CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 132 ]  Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14  След.
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 12 май, Вс, 2019, 20:56 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08.06.2011
Сообщения: 920
Откуда: Москва
Я каждый день с конца апреля захожу |O

_________________
Я еще тоже пока не привык, скучаю…
Мне без нее не то, чтобы одиноко,
Но оказалось… одна лишь нежность венчает
Каждую веху прожитого нами срока…(с)


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
 
 СообщениеДобавлено: 13 май, Пн, 2019, 08:27 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14600
Откуда: Москва
Извините что задержалась. Праздники, дача, все такое этакое.
Так что только 12 мая исправилась.
Теперь постараюсь без больших перерывов, но весна и лето - это весна и лето. Много отвлекающих факторов :D


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 14 май, Вт, 2019, 20:17 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.05.2010
Сообщения: 817
Откуда: Estonia
И я каждый день (с полным пониманием про весну и лето :) )
Нравится, захватывает и ..... снова буду терпеливо ждать продолжения. :OK:


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 17 май, Пт, 2019, 10:08 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14600
Откуда: Москва
Вот она я. Нет, каждый день я не способна точно. День пишу, день ловлю опечатки, еще бы пару дней их половить. И очень много отвлекающих моментов.
Так что если глава в неделю - это для лета будет неплолхо. Но я буду стараться не лениться. А то так и забыть могу все что в голове уже есть :)))


Скоро….Пора!

Итак, три пары были определены, найдены. Мусе и Трюфелю не терпелось услышать поскорее летопись, с которой они еще не были знакомы, но они понимали, что сейчас отвлекать Кошачьего Бога нельзя.
У них еще будет много вечеров впереди. Ожидания того момента, когда там, не земле, малыши появятся на свет. Потом еще до встречи с девочкой. Ведь она не может произойти сразу. Ну на какое чудо способен слепой новорожденный котенок, кроме как для начала самому выжить?

Муся знала, что такое ждать и Трюфель знал. Вот тогда без спешки Бог все и расскажет. А пока ему надо срочно все подготовить для Господа. Вдруг тот не одобрит выбор? Вдруг найдет какую-то причину для отказа? И придется начинать поиск сначала.

Хранитель тоже думал об этом. Но ему казалось, что с работой они справились хорошо. Учли все детали, все условия, все тонкости, все связи.

Кошачий Бог похвалил помощников за работу. Они на самом деле ему очень и очень помогли.
Теперь в путь? Как только добро даст Господь, как только сотворит этим душам новые «шубки» - да! А вот как, как он сможет «вручить» им драгоценную, бесценную ношу – осколки детской человеческой души для доставки – это таинство, подвластное только Господу. Кошачий Бог должен был исполнить как обычно – свою роль.

Бедная Мошка так запуталась и засуетилась со своей миссией – сочинения посланника, что совсем растерялась, бедолага. На выручку пришел мудрый Трюфель. Он рассудил так – задача у посланника будет сложная. Только, наверное, сам Господь точно знает, какой именно котик или кошечка справится с лекарским делом.
У него же большой опыт. Ему видней, какой должна быть порода, окрас, размер, цвет глаз, чтобы все это вместе могло стать «будильником» и разбудить малышку. Пусть Господь и решит. А Мошка «назначит» малыша своем гонцом. И ей это будет интересно – сюрприз же!

Мошка подумала, подумала и согласилась. Не очень то и обязательно использовать право девяти жизней и самой все придумывать, раз это так трудно.
Тем более что случай на самом деле особенный. Если бы девочка была здорова, если бы можно было подслушать ее мечты, если можно было бы прочитать ее новое письмо к Деду Морозу и без спешки «наколодовать» котенка мечты прямо к празднику!
А «уговорить» наконец-то родителей, Вселенная помогла бы хлопотливой Мошке. Это пока Мошки на небесах не было, они сомневались, а так бы она придумала как быть. Чтобы перестали игрушки да пижамки покупать, а принесли в дом живое существо – глазастое и мохнатое.

Но случай другой.. И Господу без сомнения виднее.
Мошка согласилась довериться Богам и Вселенной. Да и ждать надо было недолго, скоро уже будет готова «шубка». Но все равно она много думала и гадала – котик или кошечка? Пушистый или нет? А на нее саму может быть похож или похожа? Зато все это ее отвлекало от грустных мыслей. Теперь появились – цель и надежда! У всех участников.

Даже у родителей так или иначе. Им правда было сложнее.
Они жили надеждой каждую минуту, каждый миг. Но не могли знать, что где-то в раю, тем более в кошачьем, готовится им помощь. И что без нее врачи могут с проблемой не справиться. И что ждать придется недели и даже месяцы пока можно будет исполнить все то, что на небе задумалось.
Обрадовались бы, если узнали? Не всегда можно угадать, как поведут себя люди. Они же ждут, что дочка проснется в любой момент. Каждый день начинается с надеждой на это, а заканчивается молитвой об этом.
Если сказать, что цель ваша еще далека…ждать будет труднее. С другой стороны – легче. Потому что знаешь, что каким бы долгим не был путь, где-то далеко цель, а которой ты его проложил, существует. Есть хоть какая-то определенность.
В содействие кошек вообще сложно было бы этим людям поверить. Во сне намек был. На большее никто и не пошел. Никаких подсказок или других странностей, связанных с кошками пока не происходило.
Так что родители привыкали жить в ожидании. К этому можно привыкнуть? К тому что твой ребенок больше не смеется, не плачет, не задает тысячи разных вопросов, не просит купить игрушку или почитать книжку? А просто спит. Люди привыкают, тяжело и болезненно к тому, что любимого человека рядом вообще больше нет. Без всякой надежды.
А сон –это все таки шанс. Малышку можно поцеловать, можно пригладить ей волосы, можно коснуться теплой кожи, можно даже уловить легкое движение ресниц. Как будто и правда просто спит.
Приходится привыкать. Потому что жизнь вокруг не останавливается и не делает поблажек. Надо питаться, чтобы жить, надо оплачивать счета, надо каждый день делать то, что ты, казалось бы, делал в некой прошлой жизни, что было обычным привычным бытом.
Надо чистить зубы по утрам, выносить мусор, мыть посуду, ходить на работу…

Родители Лизоньки держались молодцом. Они смогли начать жить снова – с ней и без нее.
Даже немного легче стало. Если снова заняться профессиональным делом, отвлечься хотя бы на время, это время будто бы идет быстрее, приближая следующий день. А в таких случаях следующего дня ждешь, как чуда. Вот нынче оно не случилось, пройдет ночь… наступит завтра, и что-то хорошее произойдет. Они учились жить так, будто дочка в школе или на прогулке с бабушкой или спит в своей комнате, но самым обычным сном.
В палате установили небольшую камеру, чтобы в любой момент родители могли взглянуть на свою малышку дистанционно. И конечно же они навещали ее очень часто – дважды в день. Чтобы сказать доброе утро и пожелать спокойной ночи. Но в остальном пытались жить.

Говорят, нельзя дразнить смерть. Думать о ней лишний раз, например. А раззадоривать жизнь?
Призывать ее на свою сторону? Почему бы и нет?
Поэтому в детской комнате затеяли ремонт. Такой, какой делают обычно перед рождением малыша. А чем будет пробуждение? Вторым днем рождения - однозначно. Значит надо этоу магию попытаться самим как-то завлечь.
Как раз возраст такой, когда девочка начнет потихонечку взрослеть. А значит и рисунок на обоях и расцветка штор и шкаф для одежды – должны быть новыми!
К школе обновили только полки для книг и письменный стол. Теперь время закончить начатое. Эти хлопоты не только отвлекали, но и радовали. Да, если бы дочка сама выбирала то, что ей нравится, было бы совсем хорошо, но сюрпризы тоже интересны. Мошка была согласна! И тоже «помогала» выбирать новую обстановку.
Ей все хотелось что-нибудь с кошечками. А еще постоянно думала -а понравится ли этот диванчик посланнику? А останется ли место, куда поставить домик для кошки?
У нее никогда такого не было, она даже никогда не знала, что они существуют! Эх, деревенщина, деревенщина. Но теперь то узнала. Увидала тут, в раю, кто себе что домашнего и привычного «напридумывал». Многие вещи показались ей совершенно бесполезными. Плюшевые мыши, например, не произвели впечатления. Разве сравнить с живыми? И когтеточки из веревки хуже, чем ствол дерева или косяк двери. Это даже Муська знала. Но лежаночки, домики, пледики – завлекательно.
Из всего этого у нее была старая шерстяная кофта хозяйки, слегка пахнущая нафталином. Она была и лежанкой, и пледом и домиком. Три в одном. Потрепанная, но очень теплая.

Мошка «придумала» себе неплохой лежачок с перинкой, повалялась, повалялась на нем, а потоми «доколдовала» эту самую знакомую кофту. Наверное, теперь та тоже окончила свой век, хозяйка ее наконец-то выбросит. Но тут – тут пусть будет.

Это хорошо, что родители нашли в себе силы жить. Потому что, проснувшись, Лиза должна увидеть их такими, какими запомнила – красивыми и счастливыми. Не уйти, не погрузиться в горе с головой – очень сложно. Не дай то Бог никому. Тут обоих спасла не только любовь, но и характер. Да, даже самая точная система, даже самый идеальный расчет могут давать сбой, но это не повод сдаваться и сразу принять поражение.

Так что и на земле, и в раю все обретало новый смысл так или иначе. Люди приняли новую реальность, Боги готовились.

День, то самый день, когда наступило то самое «сегодня, пора» настал быстро. Господь тоже не стал затягивать с эскизами. Чем быстрее отправить душу назад, тем лучше. Это очень и очень важно. Нельзя дать ей еще задержаться там, где быть пока рано.
В тот вечер все собрались у шатра – и Муся, и Трюфель и Мошка. Они сидели и боялись даже дышать.
Мошка не знала всей предыстории, она не ведала насколько сложен на самом деле сценарий, и что посланник не просто излечит своим теплом и любовью, но еще и понесет кусочек души, она не подозревала вообще ничего про эти кусочки и свою к ним причастность.
Но сегодня же ей покажут посланника и она должна вроде как будет с ним «познакомиться». Кошачий Бог позовет и познакомит. Трюфель очень интересно об этом рассказывал.

Она волновалась. А уж как переживали Муся и Трюфель! Им тоже было любопытно посмотреть, какими, какими будут эти пары в своей финальной жизни? А кто, кто из них станет посланником?

Муся еще все думала – если они по парам, как же так может получиться, что кто-то один только посланник? Кому же выпадет эта честь? Да еще подробностей о третей парочке они не знают. Только самую-самую краткую суть от Хранителя.
Скорее бы уж отправились души в путь и можно будет расспросить обо всем Кошачьего Бога.

Бог тоже был взволнован.
Вот он, отдельный ящичек, вот шесть эскизов. Парами? Конечно же, парами. Почему-то Кошачий Бог даже не сомневался, что будет именно так.
Он видел шесть очаровательных котяток. Все самой обычной дворовой, как ее еще иногда называют любители кошек «дворянской» породы. Любимой породы Кошачьего Бога.
Просто он никому не рассказывал здесь об этом. В раю все должны быть им любимы одинаково.
Но там, внизу, он всегда симпатизировал самым обычным котам породы «деревенская».

И по опыту знал, что котики эти цепкие и живучие, будто ген выживания передан им от диких предков. Цепляются за жизнь там, где многие представители изнеженных и искусственно выведенных пород перестают бороться.

Что ж, уже неплохо. Но только ли в этом причина их общности?
А что если в этот раз они родятся от одной матери? Есть ли в этом логика? Да, есть. Ведь разделять маленькие осколки души, удалять их друг от друга на любое расстояние – так опасно, так рискованно. Они должны быть вместе, рядом, близко. А куда уже ближе, чем в одной маме?

Только как можно заставить людей, не особо стремящихся завести одного то котенка приютить сразу шестерых, да еще вот таких – простых и из одного помета – Кошачий Бог даже представить не мог. Но интуиция ему подсказывала, что все идет по какому-то уже существующему плану.
Надо тоже только набраться терпения подождать. Можно, конечно, спросить Господа напрямую обо всем. Однако, Кошачий Бог тоже любил сюрпризы и хотел сохранить интригу. Да и Вселенная же еще ко всему причастна. В свои планы она может и Господа не посвящает. Хотя, конечно, им вдвоем куда больше известно, чем ему, Кошачьему Богу, у них там наверняка немало своих секретов.
Сейчас главное решить – кого же посоветовать Мошке сделать посланником. Все просто очаровашки, даже те, кто выглядит совсем по-простому. По дворовому – в полосочку.
Итак, пара первая.

Два совершенно одинаковых котика. Полосатые. И не тот самый случай, когда все подобные в целом похожи. Тут все один в один – каждая полосочка, каждое пятнышко, каждый волосок и каждый ноготок. Они – близняшки! И пол одинаковый – оба мальчики.
Ха, вот выбери тут посланника…Даже никакой особой приметы у кого-то одного, чтобы считать ее ориентиром или подсказкой.
Понятно, понятно, кому эти шубки. Клиенты, которых отыскала Муська.
Еще два рыжика. Эти просто похожи. Если присмотреться, можно заметить кое-какие отличия.
Опа! Да даже если не присматриваться. Один котенок—котик. Другой кошечка. Оба рыжие в белых носочках и с белыми грудками. Похожи, как двойники, но не близнецы. Вроде бы все тоже ясно – это выбор Трюфеля. Но нет! Постойте, там всегда, во всех жизнях двойники были одного пола. А иначе, какие же это двойники? Даже у людей двойняшки, что рождены одной мамой в один день могут быть девочкой и мальчиком. Но они именно что двойняшки. Двойник – все же немного другое. Когда можно спутать. Спутать кота и кошку, конечно, можно. Но только по неопытности. Это не про Кошачьего Бога.
Значит это третья пара? Они в разных жизнях были разными по полу, без какой-либо системы. Но нет ника какой зеркальности в окрасе!

Кошачий Бог сразу глянул на третью пару рисунков. Вот тут да, тут очевидно, тут все соблюдено.
Зачем загадывал сам себе загадки, когда уж все было «подписано» и четко указано кому какая шубка, даже внутри каждой пары?

Все мы иногда любим загадки и ребусы. Вот и Кошачий Бог решил сначала как бы сам разобраться, поугадывать, проверить себя на внимательность, в том числе при знакомстве с летописями. Время ли развлекаться? Но он же быстренько, для настроения.
И из всего сделал вывод такой. В этой девятой жизни какие-то из закономерностей всех предыдущих могут быть нарушены. Как вот эта тонкость с полом котят. Всегда были одного, теперь – разного! Будут ли еще отклонения.
Да Кошачий Бог сам понимал, что, скорее всего будут. Даже мог предположить, какие именно.
Тем любопытнее, тем интереснее.
Ах да, посланник… Мошка же ждет.
Да тут и думать было нечего. В третьей паре с одного из рисунков на него глядела маленькая Мошка. Хоть находи в архивах старые эскизы и сверяйся. Черная маленькая кошечка с крошечным белым пятнышком на груди, похожим то ли на бабочку, то ли на счастливый листок клевера. Тот же взгляд, тот же наклон головы, та же изящность, та же нежность и в то же время та же уверенность. Как точно. Будто бы натуры рисовал! Разве чуть-чуть попушистее шубка.
Но тут взгляд упал на парный портрет. На Мошку, только «наоборот» Белый, совсем белый котенок той же легкой пушистости. С маленькой черной отметкой на грудке. Мальчишка. Котик.
Как маленький ангелочек. Белый, чистый, с открытым миру взглядом.
Вот ведь головоломка. Девочка рисовала похожего Деду Морозу! А кошечка вылитая ее любимая Мошка!
Посланник – это серьезно.
Что ж, все подготовит, все сделает как обычно и все же предложит Мошке выбор. Из двух выбирать будет не так уж ей трудно. Но это будет ее решение. А кого бы выбрал он? Да он бы назначил обоих. Может быть так не положено, может быть так не принято, но в этой истории уже так много разных исключений из правил.
Мошка от волнения аж дрожала вся, когда в шатер зашла.

Увидела свою копию -сердечко заколотилось, забилось. Будто в честь нее новая душа сотворена. Это и лестно, и приятно. Потом белого малыша приметила. Котенок детской мечты! Не иначе. И тоже с пятнышком. Будто она сама только «перевертыш».
Белый, белый, белый, тот самый заветный цвет мечты. Который казался даже одно время цветом кошачьего счастья. Как выбрать.
Мошка переводила взгляд с одной картинки на другую, с одной на другую. Уже настал момент, когда надо взглянуть в пробирку и там «отразиться», а она все мотает головенкой ту туда, то сюда. Так и заглянет сейчас в оба сосуда. А пусть! Пусть эту ответственность Кошачий Бог примет на себя. Понесет ее перед Господом. Тут уж как-нибудь договориться на исключение. Сейчас уже бежать за ним некогда. Пусть будет пара. Двое. По закономерности. В этом сценарии посланников тоже должна быть пара.
Мошка от счастья аж зажумурилась. У нее два посланника. И оба такие, такие как она и хотела. И котик есть, и кошечка, и белый, а на нее похожая. Как она раньше таких не придумала сама? Господь – гениальный художник! Их будет двое.
О том, что мама может не разрешить дочке завести двух котят, Мошка в этот момент не думала. Она думала о том, что два посланника вылечат девочку быстрее! Вот в чем настоящее чудо. Вдвоем все делать всегда быстрее. Так хозяйка говорила, когда Мошка ей помогала грядки полоть и другие дела по дому делать.
Вот и все. В эту ночь все и случиться. Кошачий Бог не знал сколько на этот раз займет работа самого Господа, но был почти уверен, что назавтра малыши будут уже на земле. Захотелось пожелать счастливого пути дважды. Обычно он делал это один раз, когда «расставался» с заветной коробкой. А на этот раз сделал дважды. Парность, парность, парность и до него вот так добралась.
Когда потом извинялся, что без спроса позволил аж двух посланников, Господь улыбнулся и ответил «Да так и было задумано!»…
Проверял, наверное, догадается ли его кошачий партнер, рискнет ли. И кажется был доволен.
Это не была какая-то необычная, знаковая ночь. В дате не было ничего такого особенного.
Даже уже не в созвездии Близнецов. Но в родильном отделении той больницы, где лежала Лизонька той ночью родилось две пары близняшек. Такого тут давно не случалось. Чтобы пара и сразу. Двое мальчишек, двое девчонок. Мальчишки примерно на неделю позже ожидаемого срока, а девчонки, наоборот, раньше. Но в один день! Теперь этот день будет для них важным всю жизнь. И для родителей тоже.
А еще, еще это был всемирный день поцелуя. А как известно для поцелуя всегда нужны двое.
Даже если ты целуешь своего любимого кота в нос, вас все равно двое. То есть – пара.

Совпадение или своего рода «участие» в этой все истории – очередная загадка и линия судьбы.
Судьба – такая загадочная штука. Вот кем будут эти потом новорожденные лет через двадцать и как будет их жизнь связана с кошками и будет ли связана вообще.
Кошки существа независимые. Но при этом они все равно тянутся к людям. Просто не всегда показывают это так, как, например, собаки. Людей и кошек тянет друг к другу словно подсознательно. Может поэтому Кошачьему Богу удалось довольно быстро уговорить всех кандидатов на возвращение дать свое согласие пойти вниз. Эта работа с котами в черных и серых ошейниках не простая. Просто начать жить еще раз они могут совсем не хотеть. И слово «хозяин» кому-то не ведомо, а кого-то больше не радует. Кто-то вообще не помнит совсем ничего и раем доволен. Но Кошачий Бог знал. Когда речь заходит о некой миссии, некой важной задаче, каком-то задании или поручении – ситуация меняется. Он даже иногда пользовался этим, стараясь придумать коту или кошке какое-то важное дело, будто бы просит о помощи. Но не злоупотреблял. Только в самых крайних случаях. Тут придумывать было ничего не надо. Надо было сказать лишь правду. Такой, какая она есть. И все согласились. Не просто согласились, а захотели этого, захотели попробовать все, на что только способны для маленькой Лизы, которую лично вовсе не знали. Людей и кошек тянет к друг другу, даже если они этого не понимают.
Для Муси и Трюфеля все это осталось за кадром. Им лишь стало известно, что никто не побежит на землю «насильно», потому что вышли все сроки и терпение Кошачьего Бога не бесконечно.
Здесь, когда тебе доверена жизнь человека, желание помочь должно идти из самого кошачьего сердца. Это кажется, что оно маленькое и хрупкое. Любви в нем много. Иногда больше, чем в человеческом. И верности, и прощения.

Хранитель уже к полудню следующего дня доложил, что малыши благополучно добрались до своей будущей мамки. И да… - у них на самом деле будет общая мама! А кто, откуда, какая – это очередная история для Муси и Трюфеля на вечер. Даже не знаешь, с чего и начинать, то ли с обещанной летописи, то ли с новостей.
И еще у него в запасе была пара интересных историй о близнецах и котах. В связи с этим всем вспомнились.
Да и летопись жизни кошки Мошки тоже стоит поведать. А то она как-то незаслуженно будет забыла. Про всех – так про всех!
Сначала, конечно. скажет, что все пока получилось, все хорошо, а потом, потом уж обо всем по порядку. Им теперь немало вечеров коротать за ожиданием.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 17 май, Пт, 2019, 12:25 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27.08.2009
Сообщения: 110
Откуда: Москва
Очень переживательно, как оно все срастется :8

_________________
на форуме с 2005г


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 17 май, Пт, 2019, 13:23 
Ответить с цитатой  
Любитель

Зарегистрирован: 16.03.2018
Сообщения: 23
Откуда: Ростовская область, г.Шахты
Ох, как бы дождаться продолжения...
Очень-очень интересно, как все сложится у Лизы, близнецов и котяток...


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 17 май, Пт, 2019, 20:07 
Ответить с цитатой  
Любитель

Зарегистрирован: 14.11.2018
Сообщения: 644
Откуда: Ялта
Кузькина мать писал(а):
Очень переживательно, как оно все срастется :8

Скрытый текст +


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 24 май, Пт, 2019, 10:57 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14600
Откуда: Москва
Все смиренно ждут? А я редиска. Правда, совсем ничего не успеваю.
Скрытый текст +


Палома. (Paloma)

В тот вечер Кошачий Бог собирался немножко, коротко, не детально поведать своим слушателям про ту самую кошку, которой суждено быть теперь хранительницей не только шести кошачьих душ, но почти целой человеческой на пару ближайших месяцев.
Интуиция не подвела. Все «осколки» действительно не разлучили, собрали вместе, рядом с друг другом.
Лиза была в больнице. Бог уже ни раз думал… что ситуация тут не совсем такая как в прошлых разных историях. Когда встреча кошек и человека может произойти случайно и по сути где угодно.
Даже совсем в разных не близких друг к другу местах. Поэтому не так уж принципиально и место рождения. Здесь же все сложнее. По сути где угодно могут встретить котенка родители девочки – около дома, по дороге на работу, просто на улице или в доме друзей. Но вот вряд ли они понесут его в дом. А что дом? Ведь даже Господа и спрашивать не надо., чтобы понять, что для «передачи» кусочка души должен быть скорее всего непосредственный, прямой контакт с малышкой. А кто ж разрешит нести кота в больницу? Даже если вдруг снизойдет какое-то озарение? Значит этот кот каким-то образом уже должен быть там -в той самой больнице, как можно ближе. И то, что кошка-мама обитала именно в медицинском центре было закономерно и не удивительно.
Ближе, ближе, ближе – с самого начала как можно ближе. Даже так… когда к душе совсем нет доступа…она уже должна быть ближе.
Бог даже подумал, не может ли сама кошка, нося в себе котят излечить Лизу. Вроде бы тогда все было бы упрощено.
Он даже «сочинил» на досуги быстрый и очень счастливый сценарий. Как будто кошка случайно забирается в палату к девочке, сотворят на глазах родителей чудо, они вне себя от счастья ее берут, а потом уже дома она рожает маленьких котят. Не выкинешь же. Все остаются вместе!
Как славно придумано. И по срокам такое чудо случиться может хоть прямо сегодня, на надо будет ждать. Но видимо такой сюжет был уж слишком идеален, да и не факт, что через еще одного «посредника» - кошку «трасляция» души вообще возможна. Видимо есть много разных «но» для такого быстрого и успешного развития событий. Ждать так ждать…

Больница – режимное учреждение. Со строгими санитарными правилами и порядками. Особенно с учетом, что медицинский центр детский.

Кошкам по сути там совсем не место.
Но это и не крепость за высокой каменной стеной, с выкопанным за стеной рвом и водой. В такую бы кошки не пробрались. А на территорию больницы пробирались. Но их как правило «выселяли». В хирургии даже была небольшая программа для практикантов и студентов по стерилизации. Да, это будущие врачеватели людей. Но практика - всегда есть практика. И каждая операция – опыт.
И анатомия – есть анатомия. Так последние лет шесть это активно практиковалось. Чтобы хотя бы не размножались, пока «выселяют». Иногда везло. Кошек брал кто-то из семьи пациентов или персонал. Иногда они приходили и уходили, не найдя для себя ничего интересного. Потом построили новый забор, под которым и в котором дырок и лазов стало поменьше. А значит и хвостатых гостей тоже.
В общем порядок соблюдался, и вот так запросто кошку-приживалку, которая была бы в больнице на харчах увидеть здесь было нельзя. Запрет для персонала – кормить и приручать существовал.
Иначе сами совсем не уйдут, не выселишь.

Но вот для одной кошки было сделано исключение. Нарушение правил, можно сказать со стороны практически начальства – заведующей того самого отделения неврологии, где оказалась Лиза.

В общем-то Кошачий Бог собирался только про кошку рассказывать. Но загад не бывает богат.
Потому что когда в истории появлялся какой-то интересный человек, какая-то непростая судьба, как то сам собой начинаешь упоминать еще и об этом. Слово за слово, факт за фактом.

Тем более что Муся и Трюфель готовы были слушать хоть до утра. Про всех. Про людей, про котов, про давнее прошлое. Кошачий Бог был очень талантливым рассказчиком. Возможно, если бы он не стал доктором, из него получился бы писатель! Не всегда мы знаем свое истинное предназначение. Иногда узнаем еще в детстве, иногда лишь экватору жизни, иногда на финишной прямой, иногда – никогда.
Сначала он как будто сдержался и не углублялся в тему судеб людей, но как только дошел до клички кошки, не очень типичную местного рая – Палома, Муся тут же влезла с вопросами.
Потому что сама сразу не догадалась, почему кошка так необычно названа. И даже думать не стала, раз можно сразу спросить, а прояснить было почему-то необычайно важно. Прямо приспичило.
Кошачий Бог начал было объяснять в двух словах, а потом так увлекся, что из одной только судьбы снова могла бы получиться целая книга..

О хороших или интересных людях не получается рассказывать коротко. Это о плохих или сказать нечего или ничего просто и говорить не хочется. Лишь приходится подчас. И столько уже он об этом наговорился, рассказывая о причинах вручения черных и серых ошейниках героям истории, что требовался словно противовес. Хотелось уравновесить чем-то светлым и чем-то хорошим. Так вечер снова затянулся.

Сама заведующая была уже пожилая. И сама носила тоже довольно редкое имя – Альбина. А по батюшке Павловна. В общем о своем отце она и знала только одно – имя. Да и матери тоже не помнила. Но мать могла знать хотя бы по рассказам тех, кто ее знал и помнил.

Родилась Аля в 1942. В самую войну. Да, жизнь не прекращалась даже тогда. Много людей умирало. Но кто-то же и рождался!
Она была – дитя любви. Дитя полевого романа. Между уже не очень юным офицером и молоденькой совсем девчушкой лет 22-23. Он был кадровым офицером. Взрослым, опытным, уверенным в себе и еще и красивым. Он был женатым. С детьми. И совершенно не думал, что сможет вот так изменить любимой и единственной женщине в своей жизни да еще вроде как по второй любви. То что можно любить сразу двух женщин для него оказалось своего рода открытием.

Мать Альбины, Мария, была из детского дома.

Теперь уже Муся знала, что такое детский дом и сочувствовать начала уже заранее.

Попала туда с улицы, где беспризорничала. Закончила там школу, выучилась на учительницу русского и немецкого языков, вернулась обратно преподавать. Для нее оказаться в приюте вышло благом. И она ухватилась за шанс обеими руками. Год проработала и война…

Ушла на фронт добровольно. Поскольку с Германией, помимо знания языка ее ничто и никак не связывало, ее знания были востребованы и в желании помочь никто не отказал, а в скрытых мотивах не заподозрил. Будь кто-то из родственником немцами – было бы иначе
А так, переводчик будет всегда нужен.

Он, Павел, просто взял ее под свое крыло, под свою опеку. И собирался стать лишь своего рода приемным отцом, наставником, защитником. У самого дома два сына, а это будто бы дочка.
Потому как уж очень юна эта душа и наивна, но при этом отважна и жертвенна. Он и виделся ей отцом, которого никогда не знала. И другом….Иногда сердечко трепетало как-то по-новому, как-то по-взрослому, но она даже не знала как оно должно трепетать в отношениях с родителями. Может как раз вот так… Или иначе?

Однажды Павел заметил в глазах девушки особенную тоску, взрослую, совершенно не свойственную молодым, даже не войне…
Не смог не спросить – с чего вдруг взгрустнулось так сильно? Ей даже скучать особо то не по кому.

Наверное о таком рассказывают матери, но и матери у девушки не было. Она сказала отцу, другу, не зала уже и кому… что сожалеет. О чем?
О том, что может быть погибнет на этой войне и так и не узнает, как это любить, быть с парнем, целовать его в губы. Дальше она замолчала, но взрослый мужчина не мог не понять, о чем думала.
Какой мужчина в такой момент устроит? Он и сам догадывался что влюблен, но подавлял в себе это чувство. Влюбленность – еще не любовь. Да и дома семья. И время паршивое… для измен. Не по совести как-то. Но мысли мыслями, а чувства чувствами.

И он поцеловал ее в губы…а потом, потом все как-то случилось само собой. Так вдруг из названного отца превратился в мужа.
Совсем ненадолго, всего на неделю. Они скрывались и прятали свои чувства от всех по понятным причинам.
А потом, потом его просто перевели в другую часть, перебросили на другой фронт.
Он погиб спустя пару месяцев, так и не узнав, что эта история любви имела свое продолжение.
На свет должна была появиться маленькая дочка. Мария оказалась в тылу, там родила. Ее детский дом из пригорода столицы на время эвакуировали, так что она отыскала его, привезла туда малышку. Сначала не собиралась оставлять. Как оторвешь от сердца кровиночку?
Думала и полюбить в этой жизни не успеет, а даже мамой стала. Но когда малышке исполнился годик… мать снова ушла воевать. Она видела сколько малюток вдруг оказалось бы родителей. Она должна была что-то сделать. Сделала? Да, так или иначе. Только домой уже не вернулась.
Была ранена и умерла за четыре месяца до победы.

Так что маленькая Альбина так и осталась в том самом «мамином» детском доме. Возможно, со стороны отца существовали бабушки и дедушки, возможно даже его жена взяла бы к себе малышку, простила и бы и все поняла. Но никто даже не знал, где этого отца искать и кем он может быть.
Имя – это слишком мало. И Павлов вокруг множество. И там, где все это случилось Пашка был не один. Скорее на молодого кого бы подумали.
Ничего ее мама никому не рассказала. Никаких подсказок не оставила.

Так что жила, как и многие сироты в то время.
С детства мечтала стать доктором. Позже мечта сбылась.

Она считала себя счастливой. Во-первых, потому что родилась в годы войны, но выжила при этом, во-вторых, потому что волей судьбы оказалась совсем рядом с Москвой, рядом, как она была уверена, с самым красивым городом на свете.
И да, возможно она ни раз бывала на том самом вокзале, где работал «кондуктором» один из этих будущих котят или встречала кого-то еще из героев летописи в прошлой жизни. Она умела радоваться жизни. Отлично училась, заводила друзей, мечтала. Как все девушки – о будущей жизни, в которой обязательно будет любовь. В ней не было страха, что любви никогда не будет, потому что война уже кончилась. А новой войны никто никогда не допустит. Ради после такого люди не одумаются? Мир теперь навсегда.
Она все все успеет. Еще совсем молодая, а жизнь еще вся впереди.
В то лето ей было 15. Столица жила подготовкой и ожиданием Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Вот! Все во имя мира и дружбы как раз.

О нем много говорили, писали, готовились.

Да, в 15 лет ты еще все же ребенок и совсем еще не студент.
Но всеобщее настроение захватывает. Потому что понимаешь, что грядет что-то масштабное и праздничное и новое.
Они помогали подготавливать клумбы с цветами! И вообще, как лучшие ученицы были приглашены на один из концертов в парке. Нет, они не могли быть непосредственными участниками этого праздника, но вот зрителями, соучастниками, вовлеченными – очень даже. Как и многие молодые люди и девушки тогда да и все жители город. Да и город не был еще таким большим, как сейчас. Атмосфера была другой, люди отчасти другие. Само время другое. После стольких сложностей, не только самой войны, наступало время надежды, что светлое будущее уже совсем рядом, почти можно рукой дотянуться. Праздник пришел.

Это было очень ново и необычно. Словно открылось окно в мир. Словно весь мир вдруг сам пришел в гости.

Сейчас все границы открыты, а окна как будто распахнуты. Хочешь видеть мир – смотри! Хочешь уехать – езжай, если кажется, что так лучше. Хочешь быть человеком мира и жить везде – будь!

Тогда все было иначе, поэтому и эмоции сильнее. Слишком сильна новизна впечатлений.

На тот концерт пять девчонок-воспитанниц и три пацана прибыли под присмотром воспитателей. И по большому счету сразу после завершения концертной части программы, стоило бы выдвигаться домой. Но и воспитали были молоды!
И ничего плохого не случиться, если скромняги отличники и отличницы немножко потанцуют. Ну и они рядышком.
Даже музыка быстрая, заводная, не для парных танцев с более близким контактом.
Вокруг столько красивых парней и девчат.

И Альбина это заметила. Особенно троих смуглых и черноглазых молодых людей. Они как-то подошли к девчонкам сами, без всякого смущения и быстро-быстро говорили что-то по-своему на красивом, но чужом языке. Альбина в рамках школьной программы послушно изучала немецкий.
С одной стороны война, а значит и Германия, отняли у нее семью, и те люди, которые убили ее маму говорили скорее всего по-немецки. С другой стороны – это память о маме. Она же выбрала делом своей жизни – учить детей языку. Но знания немецкого ей никак не помогли.

Молодой человек, с карими большими глазами и довольно длинными кудрями обращался будто лично к ней. Он широко улыбался, размахивал руками как крыльями и смотрел в небо. Альбина не понимала ни слова. Да еще говорит так быстро, что даже не различишь, где слова начинаются, где кончаются.

Парень учился на художника, поэтому был чрезвычайно горд тем, что именно работа художника из Испании – Пикассо, легла в основу эмблемы такого события. Это он и пытался объяснить.

И Альбина и сама многое знала, встречать же гостей всей страной готовились. И эмблема обсуждалась, и песни писались. Только от волнения и языкового барьера никак не могла уловить связь.
Ей казалось, что речь идет о каких-то паломниках и бланках. Может паломничество это по это значит путешествие, ну то, что они сюда приехали? А при чем тут бланк?

Парень видел, что девчонка смущена и не понимает, видел румянец на ее щеках и еще больше заводился и смеялся. Снова взмахивал руками, потом трогал тонкими смуглыми пальцами белый кружевной воротничок на ее единственной парадной шелковой синей блузке и снова говорил «бланка» А еще он тянул ее за руку танцевать. Она даже не знала – можно ли. Но другие девчонки танцуют.
И все вокруг. Немножко раскрепостилась, попыталась поймать ритм, получилось. Танцевала и почему-то думала, как глупо, она, должно быть, выглядит. Как ребенок. С этими косичками, собранными на затылке и ленточками в них, в этой строгой блузке и длиннее чем у всех заграничных девчат юбке. Они все ярче!


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 24 май, Пт, 2019, 10:57 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14600
Откуда: Москва
Вон как они зажигательно крутятся – аж ножки видны. А у нее худые коленки чуть-чуть точат.
И вообще парень был явно старше. Ему лет 18 а может даже все 19.
От всех этих мыслей девчонку совсем смятение охватило. И тут музыка закончилась, на сцену вышли дети и выпустили в небо белых голубей. Те взмыли в воздух и еще долго кружили над парком. Символ. Символ мира. Мира, когда нет больше никакой войны.

«Пломас…бланка» - указал молодой человек на стаю. Вот оно что! Палома – значит голубь. А бланка – белый. Вот почему он все время трогал ее белоснежный воротничок.

Тут парень сорвал прямо с клумбы белую ромашку, которую туда похоже никто не сажал, а выросла сама как сорняк, откусил стебелек, воткнул цветок в косички Альбинки и поцеловал ее в щеку. Просто чмокнул. Помахал рукой и помчался догонять друзей, которые исчезли где-то в толпе.
А Альбина так и стояла в оцепенении, осознавая, что ж это сейчас такое было. Ее тоже уже давно звали и окликали. Пора, пора, детское время закончилась. Гулять по ночному городу до утра будут те, кто постарше. А ей пока рано.

Она даже не знала как парня того зовут. И откуда он тоже не была уверена.
Он, представился, просто в общем потоке слов, девушка так и не поняла, что есть имя. И сама своего не сказала.

Завтра был уже новый день. Но буря в душе не утихала еще долго, очень долго.
Эти глаза, эта смуглая кожа. Эта такая совершенно не типичная для всех ее знакомых парней открытость и раскрепощенность.

Она знала, что нравится кое кому, но тот ни за что бы не поцеловал в щеку вот так запросто и легко. Не решился бы никогда, и за руку бы даже не взял.
Она закрывала глаза и вспоминала тот вечер. И все большей и большей дурехой себе казалась.
Теперь вроде становилось понятно, и на каком языке говорил, на испанском, и что хотел донести.
А может и вообще ничего не хотел доносить, просто тоже был весь во власти эмоций. Там еще и южный темперамент. А она такая белокожая, такая белокурая, такая контрастная. С голубыми глазами. Запомнил ли? Наверное. На какое-то время, может быть на тот самый день или вспомнит однажды как кадр из кино. Вспомнит и снова забудет.
Может она ему сама напомнила белого голубя?
Кто ж теперь узнает.

Вообще об Испании она знала тогда немного. Только то, что проходили на уроках истории. Политическая обстановка, отношения стран в целом были напряженные
И никаких позитивных ассоциаций с этой страной у нее не возникало. Наверное людям там плохо, они хмурые и несчастные.

Странным казалось даже то, что испанцы вообще оказались среди прочих гостей. Но этот парень там был. И друзья его тоже. Может вообще прибыли какими окольными путями из другой страны? Или вообще были не испанцами, а просто говорили на языке? Может они выходцы из Испании, эмигранты? В те времена по всему миру таких было много. Даже в ее родной стране были….
И вообще на испанском говорят не только в Испании. Но почему-то казалось, что парень испанец. Может не все так уж плохо в другом, не дружественном пока мире? Несчастные люди не могут вот так улыбаться.
Как бы то ни было, в 15 лет прояснить для себя все тонкости как национальные так и политические было девчонке сложно, а расспрашивать кого-то проявляя излишний интерес она побоялась. Еще сильны были воспоминания старших о временах, когда лучше было молчать, чем говорить…
Да и надо ли до всего докапываться? Просто в душу запали глаза, в душу запали кудри… и мелодичный язык. И весь тот вечер. Все было для нее как первый раз.

Первые «взрослые» танцы, первый поздний вечер вне дома, первый поцелуй. Да она считала этот поцелуй первым, потому что даже в щечку ее никто не целовал. Ведь так целуют мамы, папы, бабушки.
А в детском доме на каждую нянечку по десятку «внучат». Даже если и чмокала в порыве жалости или любви, то как будто всех разом. «Ой, ты моя хорошая!» говорила баба Маша и лобзала в щеку. И ее, и подружку и подружку подружки.
А то только лет до восьми… А так… с успехами поздравляли – так жали руку или обнимали слегка. Для домашней девочки поцелуй в щечку был бы привычным делом. Даже обыденным. А для нее – чудо. А чудеса всегда запоминаются.

Нет, не стала она с тех пор грезить в полном смысле этого слова ни испанцами, ни Испанией, не стала учить язык или предаваться девичьим мечтам о том, как где-то за морями на золотом берегу ее ждет смуглый принц с охапкой белых ромашек, а над берегом кружат белый голуби. Нет, ничего подобного не было даже во сне.
Просто жила своей жизнью.
Только почему-то иначе стала смотреть на голубей. Их тогда в городе было много. Стали они ей казаться красивее что ли, нежнее, романтичнее, чем раньше. Не только символом мира казались, но и символом чего-то большего. Любви, наверное. Потому что любовь бывает даже на войне.
И запомнила, как будет голубь на том самом испанском. Позже, когда …политические настроения вроде бы как изменились смогла лучше узнать испанскую культуру, искусство, музыку. Все, что было доступно. И интересно.
И не важно что прошли годы. И не важно что в жизни была уже и взрослая настоящая любовь, и накрывали взрослые проблемы, все было. Просто, когда видела в поле ромашки, когда взымав али в небо голуби или играла знакомая музыка, память все равно возвращала в столь необычный в ее жизни вечер. Оживали звуки, запахи, чувства. Как будто все было вчера.

Ей нравилось слушать песни на испанском языке. Казалось, что все, все они исключительно о любви. Да, она была в ее жизни. И безответная, и взаимная, и случайная – всякая.
Но есть такие люди, которые влюблены в свое дело, в свою работу сильнее, чем в реального человека.
И выражение «женат на работе или замужем за работой», вовсе не на пустом месте родилось.
Альбина и представить себе не могла там, в летнем парке, что однажды медицина подчинит, захватит ее полностью. Что если придется выбирать между личным счастьем и работой, она выберет работу. Да так делают только мужчины. Им и совмещать легче.
Тогда, давным, давно так не думалось. Тогда казалось – охватить можно все, даже весь необъятный мир. И все в жизни успеть.

Но любимые мужчины рассуждали иначе. Мужчины – они эгоисты. Им трудно понять как пациент, операция, сложный случай может быть дороже них для любимой. Романы были. Но заканчивались всегда одинаково. Она выбирала работу, они выбирали другую.
Она была не просто неврологом, она была нейрохирургом. Очень редкая профессия для женщины. И была отличным врачом.

И да, жила на работе. Сначала это была больница общая, с детским отделением, потом построили новый, современный детский медицинский центр
А Альбина всегда была здесь.
Она красиво взрослела, она красиво даже старела. Мужчины всегда обращали на нее внимание, коллеги в том числе. Но даже коллеги, которые, казалось бы, должны были все понимать ревновали к работе. Такой вот парадокс.

Так что была одна. Всю жизнь. Хотела ли детей? Ведь каждый день видела их вокруг себя. Именно поэтому желание иметь своих было двойственно. Были моменты, когда очень и очень хотелось. Прямо волной накатывало. Были моменты, когда понимала, что она не создала для того, чтобы самой быть матерью. Потому что тогда свой, свой будет дороже всех вместе взятых.
А ей казалось, что все ее пациенты, пока они в больнице – они и есть ее дети. А дома будет ждать свой? Один? Да при таких раскладах даже собаку, даже кота не стоит заводить. И она видела не только детские улыбки и родительское счастье. Она видела страдания и боль в том числе. И потери.
Не всех пациентов удавалось спасти. Она прекрасно помнила маленькую девочку, свою первую пациентку, которую спасти не удалось. Она была чуть младше Лизы, выпала из окна. Случайно, хотела дотянуться до ветки сирени маме в подарок. Бабушка не уследила. Она помнила и будет помнить ее всю жизнь. И родителей, и бабушку. Тогда ей было плохо, очень плохо. Что испытывали родители даже представить было невозможно.
И такие родители в ее жизни были и потом. Вот сейчас маленькая Лиза. Тут вообще загадка. И дело принципа – ее разгадать.

Когда Альбина мысленно ставила себя на место мам своих пациентов, то думала, что такого сама не переживет, не вынесет. Так и осталась одна.

Даже до солнечной Испании так и не добралась. Хотя уже можно было вполне. Да никуда она дальше двух часов езды от больницы не удалялась.
И отпуск проводила в домах отдыха рядом. Чтобы если что – сорваться и ехать. Без нее вдруг не обойдутся. Какая уж тут Испания.
А вот песни слушала. Песни любила. Самых разных исполнителей. В душу запал один голос. Как потом оказалось обладателя черных глаз смуглой кожи и даже кудрей.
Когда первый раз увидела фото, в какой-то миг даже почудилось, что это тот самый пацан из парка, только это никак не мог быть он. Просто, потому что младше ее самой чуть-чуть, а не старше.

И в музыкальных пристрастиях она не была оригинальна. Женская душа, есть женская душа. Что нравится многим, то нравилось и ей. Когда проникновенно, когда лирично, когда будто поют сердце и душа дуэтом, когда обязательно о любви. Язык она так и не выучила, некогда было, но знакомое слово «палома» и пару-тройку других уже могла в песнях распознать..

А в песнях этого артиста голуби почему-то появлялись часто. Даже песня с названием «Белая голубка» была. Коллеги знали о ее музыкальном увлечении, и доставали в подарок диски или даже привозили из-за границы записи.
Стать активной поклонницей было совершенно некогда. Работа, работа, работа. И еще раз работа. Ведь билеты на концерт достали и подарили, когда артист приехал на первые гастроли. А она не пошла. Была сложная операция в этот день, надо было быть рядом с пациентом. Не сложилось. Ни тогда, ни после. Что не мешало просто слушать и любить музыку. Даже как-то думала, что когда не сможет уже работать, то заведет себе кошку. Именно кошку, а не кота. И назовет ее Мануэла. Красивым женским именем, которое звучало в одной из любимых песен. И будут они вместе коротать вечера.
На этом момента повествования снова влезла Муська. Потому что ей было знакомо имя Мануэла, по крайней мере две таких кошки сейчас минимум находились в раю. Теперь вот понятно, откуда оно такое…слово…..и кажется про кого речь из артистов она тоже знает. Да неужели?
Надо было срочно разобраться!

Кошачий Бог уж еще один «крюк» на пути своего рассказа точно давать не собирался, и опять сам не заметил, как снова сбился с маршрута. А Муська, как обычно, затащила его в лирические и философские дебри.
Трюфель слушал тихо и молча. Ему было интересно все. Он просто открывал для себя Кошачьего Бога как человека. Это было потрясающе.

-Артист? Да не секрет, конечно, его имя всему миру, наверное, известно. Хулио Иглесиас. Испанец У него много красивых песен. И голос красивый. Такие голоса нравятся женщинам. И такие мужчины тоже. Не всем, конечно, но многим.

Я сам слушал немного другую музыку, ближе к шансону, жена очень увлекалась оперой и опереттой. Серьезно так увлекалась.
А вот ассистентка просто с ума сходила по этому самому испанцу.
Так что я оказался втянутым в тему. Но музыка красивая, меня не напрягало совсем, что она слушала. Вот когда напевала было посложнее. Да и не было тогда как сейчас телефонов и разного рода других небольших устройств, чтобы слушать музыку постоянно, где бы ты ни был.
И жена мой тоже эти песни слушала, просто не так часто. Но кассета у нее была.
О…. лучше бы он не произносил имя и не подтверждал Мусины догадки.
Теперь была ее очередь выступать. И видимо надо было дать маленькой кошечке сказать, все что она хотела.
-А моя мама, мама, мама его тоже слушает! И слушала раньше. У нас даже есть «своя» песня.
Правда, правда! Наша. Правда нашей она стала, когда я очутилась тут и под нее послала свой первый привет. Но теперь она точно наша. Я знаю даже когда надо «посылать свой сигнал» - на второй строчке первого припева. И мама всегда ждет.
Правда, сейчас она слушает ее реже и меньше, чем в те дни, когда мы только расстались, но слушает иногда. Я сразу чувствую! Правда правда. Если не могу показаться сама облачком или еще как, всегда что-нибудь придумаю – подошлю стайку птичек или похожую на себя кошечку или просто ветерок подует налицо. Мама, я слышу, привет!!!!

Расскажи, расскажи еще об этом артисте, о песнях расскажи!

Это уж в планы Кошачьего Бога совершенно не входило.
Но совпадение на самом деле оказалось интересным как и эта история с песней. Надо уважить кошечку. Расскажет, что знает, что ассистетка в свое время наболтала
Она уж тоже тут, в раю. А тогда девчонкой казалась. Как летит время! Помнится, как узнал об этом, почему-то взял и песни эти послушал. Встретиться то пока никак не получалось. А музыку слушать он мог.
Как и вообще узнавать основные, глобальные земные новости. Когда уходили, заканчивали свой жизненный путь знакомые или друзья – эта информация всегда доносилась. То же самое касалось и разного рода великих, с точки зрения Господа, людей. Известных артистов, политиков, врачей, спортсменов, всех, кто так или иначе изменил или пытался изменить мир к лучшему. Помогая Господу в его деле, выходит.

Петь – тоже менять мир у лучшему. Музыка – она для души. Она может лечить души. С этим и спорить не стоит. Правда в последнее время Кошачий Бог все чаще осознавал, что не всякая музыка созидает, есть та, которая, кажется, разрушает, но выбор всегда остается за человеком.

Вот еще одно доказательство. Боль потери помогла пережить музыка. Песня. Как-то их соединить вместе- тех кто на земле с тем, кого уже там нет.

Кошачий Бог помнится понял масштаб покорения испанцем женских сердец, когда убедился, сколько же в летописях кошачьих жизней на пике популярности артиста было кошек с именем Мануэла или Гвенделин. Это в чужой то стране!
Кошек с именем «Натали», как то ни странно не встречалось. Это имя доставалось дочкам.
Первые два хоть и чисто женские и человеческие, но местным хозяйкам казались иностранными и вполне себе даже кошачьими, а Натали – свое какое-то родное. И не для кошки.

Мануэл было много. И какая-то из нынешних Мусь или какой-нибудь из нынешних Барсиков в одной из жизней могли легко быть Мануэлой. Каждому времени, а значит и каждой жизни- свои герои.
Так что доктор с красивым именем Альбина совсем не одинока в своем стремлении назвать Мануэллой кошечку.
Только у нее пока мечта не реализовалась, затянулась, а у других – уже давно, так давно, что кошки начали новые жизни.
А еще больше в раю оказалось в свое время котов с именем Хулио. Вот ничто не мешало назвать питомца именем кумира. И все эти коты были красавцами со слегка блудливым выражением морды и такими же намерениями. Прямо котяры из котяр – мачо в мире кошек. Рулады при жизни выводить тоже умели знатные. Особенно по весне.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 24 май, Пт, 2019, 10:58 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 14600
Откуда: Москва
Но об этих подробностях кошке решил Бог не сообщать, итак вечер уже затянулся, а ей видно пока ни один Хулио лично еще не попался. Раз молчит.

Но что-то то ей рассказать надо.

-А знаешь, что этот человек не собирался быть певцом вообще? Он собирался быть вратарем футбольной команды. Но попал в аварию, чуть не умер, долго не мог ходить, даже руки плохо слушались. Для того, чтобы восстановить хотя бы руки взял в руки гитару. И стал писать стихи, чтобы занять себя делом.. И музыку. А теперь его знает весь мир. И его песни поют другие артисты. Вот ведь как бывает в жизни. И не так уж и редко.
Когда Господь словно указывает человеку его истинное предназначение, ту роль, которая отведена или задумана. И подчас вот таким жестким даже способом. Я верю в это. Потому что иногда случайность – это просто случайность, а иногда судьбоносный поворот во всей жизни.

-У всех так? – поинтересовалась Муська.

-Нет, конечно. Обычным людям, которые могут проявить себя в достаточной для них степени в разных областях Господь скорее всего дает сделать выбор самостоятельно. Лишь подсказывая порой «А ты можешь еще и это!» через какие-то события или моменты.

-Ага! Моя мама начала писать стихи, когда ей было уже за 30, а повести и того позже. Но писателем или поэтом не стала.

-Вот видишь. Господь дал возможность открыть в себе новую грань. У каждого из нас есть такие грани, о которых мы до какого-то момента на знаем.
А когда узнаем – это совершенствует нас. Но не меняет жизнь в корне. Просто делает ее интереснее что ли. Ярче.
А вот у особенных людей неверный выбор дела всей жизни…или отношения к этой жизни может быть «исправлен» свыше. Не тонким намеком, а даже «с плеча», как в этой истории.
Потому что мир не должен потерять что-то важное или кого-то важного только потому, что тот сам о своей роли не смог догадаться. Я думаю это был тот случай.

-А у тебя? Ты же Бог! Ты – важный!
-Для вас – засмеялся Кошачий Бог. Для вас, глупышка.
На земле я был просто доктором, очень надеюсь, что неплохим. Но если бы им не решил сам стать, не факт, что это бы все равно произошло. Потому что я - всего лишь один из миллиона, а не один на миллион. Чувствуешь разницу?
-Кажется да.
-Вот именно. А избранных не так много. Во все эпохи. Поняла? И степерь этой избранности тоже разная. Масштаб, понимаешь?

-Ага! Это как когда известный великий или величайший, да?
-Умница ты моя, все поняла. Так что я к этому списку никак не причастен.
Но я могу привести тебе пример со своим знакомым. История не столь трагична вначале и не столь резонансна в итоге, но она лишь подтверждает общую теорию.

Был у нас однокурсник. Поступил учиться вслед за девушкой. Они только познакомились, хотел быть всегда рядом, чтобы за красавицей своей глаз да глаз. Ревнивец был страшный.
А сам хорош собой. Но дело не в этом. Профессии он своей будущей боялся – особенно крови. Виду не подавал, но всем было видно, что ему дурно на практических занятиях. После первого курса мы практиковались в зоопарке. Практиковались – громко сказано. Мы скорее помогали. Но это было полезно.
Так вот Сашок все время куда-то пропадал. Вроде вот вот был, а его нет. Однажды мы раскрыли секрет куда. Нам всем выдали одинаковые блокноты для записей. Так он рисовал. Стоял около вольеров или клеток и рисовал. Зверей. А по делу ничего не записывал. И у него очень хорошо получалось. Никто и не подозревал, что он умеет рисовать вообще. А главное – не подозревал и он сам. Просто было скучно слушать очередной инструктаж, просто рядом была клетка, просто все начали записывать, а он – рисовать! И втянулся.
Институт бросил, с девушкой расстался. И стал по жизни довольно известным художником анималистом самоучкой. Знания анатомии и физиологии ему только помогали. Выходит что все – эта самая любовь, учеба все было для того, чтобы попасть в тот самый зоопарк? Что самое смешное – животных он любил не больше, чем обычный человек. Не было какой-то тут такой особенной, всепоглощающей любви, поэтому и в зоопарке был в последний раз еще ребенком. А за карандаш чтобы рисовать не брался вообще никогда. По рисованию имел четверку в школе, но даже там о таланте ему никогда не говорили.
Кстати тому же Иглесиасу в детстве сказали, что петь в жизни ему точно не стоит. А вот как потом все повернулось.
Так и у Сашка. Звездой мирового масштаба было ему стать не предначертано, но дело то своей жизни нашел. И получал от этого радость!
С ним я пока так и не увидался, давно не виделись. Да многие уже тут, с кем не виделся. Зато общался с его котом Фунтиком. Сейчас он седьмую жизнь проживает с потомками. А по стенам его портреты пятой жизни висят, только вряд ли он знает об этом. Вот так как-то….
А могло быть так, что я появилась у мамы только потому, чтобы потом появилась повесть? Где ты, где я, где мы очень даже важные, между прочим…
-Могло. Почему бы и нет. Может так все было и задумано, только не ради нашей важности, а ради того, чтобы люди верили и ждали…
-А вот тут в раю можно взять и с кем-нибудь из великих так запросто познакомиться, как думаешь?
Вот что что, а задавать вопросы и уклоняться от темы Муся могла как никто другой.
Ты бы хотел? Со своим любимым там спортсменом из прошлого поговорить или артистом? Или может с каким-нибудь доктором из древних времен?
-Авиценной? Да, мне было бы интересно. И с Дарвином тоже… Но ты задаешь вопросы, точный ответ на которые я дать не могу. Я ж тут, с вами, а не там. Но думаю, почти уверен, что личная жизнь человека она и везде личная жизнь. Нельзя допускать всех поклонников к кумирам – хоть в спорте, хоть в кино, хоть в любой области так запросто. Я думаю люди, привыкшие к публичности сами найдут свою «сцену» и тех, кого им не хватает свою публику или аудиторию.. Если им это необходимо.

Но границы тут куда более условны, чем на земле. Я думаю, если бы мог быть интересен кому-то, кто интересен мне – встреча может и состояться. Но кто я, чтобы быть интересным?
Другое дело, великие и великие. Вот об этом я и сам думал однажды. Великие умы, художники, великие музыканты, великие ученые, поэты, писатели, но разных эпох! Или даже одной, но не имеющие возможности знать друг друга при жизни. Вот кому, наверное, интересно друг с другом. Поговорить с тем, кого всю жизнь считал учителем, например. Вот тут мне кажется должна быть какая то «поляна свиданий»…

-Справедливо – согласилась Муська. Только обидно немножко, что какого-то интересного человека нельзя узнать тут получше потому что все как бы уже и равны и все как бы на одном общем небе…. Вот есть один шахматист, он очень нравился дедушке. Он тоже уже умер. А интерес остался. У дедушки к человеку. Ему все о нем до сих пор интересно. Вот бы сыграть им вместе партию в шахматы!

-Ну на этот случай кошки, наверное, в выигрышном положении!
-Как это?
-Людям мешают какие—то условности частной жизни даже тут, а кошкам – нет
Что мешает познакомиться с питомцами интересных тебе людей? Просто надо умело формировать свой «запрос» на поляне свиданий. Так, чтобы ничего не перепутать и быть понятым. Языкового барьера тут нет.
Ты это сама видишь. Все будто бы понимают всех. Вдруг у того мастера была кошка, которая умеет играть в шахматы? Сыграет она с дедом, а потом и хозяина заинтересует. Так ведь может случиться?
Кошачий Бог не дал Муське развить еще и эту мысль, и плавно перешел к музыке. Надо было как-то начинать двигаться обратно….

-Я вот неожиданно понял испанский. И возвращаясь к твоей песне и исполнителю, дай то ему Бог еще много лет жизни и новых песен, понял, что женщины намного тоньше организованы, чем мы.
Потому что они, не понимая слов, могут уловить глубину эти слов. Мне часто любовная лирика казалась слегка поверхностной. Простой что ли. Казалось, что большая часть песен о неразделенной любви или расставании. Много чувственности, больше чем в жизни, но мало мудрости. Ну что такое это постоянной я умру, если ты уйдешь…К чему все это?
Если ты сам примешь такое решение – ты и дурак или грешник в одном лице. А вообще никто ж не умирает обычно, живут дальше. Но каждый раз «ноют» об этом заново. По молодости лет я мог вот так достаточно резко рассудить. Слишком буквально. Эту с годами, да и тут потом понял, что «смерть» в лирике, не всегда буквальна. Ну и вообще с годами чувствовать глубже начинают даже мужчины. Вот уже тут вслушался, изменил свое мнение еще раз к лучшему.
Мне вдруг –больше понравилось. Потому что я вдумался в то, что слышу, а вдумался я потому, что понял. Может поэтому авторская, бардовская песня, шансон на родном языке были мне ближе. Потому что я мог оценить текст, как поэзию и вдуматься сразу в стихи

-И у тебя тоже есть теперь любимая песня? – встряла Муська. Вдруг та же самая, что у нас? А? Не, ну вдруг?

-Нет, любимой песни у меня точно нет. И не слушал я их уже давненько. Но что-то заставило задуматься. О жизни в целом, не только о любви. Хотя и о ней тоже.

Например, слова о том, что больше счастлив тот, кто любит сам, а из двух любящих тот, кто любит сильнее. Даже безответно…Так ли это? Не знаю, но слышишь – и задумывается.

В песне «Тридцать три года» есть очень тонкое отношение к возрасту. Что все мы в юности хотим быстрее стать старше – это не ново и вовсе не откровения. А вот… то, что сначала мы готовы биться и сражаться за свою победу или правоту, чего бы нам это не стоило, а с возрастом, когда есть что терять, начинаем оценивать последствия этих сражений и пыл угасает мне например говорит о том, что человек, который это написал, это сказал – не поверхностный. И это импонирует. А еще когда песня написана примерно в этом возрасте, его как середину жизни принимаешь спокойнее, чем в 66, когда прожитых лет мало. И в 44 или 55 я думаю снова текст был бы другим. И возможно более глубоким.
Видимо Господь дает свои уроки всем не зря. Из каждого урока мы что-то выносим. И испытания делают нас сильнее, меняют нас с том числе внутренне. Что вовсе не значит, что эти уроки людей безгрешными или идеальными. И в этом случае абсолютно так. Но меняют. И это любопытно.

-А тридцать три года – потому что это возраст Христа? Поэтому ты именно это сразу послушал?
От Муси таких познаний Бог не ожидал и был удивлен.

-Ты то откуда знаешь?
-Ну я еще там, дома слышала, знаю откуда-то. Поэтому?

-Возможно. Может быть да, отчасти. С чего то же надо было начать. А книга или фильм или песня начинаются с названия. Хотя песня скорее о жизни. Просто любого человека, а не Бога.
Но почему именно про 33, а не 32 или 35? Чем-то же это продиктовано. Не только одной рифмой?
Каким-то внутренним подведением итогов прожитого отрезка жизни, названного его половиной.
Осмысление? На самом деле подходя к этому возрасту через некое осмысление, проходим мы все. И да, скорее всего именно потому, что ты предположила. Да, ты выходит отчасти права.
Куда ты меня опять заманиваешь? Я уже забыл с чего мы вообще начали?

Я всего лишь хотел рассказать, почему кошечку зовут Палома… а теперь забыл, на чем там и остановился.

-Ну и что! Зато у меня теперь с этой Паломой как будто есть связь! И да, чего это она не Мануэла?
А ну давай, давай скорее дальше рассказывай.

А Трюфель бы еще про философию жизни послушал. Мысли уносили его то домой, то куда-то в мечты о том, с кем из питомцев других людей хотел бы познакомиться.
Потом даже думать начал, что быть котом или кошкой знаменитостей вовсе не так плохо быть. Два несчастных бенгала из летописи – скорее всего исключение. Да и какие уж это знаменистости то? Однодневки, которые не в счет. И точно без божьих отметин. Разве что кто еще «пометил» из черных сил, в это скорее поверишь.
Кошачий Бог говорил о другом. О тех, чьи имена или дела или свершения будут помнить и через 100 лет или через 200. Чьи песни будут слушать или петь, по чьим рассказам снимать кино, по чьим трудам учиться, даже если технологии шагнули далеко вперед, чьими полотнами восхищаться, а под звучание голоса радоваться или плакать.

Не в том смысле, что кот гения тоже гений. Да и гениальность бывает признается не сразу. А в том смысле, что вряд ли такому питомцу сложно найти дом, даже если его великий хозяин был совсем одинок. А среди великих людей немало таких.
Всегда будут и есть те, кто помнит, кто боготворит даже. Последователи, поклонники, продолжатели дела, ученики. То есть всегда можно найти, установить, определить связь. И найти новый дом по этой связи.
Хотя, хотя в общем-то такую связь можно определить для любого, просто сложнее.
Кот учительницы, вполне может оказаться в семье кого-то из ее учеников, кто ее помнит и любит, кот врача, в семье кого-то из спасенных пациентов, кот артиста в семье кого-то из поклонников. Вот о чем почему-то думал сейчас Трюфель.
И думал о том все идет у к тому, что Палома – кошечка для Альбины? А потом, в следующих жизнях? Кого-то из ее пациентов? Может самой Лизы? Но не сейчас, а потом… Или у нее это девятая жизнь?
Коту было интересно, возможно ли именно такое будущее или нет. Но на то оно и будущее, что его не суждено знать.
Им было даже не суждено пока знать, что мечте Альбины Павловны, о тихой старости с кошкой в обнимку в кресле у окна не сбыться.

Пока было понятно лишь одно. Что кошка имела к жизни Альбины прямое отношение, но Мануэлой она не стала.

Альбину Павловну в отделении любили все. От хирургической практики она отошла уже давненько, в 58 лет. Не те глаза, не те руки, не те ноги. Нельзя рисковать. И с тех пор занимала должность заведующей детской неврологии.
На самом деле ее очень уважали. И пациенты, и родители, и младший персонал и коллеги. Она очень талантливо соблюдала субординацию, не в ущерб душевности. С годами не став более черствой к чужой боли или циничной, как нередко бывает с врачами, особенно в хирургии и онкологии.
Она находила время всегда и для всех, никогда не переходя те самые грани, которые не стоит переходить в отношениях между начальством и подчиненными, врачом и пациентом.
Она не боялась нарушать правила. За что родители были ей благодарны. Потому что считала, что дети и взрослые – совершенно разные категории пациентов. Например, в отделении не было запрета на доступ родителей в реанимацию. Только в момент экстренной помощи, когда стоит вопрос жизни и смерти и когда паникующий родитель представляет угрозу и помеху. Когда же ребенок отходит после операции и тем более находится в коме – родители должны быть рядом. В идеале они первые, кого должен увидеть пациент. Или услышать. Даже сквозь сон.
Вот и отцу Лизы она разрешила установить удаленное наблюдение. Где бы такое видано? Какой бы врач согласился? Ведь это не только возможность контроля за состоянием девочки, но и за манипуляциями врачей! Однако Альбина Павловна разрешила. И при этом сама никогда не была матерью, чтобы до конца прочувствовать всю степень переживаний.

И ответственность приняла на себя. За это ее и любили. И ценили. И сами никогда не донимали лишними вопросами и требованием внимания. Потому что этот доктор найдет всех сам, скажет все что нужно сам и всегда найдет нужные слова.
Доктор от Бога. Может быть. Может Альбина была тоже своего рода избранной или «отмеченной» Богом, просто отметка та была не так велика, как у других, чтобы прославить ее на весь мир. Но медицинский мир имя хорошо знал. И процент удачных операций при самых тяжелых случаях у нее был один из самых высоких. Она никогда не отказывалась от рискованных пациентов ради статистики. И учеников воспитала немало. Они сами приезжали к ней. Был даже один талантливый испанский доктор на паре операций. И в гости звал….Совсем другой. С голубыми глазами и не очень улыбчивый. Но воспоминания все равно всколыхнул. Тоже давно уж это было, лет двадцать уж как. В общем карьера удалась. Будто Господь лично помогал. Только вот в личном не подсобил.

Видно, так бывает – или или.
Кто-то удачно совмещает даже со звёздностью, кто-то нет. Кто-то уверен, что всего достиг сам, кто-то убежден, что никак не без божьей помощи. На Бога Альбина за одиночество никогда не обижалась. Да и не была они никогда совсем уж одна.
По сути жила уже прямо в больнице. Ей, как заведующей, теперь был положен двухкомнатный кабинет. Одна комната для работы, другая для отдыха. Вот в той, второй, она и жила. И убиралась там сама. Редкую ночь можно было там не увидеть света, потому что Альбины «нет дома». Да, так и говорили в больнице – нет дома.
Привыкли уже все. И всем было удобно. А ей – не одиноко.
Она уже привыкла жить среди этих звуков – шаги сестры по коридору, скрип каталок или тележек для еды, детский плач или смех. Привыкла и к звукам сирен за окном. Только каждый раз ночью -считала. Плохой день, семь машин за ночь. Может в ее отделение и никого, но семь бед в одну ночь с детишками. Бывали дни и еще хуже, бывали и лучше, почти тихие ночи.
Но когда в тишине и в темоноте воет сирена скорой помощи, и звук все ближе, ближе и ближе – к этому привыкнуть сложно.
А еще думалось если она будет вот тут совсем рядом – это кому-то может спасти жизнь. И спасала несколько раз. Детей часто привозили с травмами головы. Вот как Лизу. А в этом случае иногда все решают минуты. Дети вообще с одной стороны сильные, борцы, с другой стороны хрупкие.
Они – особенные. Поэтому и правила нарушать приходилось.

А кошка появилась вообще случайно. Примерно за год до всех этих событий с Лизой.
Появилась котенком. Не совсем маленьким, месяцев так трех с небольшим. Шустрым и деловым.
Альбина даже точно знала откуда взялось это чудо-юдо на их голову. Подбросили. Даже почти наверняка знала кто.
Был в отделении один мальчишка лет 9. Глазастый такой, симпатичный, но с серьезными нарушениями речи и некоторым отставанием в развитии в целом. Предполагалась, что причина неврологическая. Ребенка положили на обследование. Родители работали, прибегали вечерами, а днем его посещала сердобольная тетушка. Весьма неординарная особа. Эпатажная тетушка неопределенного возраста явно со странностями поведения. Вреда ребенку она не причиняла, была мила и заботлива, но при этом выделялась из остальных навещающих весьма заметно.
Как говорили нянечки – дама из тех, кто никогда ничего не упустит. Она завела дружбу со всеми, с кем только могла. Ее угощали даже обедами. Потом стали замечать, что в туалете пропадает мыло и туалетная бумага, что куда-то делись грязные полотенца и несколько кружек из буфета.
Альбина Павловна обещала лично разобраться с этим жалобами. Потому что контролировать ребенка днем было необходимо, он временами демонстрировал гиперактивность и даже агрессию, а тетке это удавалось. Несмотря на все ее закидоны и мелкие пакости.
Личное общение навело на мысль о том, что одной неврологией тут может не обойтись. Что у самой тетушки есть психические нарушения, и возможно требуется ребёнку консультация не только психиатра, но еще и генетика. Возможно, что-то семейное. Грань между неврологией и психиатрией вообще достаточно тонка и размыта. Поэтому сначала надо было обследовать чисто по своему профилю, затем принимать решение. На это ушла неделя. Альбине Павловне пришлось лично пополнить запасы мыла, бумаги, салфеток и посуды. В день выписки ребенка из отделения, пропала еще целая подушка. Как уж она ее смогла утащить никто не заметил. Зато вместо подушки в коридоре появился котенок. Одна из нянечек заметила, что на «чудиле» (такое было дано тетке прозвище) в тот день была кофта не по погоде с огромными накладными карманами. С такими, что в них можно было уместить как раз и всю подушку. К «выписке» подготовилась. Скорее всего в этом самом кармане котенок и прибыл. Проболталась она кому-то, что кошка окотила опять…котята уже большие и никому не надо. Видимо решила, что котенок – достойная плата за то, что было приватизировано. Бартерный обмен типа того..
Можно было бы поднять по картам адрес, дозвониться до родителей, вернуть подкидыша. Но Альбина делать этого не стала. Сложный ребенок – большое испытание. Зачем грузить лишний раз родителей проблемой, к которой они лично совершенно не причастны. Не их кошка, да и нет доказательств, что тетушка котенка принесла, никаких, только догадки. Альбина просто знала, что это так и все.
И из коридора котенка надо убрать. Как можно быстрее. Еще лучше убрать с территории больницы совсем. Правила есть правила.
Мысль о том, что это может быть та самая Мануэла и есть, пришла как-то сама собой, когда стало понятно, что котенок – девочка. Логично. Пристроить котиков всегда проще, если уж подкидывать, то девчонку.


Вернуться к началу
  Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 132 ]  Пред.  1 ... 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14  След.



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталПродажа котятВязки котовРасписание выставокКаталог породПитомники кошекГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

.




Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002-2019 info@mau.ru