CATS-порталРасписание выставокКаталог породПитомники кошекПродажа котятГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 84 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 13 окт, Вт, 2020, 09:00 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.08.2011
Сообщения: 4159
Откуда: Ульяновск
:!: :||:
Спасибо!


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 13 окт, Вт, 2020, 09:31 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24.10.2016
Сообщения: 351
Откуда: Новосибирск
Oldys писал(а):
:!: :||:
Спасибо!


:) Едем дальше.


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
 
 СообщениеДобавлено: 14 окт, Ср, 2020, 02:18 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24.10.2016
Сообщения: 351
Откуда: Новосибирск
33. ”Ч”

Леонид утром позвонил, и попросил проверять каждые несколько часов состояние и синхронизацию нового офиса. Насчёт остального предложил не париться, единственное – всегда оставаться на связи. Ну, с этим легко.

— Как только всё решится, попрошу отпуск, – заявила Саша. – Для нас с тобой.

— Съездим к твоим родителям?

— Они сами предложат, – покачала головой Саша. – Так было всегда.

— Они уже знают про нас с тобой?

— Мне кажется иногда, что они всё и всегда знают, – вздохнула Саша. – Я им не писала. Нам всё равно потребуется отпуск, чтобы съездить туда. По обычаю, мы должны провести ночь там, в доме, где я выросла.

— Интересные обычаи у посвящённых, – покачал головой Николай.

— Не у посвящённых, у нашей семьи, – уточнила Саша. – В этом доме живёт уже шестое поколение Черновых.

— И все были посвящёнными?

— Начиная с прапрабабушки и её семьи. Не переживай. Правда, обычно мама советует, на кого обратить внимание...

— Мама выбирает пару каждому из детей?

— Нет. Советует. Я не обязана соглашаться. И даже если она будет против моего выбора, я могу сделать по-своему. Мама когда-то сама так сделала – сбежала с папой, и жили отдельно, пока бабушка его не приняла и не благословила, – улыбнулась Саша. – Надеюсь, до такого не дойдёт, уже почти двадцать первый век. Сходим в магазин? Мне нужен стиральный порошок – стирки накопилось, пора запускать. И Розе нужен запас корма.

— Пять минут, – указал Николай. – Сейчас закончится сверка офисов, и пойдём.

* * *

С утра было ветрено и промозгло, а потом выглянуло Солнце. Город, присыпанный свежим искристым снегом, сразу стал нарядным. Саша первым делом бросилась к ледяным скульптурам – пока предыдущим вечером они проводили “проверку на детекторе лжи”, у неё во дворе вовсю трудились мастера по ледяному искусству.

Сашу было не оторвать – с восхищением переходила от одной композиции к другой, и не забывала делать фотоснимки.

— Какая прелесть! – повторила она в сотый, наверное, раз. – Всё, теперь в магазин. А тебе понравилось?

— Некоторые – очень хороши, – согласился Николай. – Особенно Змей Горыныч и избушка на курьих ножках.

— Точно-точно! Мне они тоже очень понравились. Автомобиль на дальней стоянке, второй слева в третьем ряду, – добавила Саша, понизив голос. – Оттуда за нами наблюдают. Люди в автомобиле меняются, но сам автомобиль один и тот же.

— Как ты только заметила! – покачал головой Николай.

— Не смотри прямо в их сторону, ладно? Я почувствовала. Неприятное такое внимание, они ведь в наши окна в бинокль смотрят.

— Надеюсь, не прослушивают, – покачал головой Николай. – Это можно делать через окна, лазерным лучом.

— Об этом я не подумала... – на лице Саши несколько секунд держалась растерянность. – Ладно, уже всё равно поздно. Если подслушивали, им же хуже. Пусть завидуют!

В магазине зоотоваров Сашу узнали и встретили улыбкой. Улыбнулись и Николаю – а для Саши достали из-под прилавка два объёмистых пакета – один с сухим кормом, другой с влажным.

— Специально заказываю, – пояснила Саша. – Это та фабрика выпускает, где папа работает. Самый полезный корм для кошек. Они с мамой ежегодно делают множество тестов. Может, слышал?

— Нет, пока не слышал, – признал Николай. – Интересно, как ты таскала эти пакеты? – Вопрос резонный: в одном двенадцать килограмм веса, в другом восемь.

— Курьера вызывала. Справишься или вызвать?

— Справлюсь, не вопрос, – заверил Николай. – Куда идём за порошком?

— В соседний магазин, – указала Саша на стеклянные двери впереди. – Подожди здесь, я быстро.

Николай кивнул и проверил мобильный – пришло ещё два монитора состояния. Судя по ним, в главном офисе всё штатно, и его очередного “тайного проникновения” не заметили. В новом офисе тоже всё в норме. Ожидание изматывает – быстрее бы уж всё решилось. Леонид отказался пояснять все подробности. “Вам и так нужно быть готовыми сидеть с утра до вечера не пойми сколько”, пояснил Леонид, “так что не грейте голову остальным”. С намёком, что ни одно важное решение он единолично принимать не станет. Что ж, тогда немного проще жить.

Николай вздрогнул. Что-то привлекло его внимание... что именно? Он посмотрел в зеркало справа от себя и вздрогнул: мимо витрины по улице, прошёл, несомненно, Коршунов. В пуховике, к уху прижат мобильный – с кем-то разговаривает. Постойте, что он тут делает? Живёт он точно не здесь, не женат, родственников тоже здесь не водится. Тогда почему?

Впрочем, это неважно. Может, он тут квартиру покупать собрался, или любовница у него поблизости живёт. Но и это странно – Коршунов брезговал ходить пешком, и фактически открыто презирал тех, кто не ленился разминать конечности прогулкой. Ладно, это тоже неважно. Николай отвернулся, сделав вид, что говорит по мобильному, поглядывая иногда в сторону зеркала. Наконец, Коршунов скрылся из виду. Идёт он в сторону, противоположную дороге в дом Саши, и это тоже хорошо.

— Всё, я готова! – Саша потянула его за рукав. – Что случилось, зачем притворяешься?

Всё-то она видит и понимает! Николай рассказал вполголоса, кого и где он только что видел, и Саша тоже удивилась.

— Но он живёт в другом конце города! И девушка его там же где-то живёт.

— Откуда знаешь про девушку?

— Он по сто раз в день с ней созванивался, – пояснила Саша. – Если честно, немного надоедал такими звонками. Говоришь, он в другую сторону ушёл? Замечательно. Идём, и можешь пока придумать, что хочешь на обед.

— Исполняешь желания? – улыбнулся Николай.

— Для тебя – да. А ты исполняешь мои!

* * *

Дома Саша выдала ему несколько бытовых поручений, а Роза внимательно проследила, как человек их выполняет. Не удивлюсь, если она умеет докладывать хозяйке, что да как, подумал Николай с улыбкой. Одним из поручений была полная чистка лотка кошки – высыпать остатки старого наполнителя, вымыть и выскоблить, высушить и насыпать новый. Едва дело было сделано, Роза использовала лоток по прямому назначению, потребовала убрать в нём и проследила, как убирают.

Точно, проверка качества обслуживания. Даже дома от этого не скрыться!

Помогать на кухне не нужно – а Саша попросила не подглядывать, иначе не будет сюрприза. Но и по запаху стало ясно, что на первое будет что-то из курицы, а на десерт – что-то с участием яблок. Николай вернулся в спальню и взял с полки те самые солнечные часы. Саша, помнится, указала отдельно, где инструкция к ним.

Инструкция есть только на английском, французском и немецком языках. Не беда, любой уважающий себя системщик свободно владеет английским. Николай включил настольную лампу рядом с компьютерами и положил солнечную лампу рядом. Выглядит как часы – собственно, это и есть часы, тонкая плёнка-экран на жидких кристаллах. Стоит сдвинуть – и виден излучатель, блок светодиодов. И блок мощный, лампа разогревалась стремительно.

Прочитав технические характеристики, Николай на несколько секунд утратил дар речи.

— Не может быть! – сумел он произнести. Максимальный световой поток – шестьдесят восемь тысяч люмен, энергопотребление при максимальной светоотдаче – двести семьдесят пять ватт. Не бывает настолько производительных светодиодов! И, если на то пошло, аккумуляторов таких тоже не бывает: максимальную светоотдачу лампа способна держать непрерывно почти полчаса. А в лампу вставлено четыре пальчиковых аккумулятора. Николай вынул один – незнакомая марка, “Alatrix”, а выходные данные напечатаны настолько мелким шрифтом, что без лупы не прочесть.

Где же можно взять такое чудо техники? Николай вернул аккумулятор на место, включил лампу в режим ожидания – ночника – и посмотрел на индикацию. Всё верно, заряд сто процентов, ожидаемое время работы в выбранном режиме – полтора года непрерывно. Очень смешно. А вот этот ползунок регулирует яркость, а вот этот – сечение и размеры луча. Николай поиграл несколько минут и с тем, и с другим (не выводя лампу на максимальную мощность), и выключил устройство.

С ума сойти. По-другому не выразиться. Николай не поленился проверить, где можно купить хоть что-то подобное, и понял – нигде. Посмотрел на адрес фирмы-изготовителя на паспорте прибора, поискал сведения о ней в Интернете – нет такой фирмы, нет такого города, где она расположена, нет такой улицы.

Весело. На самой лампе и вовсе нет торговой марки – вообще чего-либо, годного для опознания. Не разбирать же! Николай продолжал вчитываться в технический паспорт, всё ещё не веря своим глазам, когда Саша подошла и села на соседний стул.

— Хорошая вещь, правда?

— Слов нет, насколько хорошая, – согласился Николай. – Ума не приложу, где такую делают. Но в Интернете такое точно не купить.

— Мама такие привезла с одной из научных конференций. И солнечные лампы, и фонарики разные, и всё такое. У меня в сумочке есть фонарь, той же фирмы. Тоже очень мощный и удобный.

— И давно привезла?

— Год с небольшим назад. Идём обедать? Я потом подробнее расскажу, если это важно.

* * *

На первое был рассольник, любимый суп Николая; на второе – курица, тушёная с овощами, тоже из разряда любимых блюд. О десерте Николай ничего не сказал, им оказался яблочный пирог со взбитыми сливками.

— Божественно, – повторил Николай заключение Леонида. – По-другому и сказать не могу. Спасибо! – он поднялся и довольная Саша обняла его. – Ты сама всё готовишь? Я заметил, что на всех вечеринках ты никогда не ела никакую пиццу и тому подобное.

— Я должна знать, что я ем, кто и из чего приготовил, – пояснила Саша, – и не прикасаюсь к мусорной еде. Я нашла несколько очень хороших ресторанов, там готовят из хороших продуктов, и повара очень умелые. Я у них заказывала нам на корпоративы.

— У тебя много времени должно уходить на всё это, – покачал головой Николай. Саша кивнула. – Совсем никаких полуфабрикатов?

— Почему никаких? Просто я должна знать, из чего они приготовлены. Хочешь помочь?

— Раз мы вместе, и хозяйство одно – да, хочу.

Саша присела на свой стул.

— Хорошо, – согласилась она. – Тогда выбери, чем можешь помочь, и делай. Ну и если я попрошу.

— Договорились, – кивнул Николай. Саша положила свою ладонь поверх его.

— Ты умеешь готовить, – заметила она. – Может, немного, но умеешь. И тебе нравится есть то, что сам готовишь. Верно?

Тут она права. Одно из развлечений Анны: приготовь мне вкусное, если хочешь, чтобы я осталась. Нет, приготовь сам, своими руками! Николай и до Анны не питался одними только пельменями и пиццей – освоить приготовление отбивных, тушёных овощей и того самого рассольника оказалось несложно. Кто знает, откуда всё это – в роду Николая не было известных ему профессиональных поваров. Пока Анна вертела им, как хотела, готовить самому, хотя бы по выходным, стало привычкой, и успел освоить несколько новых блюд.

— Тогда приготовь мне как-нибудь – что сам захочешь!

— Договорились, – кивнул Николай. – Хоть сегодня. Только меню у меня уж точно ограниченное.

Саша улыбнулась и отвела взгляд. Николай рассмеялся и сжал её ладонь сильнее.

— Чувствую себя мартовской кошкой, – покачала Саша головой. – Нужно отвлечься, так тоже нельзя. Ты хотел больше узнать о лампе?

— Да, не расскажешь чуть подробнее? О всей этой технике безопасности?

— Да, как только здесь закончим.

Николай кивнул и принялся заряжать посудомоечную машину.

* * *

— ...Они не терпят света, даже слабого. Любой свет их разрушает, но солнечный – сразу же, насовсем. Если только они не в оболочке.

— Умеют под что-то прятаться? Они настолько умные?

Саша отрицательно покачала головой.

— Нет, они глупые. Ну то есть совсем не умеют думать. Но ими можно управлять, а сами они умеют заражать живое. Ну, проникать в живое и постепенно съедать его изнутри. Так они могут спасаться от света какое-то время.

Николаю стало не по себе.

— И как же их тогда опознать?

— Животные их чуют – собаки, кошки. Почти все животные и птицы умеют. Многие посвящённые могут, у всех это по-разному. А если не обучен, то... – Саша показала пузырёк с живой водой. – Это внутрь. На какое-то время сможешь опознавать их на расстоянии. Вообще ощущать и чувствовать намного больше.

— Почему же ты сказала, чтобы я был с ней осторожен?

— Это может быть опасно, если ты раньше её не пил. Она может и убить.

— Хороша “живая вода”, – усмехнулся Николай. – Скорее уж “мёртвая”.

— Мёртвая тоже есть , она убивает всё живое, – спокойно пояснила Саша. – Не смейся. Это же просто термины! Живая вода в самом деле заживляет раны. Не знаю, может ли оживить убитого, – улыбнулась Саша, – и проверять не хочется, но раны точно заживляет, и лечит от многих болезней. Ну, мобилизует организм, чинит все его системы. Ты же и сам видел.

Да. Видел. Саша капнула последнюю пару капель живой воды из пузырька себе на ладонь, и когда они спустились к Леониду, на ладони даже следа от пореза не осталось.

— И живую воду можно приготовить, – заключил Николай. Саша кивнула.

— Я не знаю, как. Знаю, где, но мне нельзя пока говорить об этом, прости.

— Нет, всё в порядке. Дай угадаю – Роза тоже её получает, верно?

Саша кивнула.

— По три капли на язык, каждые три дня. И я добавляю по две капли в её мисочку с водой, когда меняю воду. Вода после этого не портится, в ней не заводится всякая гадость.

— На этом можно сделать состояние, – не удержался Николай. – Прости. Если об этом мало кто знает, значит, посвящённые сумели сохранить всё это в секрете.

— Да. Один из секретов. Ты ведь понимаешь, почему нельзя просто отдать живую и мёртвую воду всем людям?

Легко понять. Ясно, кто приберёт этот секрет, кому достанется и живая, и мёртвая. И если мёртвая действительно убивает всё живое... Николай встал и прошёлся от стола до окна, и обратно. Задержался у окна. Та самая машина всё ещё на месте. Виден дымок за её кормой – двигатель включен. Что там у них в багажнике, сплошь канистры с бензином? Они же не смогли бы высидеть без обогрева. Да и пёс с ними.

— Представляю, какая это ответственность, – заключил Николай. Саша серьёзно кивнула. “Она даже не требует держать это в тайне”, подумал Николай. “А у меня даже мысли нет делиться этим знанием с кем попало...”

— А если... – начал Николай, и Саша посмотрела на него странным взглядом. Николай подавился продолжением фразы. И вспомнил, что она сказала ему, когда впустила домой в канун Нового Года. – Понял. Ты не любишь вопросов в условном наклонении.

— Да. Каждым таким вопросом ты делаешь другое будущее возможным. Притягиваешь его. – Саша указала ему жестом – присядь. – Понимаешь? – Серьёзное, сосредоточенное выражение лица. Она всей душой верит в то, что говорит.

— Трудно такое понять. Я стараюсь. – Николай выдержал её взгляд. Саша долго не отводила взгляда и кивнула.

— Да, тебе просто нужно время. Мне его потребовалось очень много. – Она поднялась на ноги. – Я положила один запасной фонарик на комод. Пожалуйста, держи его при себе. Там есть маленькая такая синяя кнопка – включает самый опасный для живых теней свет. Но он и для наших глаз очень опасный, будь осторожен. Рядом зарядное устройство. – Саша посмотрела на часы.

— Чего-то ждёшь?

— Да, стирка сейчас закончится. У меня не хватило отдушки – сходишь, пока я занимаюсь? Я сейчас напишу на бумажке, что именно купить. Все варианты.

Когда дверь за Николаем закрылась, Саша проследовала в спальню и встала перед зеркалом. Роза тут же прибежала и села у ног хозяйки.

— Шанни? – позвала Саша и улыбнулась. – Да. Я хотела попросить, если ты не против... да-да, именно это. Я чуточку волнуюсь! Ой, спасибо, большое спасибо!

* * *

“Я сошёл с ума”, думал Николай, следуя в сторону супермаркета и с наслаждением вдыхая морозный воздух. Дома у Саши воздух всегда свежий – как добивается? Проветривает, конечно, но когда выходишь в подъезд, иногда хочется задержать дыхание и привыкнуть.

Итак, он сошёл с ума. За минувшие четыре дня двухтысячного года он узнал, что в мире есть совершенно реальные ведьмы, колдуны – ну то есть чародеи. Что можно провалиться в зазеркалье, в “тёмное зеркало”, и там тебя вполне может сожрать жуткая пакость, больше всего похожая на “нечто” из одноимённого фильма. А ещё оттуда могут выползти живые тени, а ещё кошки умеют понимать человека и читать его мысли, а ещё есть живая и мёртвая вода. Осколки стекла, которые испаряются от яркого света.

“Почему я такой спокойный?” подумал Николай, ещё раз перечислив в уме всё то, чего, для рационально мыслящего человека, не существует. Не может существовать, раз официальная наука об этом не знает. А кто сказал, что не знает? Может, и среди академиков есть посвящённые? И если Саша обладает только крохами умений, и называет себя бездарностью, что могут по-настоящему одарённые?

Жуть просто!

Николай быстро нашёл второй по списку вариант, и уже через три минуты вышел в то самое фойе, в котором когда-то ждал, пока Саша купит стиральный порошок.

— Николай Петрович?

Николай оглянулся. Коршунов Сергей Геннадьевич. Расстёгнутый чёрный пуховик, а под ним, это видно – Коршунов в том самом костюме, в котором был на новогоднем корпоративе. И ещё двое каких-то типов за его спиной. Все пуговицы на Коршунове застёгнуты доверху – и на пиджаке, и на рубашке. Странно, ну да ладно. И с каких пор гений продаж обращается к системщику по имени-отчеству?

— Да, Сергей Геннадьевич?

— Нам нужно поговорить, Николай Петрович. Лучше всего в главном офисе, в присутствии руководства.

— Что-то случилось? – Николай достал из кармана мобильный, и двое людей в чёрных очках и, как и сам Коршунов, в чёрных пуховиках, сделали шаг вперёд. – Я просто смотрю сообщения, – пояснил Николай. – Всё спокойно, тревоги нет. Что случилось?

— Речь о вашем вторжении в главный офис накануне, – произнёс Коршунов. Зачем ему чёрные очки? Никогда ведь не носил. – Полагаю, уголовное преследование не в ваших интересах.

Николай рассмеялся. Расхохотался. От души – проходящие мимо люди посмотрели на него с удивлением, некоторые улыбнулись.

— Вы серьёзно, Сергей Геннадьевич? Вторжение? Я сотрудник “Крепости”, у меня пропуск на круглосуточный доступ в офисное здание. Хорошо, вызывайте милицию. Или мне вызвать?

Николай понимал, что рискует – Леонид заверил, что нет и не может быть никаких свидетельств, что они трое тайком бывали в главном офисе. Ни видеозаписей, ничего. И всё равно не стоило бы так нарываться, но... очень уж странно всё это. И то, как Коршунов ходит и говорит – словно подменили человека.

— Вызывайте милицию или дайте пройти, – посмотрел Николай в глаза Коршунова. Говорил спокойно, уверенно. И Коршунов... отошёл в сторону, как и те двое. Николай спокойным шагом вышел из магазина и направился в сторону дома Саши. Быстрым шагом.

Он уже подносил телефон к уху, когда оглянулся – посмотрел боковым зрением – и понял, что те трое следуют за ним. На расстоянии двадцати-тридцати шагов, не отставая. Ладно. Николай убрал телефон от уха и, время от времени “поглядывая” назад, отправил короткое сообщение Леониду, и, чуть помедлив – Саше. Чёрт, и не оторваться толком – машину утром не прогревал, от снега не чистил – быстро сесть в неё и уехать не получится. И наводить эту весёлую троицу на квартиру Саши ой как не хочется.

Так. Идём и думаем, как быть. И думать нужно быстро.

Ответ от Леонида. Если получится – уйти чердаками, если нет – указан адрес, где минут через пять будет машина. Это уже вариант, но придётся пробежаться.

* * *

Сообщение пришло, когда Саша загружала второй комплект стирки. Тут же прибежала Роза и встревоженно мяукнула. Саша бросилась в спальню, к зеркалу.

— Шанни? Что?? Ты уверена?! Всё, я уже бегу, спасибо тебе! Роза! – Саша присела на корточки. – Ты остаёшься. Охраняй, ладно?

Саша схватила со стола солнечную лампу и, на всякий случай, флакончик с живой водой. Только бы успеть!

* * *

Все трое так и следовали, держа дистанцию, и видно – если побежать, бросятся следом. Момент нужно выбирать очень и очень точно. Так, фонарик в кармане, для “синего режима” нужно нажать вот эти две кнопки. Готов.

Николай приближался к подъезду, в котором живёт Саша, когда дверь в подъезд распахнулась, и Саша выбежала наружу.

— Сюда! – позвала она. – Быстрее сюда!

Вот чёрт! Николай оглянулся – те трое бросились бежать в их сторону. Ладно, теперь “план Б”, каким бы он ни был. Они с Сашей вбежали в подъезд, и внешняя, стальная дверь начала закрываться, но очень, очень медленно... Николай потянул её на себя что есть мочи.

— На чердак! – приказал Николай, не оборачиваясь. – Быстро поднимайся, нужно успеть уйти!

Не смог удержать, дверь распахнули, и в следующий момент все трое преследователей попытались ворваться в подъезд.

По счастью, тамбур очень уж узкий, втроём туда одновременно не втиснуться. Николай отступил за следующую дверь, держа её что есть сил, а затем отошёл на шаг и пнул с размаху – когда с той стороны дверь потянули неодолимо, и стало ясно – ручка вот-вот оторвётся. И отскочил, поднимая фонарь.

Похоже, попал Коршунову по лицу – разбил ему очки, Николай успел увидеть царапины на лице менеджера по продажам. Коршунов молча размахнулся – Николай успел увидеть, что в руке противника что-то есть – попытался прикрыться другой рукой, забыв, что так и держит пластиковый пакет с порошком – отдушкой.

Пакет взорвался бело-синим облаком; и Коршунов, и двое остальных, застрявших в тамбуре, отшатнулись, защищая лица ладонями. А рядом с Николаем возникла Саша – словно из ниоткуда.

Саша толкнула его к стене. Николай успел увидеть в другой её ладони солнечную лампу, и постарался защитить, насколько возможно, лицо. А затем в ладони Саши зажглась звезда.

Николай увидел, что Коршунов вспыхнул подобно свече. Нет, словно термитная шашка – ослепительно и жарко. Кто-то из его спутников тоже загорелся – трудно было понять все подробности, настолько ярко сияла лампа. Волны жара накатили из тамбура; вновь взвихрился и угас огонь, а затем рукотворное Солнце померкло.

Их осталось двое – Николай, сидит на ступени, опираясь ладонью о стену; Саша рядом, готовая вновь включить лампу. Николай растрёпанный, взъерошенный, но в целом невредимый. Только костяшки правой руки разбиты – всё же врезал кому-то, выходит. Едкая бело-синяя пыль отдушки всё ещё висит в воздухе, и всё вокруг в порошке – пол, перила, первые несколько ступеней. И жаркий, душный воздух, едкий привкус гари.

И два холмика пыли в тамбуре, последние искорки тают над ними в воздухе. Пепел? Или что это? Саша спросила взглядом – всё хорошо? – и, получив утвердительный ответ, шагнула вперёд и вновь включила лампу, направив её на пепел. Николай увидел, как холмики пепла тают, рассеиваются, расходятся облачками дыма.

И тут распахнулась дверь ближайшей к лестнице квартиры, и наружу вышла женщина лет сорока. Николай узнал её – работает в том самом супермаркете, видел её утром. Саша едва успела выключить лампу, когда скрежетнул замок.

— Что здесь творится?! – начала женщина грозно. Затем Саша оглянулась, и женщина вздрогнула и... заулыбалась.

* * *

— Сашенька! Ой, как хорошо выглядишь! Николай Петрович, вы что, упали?! – заохала женщина и бросилась помогать. – Ничего не повредили?

— Нет, просто споткнулся, – пояснил Николай, и улыбающаяся Саша кивнула. – Спасибо! С Новым Годом вас!

— Мы тут намусорили, Анна Викторовна, – добавила Саша извиняющимся тоном. – Пакет порвался. Мы уберём! Можно попросить у вас щётку и совок?

— Разумеется! Ох, что-то гарью тянет – опять, поди, мальчишки газеты жгли!

Минут через пять в тамбуре и поблизости стало чисто. Николай собирал пыль и мусор в чёрный пластиковый пакет, и одна мысль так и вертелась в голове: два холмика пыли. Значит, третий сбежал. И что он успеет натворить?

* * *

Едва входная дверь закрылась за ними, Саша бросилась Николаю в объятия. Всхлипнула, но почти сразу же взяла себя в руки. Роза вилась вокруг ног людей, встревоженно поглядывая им в лица.

— Это не люди, – пояснила Саша после того, как они оба успокоились, обработали Николаю ссадины и посидели на кухне, просто глядя друг другу в глаза. – Это важно, Коля. Это были уже не люди.

— Их съели живые тени?

Саша кивнула.

— Это ужасно, я знаю. Ужасная смерть. Ты говоришь, был ещё третий. Ты уже понял, наверное – если их ранить, свет убивает их почти сразу же, они будут очень уязвимы. Главное, не дать им прикоснуться к себе.

— Но ведь нужно сообщить! Не знаю – в милицию, куда-то ещё! Кому положено сообщать?

— Я уже сообщила, – пояснила Саша неожиданно спокойным голосом. – Со мной свяжутся.

— Там такое творилось, – добавил Николай минуты через две, выпив залпом стакан воды и дождавшись, когда руки перестанут трястись. – В тамбуре, на входе. И никто ничего не заметил?

— Это самое страшное, – согласилась Саша. – Если они поймают тебя, бесполезно звать на помощь. Обычные люди, неподготовленные, просто не обратят внимания.

— А камеры?

— На камерах будет темнота. И только. Я успела заметить, у третьего тоже было ранено лицо. Он не осмелится напасть в одиночку, он будет прятаться от любого света. Пока он ранен, за ним остаётся след... – мобильник Саши зазвонил. – Пожалуйста, пройди в спальню и закрой дверь! – попросила Саша, и Николай послушался.

Роза юркнула в комнату, прежде чем он закрыл дверь. Николай опустился на стул. Кошка запрыгнула человеку на колени и принялась громко, самозабвенно мурлыкать.

— Спасибо, Роза! – Николай откинулся на спинку стула и закрыл глаза, не переставая гладить кошку по голове.

И тут зазвонил его телефон. Роза тотчас спрыгнула на пол и уселась, глядя Николаю в лицо.

— Коля? Что там у вас? – голос Леонида.

— Коршунов и его люди скрылись. – Не бог весть какое объяснение, но как сказать ему правду? – Мы у Саши в квартире, пока всё тихо.

— Ясно. Коля, у нас началось. Действуем по “плану А”. Нужно, чтобы вы появились в новом офисе, как можно быстрее. Мой человек ждёт вас в том самом месте. Я прислал тебе письмом его фото, скинул номер машины. Сможете приехать?

— Сделаю всё возможное, – поднялся Николай на ноги. Меньше всего хотелось куда-то ехать и что-то делать. Больше всего хотелось проснуться.


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
 
 СообщениеДобавлено: 14 окт, Ср, 2020, 09:24 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.08.2011
Сообщения: 4159
Откуда: Ульяновск
:!:


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 15 окт, Чт, 2020, 02:35 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24.10.2016
Сообщения: 351
Откуда: Новосибирск
34. Круговорот

Звонки, письма, снова звонки, снова письма...

Вот скажи кому-нибудь, что сейчас среда, самое начало новогодних каникул! Все словно с цепи сорвались – столько звонков от клиентов не было даже в дни больших обновлений и крупных акций.

...Саша вышла из кухни и застала Николая, быстро набирающим что-то на клавиатуре ноутбука.

— Леонид говорит, мы очень нужны в новом офисе, – пояснил он. – Что-то там началось, по его словам. Едешь со мной?

— С тобой! – решительно подтвердила Саша. – Я доложила, кому положено – о том, что случилось. Со мной свяжутся, если будет нужно. Собираемся?

— Собираемся, – подтвердил Николай. – Только скажи Розе, что мы можем задержаться. Я не знаю, надолго ли это.

Саша посмотрела на часы. Половина четвёртого пополудни.

— Да, я скажу ей, – согласилась она. – Пять минут! Одевайся, я быстро!

...Когда они прибыли в новый офис, там была примерно треть сотрудников-”продажников”, половина из тех.поддержки и двое бухгалтеров, включая Таисию Филипповну. Неплохо поработал Леонид! Готовых рабочих мест оказалось маловато – и Николаю тут же нашлось дело.

Удивительно, но никто ни о чём не шептался, никто не выглядел встревоженным, вообще не было заметно, что людей “вынули из отпуска”. Выглядело, словно обычный рабочий день.

— Я нужна там, в отделе продаж, – пояснила Саша, когда они пересеклись с Николаем на кухне. Николай выпил чашечку кофе – Саша ограничилась водой. – Пожалуйста, не забудь поужинать! Похоже, мы тут надолго.

Не они одни. Леонид сам не появлялся – и, поскольку ничего не писал и не звонил, можно было сделать вывод, что совсем уж плохих новостей нет.

Незаметно пришло время ужина – Саша отыскала Николая, погружённого в настройку очередного рабочего места, и силой заставила поесть. Потом улыбнулась, поцеловала в лоб, и попросила через полчаса зайти к ней, в отдел продаж.

...Леонид возник в новом офисе неожиданно, примерно в восемь вечера, и вызвал в свой кабинет Сашу и Николая.

— Всё очень странно, – пояснил он. – В общем, во главе заговора Коршунов и его заместитель, Терентьев. Оба исчезли. Не выходят на связь, никто их не видел уже часа три. Они, сообща, сумели приобрести шестьдесят два процента акций – а я сумею доказать незаконность такого приобретения. Не буду утомлять подробностями – вы и так в заботах. Ребята, мне очень нужно, чтобы этот офис ударно поработал ещё сутки, пока я разбираюсь с ситуацией.

— Сколько сможем, – кивнула Саша. – Если очень нужно, продержимся хоть сутки. С небольшими перерывами. – Она посмотрела на Николая, и тот кивнул. – Но мне нужно будет хотя бы два раза побывать дома, хотя бы полчаса. Роза будет очень нервничать.

— Это легко устроить, – согласился Леонид. – Огромное спасибо! Всё, я лечу, если эти два перца не выйдут из тени в ближайшие часы, завтра утром станет спокойнее.

Николай вернулся к настройкам и конфигурации рабочих мест и всего прочего – и успел заметить несколько неловких попыток вторгнуться и перехватить управление извне – заметил и принял меры. Но после того, как вся входящая почта стала приходить в новый офис, а у самых крупных клиентов перестали приниматься сообщения из прежнего офиса, возможностей устроить хаос у “вероятного противника” стало намного меньше.

Основной легендой был переезд и авария на мощностях в прежнем офисе. Всего через шесть часов суеты и оперативной работы с клиентами удалось сбить волну, остановить панику. Что бы там ни задействовал Леонид, он действительно умеет быстро принимать решения в кризисной ситуации.

Николай осознал, что как только пытается устроить себе очередной небольшой перерыв, мысли вновь и вновь возвращаются к той жуткой картине – как Саша включает солнечную лампу, и Коршунов, или что это уже было, вспыхивает бенгальской свечой, и за несколько секунд превращается в кучку пепла. И так вновь и вновь.

— Хватит, – остановила его Саша, когда он вновь попытался сварить себе кофе. – Идём. Тебе нужно отдохнуть, ты сейчас свалишься!

Николай пытался протестовать – но кризиса с рабочими местами уже не было: Леонид организовал работу тех, кто остался, в три смены – где это было возможно – и люди показали, что на них можно положиться. Никто не подвёл.

Саша за руку привела его во второй из четырёх гостиничных номеров – ключи от него Леонид им выдал сам. Без лишних слов провела его в спальню – и, когда Николай попытался обнять её там, дала ему по рукам. Легонько.

— Я не буду заниматься любовью в офисе, – пояснила Саша спокойно, и Николай смутился. – Не обижайся! Всё ещё будет, а сейчас тебе нужно отдохнуть. За полчаса ничего не случится!

Она проследила, чтобы Николай разделся – достаточно, чтобы улечься в постель – и разделась сама.

— Если я лягу рядом, сумеешь держать себя в руках? – спросила она. – Если нет, я уйду в соседний блок.

— Смогу, – отозвался Николай не сразу. Потребовалась немалая сила воли – невзирая на свинцовую, отупляющую усталость, ничего не мог с собой поделать.

Саша улыбнулась и села ему на колени.

— Раз, два, три, четыре, пять... – повторила она, а затем Николай осознал, что он одет, что сидит на краешке застеленной уже постели, что Саша вновь сидит на его коленях – одетая и с заплетённой косой – и что он вполне бодр. Судя по часам, прошло двадцать три минуты с момента, как они вошли в гостиничный блок.

— Так нельзя делать часто, – пояснила Саша. – Это не очень полезно. Но сутки мы так продержимся, если нужно. Потом придётся отоспаться по-настоящему, и всё. Ты должен быть голоден – идём!

...Да, он был голоден. Зверски. Они не то поужинали, не то позавтракали, и вернулись в бой. Как раз заступила третья – ночная – смена, и забот хватило. Как бы хорошо ни было всё настроено, постоянно требовались мелкие, но частые хлопоты.

И ещё шесть часов миновало – за окном уже брезжило хмурое ненастное утро, но Леонид, удивительно бодрый, вновь появился, и сообщил, что вероятный враг дезорганизован, что всё удастся решить без крайних мер, и что осталось продержаться каких-то восемь-девять часов. И разрешил Саше и Николаю съездить домой.

* * *

Роза, разумеется, встретила хозяйку и Николая и гневно доложила, насколько они неправы. Затем сменила гнев на милость, и помурлыкала наскоро, минут по пять, на руках у каждого. А затем Николай осознал, что усталость возвращается, и возвращается стремительно.

— Сейчас, я всё устрою, – пообещала Саша, и вскоре ”раз, два, три, четыре, пять” повторилось снова. И снова Саша спросила, сможет ли он сдержаться, и не прикасаться к ней.

— Я сама еле держусь, – пояснила она. – Но если сейчас начнём, точно уже никуда до вечера не приедем.

Они справились. Оба. А когда Николай проснулся, через двадцать с небольшим минут, ему вначале показалось, что он видит сон – очень похожий на реальность.

Почти не было звуков. Было изображение – но казалось, что каждые несколько секунд происходит “наплыв”, как в кино, часть времени окружающий мир скрыт под завесой мглы. Николай открыл глаза, осознал, что он ещё под одеялом, и увидел, что Саша, стоящая к нему спиной, расчёсывает волосы и начинает заплетать косу.

Наконец-то он это увидел! Но почему странности восприятия? Затемнения эти каждые несколько секунд, тишина... Николай смотрел и не мог оторваться. Саша заплела косу – только к завершению этого действа Николай осознал, что на Саше не было никакой одежды – а затем облачилась в тонкое трико, и принялась делать гимнастику. Странную, очень странную – походило то на танец, то на показательные выступления в каком-то виде боевых искусств – но глаз было не отвести. И зачем она заплела косу, если сейчас взмокла, ведь невозможно было не взмокнуть? Саша закончила гимнастику, удалилась в ванную, и тут мир померк полностью. И сразу же пришло осознание, что Николай уже одет, что диван заправлен и собран, а Саша сидит на его коленях – свежая, бодрая, по ней и сказать нельзя, что она только что занималась гимнастикой в быстром темпе.

Николай посмотрел на часы. Прошло двадцать восемь минут... постойте, как такое возможно?! Она не менее получаса занималась косой и гимнастикой!

— Идём завтракать? – предложила Саша, улыбаясь. – Отдохнул? Готов к новым подвигам?

Потом расспрошу, решил Николай. Честное слово, проще считать, что всё это приснилось. И в любом случае не так много времени осталось.

— Готов! – доложил Николай, и в награду его поцеловали. В лоб.

* * *

— Если на пальцах, – пояснил Леонид, когда утром следующего дня – по возвращении Саши и Николая из дома – он вызвал их в свой кабинет, – то мы сохранили продукт за собой, и четыре пятых прежних сотрудников будут работать здесь. Уже в новой компании. Она временная, как всё уляжется – будет новая реорганизация. Как я и говорил, учредителями там будем мы трое. Вы и я. Не буду утомлять подробностями – я постарался продумать всё так, чтобы подобного бардака снова не случилось.

— Спасибо, Леонид! – улыбнулась Саша. – Но я ведь почти ничего такого не сделала.

— Сомневаюсь, – насупился Леонид. – Без вас двоих ничего бы не получилось, поверьте на слово. Разумеется, все назначенные вам премии – то, что объявлялось – всё это никуда не денется. Деньгами никого не обижу. Николай, с нами остались двое молодых дарований – из твоего отдела, системщики. Парень и девушка, оба толковые. Саша говорит, на них можно положиться, оба честные.

Саша кивнула.

— Последи пару часов, как они работают, – предложил Леонид. – Если всё штатно – я полагаю, ты уже взвёл все мониторы и всё такое – можете часа через три возвращаться домой и время от времени присматривать и консультировать. Ближайшие дни я попрошу вас появляться на час-другой, максимум. Если вдруг кризис – то насколько придётся. У дома всегда будет машина, если что – езжайте, куда нужно, за счёт компании. За вашими квартирами присматривает охрана – на всякий случай. Как дым уляжется, я устрою вам настоящие каникулы.

— Сделаем, – кивнул Николай, и Саша кивнула следом. – Что там с Коршуновым и Терентьевым?

— Не появлялись. Там много некрасивого вскрылось – они и деньги крали – сделки в обход компании, махинации с отчётностью – и так далее. Я на их месте уже бы и не появлялся.

— А девушка Коршунова? – поинтересовалась Саша, понизив голос.

— С ней связались в первую очередь. Она очень волновалась – говорит, Сергей пропал внезапно, ничего не сообщил – а в милиции заявление от неё не приняли. Во-первых, юридически она ему никто, во-вторых – ещё даже сутки не прошли. А два часа назад она сама перестала отвечать на звонки. У неё дома побывала милиция – говорят, соседи видели, что девушка заказала такси и села в него с чемоданом. Наводит на мысли, верно?

Николай вздохнул и покачал головой. Развивать тему не стали, да и дел в новом офисе ещё порядком.

* * *

— Мне это очень не нравится, – сообщила Саша. Через два с половиной часа она зазвала Николая в “их” гостиничный номер – чай пили там. – Мне сообщили, что через час после моего сигнала прибыли специалисты. Мне сказали только, что они сумели отыскать и обезвредить третьего. Надеюсь, это они эвакуировали девушку Коршунова. Она была в смертельной опасности.

— Даже не знаю, что тут сказать, – развёл руками Николай. – Но Лёня действительно гений, если сумел за неполные сутки всё разрулить. Я слышал, ты снова успокаивала “Астру”?

— Совсем чуть-чуть, – улыбнулась Саша. – Там толком ничего не поняли, и так даже лучше. Мы же, ну то есть старая “Крепость”, на сайте давно намекали на реорганизацию в связи с ростом компании и так далее. Ну вот и помогли намёки.

На её телефон пришло сообщение.

— Всё, меня подменили, – кивнула Саша. – Ты готов? Передал уже дела Жене и Жене?

Да, это забавно. Парня-системщика зовут Евгений – Евгений Смирнов, не путать с Семёновым – а девушку, соответственно, Евгения. И похоже, они друг к другу сильно неравнодушны.

— Передал. Действительно, оба толковые, мне только наблюдать и подстраховывать. Все ключевые действия могу делать только я, но почти все могу сделать дистанционно.

— Тогда идём, – поднялась Саша и вручила ему поднос с чашками и прочим. – Оставь на кухне, ладно? Там уберут.

* * *

“Женя и Женя” отыскались в новой серверной – там ещё работать и работать, не всё задействовано, не всё настроено – работы выше крыши. Оба там и работали. Правда, когда Николай вошёл, оба как-то странно вздрогнули, и девушка, Евгения, явно смутилась. И уши у них порозовели, и глаза блестят...

Ну да, понятно. Николай заметил на полу обрывок от знакомого пластикового квадрата, поднял и показал присутствующим.

— Простите, Николай Петрович! – Евгений нашёл в себе смелости посмотреть в глаза. – Больше не повторится!

Девушка, Евгения, энергично кивнула. Оба Жени в джинсах, оба в свитерах “с оленями” – нарочно, что ли? Ну хоть Евгений без бороды и пивного пуза. Хотя им всего по двадцать четыре, ещё успеет.

— Если это было в ритуальных целях, – постарался не улыбнуться Николай, – то всё в порядке. Но одного раза хватит. Если же в личных... – Он достал из кармана ключ от гостиничного номера. – Второй номер в гостиничном блоке. Чисто на всякий случай, до завтрашнего полудня. Единственное требование – оставить его в идеальном состоянии.

— Да, Николай Петрович! – пообещала Евгения и взяла ключ. – Мы правда больше не будем!

— Как минимум не попадайтесь, – посоветовал Николай. – Директор вас не поймёт. Вот что, к слову о “попасться”. У нас всё ещё очень мало видеокамер. Как будет время между установкой серверов – расставьте и подключите камеры, и начните с серверной. На плане уже всё отмечено, сетевые и силовые кабели там все на месте. Если что – вызывайте, помогу.

— Спасибо, Николай Петрович, мы справимся! – Евгения встретилась взглядом с Евгением, и тот кивнул, улыбнувшись. Девушка бросилась к Николаю и обняла. – Мы вас не подведём!

— Ни минуты не сомневаюсь. – Николай пожал руки обоим, и отбыл.

...Он минут пять ждал Сашу на вахте. К его удивлению, оба Жени спустились вместе с ней – что-то оживлённо обсуждая втроём – и помахали на прощание Саше и Николаю. И убежали вверх по лестнице, держась за руки.

— Ты их застукал, верно? – поинтересовалась Саша, едва заметно улыбаясь. – Наверное, в серверной?

— Женя призналась?

— Нет, просто у них были такие лица, когда они вышли следом за тобой... Что, устроил нагоняй?

— Была такая мысль. Леонид, если узнает, может с ходу уволить. Меня он не уволил только по дружбе. Нет, я только попросил больше так не делать. И отдал им ключ от номера. – И Николай вкратце пересказал разговор “с Женями”.

— Да, правильно, – согласилась Саша. – Иногда это просто случается. Пусть уж лучше там. – И расхохоталась, не выдержала. – Не буду расспрашивать, – посмотрела она в глаза Николаю. – Всё, домой-домой-домой! Значит, говоришь, в ритуальных целях? Надо запомнить.


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
 
 СообщениеДобавлено: 16 окт, Пт, 2020, 01:27 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.08.2011
Сообщения: 4159
Откуда: Ульяновск
:!:


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 16 окт, Пт, 2020, 02:20 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24.10.2016
Сообщения: 351
Откуда: Новосибирск
35. Похищение

— У меня такое чувство, что мы там неделю сидели, а не полтора дня, – признался Николай, когда они добрались домой, к великой радости Розы, и поужинали.

— Это из-за того отдыха, – объяснила Саша. – Ну, когда я нас обоих усыпляла, и мы за полчаса отдыхали. Один раз как следует отоспимся, сразу станет легче.

Следующие несколько часов их мысли были заняты исключительно друг другом. А потом пришла ночь – долгая, жаркая и исполненная грёз.

* * *

...Утром, когда они всё же сумели оторваться друг от друга, Саша, уже одетая, повлекла его в душ – где среди прочего посмотрела, как заживает ссадина, как чувствуют себя костяшки пальцев на правой руке. Осталась довольна.

— Мне понравилось смотреть, как ты заплетаешь косу, – сообщил Николай, когда завтрак закончился, и они сидели перед чашками с чаем. Сидели, глядя друг на друга. – Минут по двадцать каждый день, верно?

— Я уже привыкла, – кивнула Саша. – Она мне нравится. Хлопот много, конечно, но меня это очень успокаивает, и есть время подумать о разном.

— А гимнастика? Я такого тоже ещё не видел.

— Это смесь. Отовсюду понемногу. Разминка для всего тела, для каждой мышцы, для всех суставов. Я старалась тебя не будить, – улыбнулась Саша. – Я и так мартовская кошка сейчас, а гимнастика заводит ещё сильнее.

— В следующий раз отвернусь, – пообещал Николай, и Саша положила ладонь поверх его ладони.

— Нет, смотри, если тебе нравится. Ты ведь почти не занимаешься, да? Ну, кроме гантелей три-четыре раза в месяц.

— Откуда ты... – Николай осёкся. Сумел не смутиться. Теперь придётся привыкать всегда говорить правду. – Понял, откуда. Да, я мало занимаюсь. Есть идеи?

Саша покивала.

— Мои упражнения тебе тоже годятся, но ты сейчас и половины не сделаешь, там нужна гибкость. Я найду тебе правильные. Но только заниматься каждый день, хорошо? Можешь вместе со мной, можешь отдельно. Твой телефон звонит!

Николай увидел, кто звонит, и включил громкую связь.

— Коля, – голос Леонида. – У нас тут проблема. Нет, в офисе всё путём, не парься. Но нужно поговорить, лучше всего без свидетелей. К вам можно подъехать?

Саша и Николай переглянулись.

— Подъезжайте когда захотите, Леонид, – подтвердила Саша.

— Буду минут через двадцать, – пообещал Леонид, и постучал во входную дверь через двадцать две минуты.

* * *

— Нет, Саша, только чай, – улыбнулся Леонид. – Вы божественно готовите, но мне сейчас нельзя задерживаться. Спасибо! Нет-нет, я подожду. Или идёмте на кухню, всё равно уже можно не шифроваться.

Пять минут все молчали, из уважения к процессу приготовления чая. А потом Леонид просто показал им стопку документов.

— ...Суд?! – поразилась Саша, пролистав бумаги. – На “Крепость” подали в суд? Но за что?!

— Нарушение авторских прав. У меня есть свои люди в прокуратуре, мне шепнули. Вкратце. У нас есть набор бесплатных продуктов, кое-что с исходными кодами. “Монолит” подал в суд за нарушение авторских прав. Что-то они там заметили.

— Но разве так можно?! – возмутилась Саша. – Вы узнали об этом только сегодня? Разве это законно?

Леонид покивал.

— Можно, много чего можно. Я не сомневаюсь, что нам потом легко докажут, что повестки мы на самом деле получали, и все прочие материалы тоже. Первое заседание сегодня, через четыре часа. Наш с тобой бенефис, Коля. Я ответчик, ты – свидетель. Саша – возможно, и тебя вызовут, всякое может быть. Адвокатов я уже поднял в ружьё, охрана тоже будет. Сейчас два момента. Проверить, что там у нас в исходных кодах. Я даже не подскажу, что искать – “Монолит” ничего не поставляет в исходных кодах. Есть идеи?

— Есть, – согласился Николай. – Но то, что нужно, вещь сложная, ставить и настраивать долго. Она у меня уже есть на том рабочем месте, в старом офисе. Я за ту машину сяду, только если поставлю свою клавиатуру, свою мышь, и проверю начинку на жучки. Как-то так.

Леонид покивал.

— Давай так и сделаем. Я созвонился с остатками совета директоров – они согласны впустить тебя и вернуть рабочее место, с возвратом или без. В отдельной комнате – в общем, как скажешь. Опять же вкратце: мы с ними достаточно полюбовно разошлись – у нас есть козырь: мы можем, если что, по суду отобрать всё и истребовать компенсацию. Только брать будет не с кого – та сладкая парочка нас всех обокрала – и репутацию себе подмочим. Не думаю, что внутри нужна охрана – эскалация не в их интересах. Охрана будет снаружи. Саша? Вы с Колей?

— Может, мне лучше с вами? Послушать, кто что будет говорить?

— Думаю, она права, Лёня, – согласился Николай. – Саша чувствует ложь. То, что нужно. А я постараюсь понять, что успею.

— Добро. Тогда собираемся, – поднялся на ноги Леонид. – Спасибо за чай!

* * *

С Николаем здоровались, многие – вполне дружелюбно. Сухо посмотрел только и.о. директора, Прохоров, в прошлом – заместитель Семичастного. Возможно, сам и не участвовал в попытке захвата, но в новую структуру переходить отказался. Теперь ему разбираться с осколками былой мощи и пытаться всё привести в чувство.

— Мы подготовили комнату, – пояснил Прохоров. – Извините – никаких носителей информации с собой, никаких записей. Только то, что сможете запомнить сами. Телефон тоже оставьте – вот ключ от ячейки на вахте, заберёте на обратном пути.

Николай кивнул. Что ж, это разумно. Сам бы он потребовал чего-то подобного. Николай отправил пояснение Леониду и Саше и посмотрел на часы.

— Часы тоже в ячейку, – добавил Прохоров и слабо улыбнулся. – Я знаю о вашей квалификации, Николай Петрович, так что не обессудьте.

— Всё верно, я сделал бы так же, – согласился Николай. – Будете обыскивать?

— Поверю на слово, – возразил Прохоров, наблюдая, как Николай выкладывает на стол то содержимое карманов, которое можно принять за носители информации. – Мне жаль, что события пошли таким образом, но мы с вами не враги. Всё? Больше ничего?

— Мне бы тогда инструмент, – пояснил Николай. – Авометр, отвёртки. Мне нужно будет подключить диски внутри системного блока. Если хотите, в присутствии вашего системщика.

— Подключать – в присутствии, – согласился Прохоров. – Далее уже сами, тут всё по-честному. Сейчас прогуляемся до вахты, и – можете приступать.

Ещё через десять минут Николай, которому открыли доступ только к хранилищу кода – закрывать бессмысленно, коль скоро есть копия – приступил к поиску. Нечёткий поиск – самое неблагодарное занятие. Найди то, не знаю что. Примерно так задача и сформулирована. Ну хотя бы ясно, где искать – в том, что открыто всем в исходном коде.

— Я бы посмотрел, как они объявили бы пиратским наш закрытый код, – пояснил Леонид по дороге. – Им пришлось бы пояснить, каким образом они его получили, и признаться в нарушении подписки о неразглашении.

* * *

Саша взяла с собой и термосы с чаем и кофе – и когда успела? – и ту еду, которую не нужно разогревать. Так что отвертеться от обеда, пусть даже лёгкого, у Леонида не вышло.

— Вы чудо! – в который раз уже объявил Леонид, допивая очередную чашку чая. – Я немного завидую теперь Николаю. У вас нет незамужней сестры?

Саша рассмеялась.

— Вы немного опоздали, Леонид, я была последней. Но вы ещё встретите своё счастье, поверьте! У нас всё хорошо? Мне нравится ваше настроение. Слушание начинается через час?

— Заседание. Да. Смотрите – какие люди, и без охраны! – указал Леонид в окно.

Саша выглянула. И верно – та самая “сладкая парочка”, Евгений и Анна. Оба на вид довольные. Интересно, что они такого знают, что так довольны?

— Они так в себе уверены, – поджала губы Саша. – Мы чего-то не знаем? Чем это нам может грозить?

— Зависит от их фантазии. Не будем себя накручивать, верно? Сейчас многое зависит от того, что найдёт Коля. А вот, кстати, и он. Саша, закройте дверь и сядьте поближе, – попросил Леонид и включил громкую связь.

— Похоже, я нашёл, – голос Николая. – Лёня, есть странности. Действительно, вставили фрагменты кода, непонятного происхождения. Фрагменты нелепые, код на самом деле не исполняется – видимо, вставили только для того, чтобы потом можно было найти. Мне не разрешили использовать носители информации, я постарался запомнить. Есть ручка и бумага?

— Есть, – ответил Леонид, приготовив и то, и другое.

— Я назову имена файлов, даты, примерное положение фрагментов и главное – имена тех, кто вносил правки.

— Вот это уже факты, – покивал Леонид. – У меня тут доступ ко всему репозиторию... верно, Саша? Мы ведь всё скопировали?

— Всё, – подтвердила Саша.

— Отлично. Сейчас мы тоже подключимся. Диктуй.

Через пять минут Николай закончил диктовать.

— Я вернусь к компьютеру, – услышали Леонид с Сашей голос Николая. – Продолжу поиски. Если я правильно понимаю, мне необязательно быть в самом начале. Телефона у меня там тоже нет, если что – звоните на вахту, со мной свяжутся, я договорился.

— Принято. Удачи и спасибо!

— ...Зачем они делали это? – тихо спросила Саша минут через двадцать, когда они с Леонидом выявили, кто и когда вносил правки. – Получается, всех этих людей, не знаю, подкупил “Монолит”? Ведь правки совершенно бессмысленные!

— Верно. И курировал этот отдел тогда Терентьев. Тот, что исчез вместе с Коршуновым. Можно делать выводы, – заключил Леонид. – Что ж, у нас есть неплохой старт для защиты. Сейчас же займусь. Саша, я сейчас приглашу адвоката. Если вам это неинтересно, можете пройти вон в ту комнату отдыха.

— Нет, я хочу его послушать, – покачала головой Саша. – Если можно.

— Я – только “за”, – заверил Леонид. – Главное – держитесь. Будет много грязи, всяких гнусных намёков, лжи и всего такого. Боюсь, это только начало.

Саша покивала и ободряюще улыбнулась.

— Я справлюсь, – пообещала она. – Мы все справимся.

* * *

Нелегко запоминать всё наизусть. Но большого выбора не было. Выходит, “Монолит” готовил эту диверсию давно, и Терентьев, по сути, работал на конкурента – ну или его заставили – уже почти два года. Замысел “Монолита” понятен: не удастся прибрать – попытаться дискредитировать. Можно не сомневаться, что Терентьев обеспечил их исходным кодом “Крепости”, невзирая на все официальные меры предосторожности. А значит, надёжнее всего переписать всё, что только возможно, с чистого листа. Да уж... Николай откинулся на спинку стула. Ладно, это уже к Леониду. Сейчас главное – найти как можно больше информации. Что ещё удастся найти? Так... что-то ведь показалось странным при просмотре истории версий некоторых файлов. Просмотрим ещё раз.

* * *

— Они лгут! – прошептала Саша, когда выступили со стороны истца. – Они все лгут, Леонид! Я уверена! Как они могут?!

— Когда на кону очень большие деньги, очень многое возможно, – мрачно отозвался Леонид. – Мы не сдадимся, Саша. Будет неприятно, но мы не сдадимся. На вас лица нет... может, врача?

— Нет, – помотала головой Саша. – Я подожду вас в комнате ожидания. Видеть не могу этих людей, и слышать тоже.

— Охранник вас проводит, – поднялся Леонид. – Пожалуйста, оставайтесь в поле его зрения. Если что – звоните моему адвокату, номер я вам оставлял.

— Спасибо, – слабо улыбнулась Саша. – Не бойтесь, я вас не подведу. Просто посижу в тишине.

— Интересно, – прошептал Леонид, заметив, как Анна и Евгений, ни с того ни с сего, оба поднялись и покинули зал суда. Странно, ведь они свидетели? Или нет?

— Наша сладкая парочка покинула зал, – сообщил Леонид своему адвокату. – Пусть проследят, на всякий случай.

* * *

Николай откинулся на спинку стула. Голова гудит, столько неожиданных и неприятных открытий. Так-так... именно Терентьев привёл тех самых программистов, что внедрили подозрительный код. Но ведь как-то же они прошли тестирование! Если код реально не исполняется, как его могли не учесть в тестировании?

И ещё одно неприятное открытие. Похоже, итоги ежедневных тестов тоже правленые, поддельные. А вот тут появляется новое действующее лицо, и это Евгений Семёнов, нынешний любовник Анны. Попался. Вот теперь лёгким испугом он не отделается.

* * *

Саша откинулась на спинку стула, закрыв глаза, прижав сжатые в кулаки ладони к груди. Губы её едва заметно шевелились. Леонид, вошедший в комнату, передумал её тревожить. “Да”, подумал он невесело, “я бы на твоём месте тоже молился”.

— Анна и Евгений прибыли к прежнему главному офису, – доложили Леониду по телефону. – Продолжаем наблюдение.

— Передайте Николаю, пусть немедленно уходит, – тут же отреагировал Леонид. Не бывает таких совпадений. – По возможности, не через главный выход. Встретить его там и привезти сюда.

— Слушаюсь, Леонид Сергеевич, – ответил охранник и дал отбой.

* * *

— Николай Петрович... – начал было вахтёр, когда его ударили – Николай не успел разглядеть, кто и чем – и втолкнули в комнату. В дверь вошли Евгений и Анна. Оба улыбающиеся. Анна подняла правую руку – в ней оказался пистолет. Евгений закрыл дверь и встал у неё.

— Ты поднимаешься и идёшь с нами, – приказала Анна, холодно глядя на Николая. – Молча и без глупостей.

— Или что? – поинтересовался Николай. Анна направила пистолет в сторону ворочающегося на полу вахтёра и усмехнулась.

— Или я застрелю его. Затем открою дверь и начну стрелять во всех, кто поблизости. – Анна прицелилась в голову вахтёра. Тот заметил её жест и упал на колени, молча закрывая голову ладонями.

Сделает, подумал Николай. Нет сомнения, сделает. Никогда прежде он не видел на лице человека столь едкой, жгучей ненависти.

— Хорошо, – кивнул Николай. – Этим людям незачем погибать, они тут ни при чём. – Странно, но не было страха. Вообще никакого. Только спокойствие – немыслимое, ледяное спокойствие.

— Умный мальчик, – согласилась Анна. – Поднимайся и идём.

* * *

— Внимание, Леонид, захват заложника, – доложил охранник. Леонид не сразу отреагировал на новость – в зале суда происходила небывальщина. Все свидетели, на показаниях которых “Монолит” строил обвинение, отказывались от своих показаний. Признавали, что могут понести за это наказание, и всё равно отказывались, меняли показания. И выходило, что их вынудили говорить то, что они говорят – и называли представителей “Монолита”, причастных к запугиванию и шантажу. – Анна и Евгений похитили Николая.

— Милиция в курсе? – Леонид не сразу отреагировал. Не сразу поверил в то, что услышал.

— Да. Анна сказала, что убьёт заложника, если их попытается остановить милиция. Будут следить с вертолётов, с других средств.

— Где Александра Чернова? – поинтересовался Леонид.

— В комнате отдыха. – Охранник помедлил. – Мне кажется, она молится. Я не стал ей мешать.

* * *

Николай спокойно проследовал к своей машине – Евгений сковал ему руки за спиной наручниками, усадил на заднее сиденье машины Николая, сам сел за руль. Анна уселась на пассажирское сиденье и махнула рукой – поехали.

Их не преследовали. Сидеть со скованными за спиной руками на заднем сидении – то ещё удовольствие. Но больше всего Николая удивляло собственное спокойствие. В детстве, когда он как-то раз пришёл в гости к дворовому другу, отец которого был охотником, тот снял со стены ружьё – декорация; оно ни при каких обстоятельствах не могло уже выстрелить – и в шутку (по его словам) прицелился из него в Николая.

Никогда ещё Николай так не пугался. Не до мокрых штанов, такого конфуза с ним не было никогда, но заикался ещё долго. Причём сам не мог объяснить, почему так перепугался. Дети, кто не сталкивался со смертью близких или знакомых, всё же умеют бояться её до дрожи – заочно, так сказать.

А вот сейчас не было страха. В какой-то момент пришла мысль, что его застрелят в любом случае – было что-то такое во взгляде Анны. Может, поэтому исчез страх? Если не можешь чего-то изменить, бояться бессмысленно.

— Куда теперь? – поинтересовался Евгений, после того, как резко притормозил где-то на окраине отдалённого района, на территории заброшенного, недостроенного гаражного комплекса. Хорошее место – даже с воздуха найти их будет непросто. Тем более в условиях начинающейся метели.

— Ждём, он пришлёт сообщение, – сухо заметила Анна, приоткрыв свою дверь. – Ждём и молчим.

— Зачем всё это? – поинтересовался Николай. – Обо всём можно договориться. Ещё не поздно.

— Заткнись, – отрешённо посоветовала Анна. Текли минуты, ничего не происходило. Сигнал на телефоне Евгения прозвучал резко, Анна чуть не подпрыгнула. И ещё сигнал... и, возможно, третий – звуки слились. Евгений достал телефон, пролистал список сообщений... Николай сумел увидеть, что глаза Евгения расширились.

— Что там? – резко поинтересовалась Анна. – Читай!

— “Всё отменяется”, – послушно прочитал Евгений. – Следующее и последнее: “вы сами по себе”.

— Что?? – не поверила своим ушам Анна. – А третье?

— Только два.

— За дуру меня держишь?! Дай сюда! – Анна выхватила телефон из рук Евгения, чуть не выронив в процессе пистолет. Пролистала сообщения, шевеля губами.

— Где третье? – подняла она холодный взгляд и направила пистолет на “напарника”. – Куда ты его дел?! – крикнула она так, что у Николая заложило на долю секунды уши.

— Не сходи с ума, – посоветовал Евгений, выдержав её взгляд. – Ты же всё видела, я достал телефон и прочитал.

— Он не может так с нами... – прошептала Анна и бросила телефон Евгению. – Спроси! Напиши, позвони, не сиди сиднем!

— Анна... – начал было Николай, но Анна махнула рукой, не глядя, и попала ему по уху. Это было больно.

— Заткнись, – приказала она неожиданно спокойно. – Ты нужен живым. Пока что. О том, что нужен невредимым, речи не было. Ну? – она посмотрела на Евгения. – Что там? Что он говорит?

— Абонент недоступен, – пожал плечами Евгений. – На сообщения ответа нет. Похоже, он нас просто кинул.

— Мразь... – прошептала Анна, и пальцы её задрожали. – Подонок... господи, какие же вы все подонки! Звони! – крикнула она. – Звони Терентьеву, кому там ещё! Живо!

Евгений повиновался, не моргнув и глазом.

— То же самое, – пояснил он. – У всех телефоны отключены. Мы сами по себе.

Анна прижала свободную ладонь ко лбу и разрыдалась. Внезапно перестала плакать, резко развернулась и несколько секунд держала Николая под прицелом. Тот спокойно смотрел в зрачок ствола – вот оно, неизбежное. Постараться не закрыть глаза. Анна, внезапно, прицелилась в Евгения... а через долю секунды у Николая возникло ощущение, что она хочет приставить дуло к собственному виску.

— Едем обратно, – предложил Евгений. – Ещё не поздно. Что будет, если мы вернём вас? – спросил он у Николая.

— Вами манипулировали, – отозвался Николай. – Я не знаю, что будет, но постараюсь убедить Леонида, чтобы он помог вам. Его адвокаты...

— Заткнись, – приказала Анна и вновь направила оружие на Николая. Пальцы её мелко дрожали. – Он что угодно сейчас скажет, только бы не сдохнуть. Я никуда не поеду. Я найду эту мразь, и разберусь с ним. И ты со мной, слышишь? – посмотрела она на Евгения.

— Нет, – покачал тот головой. – Я везу нас обратно. Это единственный вариант. Просто успокойся и...

Анна пинком распахнула дверь и выстрелила. Наружу – но по ушам ударило так, что померкло в глазах. Николай помотал головой, приходя в себя. Вроде никто не ранен.

— Выметайся, – тихо приказала Анна, направив пистолет на Евгения. – Вон из машины. И его забери, слышишь?! Оба вон!

Евгений молча повиновался. Открыл заднюю дверь и помог Николаю выйти. Захлопнул дверь. Анна вышла из машины и движением пистолета велела остальным двум отойти подальше. Обошла машину, уселась на водительское сиденье, и несколько секунд казалось, что она сейчас застрелится. Нет. Анна опустила оружие и оглянулась.

— Если меня поймают, я одна сидеть не буду, – произнесла она ровно, глядя на Евгения. – Слышишь? Передай этим ублюдкам, если увидишь.

Анна захлопнула дверь и газанула так, что едва не ударилась левым бортом о руины ближайшего гаража. Несколько секунд – и звук удаляющейся машины растаял вдалеке.

Как тут красиво, подумал Николай невпопад, оглянувшись. Пусть даже руины, пустырь, а по сути – свалка. Но мы живы. И всё вокруг прекрасно.

Через пару минут послышались звуки приближающихся милицейских сирен. Никогда ещё Николай не был так рад услышать их.

— У вас есть ключи от наручников, Евгений? – поинтересовался он.

— Нет, – вытер пот со лба Евгений. Его руки тряслись, а губы дрожали. Следующие слова дались ему не сразу. – Вы обещали помочь!

— Я помогу, – заверил Николай и посмотрел ему в глаза. – Вы спасли нам жизнь. Нам обоим. А может, и Анне тоже.

Евгений кивнул, и безвольно упал на колени, прижав ладони к лицу. Машины уже подъезжали, и вот из ближайшей стали выбегать наружу люди в бронежилетах и с автоматами в руках. Николай вздохнул и, повернувшись к ним спиной, медленно опустился на колени. Сейчас лучше не дёргаться.

* * *

В тот день все региональные каналы и как минимум два федеральных показали этот кадр – Николай, входящий в то самое здание суда, и Саша, радостная, пусть и с заплаканным лицом, выбегающая навстречу и раскрывающая ему объятия. Они долго так стояли – Николай просто улыбался и бережно прижимал к себе Сашу, ничего и никого не видя и не слыша. В этот момент ничто более не имело значения.

Он не сразу понял, что Саша лишилась чувств – едва не уронил её. Но врачи уже были рядом, подхватили. Помощь требовалась не только Саше.

* * *

— Что с ней? – спросил Николай, когда Леонид выпрыгнул наружу из “Скорой”, в которую перенесли Сашу. Самого Николая била мелкая дрожь, запоздалая реакция на недавние события. И говорить удавалось с трудом.

— Спит, – улыбнулся Леонид. – С ней всё хорошо. В рубашке родился, Коля. Мне сейчас сообщили – найдена твоя машина, разбита в хлам. В салоне брызги крови, Анны там нет. Её ищут. Жаль, конечно, твою машину, ещё сто лет ездила бы...

— Лёня, – усмехнулся Николай. – Машина меня волнует меньше всего. Главное, что мы все живы. Что там с судом? Справимся?

— Не с чем уже справляться, – усмехнулся в ответ Леонид. – Потом расскажу. Врач сказал, Саша просто спит – реакция на шок. Отвезём вас домой, попрошу бригаду помочь. Хорошо попрошу, за наличный расчёт. Пусть найдут кого-нибудь, кто сможет подежурить. А завтра, как придёте в себя, позвони. Ни о чём не беспокойся, ладно?

— Лады! – Николай “дал пять” Леониду, и поднялся в салон той самой “Скорой”.

— Вас отвезут и помогут поднять её, – пояснил Леонид. – Оставят лекарства и всё такое. Чуть что – звони мне или адвокату, у дома будет дежурить охрана. Вот все номера, – и протянул ему визитку. – Приятного отдыха!


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
 
 СообщениеДобавлено: 16 окт, Пт, 2020, 13:21 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15.08.2011
Сообщения: 4159
Откуда: Ульяновск
:!:
Надеюсь, это не конец... :)


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 16 окт, Пт, 2020, 13:58 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24.10.2016
Сообщения: 351
Откуда: Новосибирск
Oldys писал(а):
:!:
Надеюсь, это не конец... :)


"Мы только начали!"


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
 
 СообщениеДобавлено: 17 окт, Сб, 2020, 02:04 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24.10.2016
Сообщения: 351
Откуда: Новосибирск
36. Туман

Николай осознал, что стоит перед открытым холодильником, и смотрит в его полупустое чрево. Что за... Несколько пакетов с овощами, два лимона, жмущихся друг к дружке – озябли, видимо – да минеральная вода. Куда делись запасы еды? Ведь вроде бы помнил, что закупался, чтобы на все каникулы хватило. Где всё?

Наваждение какое-то.

Похищение не прошло даром. А может, тот удар по голове. Вам повезло, сказал тогда врач. Похоже, ударили кастетом. Мы наложили швы, заметных следов не останется, но вам лучше сделать рентгеновский снимок – на всякий случай. Ударь она несколькими сантиметрами выше, могла и убить.

Анну так и не отыскали. На работе всё было штатно – на Сашу и Николая смотрели как на героев – и оба искренне не понимали, почему. Ну да, дело развалилось не начавшись – и собранные Николаем данные помогли оперативно собрать данные для встречного иска. Не отвертятся, пояснил Леонид, когда утром пригласил их с Сашей к себе в кабинет. Вы молодцы. Вам бы отдохнуть, обоим – зачем сразу же явились? Формально, ещё каникулы. Может, отвезти вас домой?

...По домам? – уточнила Саша. И Николай согласился с уточнением. События предыдущих дней отчего-то припоминались с трудом. Леонид странно посмотрел на них, но спорить не стал – по домам так по домам. Они с Сашей спускались, и Саша весело рассказывала о том, что вытворяет её кошка. Надо как-нибудь зайти, познакомиться с ней, полушутливо предложил Николай. Саша рассмеялась, и согласилась – да, только вначале я с ней договорюсь, она у меня строгая. Может на порог не пустить!

Посмеялись. Помахали друг другу рукой и разъехались. Надо бы уже искать новую машину, без неё тут как без рук, но пусть вначале кончатся каникулы. И отчего странная, густая дымка поверх памяти? Что случилось после того, как он подвёз Сашу в ночь на Новый Год? Вроде бы помог ей подняться – после фейерверков – выпили ещё по бокалу шампанского, и Николай отбыл домой. Потом вроде бы у родителей был, по традиции – первого числа – и всё в таком духе. Но почему без подробностей?

— Безобразие, – заключил Николай. – Пить надо меньше. – Неужели так надрался, из-за всех переживаний, что столько памяти пропало без следа? Так. Клин клином.

Николай дошёл до ближайшего супермаркета и взял уже привычное – связку банок пива, пакет замороженных овощей. Заказывать пиццу глубоко вечером – это пошло. Будет отбивная, а завтра – яичница с ветчиной. Да, и хлеба в доме тоже нет. Значит, нужно сырое мясо, бекон, хлеб и яйца.

С мясом вышло странно. Взял пакет, чтобы бросить его в корзину – и вдруг померещились черви, ползающие внутри. Николай едва не отшвырнул пакет с отвращением – но сумел взять себя в руки, просто отложил. Сказать кому-нибудь из сотрудников в зале, пусть разберутся. Пока кто-нибудь другой скандала не поднял. Взял другой пакет... и померещилось, что мясо внутри, скажем так, не первой свежести. Сильно не первой. Да что ж такое?! Николай закрыл глаза и взял другой пакет на ощупь. Открыл глаза. Мясо как мясо.

Берём. Видимо, врачи правы, последствия сильного удара.

С яйцами вышла та же петрушка: несколько раз брал, и чудился то запашок тухлятины, то внешний вид не вызывал доверия. В итоге нашёл коробку, не вызывающую отрицательных ощущений. Ровно то же вышло с беконом, устроила только одиннадцатая по счёту упаковка.

— Видела вас по телевизору, – сказала ему пожилая кассирша. Николая она знает уже много лет, живёт в соседнем доме. – Вы замечательно держались! Молодец!

— Благодарю, Анна Филипповна, – улыбнулся ей Николай, доставая банковскую карту. – Если честно, мне повезло.

— И замечательно! А как ваша девушка, с ней всё хорошо?

— Мы расстались, – сухо заметил Николай, имея в виду Анну. – Простите, неприятная тема.

— Конечно-конечно! – тут же отозвалась поражённая кассирша – видно, что сильно удивлена. – Главное, что вы все живы!

* * *

Саша приготовила ужин и замерла на пороге. Посмотрела на стол. Накрыто на двоих.

— Странно, – потёрла она лоб. – Я кого-то жду? Роза? – позвала она кошку. Та прибежала, запрыгнула Саше на колени и принялась мурлыкать. – Может, ты припомнишь? Я кого-то жду?

Роза нервничала – подрагивала кончиком хвоста, иногда тоненько мяукала. Странно. И ей не по себе... Что происходит?

Саша вооружилась солнечной лампой – с ней всегда спокойнее – и обошла всю квартиру. Тревоги не было. Все двенадцать пузырьков с живой водой на местах, ещё два полных в сумочке. Ещё один открытый в холодильнике – для Розы. Она никогда не портится, но лучше всё же хранить отдельно, и в прохладе, так отец говорит.

Саша устроила у себя обыск. Всё просмотрела – платяной шкаф, комод, все вещи на вешалке. Непонятно. Почему в доме, возле компьютера, лежит ноутбук, из дорогих, и почему ещё один, в коробке, под столом – даже не распакован, в магазинной ещё обёртке?

Откуда они? Постойте... что-то Леонид не то говорил, не то не говорил. Не понять. Ну-ка, посмотрим. Саша включила “режим обыска”, когда в свете лампы фосфоресцируют биологические, скажем так, следы. Проверим. Ничего нового на диване, а постельное бельё вообще новое. Стойте, а где использованное? Ах, ну да, сохнет на сушилке для белья. И зачем она его меняла, обычно ведь пользуется неделю. И последний раз сменила именно в новогоднюю ночь. А в следующую ночь начались месячные, тут всё по графику, и Сашу такое врасплох не застаёт – “аварий” не бывает, внезапная стирка не требуется.

Что происходит?

И почему на столе в гостиной, на крышке, видны несколько углублений – словно там вырезали и тщательно отполировали небольшие полосы?

Нет биологических следов. И это действительно странно! Саша убирает пыль часто. Не могли не остаться отпечатки пальцев на поверхности шкафов, комода, прочего. А их нет!

Посмотрим на второй ноутбук. Ну да, посмотрели – Роза улеглась поверх и замурлыкала. Это намёк: на меня кто-нибудь обратит внимание? Саша улыбнулась и исполнила волю кошки: гладила ту, пока Роза не спрыгнула прочь. Саша открыла ноутбук и оторопела.

Листок бумаги поверх клавиатуры. Записка. Почерк Саше знаком – так пишет системщик, Николай Третьяков. И записка почему-то адресована Саше. “Саша, я создал здесь такого же пользователя. Напомни, если нужно сменить пароль”.

Мы с ним на “ты”? И давно? И почему Саша не помнит, откуда здесь ноутбук?!

Саша взяла записку в руки, и словно молния ударила поблизости, ноги подкосились – только чудом не упала.

Память возвращалась. Волнами, горячими и неприятными. Саша припомнила, что случилось тем самым вечером, когда она отчего-то потеряла сознание там, в суде. Перенервничала. И...

— О небеса! – воскликнула Саша, бледнея. – Коля?! Как же...

Ты знаешь, что это может значит, услышала Саша словно ушами. И знаешь, кто это мог сделать. И почему.

— Я сейчас! – Саша, торопясь и путаясь в сумочке, достала телефон. Вот тоже странно – всегда первым делом вынимала мобильник, придя домой. А сейчас оставила. Так... ну же, где адресная книга?

Вот она. Вот только нет там никакого Третьякова, и нет Коли. Ни под каким именем.

— Пойду к нему пешком, – подумала Саша вслух. Идти далеко, но это – самый надёжный вариант. Роза взлетела к ней на колени, уселась, и легонько шлёпнула Сашу лапой по ладони. Глаза кошки позеленели.

— Не идти?! – удивилась Саша. Роза кивнула.

— Ты уверена?! – Роза снова кивнула. Саша задумалась, погладила Розу и улыбнулась.

— Хорошо, не пойду. Очень надеюсь, что ты не ошибаешься.

Саша вернулась на кухню. Всё безнадёжно остыло. Нет уж, остывшее греть не будем. Приготовить всё заново, а пока можно выпить чаю, чтобы хоть немного успокоиться.

* * *

Николай приготовил отбивные, потушил овощей на гарнир – вот она, пища богов. И местный бог сейчас посмотрит что-нибудь из фильмов. После трудов праведных. И под баночку доброго пива...

Николай откупорил банку, отрезал кусочек отбивной – замечательно, прекрасно прожарилось. То, что доктор прописал. Проглотил, и глотнул из банки...

Еле до раковины добежал. Вырвать не вырвало, сдержался, но долго полоскал рот. Какой жуткий вкус, что там налито, в банку?!

Николай осторожно взял банку и наклонил над раковиной. Очень странно. На вид – знакомое уже лет десять пиво, ничего такого не мерещится. И запах вполне приличный. Николай осторожно слизнул каплю пива, повисшую на ободе банки... и следующую минуту усердно полоскал рот. Какая гадость!

Так. Ясно. Это вылить. Николай открыл следующую банку... та же история. Ни в одной из шести не оказалось пригодного для употребления пива. На вид и запах – всё в порядке, но стоит попробовать...

А ну-ка... Николай налил себе чуть-чуть виски. Есть в шкафчике некоторый запас подобного пойла. Ну, не совсем уж пойла – всё высокого качества. Родителям лучше не говорить, сколько стоит каждая бутылка. И Анне тоже нравилось опрокинуть стаканчик такого виски, да со льдом...

Силы небесные, ну и мерзость! Уже сумел справиться с тошнотой, но вкус удалось смыть не сразу. Что вообще творится? От удара по голове нарушилось восприятие вкуса?

Стойте, а это что такое? В “баре”, прямо перед бутылками с виски, стоит небольшой пузырёк – наподобие аптечного, в таком продают корвалол и тому подобную валерьянку. Колпачок залит сургучом – а содержимое светится! Приятный такой свет, тёплый. И этикетка – под старину, но типографская. Всякие розы, побеги винограда, и поверх этого надпись. “Aqua Vita”. “Живая вода”, то есть. Вот как. Николай улыбнулся, и взял пузырёк в руку.

Рядом с Николаем словно ударили в набат – ноги даже подкосились от неожиданности. Оглянулся, пытаясь сглотнуть, прогнать ощущение заложенности ушей. И вспомнил. Внезапно и чётко вспомнил тот вечер.

* * *

— Ой, я уснула?! – всполошилась Саша, едва её принесли на носилках и переложили на диван. Закрылась дверь за сотрудниками “Скорой” – и Саша очнулась. Удивительно, что Роза не возражала против визита людей в белых халатах – только молча проследила, усевшись на пороге гостиной.

— Потеряла сознание, – пояснил Николай. – Там, в суде. Как ты?

— Уже хорошо! – заверила его Саша. – Ой, что это?! Швы? – осторожно прикоснулась она рукой к пострадавшему уху Николая. – Это она тебя так?

Николай кивнул.

— Чем-то вроде кастета. Сказали, всё обойдётся. Помочь тебе раздеться? Или вначале в ванную?

— В ванную потом, – возразила Саша. – Я ещё немного полежу. Нет, прямо так – совсем немного, чтобы окончательно проснуться. Сходи пока в аптеку – у нас, в торце дома – и возьми... – Саша продиктовала. – Не беспокойся! Завтра утром оба будем как новенькие, обещаю!

— Верю! – Николай поцеловал её в лоб и получил в ответ радостную улыбку. – Я сейчас схожу.

...Снаружи мела метель. Николай открыл дверь в аптеку – круглосуточная, очень удобно – и чуть не столкнулся с женщиной, нёсшей тяжёлую сумку. На вид лет сорока, с косынкой поверх головы – и в тёплом пуховике.

— Не поможете, молодой человек? – попросила она. Какой низкий голос! – У меня машина, здесь за углом.

— Конечно. – Николай взял сумку – свинцом нагружена, что ли? – и, стараясь ни обо что её не ударять, пропустил женщину вперёд, а сам осторожно направился следом. Женщина открыла багажник, и Николай поставил сумку туда. Ничего себе! Как она подняла подобное?

— Большое спасибо, Николай Петрович, – улыбнулась женщина. Лицо её показалось смутно знакомым. – Идите домой и ложитесь спать. Крепкого вам здоровья!

— Откуда вы... – начал было поражённый Николай, и понял, что нет ни женщины, ни машины. Он один на улице, а вокруг кипит, бушует метель, задувая колючий холодный снег под шапку и шарф. Николай посмотрел вокруг и, набросив капюшон, направился домой. К себе домой, через полгорода, в другой район.

* * *

— Саша?! – поразился Николай, сжимая пузырёк. – Так это ты оставила?! О господи!

Он вынул телефон – торопился, чуть не уронил. Пролистал... нет там телефона Саши. Хоть ты тресни, нет! И на память его не заучил! Что ж, адрес ещё припоминается. Николай достал маркер и торопливо нанёс поверх пузырька надпись – адрес Саши. На всякий случай. А теперь – в путь!

Машины нет. Такси, ближайшее – только через сорок минут: час пик, много заказов. Ладно, по-старинке. Николай быстро переоделся в уличное, взял свою обычную сумку с обычным набором “на каждый день”, проверил, что на кухне и в гостиной все электроприборы выключены, и, подумав, вновь запустил все внутренние камеры.

Идти быстрым шагом пришлось почти полтора часа. Зато подышал вволю свежим воздухом, прочистил мысли. Время от времени вспоминал адрес Саши, сверялся с пузырьком – одно и то же – и прятал пузырёк назад, в карман. Справимся, подумал он. Главное, что вспомнил. Что же это – от удара кастетом случился такой провал в памяти?!

* * *

— Ты вернулся! – бросилась к нему Саша и крепко обняла. – Ты вспомнил, да? Всё вспомнил?

— Всё, – уверенно заявил Николай. – Новый Год, и наши походы в старый офис, и как по чердаку ходили, и как ты зеркало выключала, и как то чудище горело в подъезде...

— Я тоже всё вспомнила! – Саша провела Николая в гостиную. – Я знаю, кто мог это устроить. Я сейчас с ней поговорю. Подожди меня здесь, ладно? Не входи пока в спальню. Я ужасно зла на неё!

До Николая дошло.

— Твоя мама?! – он припомнил ту женщину в аптеке. Не может быть!

Саша кивнула.

— Я постараюсь не наговорить ей гадостей. Лучше, если тебя не будет рядом, а то не сдержусь. Я быстро!

Николай уселся за стол. Хорошая звукоизоляция – из спальни вообще никаких звуков. Он посидел, глядя на книжную полку, потом постоял у неё, глядя на корешки книг. Интересная у Саши коллекция книг! О природе, о необъяснимом, много научно-популярной. Художественных почти нет. Ну разве что вон стоит “Человек-невидимка” Уэллса. Николай усмехнулся. О книгах с ней никогда ещё не говорили. А надо – у самого Николая тоже, скажем так, немаленькая библиотека.

Воды выпить, в горле пересохло. Николай пошёл к выходу из гостиной, и там возникла Роза. Посмотрела в глаза человеку, раскрыла пасть, демонстрируя клыки, и приподняла правую лапу.

— Я только на кухню! – объяснил Николай. – Воды выпить. Дверь же закрыта, не буду я входить в спальню!

Роза зашипела, не отводя взгляда от его глаз. Николай вздохнул.

— Уговорила, – кивнул он, и вернулся за стол. Роза в два прыжка появилась на крышке стола, села напротив человека и уставилась в его глаза, чуть подрагивая кончиком хвоста. Уши не прижимала.

Николай припомнил, что читал недавно в энциклопедиях и книгах по фольклору о ведьмах. Был такой импульс.

— Ты – её фамильяр, верно? – спросил Николай, и глаза Розы позеленели, а сам Николай получил лапой по ладони.

— Нет?! – удивился Николай. – Но если она и в самом деле будущая ведьма...

Снова удар лапой. Похоже, следует тщательно взвешивать каждое следующее слово.

— Понятно, ты не любишь эти слова. Ну или они неудачно выбраны.

Роза кивнула.

— И не узнать, как именно тебя и её правильно называть... – задумался Николай. – Есть способ как-то объяснить мне?

Роза несколько раз медленно моргнула, не отводя взгляда от глаз человека. Затем мяукнула и взлетела на одну из книжных полок. Замерла у статуэтки кота, поедающего сметану из горшочка. Посмотрела на человека и прикоснулась лапой к голове кота.

— Кот? – переспросил Николай. Роза кивнула, ещё один прыжок – и она на полке с учебниками. Потрогала лапой книгу.

— “Алгебра”, – прочитал Николай, и кошка подтвердила. Ещё несколько прыжков и вернулась на стол. Осторожно потрогала Николая лапой за запястье.

— Запястье? – Удар по руке. – Понял, не то. Кисть? – Снова удар. – Тогда что? Рука? – Роза кивнула и бросилась к другой полке, принялась изображать, что царапает её лапой.

— Открыть? – Николай получил подтверждение, и открыл. Кошка осторожно поддела когтями подушечку с иглами – подушечка в виде цветка подсолнуха – и одна из игл выпала наружу, покатилась по полу. Николай подобрал иглу и посмотрел на кошку. Та кивнула.

— Игла, – заключил Николай, закрывая полку. Иглу положил на стол. – Кот, “Алгебра”, рука, игла. И что это должно значить?

Движение воздуха. Николай оглянулся – в дверях гостиной появилась Саша. Заплаканная. Роза тут же бросилась к хозяйке и принялась тереться о её ноги.

— Она хочет, чтобы мы расстались, – сердито пояснила Саша, вытирая слёзы платком. – Нам нужно уехать, ненадолго. Роза! – Саша присела и обняла кошку. – Не обижайся! Мы ненадолго, и я обязательно вернусь за тобой. Коля, собирайся, нам нужно спешить.

* * *

— Она может появляться у меня дома, когда захочет, – пояснила Саша, пока они ждали такси. Всего-то пять минут ждать. – Ты её не приглашал, к тебе она не сможет войти силой. Там у нас будет несколько часов, чтобы подумать. Я не собираюсь бросать тебя!

Николай кивнул. Ничего толком не понять, кроме того, что Саша хочет укрыться у него – придумать решение, надо полагать. Её мать когда-то точно так же сбежала с отцом, поскольку им приказали расстаться. История повторяется?

— Что-то я сонная, – пробормотала Саша, когда Николай помог ей сесть в такси, назвал адрес и сел рядом. – Не дай мне заснуть, ладно?

Николай кивнул, и, поглядывая на Сашу и держа её за руку, наблюдал, как они едут. Дороги-то как замело! Быстро доехать не получится. Таксист, мрачный усатый мужчина в кепке, особо не приставал с разговорами, и на том спасибо. Николай поглядывал и всматривался в окна, а там бурлила, успокаивая и усыпляя, снежная каша...

Николаю показалось, что он уснул. Начал падать, чуть не стукнулся лбом о спинку переднего сиденья. Выпрямился. Саша дремала рядом с ним...

— Саша! – потряс её за плечи Николай. – Проснись!

Саша вскинулась и огляделась.

— Мы не туда едем! – воскликнула она. – Остановите машину! Пожалуйста!

— Зачем? – услышал Николай знакомый голос, и увидел знакомую уже женщину в косынке – на водительском сиденье. – Мы обсудим всё прямо сейчас, и...

Саша хлопнула в ладоши. Николая словно холодной водой окатили. Машина стояла, со включенным двигателем, у обочины, а водитель – тот самый усач – дремал, откинувшись на спинку.

— Проснитесь! – потормошил его Николай. – Пожалуйста, проснитесь!

— Ты его не разбудишь, – пояснила Саша спокойно. – Выходим, нам нужно бежать отсюда.

Николай бросил на переднее пассажирское сиденье несколько банкнот и выбрался из машины следом за Сашей. Незнакомый район, видимо спальный – новостройки, типовые дома-многоэтажки. И никого, и дороги замело, и не видно ни зги...

— В любой подъезд! – крикнула Саша. – Нам нужно войти в любой подъезд. Там всё объясню.

Легко сказать. Сейчас все входы за кодовыми замками. Только на восьмой попытке нашлась дверь, которую можно открыть. Внутри висела густая, неприятная смесь запахов. Да что же они тут делают – мусор, что ли, годами не выносят?!

— Наверх! – указала Саша. Они поднялись на несколько лестничных пролётов, и Саша остановилась, повернулась лицом к Николаю. Тот понял, насколько Саша испугана.

— Держи меня за руку, – попросила она, снимая варежку. – Не отпускай, что бы ни случилось! Это важно! И повторяй моё имя, про себя!

— Саша? – услышал Николай знакомый голос, и вновь ощутил волну страха, пришедшую – и схлынувшую. Кто-то поднялся по лестнице вслед за ними.

Точно, та самая женщина. Она сняла капюшон, под ним видна та самая косынка. А они действительно похожи лицом. И на вид Черновой-старшей лет сорок, не больше.

— Николай Петрович? – улыбнулась женщина.

— Не смотри ей в глаза! – шепнула Саша. Николай отвёл взгляд от лица Черновой-старшей, это оказалось непросто сделать. И старался выполнять все указания Саши, хотя это было очень трудно.

— Николай Петрович, отойдите, пожалуйста, от моей дочери, – попросила Чернова-старшая спокойно. – Поверьте, так будет лучше для всех.

— Ты не посмеешь! – сердито возразила Саша. – Ты не...

Чернова-старшая взмахнула правой рукой, и Николай ощутил, что его будто подняла горячая жаркая волна – и неодолимо повлекла к дальней от Саши стене. Не смог удержать её за руку. Сашу тоже отбросило – мягко, она не ударилась с размаху – к другой стене. Саша сжала обе ладони в кулаки, прижала их к груди.

— Помни меня! – крикнула Саша, в голосе её звучало отчаяние. – Пожалуйста! Помни ме...

Чернова-старшая прикоснулась ладонью ко лбу дочери, и глаза Саши остекленели, она сползла на пол. Чернова-старшая кивнула, и направилась к Николаю. Он силился встать, но руки и ноги не слушались, и с трудом удавалось держаться в сознании. Не смотреть в глаза, повторял он. Не смотреть ей в глаза.

Перед глазами всё поплыло, а затем прояснилось. Николай осознал, что сидит у стены и смотрит прямо в глаза Черновой-старшей, и нет силы отвести взгляд.

— Идите домой, Николай Петрович, – произнесла Чернова-старшая. Какой у неё приятный, низкий голос... – Будьте здоровы, живите долго и будьте счастливы. Идите же! – Прикоснулась ладонью ко лбу Николая и... исчезла, вместе с Сашей. Как и не было их. И навалилась, обрушилась тьма.

...Николай помотал головой. Где это он? И что тут делает? Какой-то подъезд, тёмный и загаженный. Вроде не пил – голова ясная, только вот невозможно припомнить, как сюда попал.

Он не сразу смог разблокировать свой телефон. Не сразу сумел выйти на улицу, в метель, и найти название улицы и номер дома.

...Когда таксист привёз его домой, Николай с огромным трудом поднялся к себе на этаж, и сил только хватило, чтобы не уснуть прямо в прихожей. “Запер ли дверь?”, пришла мысль, пока Николай брёл к дивану. “Вроде запер”. Он упал на диван, как в прорубь – камнем, и сразу же утонул в чёрной, жаркой тьме.

(конец части 1)


Вернуться к началу
  Профиль WWW  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 84 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталРасписание выставокКаталог породПитомники кошекПродажа котятГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки





Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002-2020 info@mau.ru