CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 127 ]  Пред.  1 ... 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 ... 13  След.
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 09 апр, Вт, 2019, 03:04 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.03.2016
Сообщения: 8593
Откуда: Владивосток
Жуть какая! У меня аж внутри похолодело, когда подумала, что коты живьем гореть будут. Хорошо хоть у доктора ( хотя вряд ли его вообще можно так назвать) хватило остатков совести.
Но история грустная и отвратительная одновременно. Неисчерпаема человеческая жестокость и мерзость. Все же до какого дна могут опуститься люди, до полного отсутствия моральных ценностей. И очень часто такое бывает как раз с теми, кому все в жизни доставалось даром. И вот ради денег, которые раньше текли рекой благодаря богатому папе, а тут вдруг иссякли, они пойдут уже на что угодно.
Лично я считаю, что человек, способный на убийство животного, способен и на убийство человека. Не зря ж в Америке убийство животных - это уголовная статья. А у нас административное взыскание :E И даже если б доказали, что эти сестрички намеренно убили котов, то за это им бы ничего не было, судили бы их за махинации со страховкой. Как-то тошно от того, что жизнь животного по мнению закона почти ничего не стоит...
Очень жалко котов, которые стали игрушками и были столь подло преданы. Надеюсь, их 9 жизнь будет долгой и счастливой! Ну так и по райскому закону положено))

Вообще тема публичности котов весьма злободневна.
Скрытый текст +


Трюфеля все больше люблю! ^^ Такой сострадательный вдумчивый кот.

_________________
Жизнь-это то, что с нами происходит, когда мы строим совсем другие планы (с) Д. Леннон


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 11 апр, Чт, 2019, 10:19 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14629
Откуда: Москва
Том и Бука.

Муся и Трюфель, понимая, что лучше бы дотерпеть до встречи с Богом, а там уж все ему рассказать, все равно не удержались и поведали друг другу о своих летописях.
Особенно Муська терпеть не могла. Трюфель готов был и повременить, чтобы лишний раз не повторять всего кошмара, о котором прочел. Но Муське это Муська.

Так, что поговорили, обсудили. Может Кошачьему Богу вообще все Храниль расскажет или даже конкретные летописи даст почитать.
Главное, чтобы Бог узнал, что они участвовали и реально помогали. Этого обоим хотелось. Правда и оба помалкивали об этом друг дружке. Трюфель из скромности, Муська по опыту. Она то знала, что Кошачий Бог за доброе дело всегда похвалит.
Надо было на самом деле поспать немножко.

Хранителю же было не до сна. Из трех дней на всю подготовку оставалось уж меньше двух. А подготовка – не только выбор. Бог же должен все проверить, обдумать детали.

Муся и Трюфель сделали важную вещь – они задали Хранителю вектор поиска. Несомненно надо искать пару. Двух похожих визуально котов, чьи жизни протекали примерно в одно время.
Парность – основополагающий принцип.

А значит надо еще раз, снова, пролистать все оставшиеся летописи. Пролистать образы. Он же сначала конкретно бенгальских котов искал, поэтому другие «лица» мелькали в подсознании очень быстро, как пейзаж за окном машины, когда высматриваешь что-то конкретное, а на другом фиксируешься относительно.
Что ж, еще раз сначала. Отберет по принципу похожести, а потом проведет еще один отсев.

Похожих внешне котов оказалось немного и немало. Меньше, чем могло бы быть, но достаточно, чтобы увязнуть в чтении.

Хранитель в отличие от Трюфеля давным давно знал, что первая жизнь в какой-то детали задает тон остальным. Чаще всего это так, за редкими-редкими исключениями. Значит в первых жизнях двух похожих котов должно что-то связывать.

Два рыжика без породы, два перса цвета ванили, полосатиков самых простых сразу семеро, на парное какое-то количество и почти каждой породы отобралось по паре.

Но ничего, ничего абсолютно их между собой не роднило и не объединяло.

Все рождались в разных местах, в разных домах, никогда не пересекались между собой, не пересекались знакомые им люди, жили даже в разное время некоторые.
И если у Муси и Трюфеля в каждой жизни коты были близнецами или двойняшками, то тут нет. Полный разнобой в этом смысле. Только в девятой похожи.
Нигде не упоминались близнецы, двойники, деревни с таким названием, ну ничего такого, за что можно было бы зацепиться.
В принципе можно было бы выбрать любую пару из этих. Только за внешнюю схожесть.

Но Хранитель чувствовал, что это слишком простое решение и он где-то ошибается. Но в чем?
Он же выбирал образы из всех летописей, в том числе прочитанных Мусей и Трюфелем, потому как пара между ними могла и разделиться, как почти и получилось с бенгалами.
Неужели «листать» сначала? Да. Если надо еще и два и три раза просмотрит. Что-то не так. А что пока не понятно.

Хранитель снова быстро просмотрел всех. Больше нет одинаковых! Но что-то ему не давало покоя. Будто бы что-то увидел, знает что увидел, но никак не осознает что именно. Будто прошел мимо того, что искал, но оно точно встречалось! Ангел закрыл глаза и попытался положиться на интуицию. Может она покажет нужные кадры.

И да. Это случилось. Он понял, что видел такого необычного. Он видел двух зеркальных котов.
Нет, даже не зеркальных а «перевертышей», будто бы один фотонегатив другого! Они пара, но одинаковы совсем-совсем иначе.
Даже не отражение друг друга, а инвертированное изображение. Взять девятую жизнь. Если у одного черный фон и белые пятна, то у другого на белом фоне точно такие же, один в один черные отметины. Если один кот белый, но с рыжими лапами, то второй рыжий с белыми. А вот породы и другие признаки у беспородных, например форма морды или длина шерсти – совпадали полностью. А пол – вовсе не обязательно. Видимо такая схожесть сие допускает. Пол мог меняться от разу к разу без всякой системы.
Как же он сразу не заметил таких? А вот не заметил. Потому что сосредоточился на другом типе схожести.
Хранитель был уверен, что все жизни можно даже не читать, что на этот раз ошибки никакой нет.
Но все равно внимательно прочитал. Вдруг Вселенная его проверят. И правильным будет не второе решение, а какое-то из последующих, и задачка еще сложнее чем кажется.
Но нет, на этот раз решение сошлось с ответом.
Это была та самая пара.

Кто же они такие?
Да просто коты или кошки. Жизнь от жизни, раз от разу.
Томом и Букой они были наречены в 9 жизни, в тех домах, где на свет родились. Томом в честь знаменитого мультяшного персонажа, а Букой в честь умения делать очень важное недовольное выражение лица, что не типично для маленького котенка. Их обоих не планировали оставлять в доме, поэтому новые мама и папа придумают что-то свое.

А первая жизнь началась еще давным-давным давно.
Когда один был белоснежным, второй наоборот черным, как сажа. Такая вот зеркальность. Самая простая и очевидная.
Белого звали на французский манер Бланк. Черного не звали никак. Ну или как придется – Заразой, Чертом и Подлецом в том числе. Иногда коту казалось, что его зовут «пшелотседова» или Брысь. Брысь звучало вроде даже ничего так себе.

Но при этом он был ласковым котом и к людям доверчивым. Вовсе не все так уж поголовно черных котов не любили, даже в те далекие времена. Хотя жизнь была нелегкой. И уличной. Как родился за кабаком, так и жил за кабаком. Главное не попадаться клиентам на глаза, когда они идут туда, а когда обратно – то лапы унести площе, потому что ноги людей не всегда слушаются. В общем как-то жил-поживал. Когда объедки раздобудет, когда мышами разживется, когда голодный день.
Городок был в относительно теплых краях, морозов сильных зимой не случалось. А это в уличной жизни самое важное.
Белому повезло больше. Он попал в богатый дом. К юной барышне с гувернанткой француженкой и толстой доброй кухаркой. По тем временам – это как в кошачью лотерею выиграть.
Баловень, не иначе.
И никак два кота были друг с другом не связаны. Усадьба хозяев Бланка в пригороде была, уличный бродяга в городке, но не за чем и негде было им пересекаться.
Если бы ни один случай.

В городе, через две улицы от того самого кабака жил один фотограф. .Молодой, лет 22.
Пробавлялся тем, что снимал приезжающую летом знать на отдых и лечебные процедуры, зимой из местных кого. Иметь дома фотопортрет было модным. Если бы клиентов, кто мог бы себе это позволить было побольше, жизнь могла бы быть недурна.
Но их в небольшом городе было мало.
Так что фотограф по сути слыл «бедным художником», со своей скромной мастерской. Только вид искусства чуть-чуть иной. Но дело свое любил. Мечтал сфотографировать однажды море. В этих краях были лишь целебные озера и источники, а моря в доступности не было. Вот бы увидеть и заснять волны.
Всегда хотел сфотографировать дикого зверя – медведя или волка. Но это все мечты художника.
Удачный день если какая барынька сына или дочку попросить «на карточку снять». Или вся семья на портрет.
А потом, кто же заплатит за диких зверей и море? Однако, с мечтами не расставался. Мечты такая штука, они как уж привязались, так и следуют везде за тобой. Может это и хорошо? Кому мечта, кому конкретная цель, маяк своего рода.

Как-то долго наблюдал за уличными котами. Вот бы настоящего тигра увидеть или льва!
Какая же грация, какие характеры.. И очень захотелось ему сделать фото хотя бы котов. Но тогда техника была не такой, чтобы бегать с ней по улице за кошками. По крайней мере тем, чем владел фото можно было сделать в студийных условиях, а если уж на природе чего-то такого, что не двигается и не убегает.
А кошки не будут сидеть и ждать, пока мастер все приготовит. Своих котов у него не было. Потому что не было и мышей. Потому что не было в доме никакой еды. Жил один. Питался, где как получится. В хороший день мог и в кабак зайти. В плохой – купить пару вареных яиц на рынке у баб и хлеба. Клиенты, кто его уже знал, иногда сами что-то приносили как часть оплаты.

Никого не было – ни жены, ни детей, ни кошки, ни собаки. Да и мастерскую крошечную того и гляди за долги придется продать.
К творческим натурам определенного вида мечты цепляются особенно крепко.
Решил по знакомым поспрашивать, может у кого есть смирные, ручные коты, чтобы спокойно могли посидеть какое-то время. Да какие были знакомые? Все такие же работяги, которым некогда своих котов приручать, даже если они и есть в дому. Люди сами по себе, коты сами по себе.

Фото черно-белое делал. И, закрывая глаза, видел уже «в кадре» двух или более кошек и какое-то их взаимодействие. Для сюжетности. Может лежат рядом, может вылизывают друг друга или шипят, изогнув спины. Все это он видел на улице, но не мог запечатлеть момент.

Один из приятелей в газетном деле работал. Сказал, давай в газете напишем, что ищем ручного кота для фотокарточки.
-А платить чем станем? – спросил мастер.
-За что?
-Да за объявление твое… за позерство…
-Про объявление я договорюсь, вот увидишь…
А за услугу - сделаешь фото хозяев!

Не очень то во все это фотограф поверил. Кому еще надо своих котов куда-то нести? Кому вообще все это надо, если не за приличные деньги? А приличных у него отродясь не было. Только одни идеи…и мелочишка.
Но приятель не подвел, как-то условился. Да он сам наборщиком был. Небось втиснул крайней строкой там где разное такое сообщалось, никто и не заметил.

Но что удивительно в тот же день, как газета в печать вышла на пороге появился босоногий пацан в сильно потерной и много раз видимо самостоятельно штопанной рубахе лет этак 11. И притащил большого, красивого и всего черного кота.

Кот смиренно висел на руках мальца, как мешок, хотя ему явно было неудобно.
Оказалось пацаненок даже читать не умеет. Он газеты те продает. Напротив кабака. Ну да, вспомнил его фотограф. Просто не покупал никогда газет. Лучшая «газета» - тетки на рынке. Эти знают все и про всех. А про то, что про кота в газете написано услыхал случайно.
Вот и все. С котом они были дружны. Мальца иногда хозяин кабака угощал чем-нибудь, а тот с котом делился. Отрекомендован был кот как Черт.

Про собственную карточку пацан и не мечтал, думал может накормят уже будет неплохо. Ну и больше всего на свете хотел посмотреть, как это делается фотокарточка. Как происходит так что человек вот он сейчас здесь, а потом на картонке. Как набирают шрифт в газету и как печатают он краем глаза видел, обалдеть как интересно, а вот как делают фото – никогда! А было так любопытно
Ему все было в интерес – и читать хотелось научиться хотя бы то, что сам продает. Но что он мог? Сирота при старой прабабке? Ее того и гляди не станет, останется беспризорником. Сейчас хоть крыша над головой и даже работа. А школа это для богатых.

Ему богатым даже фотограф казался. Вон сколько всего умеет, пиджак у него чистый есть и сапоги блестящие, подстрижен ладно.
Читать умеет и фотокарточки делать! К нему такая публика иногда заходит, что духами потом вся улица пахнет!

Что ж, Черт так Черт. Вроде хороший такой кот. Но осторожный. У пацана на руках смирно сидит, а чуть выпустит – бегом е двери драпать. Мальчишка его давай снова ловить.

Разгорячился, волосы растрепались, глаза заблестели. У обоих. У кота тоже. Вот она настоящая жизнь. Та самая, что они искал. Тот самый сюжет. Простой бедный мальчишка с уличным котом.
Усадил их вместе на табурет и снял. Позвал потом на карточку посмотреть.

Два кадра всего сделал, больше не позволительно дорого. Мальчишке дал маленькую монетку на пряник. Но Ванька и без нее бы был счастлив. Такое приключение. Всем теперь расскажет, мальчишки другие, обзавидуются.

А объявление похоже зря написали. Не пришел по нему никто, не считая Ваньки.
Смешное это дело – котов сниматься нести.

Портрет Ванюшки с Чертом вышел просто на загляденье. Оба на нем такие живые, такие настоящие, будто и не картинка эта вовсе, сейчас соскочат с табуретки и опять побегут друг за другом.
Как раз в то утро, когда мастер успехом своим сам с собой наслаждался, хозяюшка Бланка пожаловала.
Заказать карточку в новом платье и шляпке. Приходила последнее время раз в год, всегда в это примерно время. Как обновки к летнему сезону шили. Заказывала две карточки – для себя и для «маман» в подарок. Молодая, даже еще юная прелестница. В этом году вроде как 17 только должно сравняться.
Условились на завтра, увидала портрет на столе и засмеялась.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 11 апр, Чт, 2019, 10:19 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14629
Откуда: Москва
-Это ж Ванька газетчик? Он тут на Гавроша похож!
А потом давай уговаривать, чтобы ее тоже с котом, чтобы вот тоже вместе с Бланком. Только он белый! Получится?
-А платье на Вас будет какое? – поинтересовался мастер. Тоже белое или как?

-Нет тона как шоколад. Нынче в моде. И шляпка тоже, но с белыми цветами!

Оттенки шоколада и прочих цветов мастера мало интересовали. Все ж одно на снимках все серое, белое, черное. Но вот темное или светлое платье при светлом коте – это в его работе важно.
Белый кот на белом платье может не выгодно получиться. Но если хочет хозяйка -и белое на белом бы сделал в наилучшем виде, насколько возможно. Ему нравилась эта девушка, Анна Александровна. Не смел называть он ее просто Анной, не положено так. За то что никогда не вела себя заносчиво и высокомерно. Уважала его умение. Ему хотелось надеяться, что между ними симпатия. А на большее надежды – только душу изводить.
Вот и славно. Будет у него два контрастных по сюжету портрета – уличный беспризорник с уличным котом и барышня со своим баловнем. Да еще коты противоположного цвета. Как белая жизнь и черная жизнь.
Фотограф уже чувствовал себя настоящим художником, творцом, почти создателем чего-то великого. И еще ему стыдно стало, что он без понятия, кто такой этот Гаврош. Эх, темнота, темнота, деревенщина неотесанная. Девушка говорила так, будто он должен знать. Правда иногда она и на французский переходила так, будто понимать обязан. Но потом спохватывалась, и сама себя переводила, улыбаясь.
Так что Федор даже знал что «пародон» это извиняйте по ихнему, а вот про Гавроша слышал впервые. Надо хоть у приятеля, того что из печатного дома спросить, он то должен знать.

Когда на другой день пришла Анна Александровна с котом Федор аж обомлел. Какая же она красавица. И кот хорош. Белизны необыкновенной, по улицам такие не бегают. Там уж если белый, все одно чумазый.
Хотя на Черта чем-то он смахивает, размером, пропорциями, выражением мордахи.

Кот был смирный и очень спокойный. Он привык к перемещениям и разным людям. В дом разные люди приходили, его время от времени перевозили из одних владений в другие, на руки часто брали. Не то, чтобы он это любил, но давно привык.
Если говорят посиди тут, имеет смысл «посидеть тут», иначе все равно ж в конце концов усадят, только сил потратишь больше на сопротивление и упрямство. Одно знал наверняка – больно не будет. Больно ему никто не делал.

Для такого снимка мастер кресло поставил. Такого человека на табурет не гоже сажать. Кресло тоже было из дерева, но как считал Федор «сделано богато», из толстого массива, с витыми подлокотниками и резьбой. Единственная семейная вещь, достойная хоть какого-то внимания. Будто бабке его еще в девках, когда в услужении была кто-то из хозяев за любовные утехи отдал. Кот кресло это и сундук еще тоже резной. Сундук Федор не помнил и не знал, только оставалось верить, что он был. Уж давно нет не то что бабки с сундуком, но мамки с отцом, всех тиф покосил, а кресло вот оно живо! Даже нашел способ его перевезти из отчего дома. Но тут недалеко, на телеге доехали.
Дерево стало гладкое, гладкое, как полированное. И рисунок так хорошо видно.
Может отец Федора был тоже как кресло «богатых» кровей, потому что «нагульный», сам без отца. Может от того самого хозяина и был, может даже права бы какие имел на жизнь лучшую. Но бабушка никогда, не единым словом не обмолвилась об этом. И вообще не любила о том времени говорить.

Вот в это самое кресло Анну Александровну мастер и усадил. А кота она на колени взяла.
Так они умиротворенно и романтично смотрелись вместе. Будет отличный портрет.
Когда сняли, Анна встала, а кот в кресле остался. Потому что сказали «посиди пока тут». А кресло было весьма занимательным. Как книжка для человека. На нем «написано» столько разных запахов, столько разных портретов людей. И дерево такое теплое и гладкое.

Как раз в тот момент, когда хозяйка Бланка собиралась уже на руки взять и прощаться, отварилась дверь и на пороге появился Ванька с Чертом в охапке. Сразу не заметив, что в мастерской клиент, затараторил.
-Простите, а наша карточка не готова? А можно поглядеть. И он тоже хочет глянуть – Ванька попадался поднять кота повыше, чтобы понятно стало, как тот тоже хочет. Обзор открылся, мальчишка увидел Анну и страшно засмущался.
Но она сама заговорила.
-Готова, готова ваша карточка. Отлично получились, проходи.

Ванька шагнул вперед и не удержал кота. Или тот сам не удержался. Потому что в кресле увидел соперника. Любой другой кот – это соперник. А этот еще так нагло в кресле разлегся. Ему то кресла не подавали!
Черт подбежал к креслу, но сразу нападать не стал. Врага всегда сначала оценить нужно. Бланк увидел кота и растерялся. Не то, чтобы он котов никогда в жизни не видел. В доме еще обитали на кухне две кошки обычных, мышковать, на территорию пробирались порой разные гости, видать, к кухонным невестам. Он и сам женишился как умел, но не очень то позволяли.
А тут как-то уж очень неожиданно прямо нос в нос. Оба приготовились к битве, но биться почему-то не очень хотелось. Скорее изучить друг друга. Правда шерсть все равно поднялась, а хвосты распушились. На всякий случай. И от этого коты стали еще больше похожи. Только окрас противоположный.

Анна было рванулась спасать любимца, Ванька оттащить Черта, потому как уличный холеному по любому сильней наваляет.
Дрался как-то сам один раз отпрыском одного богатея. За то, что тот газеты из рук выхватил и в лужу кинул. Кому платить? Знатно тогда его помял бы, да мужики разняли. Были на стороне Ваньки, все видели, но мозги парню вправили. Мол, ты чего творишь, на каторгу захотел? А ну как и Черта на каторгу? Сказывают там ужасно, считай верная смерть.

Но Федор жестом остановил обоих. Жесть был такой красноречиво умоляющий. Ведь аппарат его все еще стоял на штативе, все еще был подготовлен к съемке кресла, надо было лишь пару минут, чтобы сделать новый снимок. Двух котов. Этот контраст между ними в цвете, это выражение морд, эти распушённые хвосты. Все то, что он видел в своей голове, когда думал о съемках.
Зрители смотрели. Им тоже было интересно, хоть и боязно немного. Вдруг как всерьез. Но коты не сцепились. Черт запрыгнул тоже на кресло и оба стали обнюхивать друг друга тщательнее. В какой-то момент сели почти симметрично друг другу.
Федор от радости даже забыл о затратах и сделал наверное снимков пять, а то и все шесть.
Может и дальше бы снимал, но Черт спрыгнул вниз и важно удалился самостоятельно в дверь.
Ничего интересного. Домашний, богатенький котик. Пахнет цветами и духами, как хозяйка. Аж чихать хочется. Вот у Ваньки такой близкий, родной уличный дух. И ладно бы была кошка…Тогда может было бы интересно. А так? Даже лупить не хотелось. Взял и ушел. Не бегом, а шагом. Чтобы все видели, что никого он тут не боится, просто не за надобностью все. В прошлый раз шустро так улепетывал. А перед белым этим котом драпать – это демонстрировать слабость. Не позволительно.

Больше Бланк и Черт никогда не встречались. Ни разу. Это было единственное их в жизни «пересечение».

Но на портрете то остались! И два кота в кресле получились так здорово, что Федор рискнул выставить карточку в витрину своей мастерской. Тогда никто по фотографиям котиков с ума не сходил, как нынче, но внимание коты к себе всегда привлекали. Хоть живьем, хоть на картинке.
Уж очень изящные они создания. Да и нечего особо в витрину было ставить. Фото клиентов – им не понравится, слишком личное. Своей родни у Федора больше и не осталось, чтобы поснимать и выставить. Анна два года назад его очень выручила! Согласилась сняться под зонтиком и со спины «на витрину». Совсем было не узнать кто это. Но хоть живой, настоящий человек. А до этого были самостоятельно вырезанные рамки, и пару картинок нехитрого реквизита – шляпы, зонтика, пары перчаток и куклы все в том же кресле. Еще какой-то семейное фото от старого хозяина там осталось. Но очень уж старое. И на снимке все в черном с такими серьезными лицами, будто помер кто. Вот, не ведая самого понятия, реклама… Федор нутром чувствовал, что это фото скорее отпугнет людей. Поэтому поставил в угол, где потемнее. Ну убрал их уважения к учителю.

Ванька бы с радостью согласился быть на общем обозрении, да и другие простые люди. Но они же не клиенты, и все другие подобные им тоже. А клиент тогда может и не зайти вовсе….раз челядь ща стеклом.

Коты? Холеный, красивый, явно ухоженный кот – это другое. Такие водились в лучших домах. А Черт? Черт оказался весьма фотогеничным. Ни разу не понять, что бродяга. Шерстка блестит, аж переливается. У черных вообще особенная шерстка. Как такое художнику не заметить? И ничего такого, в отличие от людей, что может выдать в нем «бедняка». Одежды на всех котах нет, и все коты грамоте не обучены. А блохи тогда у всех котов были, и Бланк не исключение. В разном только количестве. Нет различий и все тут.
А потом – это тот самый кадр, та самая картина, которая приносит лично художнику удовлетворение от своей работы. Когда не на заказ, а для души, для себя. И ей потом городишься, и ее потом ценишь выше других, даже хорошо оплаченных.
Анна была не против того, что Бланк будет в витрине. Пускай. А про Черта и спрашивать было некого разрешить. Ванька – не в счет.

Так и стал портрет двух котов центральным элементом скромной витринной декорации.
Клиентов стало хоть отбавляй? Вовсе нет. Но люди стали чаще останавливаться, чтобы фотографию эту изучить. Надо же -кошки! Еще такой контраст получился, будто черный и белый кот специально были созданы для монохромного снимка. И цвета не нужны. Так даже лучше.
И запоминали, что в городе есть фотомастер. Один раз попросили сфотографировать любимую гончую собаку. Может на одного-двух клиентов в неделю на самом деле стало больше. И это все равно маленький успех.
Но главный поворот судьбы ждал Федора, да и Ваньку впереди.
Наверное уж почти через год после того, как коты оказались в одном кресле, фото в витрине заметил один приезжий. Очень талантливый снимок. Необычный. Даже не постановочный, что в то время было сделать непросто. Как будто заснят случайный момент, случайная сцена. Но профессионально и четко.

Гость оказался владельцем небольшой конефермы, занимающейся разведением скаковых лошадей. И он пригласил Федора к себе. Поработать. Пожить одно лето, поснимать его коней, потому что иметь фотокарточки полезно для дела. И память о всех, кто продан хотелось себе оставить. Художник в таком деле не выручит. Картину писать долго, плюс нужно точнейшее сходство. Согласился ли Федор? Конечно! Это была возможность стабильного заработка. По крайней мере на какое-то время.

А там видно будет. Правда за этот год с Ванькой они сильно сдружились. Прабабка его выжила из ума совсем, попав в богадельню, Ванька вот уже пару месяцев как кантовался, где и как придется.
Как его оставить? Уже и читать учиться начали. А считать, оказалось, мальчишка в пределах 10 сам уже неплохо умел, на монетках, когда торговал, научился. Как же иначе, деньги счет любят.
Его самого, Федьку, вот так приютил старенькие-старенький хозяин мастерской, который ученика искал или просто помирать одному не хотелось. Федор тогда в город в поисках лучшей жизни пешком пришел. Старика Яковом звали. Совсем древний был. Начинал когда-то как портной, потом фотографией увлекся. Вот от него и пиджаки остались ладно пошитые, и читать-писать он обучал, и всему прочему делу. Федя способный оказался. За два года выучил столько, сколько другие за 10 лет. И кресло тогда он помог привезти для реквизита. По правде сказать – вывел в люди. Такое не забывается.
Как теперь этого мальчишку оставить?

Взяли и Ваньку. В конюхи, за лошадьми ухаживать. Работа тяжелая, грязная, но с жильем и едой. Большего и не надо. Ну одежку бы еще. И совсем будет хорошо. И работа с животными, а не людьми. Люди с норовом и кони в норовом – это разное. Люди обидеть хотят, а кони зла не желают, они просто бояться или свободы хотят.
А вот Черта с собой не взяли. Ванька очень хотел. Думал за пазуху засунуть и провести. Ехать, правда пришлось бы долго да на перекладных.
Только как собрались, как уже трогаться – пропал кот. Сбежал куда-то. Да он и раньше сбегал. И на день, и на два, и на неделю случалось. Ванька ему не хозяин, а просто приятель. Не такой уж близкий. Другим ребятишкам Черт тоже внимание и ласку оказывал, если не обижали. Он вообще для уличного был весьма компанейским. Знал с кем осторожничать, от кого ноги уносить, а кому довериться.
Что Ванька пропал, кот, естественно, заметил, но в целом жизнь его от этого не сильно изменилась. Как была бродячей так и осталась.

И прожил он на той улице без малого 9 лет. И дольше бы жил, если бы не несчастный случай. От камней, от извозчиков, от собак давно научился уворачиваться. Но все бывает до поры до времени. От одного пса не увернулся. Почти. Хвост тот ему оттяпал. Почти что весь. Больно было очень. И может быть даже обошлось все . Был на их улице уже один бесхвостый котяра. Все зажило, только смешной стал.
Но собака та бешенная была. Сама сдохла и Черта за собой забрала.
Поговаривали еще и мужика, своего же хозяина тоже покусала. И тот тоже помер. Больше вроде никого, но страху народ натерпелся. Случалось время от времени. Никаких уколов тогда не ставили от такого.

А что Бланк? Хранитель, читая, понимал, что жизни пар не должны иметь больших отличий в продолжительности, чтобы не нарушалась относительная хотя бы параллельность течения.

Бланк прожил на полгода дольше Черта. Умер от сахарной болезни. Ее тогда у людей лечили без особого еще успеха, какие уж тут коты на излечение. Знать ученые знали, что и у собак и у кошек такая же хворь бывает, но не лечили, исследовали только на них.
А кухарка вообще была без понятия, чего это кот все к ведру с водой тянется, а потом и совсем околел.

Кухарка? А как же Анна? Анна с родителями в Париж переехала. Вот примерно как Федор с Ванькой городок покинули, и она тогда же, в тот же год только осенью.
Это было еще никакое не бегство от смутных времен. А плановое переселение. С надеждой на возможное возвращение и жизнь на две страны. Шел 1911 год. А потом, потом как оно закрутилось, как завертелось все вокруг. Война, революция, снова война теперь гражданская. Не до возвращений.

Чего ж друга белого пушистого с собой не взяла? Предала?

Да как рассудить? Сначала думала не навсегда оставляет. Обустроиться и привезет.
А потом коту уж лет 7 было. Казался старым. Куда его в новый дом, ко всему новому, если он уж обжился так хорошо. Пусть и перемещаться вроде привычный, но именно этот дом для него самый родной. И городок тоже.
И хозяйкой не только Анну тут он считает. Но и кухарку Катерину, и садовника Петра. Эти никуда не поехали. Помирать решили на родной земле. Возраст, когда начинать жизнь с чистого листа уже не стоит. И не звали особо.
В новой жизни будут у них новые люди. А у Анны так все только начинается. Будет там и любовь, и муж, и детки будут. Может в гости приедут еще.

Но так и не приехали.

Бланк не очень долго тосковал. Первое время только. Потому что вокруг все было родное и привычное. Катерина его всегда любила, теперь любить стала больше. Свои дети и внуки очень далеко, жизнь разлучила.
С садовником они вроде сошлись, но не в том возрасте уже, чтобы снова детей заводить.
Даже не тот возраст, чтобы отношения на людях демонстрировать. Хозяева так и не знали о шашнях. Когда уехали и велели за домом следить, стало проще. Можно было не прятаться.

Так что кот стал им за ребенка. А кормила так вообще всегда Катерина. Кто кормит – тот и «мамка». По ласковому голосу молодому скучал, по нежной ладошке. Но привык потом жить по-новому. И прожил так еще пару лет с небольшим.
Катерина и Петр умерли в Первую Мировую. От дизентерии. Так что может так оно ладно, что кот не остался один в пустом доме, в который никогда больше никто не возвращался.

А вот карточку, где хозяйка с котом вместе, девушка с собой забрала. И в письмах всегда о коте спрашивала. Совсем не забыла. Катерина читала кое-как, писала и того хуже, но про кота всегда докладывала, писала «Кот харашо пожеваитъ». Хорошо, значит хорошо.

Так почему ему в другой, следующей жизни не оказаться бы французским котом или кошкой? Рядом с любимой хозяюшкой. Пусть и через 10 или все 20 лет?
Так вроде и должно было быть. Но не стало.

Потому что Бланк был подарен Анечке на 11-ый день рождения. Весной. Тогда особенно пышно цвело все вокруг. И акации, и каштаны и цветы разные.

В этой местности вообще почти круглый год что-то распускалось, с короткими перерывами.
Стали замечать родители, что у дочки часто глазки краснеют, иногда слезятся, что нос чешется и чихает она порой. Домашний доктор списал на цветение всего и вся. А на вопрос, почему раньше такого не было сделал вполне обоснованное предположение – девочка взрослеет, становится женщиной, организм меняется, перестраивается, вот такая случилась с ним перемена. Возможно? Вполне. И в наши дни тоже. Период взросления преподносит разные сюрпризы, плохие и хорошие. Аллергия была не сильная, не ярко выраженная, поэтому особых каких-то мер не принимали, смирились. И по тем временам это редкое было очень явление, врачам установить причину редких недугов было непросто. Воздух был чище, пища полезнее, химии всякой вокруг меньше. Не то, что сейчас. Иногда Хранитель думал что еще лет через 100 все дети аллергиками станут и вообще кошек в дома невозможно будет отправлять и хозяев им искать.
И доктор тот ему в оправдание о том, что в доме кот появился даже не слышал! Никто значения не придал.

Но когда во Францию переехали насовсем, почти в тот же климат что и был, явления все эти затихли. Как так? Может какое особое растение было на родине? А здесь такого нет? Один из лекарей прямо задал вопрос – были ли там у вас кошки, собаки, может птицы в клетях?
Кот же был! Это он всему причина? Да, оказалось, что это была несильная реакция на кошек. Не сильная, но она была. И от идеи иметь дома кота пришлось отказаться. Да, собственно, и хотелось уже другого – любви и детей. И все сложилось потом…
Но туда вернуть кота запросто вот так не получилось бы. Хотя границы этому вовсе не помеха.
Черту вообще не к кому было возвращаться. Так что вторая жизнь видимо была предначертана другой и с другими людьми.
А как сложилась судьба Федора или Ваньки?

Нормально. Можно сказать неплохо. Особенно у Федора. В коней он влюбился с первого взгляда. В детстве, в деревенском детстве его были в дому лошади. Но то совсем другие, в телегу впрягать да пахать. А эти – от этих глаз не отвести. Всему быстро обучился. Верхом оба с Ванькой лихо ездить стали. Ванька вообще был в восторге. Мог верхом, наверное, даже спать, на ночь с коня не слезая. Федор основное свое дело не забывал. Техника тоже потихонечку совершенствовалась. Только времена трудные пришли. Смута за смутой. Первую Мировую как-то пережили, так новый испытания грянули. Белые, красные, поди разбери, кто хорош, а кто плох.
Ну Ванька и Федор – понятно, что за народ. Только как-то все равно сложно было разобраться. Как это без царя? Как это власть народу? А потом что? Что будет то? А как они без конезавода? Отберут его у хозяина и -и что? Сейчас все вроде налажено….а как раскулачат владельца? Или сбежит как другие? Что с ними то станет? Какой она будет эта власть и кто им ее раздавать станет?
Но вышло все не совсем так, как обычно в таких случаях было.
Хозяин, что работу и кров дал, сторону красных принял. Мог же все потерять! Даже жизнь. Поставили бы к стенке расстреляли без суда и следствия.
Но вот революционная и мотивация людей оказались ему понятны. Бунтарь? Может быть. Ведь позвал же когда-то Федора с Ванькой у себе. Другой подобный никто ж не звал никого.
И лошадей, лошадей Красной Армии отдал! Себе только лучшую пару оставил, чтобы спасти породу.
И Ванька за любимым конем сам в армию подался. Всю Гражданскую вместе прошли, оба уцелели. Так свою жизнь с армией и связал. Так лихо в форме да с шашкой в седле смотрелся. Семью правда не завел, не довелось. Потом вторая война, снова в бой. Умер в 1943 от гангрены ног после ранения. В офицерском уже чину. Вся жизнь тогда перед глазами промелькнула. В том числе черный кот Черт. Вроде он его и забыл уж совсем. А тут всплыл – показался.
Вот не притащи он тогда кота к Федору, как бы жизнь обернулась? Или тут оба кота важны. Еще в другой там белый на портрете был, имени Ванька не запомнил. Ведь эта карточка жизнь их с Федором перевернула…Насыщенная вышла жизнь.

А Федор снимал. Все, все что видел вокруг. В Первую мировую удалось разжиться немецким трофейным фотоаппаратом, чудом по тем временам, вот и снимал все, что мог. Людей, войну, горе, радости.
Так и сдал корреспондентом в итоге. Снова судьба с газетами выходит так или иначе свела.
Сам даже писал немного о снятом.
С камерой своей и всю Вторую Мировую прошел. До самой Германии. По его снимкам люди историю изучать станут. Но это потом. Выжил, от пули словно береженый был. Ни разу за всю войну даже не зацепило. А ведь от пуль и не прятался.

Правда, в личном, как и у Ваньки не получилось. Романы были, полевые в том числе, а семьи не случилось. Умер за работой. В 1950 году. Снимал сплав по горной реке, камеру выбило волной, рванулся спасать, погиб сам. За любимым делом. Так наверное и хотел бы уйти. Может позже чуток, но так. Чтобы не слабнуть от болезни в одиночестве.
В последний момент не жизнь перед глазами пронеслась. А все снятое. Чужая выходит, скорее, жизнь. Все.. – от первых снимков до последних. Кадр за кадром. И Анна Александровна с Бланком, и два кота, и Ванька с Чертом в том числе… Коты как-то дольше перед глазами стояли. Понятно – первый в жизни его снимок «для души». Потом их было еще много, самых разных, но этот – первенец.

Почему бы обоих котов к Федору и Ваньке не приспособить попробовать во вторую их жизнь? Если нельзя им по предписанию вместе жить, так одного одному, другого другому.
В конце концов они же разными дорогами пошли. Правда на фронте один раз встретились. Радости было как при встрече отца с сыном. Ну и переписывались иногда.

Какие их них хозяева, если все время в пути? Один от гарнизона к гарнизону, другой от сюжета к сюжету….? Даже в мирное время.

Вторая жизнь – все заново. Не такая уж редкость. Может это и есть закономерность этой пары – каждая новая жизнь совсем никак, ни в чем не связана с предыдущей? Или какое другое правило?
Может одному каждый раз домашняя жизнь, другому уличная и так чередуется?
Или одна только необычная схожесть и есть нечто общее? Это можно было точно узнать, только прочитав хотя бы две из 9 жизней.

Но кажется Хранитель понял, что эти два кота, возможно, могу влиять на судьбы людей. И кажется не обязательно хозяйские.

Ванька умер в рассвете сил да бобылем – чего же хорошего в таком влиянии? Как посмотреть. С чем сравнить.
Такая жизнь в эпоху двух войн – не так уж коротка и не несчастна вовсе.
И кто сказал, что не могло бы быть хуже?
В городке том, где судьба свела всех – и Федора с пацаном и котов с ними и друг другом, в Гражданскую страшные беспорядки случились.
Менялась власть, озлобливались, даже можно сказать дичали, люди.

Бунты, погромы, пожары, эпидемии. Тот самый дом, где студия была спалили дотла. И кресло сгорело.
Еще когда собирались, Федор вдруг пожалел, что уцелело оно, а не сундук. Его бы точно увезли, сдюжили бы. Но не кресло. Его в новый путь теперь дальний уже не взять.
Правда фотокарточки из витрины все забрал, в том числе и семейной мебелью. Пожег ночью случился, мог и не уцелеть сам парень.
А у кабака вообще перестрелка была с пулеметом! А как Ванька бы там оказался. Пару пацанов так ни за что ни про что и уложили. Приятель тот Федора, что в газете трудился так голову и сложил по сути ни за что, ни за кого, а случайно.

Хранителя, признаться, очень увлекло это чтиво. Он очень много разных летописей читал. Не всегда целиком, но много, много разных историй. Но эта чем-то зацепила. Может потому, что его собственная третья жизнь в то же время была? Все помнилось, как вчера было. Даже запахи и звуки. Сам встречал таких вот как Ванька….а лапы будто помнят мощеные мостовые, звук колес экипажей по ним, цоканье конских копыт, крики торговок на рынке и запах духов от изнеженных дам и галантных кавалеров. Жил он тогда скорее как Черт нежели как Бланк. Но в городишке с морем. Видел он, что такое море. И понимал Федора в его желание посмотреть. Море давало хозяевам, простым рыбакам дело в жизни, а ему вдоволь рыбьей требухи. В остальном – свобода и улица.

У Хранителей, тем более у Главного есть привилегия – они могут читать летопись своих же 9 жизней. И помнить их тоже. Потому что им помнить время, помнить эпохи -в работе помогает. И зрелость души уже такова – что можно доверить такие знания.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 12 апр, Пт, 2019, 00:12 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27.08.2009
Сообщения: 109
Откуда: Москва
Первые три повести прочитала на одном дыхании. На работе, спрятав телефон под стол)) специально на метро ездила несколько дней, чтобы читать)) Очень жду продолжения :8

_________________
на форуме с 2005г


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 16 апр, Вт, 2019, 07:54 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14629
Откуда: Москва
Я очень рада, что есть читатели ^^

Едем дальше?


----------------------------
Вторая жизнь протекала у обоих географически близко. Это сразу навело Хранителя на догадку, что возможная встреча кошачьих душ, хотя бы случайная – одно из условий сюжета.

Сначала городок и пригород. И вот опять. Только на этот раз они поменялись местами.
Тот что был Чертом уродился белым котом с рыжими носочками, а тот, что Бланком рыжим с белыми.
Вторым в дому. Но простом деревенском. Ну у другой в городке километров за 15 лесом, на рыночной площади под крыльцом одной из лавок. В общем то совсем ничейным котенком. Но выжившим и примкнувшим к армии рыночных котов и кошек, живших в основном попрошайничеством.
Владельцы прилавков сильно не привечали, особенно и не гоняли. Совсем всех извести – мыши покоя не дадут. Да что мыши, тут самое место для крыс.
А если много котов разведется, они вся мясо с рыбой потаскают. Так что контролировали популяцию сообща. Следили, чтобы народ никого не подкидывал, кто засечет новорожденных мальцов, тот и топил.
Больных не жалели даже отстреливали, чтобы покупателей не пугали видом своим. В общем боролись с лишним количеством как умели, а изводить совсем не изводили.

Клички никакой у кота не было, иногда окликали его как Чулок. За носочки. А кто-то обозвал Портянкой. Какой же он Портянка, если это она? Неужели не видно, что кот? Очень даже видно!
Город тогда еще был густо населен, всеми жителями деревень посещаемый. Так что на рыночной площади жизнь кипела почти всегда, особенно в четверг и воскресенье – особые рыночные дни, когда окрестные жители свой товар привозили продавать – кто яблоки, кто яйца, кто цыплят, кто картошку.

Так года три на рынке и обитал. Пока был молод и свеж. Кот получился красивый, почти зазывала.
Была только у него одна слабость – вяленая рыба. Именно вяленая и сушеная. Ароматная такая и соленая.

Когда понял, что от самого продавца особенно ничего не получишь, то стал увязываться за теми, кто эту рыбу у него берет. Научился вычислять местных, городских, за кем до дома дойти можно.
У них обычно покупок немного, потому что могут чаще на рынок ходить и транспорта никакого при них нет.
Почти всегда как купят – так или ели, в тот же день.
В теплое время года такой пахучий продукт и вкушали во дворе, как лакомство, чтобы дома рыбий дух не застрял и очистка куда не завалилась. Только это коту и надо было. Шкурки и так отдавали и всякие внутренности.
Особенно одну тетку, которая икру в такой рыбе не любила. Главное не прозевать, как выкинет. Конкурентов много. Так что изучил многие дома – башмачника, портного, мельника, другого люда.
Даже вроде как приживался то там то сям на пару дней. На четвертый год к кузнице прибился. Кузнец чаще всего рыбу брал. Ел ее с хлебом и квасом. Зимой с горячим чаем. Мужик был с виду большой, но не грозный. На кузнеце было спокойнее чем на рынке, но без чужаков, как в других домах. Потому что жарко и шумно. Но к чему, к чему, а к шуму то Чулок уже привык.

Так что сначала стал в кузнецу чаще наведываться, считая рынок первым домом, а ее вторым, потом соотношение поменялось. В конце концов на рынок только в гости бегал по старой памяти.
Не так уж и рядом, через весь городок, с окраины в центр. Кузнечное дело для всех важно.
Так что не голодали. Не шиковали вовсе , но не голодали. Все тогда так.
В больших городах уже целые кузнечные цеха были, да разные заводы. А тут пока одного Степана хватало. Но государство ему положило небольшой оклад и вывеску сделало «Кузнечный цех». Хотя как был кузнеца, так и осталась такой, как до советской власти была. Степан и сила его. И старание. Подмастерьев брал пару раз, так те обучились и в большой город уехали. Опять один остался. Но с детства говорил плохо. Вроде и говорит, а не поймешь ничего. За это бабы над ним всегда посмеивались. С ними во всем, кроме дела своего кузнечного, уж очень неловок был.

Кот вроде как компаньон. Пес Бу (это произносится просто) и кот. Чулок стал зваться просто Кот.
Да это и не важно. Прожили вместе еще года три, до начала тридцатых. Скромно, но дружно, как все. Кот по звуку уже научился определять, когда лошадь подковывать ведут. Ага, обратно она дугим шагом пойдет. Выучил разные премудрости. С Бу тоже сдружился. Но рожон не лез и был принят в семью.

Половина жизни выходит была рыночной, половина почти что домашней. Степан хозяином себя, наверное, не считал, считал кота частым гостем. Но угощать всегда угощал. В том числе и любимой рыбой. Любовь к которой кота и подкосила. Видать с нее сначала по малой нужде ходить было больно, потом совсем почти невозможно, сплошное мучение.
Кричи, не кричи, что человек сделает? Это сейчас может к доктору сведет, и то не каждого кота. Степан видел, что с Котом что-то не так, но он даже не знал наверняка, сколько вообще кошки на свете живут. Всегда как-то вокруг они быстро менялись. Старый, наверное. Ссыт и орет от старости. С его дедом тоже так было, говорили песок в нем застрял или что-то типа того от возраста. Пять классов образования большей информации Степану дать не могли. Кот к нему взрослым пришел, кто ж знает, сколько ему кошачьих лет.
Но сочувствовал бедолаге, жалел даже.

Так Кот, наверное, с год кувыркался…Хорошо, что не на рынке. Там бы заметили слабость – считай пропал. И другие коты бы задрали и люди «списали», каким уж способом уже и не важно, все одно не своя смерть. А так своя. Не тихая, не спокойная, не без мучений, но все одно своя.

Считала ли кузнеца Кот своим домом, чтобы обратно хотеть? Скорее к родному городку в целом душа прикипела. В то время многие кошки не всегда даже к хозяевам обратно просились, а в ту же деревню или то же город. В принципе деревни и небольшие города, как и большие, все были в чем-то похожи. Некоторые как близнецы. Так что условие было вполне выполнимым. Да и к Степану уже не вернуть. Как война началась, на фронт его из-за речи не взяли, да и не первой молодости мужик. А вот на завод, где работников сразу меньше стало, а работы больше призвали тут же. Уехал Степан и жил в чужом доме на постое. У бабы одной солдатки. Муж ее не вернулся, а Степен там и остался потом детей ее поднимать. Там свои коты, свои «возвращенцы», которых после войны кормить нечем, чтобы держать больше одного.

Да и возвращение раньше случилось, весной перед тем страшным июнем, когда все началось.

А что ж тот, другой? Парный кот который? Хранитель понимал, что жизнь одного так или иначе географически связана с жизнью другого. То есть если одного после смерти возвращают назад, то другой должен быть к этому возвращению как-то «привязан» , а условие такое не всегда выполнимо. Поэтому жизнь с чистого листа у обоих – весьма вероятна. Не обязательна, но вероятна. Обязательной должна быть их встреча.

Второй кот на свет появился в деревне, через лес. Рождения его никто, кроме матери, не планировал. Только-только взяли в дом молодую кошку взамен куда-то пропавшей старой. Пусть мышей ловит. С котятами оно давно уже понятно, как поступать. Первые отправились в кошачий рай в первый же день своей жизни. Молодая, не сметливая мать удумала родить прямо на хозяйской постели. Спать ее туда в ноги пускали. У хозяйки ноги стыли, Муська и грела. Кошку Муськой назвали. Котят у нее отобрали, так что не было ничего удивительного в том, что следующие не заставили себя ждать.
Но на этот раз Муська, поняв, что бывает, если производить потомство в избе на постели, нашла более укромное место. В пристройке. Там всякое добро стояло. Телега небольшая, ящики деревянные и старые бочки.
К телеге пристегивают лошадь и тогда она едет. Если лошадь не пристегивать, стоит смирно. Это кошка уже знала. И успела ко вторым родам понять, что лошадь и телега встречаются, когда снега на дворе нет. А когда снег каждый сам по себе. Да и своей лошадки в хозяйстве не было. Брали в совхозе по надобности.
Вот уж какой месяц телега «спит», на ней сено наложено сухое, и телогрейка старая. Для гнезда в самый раз. На улице конец марта, теплеет помаленьку. В общем в том сене котята и родились. Двое всего. Один еще слепым по сену полз полз, с краю свалился и о кирпич на полу убился. Муся поняла, что случилось, второго сына за шкирку в бочку перенесла. Там две бочки были. Одна стояла, как положено, а другая на боку лежала. Внутри тоже сено оказалось. Так безопаснее.
Так что глаза единственный оставшийся кошачий ребенок уже в бочке открыл. Хозяева и не в курсе, что кошка их снова мать.
И котенок сначала дикушей рос. Сарайчик – весь мир. Бочка – дом, телега - Эверест, который очень покорить хочется. И получалось. Пока хозяин не решил, что пора бы проветрить, да колеса подтянуть к лету. Тут салагу и обнаружили.
Он человека считай первый раз увидел, до этого голос слыхал только, матери рядом не было, хотел было в родной бочке спрятаться, да от страха запутался, полез на вторую, свалился туда. А там на дне сена нет, вода только немного, по капле по капле с крыши набиралась через щель. Крышу бы тоже подлатать надо, раньше не текло. И как точно капало, что в бочку.
Вода напугала больше дядьки, ничего как орать уже не оставалось.
Достал его Митяй со дня, мокрого, перепуганного.
-Эх ты, Дурень, ну куды ж ты полез?
Митяй работал в совхозе на тракторе, жена Нюра свинаркой, дочка старшая в доярках, а сын еще маленький, подостаёт тоже за трактор сядет. Все по плану.
Куда его теперь уж девать? Топить поздно. Да он, дурачок, сам чуть не утопился. Забрал в дом, где его потом взволнованная мамаша и нашла.

Забрать то забрал, но решение принял – не приучать. Пусть пока при матери до теплых дней, а потом может сам куда денется, мать погонит, пойдет счастье искать.
Дурень особо и не навязывался. К людям, к дому еще привыкать надо. Мир оказался таким большим! И дом, и огород, и еще для скотины пристройки, и вокруг столько всего, что изучить требуется. Люди – не главные в списке.
Но дичиться со временем перестал. И счастья куда-то на сторону искать тоже не пошел. Жил так немного сам по себе. Зимовал в доме, а пока тепло не надоедал. Мышей гонял. Не наглел. В общем-то не дурной кот хоть и Дурень. Как-то имя само по себе к нему пристало.
Обжился в общем. Но на всю жизнь сохранил большую любовь к телеге и к бочкам. Как люди, наверное, к любимым игрушкам из детства все жизнь питают нежные чувства.
Поэтому в доме завелось целое правило. Если собираешься налить в бочку воды или насыпать чего, проверь сначала нет ли там Дурня. И если куда на телеге собрался, тоже по сену руками пошуруй, какие есть подстилки подними с той же целью.

Первый раз так за дровами уехали с Дурнем, другой раз чуть яблоками его в бочке не завалили.
Но он все равно к предметам своего вожделения неравнодушен оставался. Одиним утром до соседней деревни случайно доехал, еще раз в поле на покос попал – покатался.

Так что день, когда Дурень до городе добрелся обязательно должен был настать. Перед дорогой в город его особенно контролировали.. Потому как ехать далеко и через лес. Иногда Митяю казалось, что спрыгнул бы где - вроде сам виноват, захотел бы дорогу домой нашел, не захотел – новый дом.
Свой кот в доме только лишний отец для котят своей же кошке. Вообще к кошкам он относился ровно, спокойно. Они существуют, они должны быть. Жестокости не проявлял, чтобы ударить там чем или ногой пнуть, даже когда навеселе, но и нянчиться как с питомцами точно не собирался.

Но одно дело, если бы Дурень в поле или в соседнем селе сбежал, а другое дело в лесу. В лесу как-то тревожно, живая ж душа. И там он не просто бродячий кот, там он добыча. Волки водились, лисы водились, капканы тоже ставились. В лесу заблудиться всем плохо, даже простому коту.
Так что в город его никогда не брали.

До того самого дня. В июле. Когда Дурню уж шел не первый год, а Чулок он же Кот обитал на кузне.
Всегда в это время Митяй бочками и бочонками занимался. Готовил к сбору урожая. Где замазать, где заткнуть, где просмолить. Дерево хорошее, видно дуб, а вот обода проржавели, один совсем треснул, другой на подходе.
Надо бы новые обода. Хотя настроение у всех было не очень оптимистичное.
Уже казалось, что класть в эти бочки, солить и квасить будет нечего. Потому как такой засухи, как в это лето давно не случалось. Бабки помнили по деревне такое, а вот Митяй нет, молодёжь тем более. Чтобы в самого почитай мая без единого дождя. Это сейчас у дачников колодцы глубокие, насосы мощные, затенения всякие. А тогда – вся надежда на природу и Бога, веришь в него или нет.
Чтобы заморозков по ночам не было, чтобы дождь шел, да не затопило, чтобы солнце грело, да не сожгло.
Без урожая – быть беде, быть голоду. Колодцы обмелели совсем, пруд тоже, рыбу хоть руками уди. Трава вся жухлая. Скотину напоить нечем, пощипать ей нечего, удои упали, а без них никакой не жди премии. Своей еды не выросло, чужой особо не купишь.
Сохнет все на корю. И на совхозных полях и на огородах. Полить все это невозможно. Да и чем? Когда каждое ведро воды как ценность уже. Если не будет дождя – не быть даже картошке.
Все должно в это время наливаться, силу набирать. Яблоки с деревьев зеленые падают, яблони аж листву сбрасывать начали. Беда.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 16 апр, Вт, 2019, 07:54 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14629
Откуда: Москва
Времена такие были, когда особо крестным ходом с молитвами всем миром не походишь, дождя не попросишь, как в былые годы. Другие времена. Атеизм, вера в себя, а не в Бога. Но верующие да старушки втихаря молились, просили у неба помощи. Может меньше стало верующих, может прогневали Бога неверием своим, но дождь пока так и не пошел. Хоть бы один, хоть бы разок землю промочил.
Вот в такую пору Митяй в город и собрался. А кузнецу с бочками. Две бочки на телегу положил.
Проверил саму повозку, проверил одну – нет кота. Жена окликнула, яйца сварила да хлеба в дорогу дала. А то как починку начнут, на весь день в городе задержится.
Вернулся, во вторую бочку загнянул – нет кота. Жара. Жара такая, что спасения нету.
Хорошо хоть путь лесом. В лесу ни грибов, ни ягод, все посохло. Как жить станут? Чем?
Наверное, кот дрыхнет где-то под крыльцом, где еще прохлада осталась. Все куда-то попрятались. Даже кур не видать. Даже мышей и ворон.

Кот не дрых, кот затаился.. В бочке. В той самой, которую хозяин второй осматривал. Он просто не мог поверить своему счастью, когда увидел бочки на телеге. Два в одном! Мечты сбываются! Хоть иногда!
Тут же забрался в один из бочонков. Когда хозяин зашумел, зашуршал другим, уши навострил. Приготовился, что сейчас его обнаружат и как обычно выселят. Но раздался голос Нюры, мужик пошел в дом. А что если перебраться в ту бочку, что была уже им проверена? Что и сделал… Не, никак кот не дурак, как бы там не называли. Так и провел Митяя.

Обнаружил себя уж на подъезде к городу. На кочке телегу подбросило, он от неожиданности и мявкнул.
Назад уж не повернешь. Поехали вместе. До самого кузнеца. Наблюдать за всем было интересно. И за дорогой, и за людьми. Кот в городе первый раз оказался. Сколько домов, сколько народу. Вау… и другие коты в изобилии. Но он тут чужак, права лучше не качать и на разборки не напрашиваться.
Только когда у кузни встали кот лужу приметил. Может пролили что. Лужа в это лето – почти что невидаль. Пить хотелось, сил никаких. Да и бочки хозяин сгружать начал.
Спрыгнул, по сторонам огляделся, понюхал – вода вроде. Даже не тухлая. То и была вода, буквально вот-вот.

У живительного источника кот оказался не один. Прилетела пара воробьев. Но тут же взвились обратно в небо. Откуда-то из кустов выскочил на них котяра. Тоже бело-рыжей масти, но по всему видно что тутошний, что укрытие давно свое знал и что на этом месте лужа бывает тоже. В своем дворе Дурень тоже про все ведал, и где засаду лучше устроить, и где какие птицы когда сидят, и в какой канавке когда вода застаивается. Все знал. Как и этот. Откуда вода?
Потому что там коряга из земли торчит, а тропинка - самая короткая дорога от колодца до дома. И хозяин через раз о корягу то спотыкается, чертыхается, вода выплескивается. Немного. И всегда птицы прилетают. Это весело. Самого то кота хозяин поил. Да и Дурня тоже поили, просто путь оказался долгий, а погода жаркая. Каждый раз Степан себе слово дает выдрать этот корень с земли и опять забывает. Потому что не падал ни разу, только воду что расплескивал малость.

Увидали один кот другого, напряглись. Незваный гость больше волновался. Аж на телегу обратно залез. Хорошо пару глотков сделать успел. Хозяйский котище, всю телегу вокруг два раза обошел, хвостом по бокам себя хлестая. Вид сделал грозный. Дурень бы тоже без боя не сдался. Хозяином быть, понятно, лучше, сразу сил это прибавляет, потому как ты защитник территории своей, а не захватчик. Что ж, телега – его территория. Ее он будет оборонять. А чужого ему и не надо. Лужа вообще не чужая, она как все лужи – ничейная. Ведро с водой – это да, оно собственность, а лужа она общая.
Так видимо и второй кот рассудил. Что лужа не стоит того, чтобы за нее биться. Да еще в такую погоду. Дышать хочется аж по собачьи какое пекло…. Ну приехал какой-то кот. Как приехал, так и уберется восвояси. Клиенты разные приезжают. Многие с рынка или на него. Тогда в поклаже могут и куры быть и даже поросята, гуси, утки бывали, кроли.
Продать или купили.
Кот на телеге – конечно странно. Потому что сколько ни обитал он до этого на площади, вот ни разу не видел, чтобы кота кто продать привез, а уж тем более чтобы за деньги его купил! Но люди разные странные бывают. Может это как раз такой чудак, который кота купил. Не его дело, хоть и чудно.
Вот так и пересеклись ненадолго.

Одна бочку прямо сразу поправили, а вот вторую оставить пришлось. До другого разу.
Воды тоже Митяй испил из ковша и домой отбыли. Только завернули к булочнику за баранками.
Дело было сделано. На рынке и то торговля не бойкая шла. Ни у кого ничего не уродилось, что есть себе бы хватило. Какие-то у людей лица тревожные. А как не тревожиться, если голодной будет зима?
Обратно кот ехал в единственной бочке. Не было у него теперь выбора. Морду высунул и смотрел по сторонам.

И надо же было такому случиться, что до дома доехать не успели, как туча их нагнала. Взялась как из ниоткуда прямо. Все потемнело, деревья закачались и хлынул дождь. Такой, какого кот отродясь не помнил. Прямо стеной.
Теплый ,капли крупные, спорый, шумный такой.

Митяй аж рубаху скинул на радостях и руки к небу простер! Слышно было как еще кто-то в лесу радуется, ликует прямо. Казалось, ликует все – каждое дерево, каждый куст, каждая травинка.
Кот не ликовал. Не разделял он любви людей к купаниям.
Пусть Митяй мокнет, а кот лучше в бочку поглубже залезет. Вот так хорошо, словно в домике.
Дышать стало легче – это вот хорошо!
Воздух сделался совсем другим, приятным таким, свежим.
И до самого вечера дождь поливал и ночью даже немного. Все растения напились, все птицы и звери. Даже вода в пруду и колодцах поднялась. Дело в субботу было. И с тех пор все лето до самой осени по субботам ближе к вечеру приходил такой дождь. Сильный и теплый.
Как по часам. Радости людской не было придела. Полив будто по графику. Всю неделю солнышко и тепло, а в субботу орошение. И такое, что почти на неделю влаги растениям хватало, ничего не сохло и не гнило. Чудо? Чудо должно быть. Кто-то верил что молитвы услышаны, кто-то что природа сжалилась, кто-то чудом считал. Но что два коты как-то к такому могут иметь отношения не думал никто, даже сами коты и хозяева.

Только Хранитель это теперь понимал, ну и тот, кто изначально такое затеял.

Спасли ли они жизни тогда? Можно ли было тогда уже по золотому ошейнику присваивать?
Как и в первый раз – доказано чтобы наверняка никого не спасали, но влияние на жизнь оказали. Жизнь впроголодь может до смерти и не довела тут никого, но зима бы была очень тяжелой без дождя того.
Золотой ошейник никто никому не присвоил, но в летописи жизни все подробно описано. А не значимые события туда не заносят.

Как жизнь свою закончил Дурень? В бочке. Почти так как и начал. Бочка ему кров дала, Бочка на сотворение чудес заманила, бочка жизнь и отобрала.
Такая вот канитель.
Нет, не утонул он там, никто его ничем не присыпал и не закрыл случайно. И по морям как в сказке не пустил.

Он просто нашел однажды в перелеске за домом старую бочку. Даже не бочку, а половину ее.. Она в землю вросла как купол. Кто ее выбросил и когда? Это была ничейная и дряхлая бочка. А ничейная – это как лужа – для всех. Вот и решил проверить, забраться. Кто ж знал, что жилец он там будет не первый. Что первой вот уже второй год гадюка этот дом облюбовала. Очень удобно. Внизу тебя не видит никто, на досках сверху можно на солнышке греться. Два года уж там жила. А тут кот влез.
Куснула, да не один раз. Из бочки то кот выбрался, даже до дома дошел, а там и помер. От чего? Почему? Да кто тогда разбирался от чего до почему. Змеи в этих краях водились, и людей бывало кусали, и кошек, и кур. Люди не умирали, таких змей сильно ядовитых все же не попадалось, да и осторожными были. А кошки, мелкое зверье – бывало. Сдох неожиданно – может от змеи.
Так и подумали. Митяй сначала в канаву хотел просто котяру выбросить, но потом вспомнил что буквально на днях старую малую кадушку жечь собирался, ее уж не починить, только в топку. Как-то они померли с котом вместе. Пусть уж так и будет. Засунул кота в кадушку ту, она как раз оказалась впору, травой подсыпал, за ограду вынес и в меже прикопал. Раз уж дурак так бочки любил, пусть покоится в бочке.

Чтобы расстроиться особо или тосковать – нет. Приходили коты в дом, уходили, пропадали, дохли, по разному. Но как тогда ехали вместе и дождик пошел вспоминал иногда. Хозяйка по коту тоже не убивалась. А вот по матери его, по Муське – да. Горевала.
Муська три года всего и прожила.
Котят каждый раз в новом месте рожала. Потому что второй раз с телегой фокус у нее не прошел. Это место было изучено, детей опять отобрали. Куда их? В доме уже кошка, в доме уже кот.
Другой раз подпол забралась. Там котят паводок затопил, пришлось спасать. Заметили, опять отняли. Вот так и пряталась как могла. И не разродилась однажды. Забралась в погреб, что в конце сада был… и не разродилась. Нашли уж через пару дней, когда зачем-то туда пошли. Сразу Нюрка поняла, что случилось. Спасла бы вряд ли. Но себя винила.

Кошка уж больно хорошая. Ласковая. На ногах спит, они на утро как бы и не болят. Да и рожала бы на кровати дальше! Надо было как многие одного ей оставлять, не стала бы прятаться. Дурень он не такой. Взяла аж еще себе кошку – Мурку. Не, все равно та другая, не такая, как Муська была.
Так что тосковало сердце.

А посему на возвращение Муська первой в очереди оказалась. Потому что из всех котов по ней одной кто-то реально горевал. После такого снова да к Нюрке? Для деревни обычное дело, не за что тут людей особо винить. Да и до нее в доме водились коты да кошки. Если их хоть на одну жизнь опять назад – уже целый список.

Вернулась Муська, родившись, от той кошки, что взяли, от Мурочки.
Хозяйка как увидала – такой же расцветки котенок, что Муся была… забыла что дала себе слово родехе каждый раз одного и только кота оставлять, оставила кошку. То как раз в последнее лето Дурня было.
По Дурню так не переживал никто. И сам не настаивал чтобы в конкретный дом снова. И даже в Раю любовь к бочкам у него никуда не делась.
Так что мастер по изготовлению бочонков был для кота не следующую жизнь удачным выбором обладателя. И принципа парности, параллельности жизни это не нарушало.
Только очередная война внесла в жизни всех свои коррективы. И третья жизнь считай была почти фронтовая.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 16 апр, Вт, 2019, 22:36 
Ответить с цитатой  
Любитель

Зарегистрирован: 14.11.2018
Сообщения: 406
Откуда: Ялта
Роса, Вы замечательный человек, прочитала Ваши повести и тему про Мурысю, и сейчас очень жду продолжения. Особенно сейчас. На работе перечитываю "За мостом..." Стыдно признаться: во-первых, все скопировала, во-вторых, в рабочее-то время. Но, увы, для меня сейчас очень актуально. Ксюша-плюша ушла... Спасибо Вам, очень помогает, надежду дарят и тепло Ваши рассказы.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 19 апр, Пт, 2019, 23:35 
Ответить с цитатой  
Любитель

Зарегистрирован: 21.06.2018
Сообщения: 66
Откуда: Москва
Ну где же, где же продолжение? Каждый день заглядываю в тему с надеждой :) :OK: :)


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 20 апр, Сб, 2019, 09:10 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.03.2016
Сообщения: 8593
Откуда: Владивосток
На одном дыхании прочитала. Последняя пара самая интересная, как классно придумано про зеркальность и одну встречу в жизни, которая оказывает влияние и на жизни людей. Описание времени и зарисовки людских характеров и жизней как всегда на высоте :!:
Поневоле начинаешь задумываться о жизнях своих котов, кем и с кем они были и были ли связаны прежде.

_________________
Жизнь-это то, что с нами происходит, когда мы строим совсем другие планы (с) Д. Леннон


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 20 апр, Сб, 2019, 14:15 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14629
Откуда: Москва
Люди, простите.
Подготовка а Пасхе, стоматологические "развлекухи", что б х, все отвлекает от действа.
Сегодня утром села, настрочила. Да, последняя пара самая харизматичная. Видимо потому что я вошла в раж. Сначала не хотела описывать их жизни, просто одну последнюю, а потом как-то оно втянулась. Поэтому так оно по нарастающей и вышло, да самых интересных видимо интуитивно припасла на десерт.
Но повершу только завтра. Там опечаток просто тьма, надо перечитать. Но завтра утром - обещаю.


Вернуться к началу
  Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 127 ]  Пред.  1 ... 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 ... 13  След.



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 8


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

.




Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002-2019 info@mau.ru