или, например, гималайских кроликов – еще одних распространенных обладателей этого окраса. Почему же считается, что кошки – колор-пойнты могли появиться только в Сиаме? Однозначно, что-то утверждать не возможно, тот, кто берет на себя смелость делать это, должен быть ясновидящим. Данные очень противоречивы. В книге путешественника и естествоиспытателя Петра-Симона Палласа «Путешествия по различным провинциям Российского Государства» написанной в 1770-х – 1780-х годах, есть изображение кошки, напоминающей сиамскую, но более темной расцветки и с круглой головой. Таких кошек он обнаружил живущими на воле где-то в «Прикаспийских южных государствах». Нам не известно, являлись ли они родственниками выходцев из Восточной Азии или это местная мутация.

Утверждение, что невские маскарадные - потомки гималайских персов, вообще не обоснованы т.к. первые аборигенные полудлинношерстные колор-пойнты появились в России без сомнения раньше, чем персы. Ни в начале селекционной работы, ни после признания сибиряков, как породы, прилитие персидской крови не приветствовалось. Персидский тип и персидская шерсть считаются большими недостатками для сибирской кошки и могут быть причиной дисквалификации – так написано в стандарте. «Скидки» на мягкость шерсти, разумеется, в разумных пределах, делались лишь для сибиряков некоторых сплошных окрасов (голубой, белый) и для осветленных окрасов (серебро, крем). Так же и сибирские колор-пойнты с тебби-фактором демонстрируют более выраженную ость, а для имеющих пойнты сплошных и осветленных окрасов может допускаться чуть более мягкая. Большинство невских маскарадных отвечают этим требованиям. Но кто ищет, тот всегда найдет! Сторонники выделения неваков в отдельную породу настаивают на том, что среди последних многие имеют в качестве ближайших родственников именно персов и предлагают переписать стандарт под эту нестандартную часть. В этом предложении тяжело найти логику. Возможно владельцы «заперсюченных» невских маскарадных об этом только и мечтают, но те, чьи кошки близки к идеалу, хватаются за голову, услышав такое! Ведь в этом случае их кошки становятся нестандартными.

Я не говорю, что среди «неваков» животных с подобными недостатками нет совсем, но, если быть объективными, среди сибиряков других окрасов, они тоже встречаются. Да и в любой породе есть представители с отклонениями от стандарта. Может быть, каждого из них выделить в отдельную породу и написать для каждого персональный стандарт, что бы не кому не было обидно? Или правильнее все таки не допускать таких животных к разведению? В том, что кошки, не совсем соответствующие породе часто имеют довольно высокие титулы, вина не столько заводчиков, (для них свои животные всегда самые лучшие), сколько экспертов, дающих титулы таким животным ссылаясь на «свое видение породы». Так же не стоит забывать, что требования к окрасу для гималайских персов и невских маскарадных неодинаковы. Неваки, в отличие от гималаев, могут быть затемненными по корпусу и иметь остаточный рисунок на спине, боках и животе - это не является недостатком, при условии сохранения контрастности пойнтов, а так же, любые белые пятна на пойнтах.

Невские маскарадные все чаще становятся фаворитами выставок. Редко когда заключительный конкурс «Best in Show» обходится без их участия. Наши известные судьи: Ольга Миронова, Татьяна Бакалова, Лариса Овчинникова, Галина Баткова, Наталья Вороненко, Тамара Сапожникова отмечают их высокое качество. А ведь их нельзя упрекнуть в незнании стандартов отечественных пород. Сильно возросшая в последние годы популярность невских маскарадных в России и других странах беспокоит некоторых заводчиков сибиряков традиционных окрасов, так как кое-кому из них все труднее конкурировать с этими эффектными и, благодаря грамотной селекционной работе, качественными представителями породы. Возможно, это и послужило причиной началу движения «борцов» за «чистоту» сибирской породы, которые, прикрываясь разговорами о патриотизме, старательно выискивают недостатки колор-пойнтов, вместо того, что бы исправлять свои собственные упущения. А, иначе, почему лишь по прошествии более 15 лет после начала племенного разведения неваков, они вдруг стали кому-то мешать?

При всем этом, никаких вразумительных доводов, кроме обвинений в излишней экстравагантности и сетований на плохую продажу котят традиционных окрасов, никто не приводит. Хочу этих «борцов» разочаровать: невские котята тоже продаются не так хорошо, как скотиш-фолды и сфинксы. Если бы заводчики невских маскарадных были движимы коммерческими соображениями, а не любовью к сибирской породе, они давно бы уже бросили свое неприбыльное занятие. Что касается побед на «Best of Best», то их обычно удостаиваются животные не только соответствующие стандарту, но и лучше подготовленные. Если невак на выставке оказывается лучше «одет», чем сибиряк другого окраса, вместо того, что бы посоветовать владельцу этого сибиряка не выставляться в период линьки или пользоваться средствами для роста шерсти, почему-то некоторые начинают обвинять неваков в том, что они никогда не линяют, так как являются полуперсами. Правильнее было бы сказать, что это некоторые сибиряки никогда не бывают в форме. Сейчас монопородные сибирские выставки набирают очень большое количество животных и конкуренция на них весьма велика. Естественно, если кошка претендует на высокие оценки, она должна быть не только шоу-класса, но и в шоу-кондиции. Пора и нам привыкать к жесткому судейству.

Конечно, для победы на «Best in Show» на кошачьих, так же как и на собачьих выставках, имеет значение и мода на те или иные породы и окрасы. Неваки не виноваты, что они сейчас в фаворе. На шоу отечественных пород часто побеждают, например, донские сфинксы, которые тоже являются нашей аборигенной породой. Глупо обижаться на это родным полосатым сибирякам, которые все равно остаются нашими самыми аборигенными и самыми любимыми кошками.

Только люди, у которых нет невских маскарадных кошек, могут считать их не сибирскими. Не стоит, наверное, еще раз повторять, что большое количество неваков отвечают требованиям стандарта, главное: у них взгляд сибирской кошки и душа сибирской кошки. Характер неваков тоже не отличается от «сибирского». В нем прекрасно сочетаются преданность и свободолюбие, вальяжность и эмоциональность. Я знаю как сибирского кота дикого окраса, так и невского маскарадного кота все лето свободно гуляющих в ближних и дальних окрестностях дачных участков своих владельцев. Причем оба этих кота имеют титулы Чемпионов Мира.

Так в вправе ли аборигенные российские кошки иметь окрас «не типичный для нашей полосы»? Но ведь Россия большая, она тоже не укладывается в размеры «одной полосы» одного временного пояса, одной климатической зоны, одной национальной культуры, так и наши аборигенные кошки, которые издавна обитают на всей территории страны, вобрали в себя все лучшее от кошек двух частей света, где эта страна находится. Все великолепие настоящей сибирской кошки, которое они устойчиво передают своим детям из поколения в поколение, подтверждает это право. Каждая победа сибиряков, это победа всей людей, посвятивших себя этой породе, и не важно, какой окрас они предпочитают.

_________________
Порой стекляшки сверкают куда ярче бриллиантов, ведь им как-то надо доказывать свое право на существование. Т. Пратчетт
____________
Личка отключена


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 19 авг, Ср, 2009, 21:02 
 
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 17.08.2009
Сообщения: 5395
Откуда: Москва________ на форуме с 24.12.2004
Взято с сайта http://cat-sibiryak.narod.ru/st-treugolnik.htm
журнал "ДРУГ" № 6 2003 год

Инна ВЛАДИМИРОВА

АБОРИГЕННЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

«Нет ничего сложнее, чем различить «плохого» мейн-куна, «плохого» норвега и «плохого» сибиряка» - такая поговорка сложилась в фелинологическом мире. «Плохого» - в смысле выраженности породных признаков. Хороших же представителей этих пород эксперту различить достаточно легко, чего нельзя сказать о человеке «с улицы», в сферу интересов которого кошки никак не входят.



Дело в том, что внешний облик каждой из этих трех пород основан на одном и том же образе некоего «дикого лесного кота». Не то чтобы их заводчики стремились в точности ско­пировать представителей данного биологического вида (лес­ной кот Felis silvestris). В облике мейн-куна наметанный глаз может обнаружить черты, характерные скорее для рыси (вы­соко поставленные уши с кисточками, подчеркнутые скулы и мордочка, высокие ноги), а во внешности сибиряка - отдаленный намек на манула (небольшие уши, массивная го­лова с плавными очертаниями). Тем не менее каждая порода призвана создавать впечатление аборигенной кошки из су­ровых лесов - крупной и мощной, с очень густой удлиненной шерстью.

Лет двадцать назад отличить представителя норвежской лесной от мейн-куна было куда сложнее, чем сегодня - ни та, ни дру­гая порода не имела особой специфичности черт. Несмотря на то что происхождение этих животных хорошо известно: они выведены не просто из изолированных популяций, но и на раз­ных континентах, сходства между ними было чуть ли не боль­ше, чем различий. Объясняется эта ситуация просто: исходным «материалом» для создания пород послужили беспородные до­машние. кошки, сформировавшиеся в похожих условиях: на фермах штата Мэн или в селах Норвегии. Да и климатом эти ре­гионы не так уж разительно отличаются друг от друга (если сравнивать, например, с Бразилией или Японией). При таком образе жизни преимущество получали кошки среднего и круп­ного размера, с мощным костяком, развитой мускулатурой, «одетые» В плотный мех. Каких-либо других специфических породных признаков в этих популяциях не закреплялось, по­скольку владельцы ферм и хуторов если и отбирали среди сво­их животных лучших, то разве что по «мышеловкости», понят­но, что районы с подобным климатом - и с подобным содер­жанием кошек - не ограничиваются Норвегией и штатом Мэн, а занимают большие территории в Евразии и Северной Америке. Соответственно, и распространены на них кошки подобно­го «примитивного» типа. Нельзя найти современный выставоч­ный экземпляр норвега или мейн-куна в подмосковной дерев­не, но обнаружить кошек, обладающих целым рядом типичных для этих пород признаков, вполне возможно.

На нынешний день и норвежская лесная, и мейн-кун имеют статус национальных пород, и класс новичков для них в большинстве организаций закрыт. Иначе говоря, животные без ро­дословной, восходящей к американским или, соответственно, норвежским предкам, не могут быть признаны представителя­ми этих пород и допущены к разведению. Делается это в целях охраны генофонда породы и придания ей большей генетической стабильности.

Однако на ранних стадиях формирования этих пород неизбежно вставал вопрос: сохранять ли наиболее распространен­ный в аборигенной популяции тип животных или придать складывающейся породе какие-то своеобразные, характерные именно для нее черты, не противоречащие пресловутому об­разу «дикого лесного кота». Конфликт между стремлением сохранить генофонд аборигенной популяции и творческим развитием породных признаков - один из самых тяжелых для за­водчиков на стадии окультуривания породы. Хочется, конеч­но, добиться какого-то разумного баланса между этими тен­денциями. Если ограничиться одним лишь сохранением са­мых распространенных в аборигенной популяции признаков, возрастает риск, что порода окажется невыразительной, неин­тересной для потенциальных владельцев (проще говоря, для покупателей), что не прибавит ей популярности и может поставить под угрозу само ее существование. Если же удариться в другую крайность - утрировать часть имеющихся признаков или вносить новые, да еще прибегая для этого к вводным скрещиваниям, то можно потерять всякие биологические основы «аборигенности», получив просто-напросто еще одну культурную породу кошек, связанную со своими предками разве что названием.

Американские заводчики предпочли все-таки акцентировать ряд признаков породы, придав ей броский и узнаваемый облик (пусть даже часть этих признаков и противоречила образу дикого кота из холодных лесов - например, большие уши мейн-куна в суровом климате подвергались бы явному риску обморожения). Более консервативные скандинавы пошли по пути сохранения традиционных признаков, пытаясь добиться обшей гармонии облика животных без выщепления отдельных экстремальных черт. Кстати, при подобном развитии порода нередко оказывается подвержена веяниям моды, словно заво­дчики, не имея возможности вложить свою энергию в разви­тие «разрешенных к экстремализации» признаков, пытаются направить ее то на одну, то на другую «среднюю» характери­стику - до пределов, допускаемых стандартом (а порой и вы­ходя за эти пределы). Не стали исключением и норвежские лесные - на каком-то этапе их развития (примерно в конце 80-х и начале 90-х гг. прошлого века) в моде были крайне длинные головы. Спустя несколько лет мода вернулась к клас­сическому равностороннему треугольнику, и усилия заводчи­ков сосредоточились на формировании высокой линии над­бровий - так называемого шлема норвежских кошек.

«Третья сторона треугольника» - сибирская - начала складываться как культурная порода позже двух остальных, и представители ее на тот момент отличались крайней разнотипностью. Причин этого явления было несколько: во-первых, животные в первичные племенные группы набирались «со всех концов Руси великой», а это территория куда побольше Норвегии и штата Мэн, и климатические условия на ней весьма разнообразны.

Во-вторых, преобладали в этих группах кошки из крупных городов: Москвы, Ленинграда (Санкт-Петербурга), Красноярска и т. П., а генофонд городского кошачьего населения подвергается постоянному «перемешиванию». Поэтому, когда встал вопрос о написании стандарта (точнее, стандартов, составленных разными организациями), оригинаторы породы опирались не столько на распространенность тех или иных признаков в популяциях кошек в самой Сибири, сколько... на исторически сложившееся представление о сибирском коте как об аборигене поселений таежной зоны. Не последнюю роль при составлении стандарта сыграло и желание придать породе специфич­ный облик, отличающий ее от мейн-куна и норвежской лесной. В этом действия оригинаторов подчинялись общему фелинологическому правилу: новая порода не должна напоминать уже существующие.

Так чем же все-таки отличаются друг от друга представители «аборигенного треугольника» сегодня? Мейн-кун - это, пожалуй, самая крупная или, точнее, рослая порода: при мощном костяке и широкой грудной клетке он отличается длинным корпусом. Сильными мускулистым ногам этих кошек стандарт предписывает «среднюю длину в пропорции к телу», но, поскольку корпус отличается немалой дли­ной, можно сказать, что и ноги у мейн-куна длинные. Сибиряк обычно производит впечатление не стол­ко своей величиной (хотя для этой породы предпочтительны крупные размеры), сколько мощью, переходящей у матерых котов в некоторую массивность. Корпус, как и мощные конечности', имеет среднюю длину. Однако, поскольку спина и круп, а равно и грудная клетка у сибиряков должны быть широкими (а грудная клетка еще и довольно глубокой), создается впечатление некоторой приземистости этих кошек. Облик норвега удачно соединяет в себе силу и грацию. Но­вежская лесная порода отличается скорее крепким, нежели массивным сложением, корпус этих животных может иметь среднюю и даже большую длину" (кошки обычно длиннее ко­тов). Ноги довольно высокие, но благодаря крепкому костяку и плотной мускулатуре отнюдь не выглядят тонкими. В породе преобладают животные средней величины (хотя стандарт оговаривает как среднюю, так и большую), но «богатая» шерсть зрительно увеличивает размеры этих кошек. Наиболее яркие отличия демонстрируют головы пород «треугольника». Голова мейн-куна имеет форму широкого модифицированного клина, с высокими выступающими скулами. Впечатление угловатости дополняется квадратной мордочкой с подчеркнутыми подушечками вибрисс. Голова норвежской лесной кошки по форме соответствует равностороннему треугольнику, или, по терминологии других организаций, «уме­ренному клину». Очертания его мягкие, закругленные, скулы не выделяются, и плавная линия контуров на переходе к мор­дочке не меняет своего направления. У сибиряка голова име­ет форму широкой и короткой трапеции (перевернутой трапеции, говоря точнее). Скулы довольно низкие, и от них к подушечкам вибрисс идет плавная, округлая линия контура. Небольшие отличия трех пород друг от друга можно заметить в организации профиля, в области перехода ото лба к носу. У мейн-куна предполагается мягкий, но явно выраженный изгиб этого уча­стка, без акцентированно­го стопа или резкого излома. Примерно такой же вариант перехода ото лба к носу приветствуется и у сибиряка, только длина этого участка у него по­меньше (за счет более ко­роткой головы). Линия же переход а ото лба к носу у норвега часто описывается как «прямая» или «ров­ная», однако не стоит при­писывать этой породе истинно прямой «восточ­ный» профиль. У норвежской лесной высокие, плавно очерченные надбровья, за счет чего на переходе ото лба к основанию носа образуется легкий «ложный» изгиб ли­нии, этакая деликатная смена ее направления... А ярко выра­женный излом или стоп недопустим категорически!

Большие, высоко и прямо поставленные, да еще и украшен­ные кисточками, уши мейн-куна могут служить одной из «ви­зитных карточек этой породы. Не столь выразительные, но гармоничные уши норвежской лесной кошки поставлены от­носительно высоко, причем таким образом, что нижняя часть наружной линии уха как бы продолжает линию треугольной головы. Расстояние между небольшими, широкими в основа­нии ушами сибиряка довольно велико, причем наружная ли­ния уха почти вертикальна, а сами уши заметно наклонены вперед. Опушение уха - кисточки и густые щетки - жела­тельно для всех трех пород.

Глаза мейн-куна стандарт описывает как овальные, широко расставленные. Составители стандарта норвежской лесной породы акцентируют внимание на большой величине и «от­крытости» глаз, определяя их форму как широкоовальную. А вот в стандарте сибирской породы форма глаз обычно записы­вается как округлая, при широком их поставе.

Здесь хочется сделать одно отступление. Стандарты на при­знание сибирской породы подавались в международные фе­линологические организации в разное время и, что весьма пе­чально, разными российскими клубами, действия которых не были согласованы друг с другом. Их «сибирские» стандарты несколько отличались друг от друга, да еще, видимо, претер­пели кое-какие изменения при переводе на другой язык. В итоге между стандартами разных международных организа­ций возникли заметные разночтения, подчас приводящие к полному абсурду. Так, довольно широко трактуемый россия­нами термин «округлые глаза» в стандартах TICA стал выгля­деть как «почти круглые», а в стандартах CFA - как «круг­лые». К круглым глазам, естественно, должно прилагаться их открытое выражение, и теперь американские заводчики, раз­глядывая фотографии наших сибиряков, удивляются их «не­достаточно круглым глазам» и упрекают(!) в отсутствии «от­крытого выражения лица». Возможно, российские стандарты (хотя бы российские!) следует прописать по этой позиции бо­лее четко - все-таки сибирская порода должна вызывать ас­социации с сильным, естественным животным, а никак не с мягкой игрушкой.

Хотя все три породы относятся к одной и той же группе «полудлинношерстных», структура и текстура их шерстного по­крова значительно отличается. У мейн-куна подшерсток вы­ражен умеренно, ость густая, на ощупь шелковистая, покров­ный волос тонкий, но упругий, равномерно удлиняющийся от плеч к спине и крупу. Мягкий волнистый подшерсток и обильный «остепух» норвега покрыт спадающим со спины, с крупа и верхней части боков хорошо развитым, длинным во­доотталкивающим покровным волосом. В целом же шерсть норвега на ощупь скорее мягкая, чем шелковистая. У сибир­ских кошек ярко выражены сезонные колебания шерстной структуры - подшерсток может быть коротким и умеренно выраженным в теплое время года, но удлиняется и становится исключительно плотным во время холодов. Ость на боках плотная, полуприлегающая, довольно мягкой текстуры. Вели­колепно развит покровный волос (<<плащ») - жесткий, весьма толстый, блестящий, удлиняясь от лопаток к крупу, он спуска­ется на бока жнвотного. Для всех пород, особенно в холодный сезон, характерен украшающий волос - «бакенбарды», ворот­ник, «штанишки» на задних ногах.

Окрасы во всех трех породах при знаются любые (хотя опреде­ленное предпочтение отдается «натуральным» - черным таб­би), за исключением нехарактерных для кошек из естествен­ных популяций Европы, Сибири и Северной Америки: шоко­ладных, коричных, лиловых, фавн, абиссинских, бурманских и сепия. Колор-пойнты не признаны ни в норвежской лесной породе, ни для мейн-кунов. А вот что касается этого окраса у сибиряков, то здесь мнения ведущих фелинологических орга­низаций резко разделились. Если, например, европейская FIFe категорически отрицает право сибиряков КОЛОР-ПОЙНТОВ на существование, то американские СРА и TICA принимают их с распростертыми объятиями. Ну а с мнением российских экспертов и заводчиков относительно КОЛОР-ПОЙНТОВ в си­бирской породе читатели «Друга» наверняка ознакомились в публикациях за последний год.



* в стандарте ТICA сказано, что ноги сибиряка «относительно длинные» - с чем абсо­лютное большинство оригинаторов породы и современных ее заводчиков вряд ли согла­сится. Так же, как и с положением о «слегка аркообразной, выгнутой линии спины». О разночтениях стандарта сибирской кошки в международных организациях речь пой­дет ниже.

** Как видим, разночтения в стандартах норвежской лесной в фелинологическux органи­зациях также присутствует.

_________________
Порой стекляшки сверкают куда ярче бриллиантов, ведь им как-то надо доказывать свое право на существование. Т. Пратчетт
____________
Личка отключена


Вернуться к началу
  Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 15 ]  Пред.  1, 2



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки



.


CATS-TOP Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002 - 2017