CATS-порталРасписание выставокКаталог породПитомники кошекПродажа котятГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 201 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 21  След.
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 05 мар, Вт, 2019, 09:47 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17935
Откуда: Москва
Может из разговора в огороде понятнее станет что с девочкой? Снова «вернулась» кошка в родной дом. Теперь бабы уже у калитки стояли, а с другой стороны еще две тетки-дачницы. Целое собрание. Как мол и что. Деревня и дачи начинали просыпаться и оживать.
Оказалось, оказалось…что Лизонька на велосипеде каталась. Новый ей велосипед недавно подарили. Упала и ударилась сильно. Вроде как головкой. И теперь очнуться не может. Спит и спит. Без сознания. Второй день уже. Врачи руками разводят, потому ничего страшного не нашли.
Мол Богу надо молиться, Бога надо просить… об исцелении. Одна тетка возьми и ляпни
-А есть ли он вообще Бог? Может и нету его, раз такое допускает. Ребенок же, и люди хорошие.
Бабы спорить давай, мол есть, есть, молиться надо, поможет, а не хочешь хоть не богохульствуй.


Мошке было очень страшно за Лизоньку, очень ее жалко. Бога? Она попросит. Он де тут – Бог! Она уже это знает. Он - есть!
Сразу как к нему попадет, конечно же попросит! Лишь бы не поздно было.
Но сами ж собравшиеся предположили, что так лежать долго можно, мол аж целый год, а то и дольше, вот так спать.. Примеры разные начали приводить, из кино. Значит не поздно, наверное будет . Как Бог примет, Мошка сразу говорить станет с ним только о Лизоньке. О себе и говорить не о чем.
Но тут, ее собственная, любимая, родная, хозяюшка такое сказала, что у Мошки аж в глазах потемнело
- Там с поле совсем рядом Мошку мою нашли. Окалевшую. И на боку вроде как рана.
Я места себе не нахожу. Кошка то старая, слепая уж поди почти, лапы еле держали. Может под велосипед попала? Не так так этак вряд ли бы до осени дотянула…но девочка, девочка…девочка то теперь. Аж сердце щемит.
Бабы давай ее успокаивать, мол, да девочка то не слепая, она кошку хорошо знала, не могла испугаться, дорожка там ровная, объехала бы. Небось, кошка там еще с ночи лежит…
-Нет, ночевала дома она. Есть ничего не стала. Совсем. Но дома была, со мной, а утром я ее уж не видала. Я уж ее в саду закопала. Не я ж такое придумала. Участковый приезжал, он кошку и нашел, так и сказал, что наверно от удара велосипедом сдохла…Ужас, какой…Так ведь и родители Лизы думать будут. Им то тоже сказал. Вроде как никакого криминала, несчастный случай, кошка дорогу перебегала, кошку совсем задавили.
Мошка так расстроилась так испугалась, что даже не заметила повода для маленькой личной радости, что ее хозяюшка нашла, что в саду захоронила и искать больше не станет. И попрощалась значит.

Участковый молодой был. Из нового поколения. По меркам местных баб – изрядно ленивый, циничный и бестактный. Не тот, что 40 лет на этой должность до него проработал, каждого в округе в лицо знал, и грехи каждого помнил. И прощал, не напоминал никогда, даже если наказание уже получено. Дело прошлое. Всегда второй шанс давал. И детьми беседы проводил о том, что есть хорошо, что плохо. Причем не официально.
Окружат они его на рыбалке, а они им давай вроде байки травить, а поучительные. Бабы его любили, мужики уважали. Этот может еще изменится, но что-то подсказывало, вряд ли. По всему видно – карьерист, и тут, в глуши, карьеру свою строить не собирается. Какая тут вообще карьера возможна? Это так – перевалочный пункт. И люди ему по большому счету пофигу. Но раскрываемость нужна ради цели.
На происшествие с ребенком обязан был выехать. Мало ли что. Места вроде тихие, спокойные, но раскрыть дело о нападение чужака какого на ребенка…- это на звездочку на погонах тянет.
А тут всего лишь кошка, зараза. Не привлечешь. Даже сочувствие родителям звучало формально как-то, не от сердца..

-Кормили кормили мою Мошку, привечали, привечали… -продолжала причитать хозяйка. Теперь не знаю, как и в глаза смотреть…

Вот ведь жизнь какова. Ободрала бы девчушка только коленки, а кошка не выживи, вроде как даже ребенка вина. Только никто бы винить и ее не стал. Случайность, понятно. Но расстроилась бы малышка ужасно. И уже родители ее. А так… так кошка в их беде виновата.. Нет преступления. Преступника тоже нет. Несчастный случай. Может и не было кошки, может кочка какая-то или камень.
В общем судачили бабы еще долго, кошку вроде почти оправдали, вроде Нину совсем почти успокоили, только Мошка слушать это уже не могла…

Нет, нет! Не сбивала ее Лизанька на велосипеде! Она вообще девочку в тот день не видела. Так что-то прижало с вечера, так худо стало, еле ночь переждала, чтобы из дома уйти, не есть, не пить, не играть подавно не хотелось, даже лапы слушаться перестали.
Около дороги той была, в поле была…но не было там никакой Лизоньки. И велосипеда она у нее не видала в это лето никакого еще.
А старый, детский, в три колеса, так давно уже стал тачкой у Нюры ля перевозки всякой всячины. К нему ящик приделали, папа Лизочкин сделал и бабе Нюре отдал. У них тоже такая тачка была. Только из детской коляски переделанная, хозяин сам сделал. И на целых 4 колеса! На одно больше, чем у Нюры!

Теперь ее во всем винят? Стало совсем на душе черно. Чернее, чем снаружи шубка. На шубке есть белое пятнышко, а на душе теперь не единого. Без того за девочку переживала. А когда ты без вины виноватый…и никак и ничем не может оправдаться, совсем скверно. Или виноватый?

Не могла бы она забыть, если бы все было так как думают. Стала вспоминать. Изо всех своих последних сил стала вспоминать.
Вот она ползет через дорогу. В поле. В молодые посевы кукурузы. Они еще низкие совсем, как трава. За полем лесок…вот туда, туда бы добраться. Но лапы не слушаются никак. Ляжет, передохнет. Легла.
Сверху небо голубое, голубое, а облака такие белые, белые по нему. И солнышко в зените. Ветер облака гонит за лес, одно за одним, одно за одним. Хороший день. Теплый. Где-то стучит молоток, где-то слышно бензиновую косу, где-то смеются дети и лает собака. Да…да, вот теперь она слышит будто бы по дорожке, по той которую она недавно переползла кто-то проехал. По звуку и правда дребезжит как велосипед. Похоже. Сначала ближе, потом дальше, потом…потом стихло. А облака все плывут и плывут. Вот снова звук как бы ближе, совсем рядом…
Что это? Над головой пронеслось что-то черное. Падла! Ворона!..И тут же как будто вскрик и глухой удар. И стало тихо. Совсем тихо….и между полем и облаками вдруг возникла яркая радуга.
Цветная и настоящая. Только не такая, как обычно бывает после дождя, совершенно воздушная, не потрогать не достать, а как будто дорога. Туда, к облакам, которые плывут за лес. И сама Радуга как будто к лесу мостик. Вот и пойдет она по ней до самых облаков. Слабые лапки по росткам идти не могут, а по дорожке пойдут, по дорожке легче.
А дальше, дальше…оказалась кошка в кошачьем раю.
И никогда бы не вспомнила последние минуты жизни своей, если бы не вся эта история.
Падла…вот, вот кто напугал малышку. Вот что случилось.
Когда люди на место трагедии прибежали, никакой вороны и рядом не было.
Значит Мошка не виновата? И от этого должно стать чуть чуть полегче? Но стало только хуже. Потому что теперь кошка знала – виновата. Она виновата в том, что появилась рядом Падла, а значит виновата во всем, что случилось. И началась паника, та самая паника, с которой теперь пытались справиться Муся, Хранитель и Трюфель.

Мошка была уверена, что по ее вине Лизонька теперь в больнице, ее мама в слезах, а папа мечется по городу в поисках медицинских светил и их мнений.
Мир померк для родителей, бабушек, дедушек, а главное для самой Лизоньки…

Нет, нельзя ждать 10 дней встречи с Богом. Если она во всем виновата, пусть наказывает, как сочтет нужным. Она на все готова, лишь бы все исправить. Он же Бог, он должен знать, что она может сделать, чтобы Лизонька выздоровела.
И…к Богу надо прямо сейчас.

К моменту возвращения Трюфеля, Муся добилась от Мошки некого сценария происшествия. Никто не ожидал такого поворота событий. Сейчас сразу вести Мошку к Богу… заставлять ее пережить все пережитое снова…- жестоко. Ей бы, Мусе, сначала самой с Богом потолковать. Ей, да Хранителю Окна.

Теперь было ясно, что просто сказать «да ты тут ни при чем» будет недостаточно. Возможно, только Бог сможет найти те самый нужные слова. Как много раз находил для самой Муси и всех остальных. Но он должен хотя бы немного подготовиться к разговору.
Но Мошке каждая минута ожидания за час, а час – за день.
И тут Муся придумала. Оставила Мошку с Трюфелем на минуточку. Мошка не знала, что Трюфель уже в курсе деталей, поэтому он мог задавать ей какие-то вопросы, уводящие от самой страшной части истории, от дороги и Падлы.
Например, спросить, что говорил маме доктор в белом халате, пока Муся сделает то, что задумала.

А придумала она попросить помощи у Хранительницы Снов. Срочно, сейчас. Нет, не пустить кошку без очереди. Это пожалуй можно устроить, но не сейчас, хотя бы завтра, когда та перестанет паниковать.
В таком состоянии она даже не понимает, кому ей надо присниться, зачем и надо ли пока сниться вообще. Этот вопрос они еще вместе с Хранительницей обсудят и решат, как тут быть.

Сейчас нужна помощь в другом. Мошке надо помочь заснуть. Чтобы она окунулась в сон, забылась на какое-то время, которое даст возможность поговорить Мусе с Богом. Она просто не может сразу взять кошку с собой к нему и оставить без присмотра не может. А если оставит, то та будет прокручивать в своей памяти все увиденное снова, снова, снова ,снова…и никогда не соберется с мыслями на спокойный разговор.

Райская жизнь после девятой земной не должна протекать так. И просто попросить Бога «стереть» из памяти кошки последний ее день на земле - тоже не выход.
Потому что тогда надо еще и «Окну» запретить показывать любимого человека, который сейчас вместе со всеми, кто знал девочку, переживает за нее, а значит служит напоминанием. И Лизу запретить показывать…
Здесь нужна какая-то другая терапия.
Помнится, «мама» всегда говорила, что лучшее лекарство это сон. Вряд ли от всех болезней, но вдруг поможет.
Главным врачевателем может быть только Кошачий Бог, без его помощи Мусе и Трюфелю не обойтись, но пока он подготовит свою терапию, кошке надо поспать.
Что ж, Хранительница сочла решение Муси мудрым. Кто знает, как пойдут дела на земле, кто знает, сколько времени надо Богу, чтобы разобраться в этом деле. Во сне время течет иначе.

Еще Муся не теряла надежды, что пока Мошка отдохнет, там, на земле, Лизонька проснется совершенно здоровенькой, и все вместе за нее будут рады и забудут все случившееся, как просто страшный для всех сон. И там, и тут.
Дала Хранительница Снов Мусе какую-то траву. С виду такая обычная, зеленая, только метелочка на конце. Пошептала над ней что-то и дала. Мол, я от шатра своего не могу отходить, а ты возьми травинку и пощекочи кошке за ушком.

Муся и побежала со всех лап. Мошка была такая возбужденно-расстроенная, что щекотать ее можно было бы сейчас во всех местах, та и не заметила бы. Только травинка коснулась черного ушка, как Мошка свернулась на травке, около кресла клубочком и задремала. А травинка завяла.
Одноразовое, похоже, средство. Чтобы не было у Муси искушения усыпать еще кого-нибудь без разрешения и по своему усмотрению.
А чтобы разбудить было сказано дернуть слегка кошечку за усы одновременно с двух сторон.
Муся и Трюфель остались одни около спящей Мошки.
А ведь новичков и экскурсии на сегодня никто не отменял. Что бы ни случилось. Сегодня они решили поменяться временем. Сначала своих новеньких проведет по Раю Трюфель, что даст время Мусе сбегать к Богу и рассказать ему обо всем. А потом, пока Бог сам думать станет, Муся, в переданной уже Богу ношей ответственности, займется своими вновь прибывшими. Ей и с вчерашними еще работать и работать. Не только с Мошкой, но и Бутузом тем же.

Сейчас распределят новичков, и она побежит к Богу. И все время в памяти снова и снова всплывал кот Васька. Тот самый Василий, который тоже так отчаянно стремился попасть к Богу, чтобы за человека просить, за его счастье. Тот, что жизни готов был прожить сразу все ради этого…

И вот теперь Мошка готова на любые жертвы и испытания ради маленькой девочки, которая ей даже не хозяйка. Интересно, только из-за того, что считает себя виноватой? Или из-за любви?

Только чем бедной Мошке жертвовать? Жизней то у нее больше нет. Прожиты все…
Что то на этот раз все совсем запуталось, а главное не понятно счастливым или нет будет конец истории.
Лучше бы Бог рассказывал свои сказки…из прошлого со счастливым концом. Быть участницей событий в реально времени Мусе не очень нравилось.
Василиса была обижена судьбой, но она была молода, здорова. И возможно без жертвы Васьки ее жизнь была бы сложной, не очень счастливой, но она была бы! Жизнь! Какая-нибудь. А у маленькой девочки будущее совсем неизвестно?


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 05 мар, Вт, 2019, 11:23 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31.03.2016
Сообщения: 17493
Откуда: РФ
Ух, как ты всегда интересно сюжет заворачиваешь :!: Жду с нетерпением :*

_________________
"В мире не существует такой материальной, духовной, культурной или исторической ценности, сверху на которую не смог бы сесть кот" Кот.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 06 мар, Ср, 2019, 02:44 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.03.2016
Сообщения: 13184
Откуда: Владивосток
Добралась до рассказа. Начало шло тяжело, не люблю размышлять о причинах смерти, сразу начинаю накручивать и расстраиваться.
С девочкой заинтриговало. Действительно ли Падла виновата в падении? И как так она упала, что в кому впала? Интрига!
Как всегда очень образно и ярко написано. Жду продолжение!

_________________
Жизнь-это то, что с нами происходит, когда мы строим совсем другие планы (с) Д. Леннон


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 06 мар, Ср, 2019, 14:14 
Ответить с цитатой  
Любитель

Зарегистрирован: 16.03.2018
Сообщения: 27
Откуда: Ростовская область, г.Шахты
Прочитала не отрываясь. Очень нравится! :!:
Написано безумно интересно и захватывающе, хочется прочитать все и сразу)
С нетерпением ожидаю продолжения!


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 07 мар, Чт, 2019, 10:20 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17935
Откуда: Москва
Инна, я самого начала написала, что будут тяжелые главы. Потому что по ходу обдумывания сюжета, основного, они как-то сами появляются. Наличие 9 жизней предполагает наличие 9 судеб и девяти смертей.
Когда всего по одному и то думать в эту сторону стремно. А уж когда девять...
Все сложно. Но я постараюсь (сама хочу) именно на эту дорожку часто и надолго не вступать. По крайней мере основное что хотела уже "вывалила"...

Глава 4.
Не все обо всех.

Когда Муся пришла к Богу, тот будто бы ее ждал. Был серьезен, даже как будто хмур. По всему было понятно, что Хранитель Окна уже выходил на связь. Только вот сказать пока маленькой черепаховой хлопотунье Богу было нечего.
Ведь там, в земной жизни, он был доктором. Мало того, хотел стать медиком с юности. Только никак не мог сначала выбрать врачевать ему человека или братьев его меньших. В процессе выбора закончил обычное медицинское училище, а потом, потом поступил в ветеринарную академию.
Потому как в ходе обучения определился.. Лечить тех, кто даже не может сказать, где болит и скрывает свою боль как умеет, чтобы не выказать слабость врагу – это сложно. Это вызов. И приняв этот вызов – он, наконец-то обрел себя. Однако владел знаниями по анатомии и физиологии человека не хуже людских докторов.
Ему предстояло доходчиво, понятно, просто объяснить кошке Мошке, что случилось с Лизой.
Да и, если честно, он сам надеялся, что девочка очнется в ближайшие часы или даже минуты. Или это происходит прямо сейчас. Потому что по характер травмы это уже должно было случиться. Максимум через пару часов, а не дней после падения.

У Муси наверняка целая вереница вопросов. И разговор, беседа с ней – будет репетицией разговора с Мошкой. Но вдруг и разговаривать не придется? Вдруг все образуется? Господь услышит молитвы людей и сам все «разрулит».
Он же главный…
Надо лишь подождать. Судьба малышки на самом деле в руках врачей или Господа, или их вместе, но точно не в его руках и в лапках кошек.
Бог надеялся, что если до вечера ничего позитивного не произойдет, то отвечая на многочисленные Мусины «почему, за что, что делать, как быть» и так далее, он среди разных возможных ответов найдет верное решение, оно придет в процессе диаглога.

Но разговоры в Мусей короткими не бывают. Так что самое разумное – отправить ее с новенькими на экскурсию, занять ее прямыми обязанностями, пообещав подумать…а потом уж перейти к обсуждению. И далее по плану, которого пока получается и нет.

Только где Мошка? Наверняка Трюфель где-то там, рядом с шатром удерживает ее из последних сил. И если Муся выйдет и скажет, что Бог будет думать до вечера, маленькое кошачье сердечко совсем изведется.
Но, узнав от Муси, что проблему с отсрочкой она уже совершенно самостоятельно разрешила, не мог не восхититься ее смекалистостью и прозорливостью.
Значит время у них пока есть. До вечера. А там, уповая на лучшее, сядут и поговорят. Пусть Мошка пока спит. Ей только на пользу. И не беда, что с дедушкой-хозяином один день не свидится. А то и его бедного всполошит.
Тот девочку тоже должен был знать. Только встретились после долгой разлуки, а тут чужая беда прицепилась.

Так что Кошачий Бог поступил так, как и придумал. Послал Мусю и Трюфеля главные, собственные их дела переделать, Мошку дал наказ ни в коем случае не будить. А потом пусть приходят. Вместе с Трюфелем!

Вот это поворот. Кошачий Бог кота к себе в общем-то никогда и не звал. Лишь однажды, когда тот в Мусины помощники стал официально зачислен, ну и раньше на десятый день, как все.
А в остальном все через нее, через кошку. Но видимо раз Трюфель Мошку в раю принимал, раз уже втянут в эту во всю историю, мнение мудрого, рассудительного и при это не шибко многословного кота не помешает. Если уж скажет – то по делу, по существу. Так по крайней мере его Муся Богу всегда описывала.

А пока, пока нужно отправить Хранителей срочно и быстро разведать все, что им будет доступно, что будет возможно про всех, кто упоминался в этой истории. И хозяйку Мошки, и саму Мошку, и девочку Лизу, и ее родителей, и даже про ворону Падлу и деревенских баб. Хранителям будет непросто, они опекают кошек, а никак не людей. У людей совсем другие опекуны и стражи. Но самые опытные, самые внимательные всегда найдут способ узнать что и как.
Кошки по деревне снуют туда сюда, так что будь рядом с одной из них… и в курсе всех дел в итоге станешь. Ну а хозяев райских новичков даже без присутствия кошки Хранители могли навещать, как прошлых, так и потенциальных, такая разведка не возбранялась. Одним может подсказка нужна в утешении, другим в подготовке к встрече, о которой бывает и не подозревает сам человек.
Идти к Господу, как пошел Кошачий Бог в случае с Василисой не имело никакого смысла. Это было похоже на очередное вмешательство в дела Господа, дела людей, а не кошек. Василиса числилась Ваське хозяйкой…а Лиза и семья ее – не хозяева даже. Куда уж там с просьбами и прошениями.

Его задача – убедиться самому что вины кошки тут нет и убедить ее в этом раз и навсегда, как бы там дальше дело не обернулось.

Василий был не первый кот, кто у Бога за своих земных людей просил. Раз Окно существует, а жизнь внизу обычная, а не небесная, то и показывает это Окно обитателям рая все как есть.
Не только радости, но и горести дорогих им людей. Однако обычно за хозяев хлопочут. Кто-то потерял работу найти не долго может, кто-то поссорился с девушкой, кто-то с начальником не поладил, кто-то подрался в школе, кто-то приболел или обманут был. Обычно, все эти мольбы о помощи Божьей принимал на себя Хранитель Окна. Бывало, и Косматый. Теперь вот Муся. Сам Бог лишь в самых исключительных случаях лично вмешивался. А уж Господа, выходит, не вмешивал никогда. До Василия с Василисой.
Сейчас ему тоже на миг показалось, что обращение к Господу за помощью – своего рода волшебный шанс, исполняющий желания. И шаров таких или желаний может быть как в сказках не больше трех, а тои вообще он единичный. Израсходовал – и все, конец чудесам.
Вдруг поторопился? Вдруг израсходовать лучше было сейчас? Или нужно будет потом? Сколько еще человеческих судеб и историй поведают ему кошки. Но мысли такие Кошачий Бог отогнал. Потому что перед глазами сразу появлялась счастливая Василиса со всем ее кошачьим семейством, мужем, отцом, учениками, друзьями.
Но вот к Господу обратиться снова собраться с силами на смог. Да и времени с прошлого раза минуло немного.., вот если бы больше.. может тогда…
О разном его кошки просят, справляется же. И сейчас может быть получится.


Муся помнится тоже с просьбой прошлой зимой примчалась. Мол, Кошачий Бог помоги. Мой молодой хозяин и девушка расстались. Надо их помирить, давай мирить будем.
На что Бог ей ответил.
-Я кто?
-Как кто? Бог!
-Какой я Бог?
-Как какой? Кошачий!
-Вот. То то же.
Эти молодые люди расстались из - за кошки? Кошки вообще были поводом?
-Не -а
-Хоть одна кошка от этого расставания пострадала? На улице оказалась или обижена была?
-Не, точно не…
-Тогда с чего ты решила, что я имею права вмешиваться?
Муся подумала ,подумала и попыталась…
-А она… она моего хозяина «мой котик» называла…
Бог засмеялся… Прямо клише…, но до чего находчивая кошка. И не открутишься – кошачья тема, однако.
-Нет, подружка, это не считается….не жухай, не жульничай.

Муся подумала – да, не считается…эх…

Бог тогда лишний раз напомнил, что вмешиваться в жизнь людей, даже своих, кошки могут до определенного предела. Помогать в меру сил и возможностей. Кинуть облачко, брызнуть дождиком, постараться «дотянуться» подсказкой через ветер или во сне. Это да. Это кошкам позволено. А Кошачий Бог над ними поставлен, а не над людьми.
И если бы мог он все проблемы за них решать – им бы там что оставалось? У всех своя судьба, свои ошибки, свои достижения. Лишнего вмешательства себе сам Господь не позволит, или даже Вселенная.
Все это Муся тогда поняла. И разобралась. И запомнила.

Еще помнится тогда Бог, хоть и осадил ее и других пыл, тех кто слишком уж настойчив в стремлении что-то к лучшему на земле изменить, но и порадовался все же.
Сказал, что кошки, в большинстве своем молят о главном. А главное – добро, любовь, счастье.
В отличие от людей, которые смеют у небес просить всякое разное, от странного до дурного, считая именно это приметами счастья.
Никто, почти никто не просил Хранителя, а уж тем более его самого помогать в не важных делах.
Типа выигрыша в лотерею, материальных благ и всякого подобного. Даже если это мечта всей жизни хозяина или хозяйки. И никто никогда не просил о зле – о мести или пакости врагам, обидчиками, конкурентам. О наказании тоже не просили. А люди о расплате просят небеса частенько. Правильно или нет? Слышит ли Господь, гневается или помогает? Это его «кухня», видимо по ситуации.
Кошачий Бог тоже гневался. Когда истории подопечных в черных ошейниках читал. Сильно порой гневался. Наказать никак не мог, опять же потому что над людьми не поставлен. Но каждый раз удивлялся что коты о том наказании никогда не молились. Разве что другие люди, очевидцы, так сказать и свидетели. Те – возможно. Но не сами коты.
Ведь не особо уж и смыслят коты и кошки в делах человеческих. Люди в них и сами порой как в болоте увязают. Но видно нутром, чуйкой, определяют, что достойно прошения, а что не очень. Что есть на самом деле великая мечта или большая проблема….
Вылечить, помирить, подружиться, полюбить, простить.
Вот о чем просят. Хотел бы порой подсобить.. Но, но но…..

Спасти, вылечить, приютить, обогреть, накормить - даже не всех кошек возможно, хоть он Кошачий Бог… а людям суждено или уж самим разбираться, или уповать на помощь кого повыше и посильнее. Обычно, и то и другое. Кто-то мешает Господу помогать, управляя жизнью своей, кто-то тем же самым дает повод помочь.
И родители Лизы наверняка молят о чуде.
Ему лишь надо более полную картину себе представить, чтобы кошку из оков вины высвободить.
Свою работу достойно сделать.
Ближе к закату к приходу Муси и Трюфеля картина в целом у Бога уже была. Ему очень и очень хотелось поведать Мусе все подробности. Обо всех.
Снова уже целая повесть получалась, разве что без финала пока, как кино с продолжением, когда одна серия уже в эфире, вторая только снимается, а третья еще пишется. И, порой, сами сценаристы не знают, что будет с их героями завтра, есть варианты и версии.
Но то кино, не по правде, понарошку, все понарошку – и слезы, и боль и даже смерть.
А потом такие посиделки подробные - это на целую ночь. Что-что, а отложить сотворения и возвращения Кошачий Бог никак не мог. Никогда такого не было и не будет.

Поэтому пока предложил своим помощникам краткую версию событий. В отличие от самой Мошки и даже от Хранителя Окна…Кошачий Бог оказался более внимательным к мелким деталям.
И точно восстановил весь ход событий того дня, когда Мошка оказалась здесь, а Лиза в больнице.

Мошка еле еле переползла аллею…и достигла поля, над которым уже начала зарождаться, появляться Радуга, готовая ее встретить. Пока еще едва различимая. Спустя какое-то время на дорожке появилась маленькая девочка на розовом велосипеде. В такой солнечный день проехаться по старой дубовой аллее – одно удовольствие. Тут нет никаких машин и подобных опасностей. Она доехала до конца аллеи, помахала там кому-то рукой, развернулась, проехала снова до начала, и тронулась на второй круг.
Перед велосипедом промелькнула парочка трясогузок и еще через минуту-другую пролетела большая черная птица. Ворона. Она же Падла..
Но ни единым перышком не задела малышку. И не похоже было, чтобы та напугалась. Но спустя буквально полметра вдруг резко свернула вправо, не удержалась и ударилась о большой старый дуб.
Еще через две-три минуты вокруг уже были люди. За эти две минуты ворона успела пролететь над Мошкой и даже долбануть ее клювом в бок, будто проверяя жива или как.
Вот откуда та самые царапины, вовсе не от велосипеда. Увидев приближение людей, птица скрылась в лесу.
И по всему выходило, что нет виноватых. Это точно не Мошка….Хотя основания винить именно себя у нее были веские. Вороны известные падальщицы. Дух смерти ее вполне мог привлечь.
Выходит не соберись кошка в этот день помирать или сделай это в другом месте, на поле, по другую сторону домов, ворона бы не появилась, девочка бы не напугалась и все было бы иначе.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 07 мар, Чт, 2019, 10:20 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17935
Откуда: Москва
Только видеть кошка не могла того, что Лиза не была напугана Падлой, она упала чуть-чуть позднее, когда птица уже была над полем. Растерялась от неожиданности? Вот так со стороны вроде совсем не похоже.
Скорее о малышка решила поправить сбившуюся на глаза прядь волос, а на пути оказалась или кочка или корень дерева или ветка. Она по потянулась правой рукой будто к лицу, держа руль только левой…и как сказали бы про водителя машины «не справилась с управлением». Может волосы сбились, может муха какая-то на лицо села, может капелька пота выступила и «защекотала». А тут кочки, ветки.. канавки…
Нынче день был прекрасным. А вот накануне дул сильный ветер и вокруг кружили черные тучи. Все думали – быть грозе.
Но тучи прошли стороной, вылились где-то за лесом. Дождь над аллеей так и не пролился.
А вот веток небольших нападало маленько. Но это мама девочки, возможно, не учла, когда отпустила. Только погоду и что дорожка сухая.
Да и дочка была в шлеме. Красивом, по всему видно надежном. Очень ответственные родители, даже за городом заставили малышку шлем надеть.
Поэтому и никаких травм серьезных доктора не нашли. Но медицинские загадки – это уже вторая сторона медали.
Почему сами родители рядом не были? Да были! Поблизости. Отец первым и прибежал. Они уж себя сами обвинять и осудят. И сами найдут за что.
Сейчас на повестке вина Мошки. Она – не виновата. И даже Падла не виновата тоже, несмотря на свое такое говорящее имечко.

Все произошедшее – случайность.
-Как с Бутузом? – не могла не удержаться от комментария Муся.
Кошачий Бог был еще с историей Бутуза не знаком…. Поэтому Муся коротко поведала. Изо всех сил старалась чтобы только факты, только факты, ведь надо Мошке сейчас помогать.
По этой же причине она оказалась в этот вечер не такой как обычно. Ни разу не перебила Кошачьего Бога, не задала вопросы там, где он их от нее ждал. Вот только первый раз не удержалась.
Трюфель же вообще прибывал в новом для него состоянии. Скромно сидел позади Муси, плотно сложив передние лапки. Муся была маленькая, поэтому кота было все равно хорошо видно. Но ему казалось, что так он не слишком весь на виду у Кошачьего Бога. Как-то боязно.
Это Муся может с ним почти на равных, вон даже вопрос задала… а он, он пока не привык. Но ему здесь нравилось. И шатер, и добрые глаза Кошачьего Бога и его вкрадчивый голос. Теперь, кажется понятно, почему Муся готов пропадать тут целыми вечерами, когда позволяют.. С одной стороны он волновался меньше, чем первые два раза визита, с другой – ощущение оказанного доверия, даже немножко партнерства, захватило и подчинило сознание. Вау…

А Муся с ним продолжала по-свойски так разговаривать. Это еще Трюфель не знал, что иногда и спорить бралась.

-Да, это несчастный случай. Только с человеком. С котиком, о котором ты мне говоришь, с кем я буду скоро знаком, условно виноватым можно «назначить» мастера, конечно…и наверняка, если тот узнал бы о случившемся, то себя корит непременно. Мог и не узнать скорее всего.

Но он не мог предвидеть последствий, перепроверять дважды конкретную манипуляцию - не входило в его привычку. Скорее как гайку в работе затянул или шов выложил дважды проверит.

У каждого в жизни свое «проверяшки», требующие особого внимания.
Как водитель проверяет шины, перед тем как поехать, как альпинист страховку, как владелец кошки все засовы и двери….Зная специфику, так сказать.

С Лизой в чем-то схожая история.. Потому что каждый, каждый может винить себя. Не только Мошка.
Возможно даже Падла где-то тихонько переживает, думая что напугала Вороны они очень умные птицы. И кстати, вОрон и ворОна – разные птицы.
-Да ты что? – удивилась Муся. Да ладно, никогда бы не подумала… А Падла – кто?
-Это я вам потом расскажу, не сейчас, потому что в данном случае это не важно.
Давай пока дальше разбремся с тем, что надо понять
Мама наверняка корит себя за то, что купили велосипед, папа за то, что не бежал рядом, хозяйка Мошки за то, что не закрыла ее дома, видя что той совсем плохо, может быть даже дуб, старый дуб, винит себя за то, что обронил ветку некстати или выпустил корень… а ветер за то что дул так сильно днем ранее или легким касанием задел прядку волос сейчас. Они у Лизы такие красивые – золотые, слегка вьющиеся, так и хочется ими «поиграть». Еще много «виноватых» мы можем найти -и солнышко, что в глазах мерцало или слишком пекло, и муху ту самую, что возможно была и даже тех, кто 100 лет назад эти дубы проложил или собрал этот велосипед. Может там гайка какая-то плохо затянута, вот руль и повело. Вы понимаете о чем я?
Трюфель кивнул. Муся же молча кивать не могла…
-А что, у дерева, у ветра тоже могут быть чувства – удивилась Муся. Правда?
-А почему нет? Мы не можем с тобой доказать обратного. А если не можем доказать, что души и чувств нет, значит смеем предположить наличие…Есть те, кто знают. Кто все это создавал. Мы – не из их числа.
-И правда… и точно ….но интересно то как!
Бог продолжал…

А на самом деле нет виноватых. Потому что если то самое звено, которое стало якобы ключевым из цепочки вынуть, она рассыпется? Если да… тогда звено скорее всего главное. Но если и без него могло бы случиться ровно все то же самое, уже вопрос.
Не будь в тот день рядом Мошки? К чему бы это привело? Возможно, к тому, что не было бы рядом и Падлы.
Но это никак не отменило бы ветер накануне или упавшую ветку. Или желание малышки поправить волосы. Если бы не было ветра? Не упала бы ветка. Но кто сказал, что она упала именно вчера, а не неделей раньше? Или вообще ее не бросил какой-то человек, играя с собакой? Не купи родители велосипед?...
Эх, знал бы где упасть, как часто говорят люди, соломки бы подстелил…

Если бы они могли предвидеть события хотя бы на час вперед никаких бед бы не случалось.


А может и хорошего многого не случилось. Чудес, например. Может не случались бы чудеса, которые можно увидеть даже на минуту вперед.
Я уж тебе сколько раз говорил, что жизнь очень сложная, что это поток закономерностей и случайностей, этакий клубок, который человек распутывает от рождения до смерти.
Мошка ни с чем не виновата. Лиза могла бы упасть, если бы кошки там рядом и не было, а могла бы не упасть, если бы была. Увидела бы Мошку на дороге, захотела бы объехать или остановиться поздороваться и не попала колесом на ветку или канавку. Так могло быть?
Муся и Трюфель синхронно и на этот раз оба молча закивала головами.
-Приведите ее мне. Я постараюсь ей теперь объяснить. Прямо сегодня. Не стоит заставлять ее ждать даже во сне.

Муся и Трюфель тут же побежала исполнять просьбу Кошачьего Бога. Хотя вопросов у Муси было столько, что она еле еле удерживала их в голове.
Почему ворону зовут Падла? Зачем она туда вообще прилетела? Что такое шлем? Почему Лиза каталась одна? Где была мама? Почему она не просыпается, если осталась цела? Что будут делать врачи? Она думала, что сон, от которого никак не может проснуться – это смерть. Но никто не сказал, что девочка умерла. Все только бояться этого. Может там под дубом росла трава, которую дала для Мошки Хранительница Снов?
Девочка при падении задела ее ушком и уснула. Как Мошка. Только врачи не знают «пробуждающего» зелья. У девочек нет усов, чтобы подергать с разу с двух сторон одновременно. Может надо за ушки? Об этом стоит поговорить с Кошачьим Богом. Или с Хранительницей снов. Спросить, растет ли там, внизу эта трава, могут ли ее найти люди. Завтра же спросит.
Эх, может Хранителя надо заслать, чтобы подергал девочку за ушки? Да не кошка она…
Как же обидно. Может все вот так просто разрешить, а люди не догадываются об этом.

Разбудить Мошку получилось сразу, как Ангел и научила. Очнувшись, она сразу спросила про Бога и снова заволновалась, узнав, что прямо сейчас они к нему и побегут. Но это волнение было немножко похоже на радость, на надежду.

Правда Мусю и Трюфеля Кошачий Бог не пустил, только Мошку.
Мусе было немножко обидно.
Трюфелю – нет. Он еще не стал в шатре завсегдатаем, чтобы обижаться. Да и понятно, что разговор предстоит очень личный.
А Кошачий Бог знал, что Муся не сможет тихонько сидеть в сторонке и захочет тоже успокаивать Мошку своими комментариями. И точно запутает всех, даже его самого. Пусти одного Трюфеля, который точно не помешает, обидишь подружку. Поэтому никого не пустил.

Но оба остались ждать, спать не пошли. Да и не поздно еще было.

Мошка очень напомнила Кошачьему Богу саму Мусю. Такая же миниатюрная, такая же суетливая, такая же настойчивая. И даже немного дерзкая.
Потому что когда Кошачий Бог…заговорил о случайностях, осмелилась парировать.

-Случайность… это когда в грибника молния попала. Было у нас такое. Он в грозу из леса вышел и один через поле пошел. И никого, никого на его пути не было. Сам шел. Никто повлиять никак не мог, в дождь даже комары прячутся и мыши. А здесь я была… и Падла была… а Падла была, потому что я была. Я виновата…
И правда упорная какая. Обычно люди, да и вообще любой в чем-то обвиненный, ищет себе оправдание. Даже если это обвинение предьявленное себе самому собственной совестью и никто о вине той не знает. Может просто мысли дурные то «преступление». Все равно тянет найти то, что оправдает.
Если на примере Будуза опять же.
Спроси себя… почему я не проверила ту самую защелку за мастером? Может зазвонил телефон, может окликнул кто, может молоко на плите убежало.
Не факт, и скорее всего не факт, что «мама» кота Бутуза думала так…, но если бы да, то это типично, это свойственно людям. Защитный механизм своего рода.
Нельзя даже однозначно назвать эти попытки оправдаться малодушием. Заведомо переложить свою вину на другого не виноватого - это подлость. А пытаться где-то в глубине подсознания отыскать то самое «потому что», от которого тебе станет капельку лучше, а другим не хуже – это попытка вернуть душевное равновесие. Да, да… молоко убежало, что с вины тому молоку. А как будто дышать полегче.

Обычно в такой момент отчаянно ждешь, чтобы кто-то рядом сказал «Твоей вины в этом нет. Это случайность или это судьба»
Отчаянно ждешь и не хочешь возражать и спорить, хочешь верить в сказанное.

А эта кошечка, даже после того, как сам Кошачий Бог дважды произнес ей эти заветные слова, не унималась. Она продолжала верить в свою причастность.
Так что частично, немного, слегка, Богу пришлось все же подключить «магию». Что уж он сделал и как, как погладил кисулю и за каким ушком потрепал стало тайной, но из шатра она вышла относительно спокойной. Богу его маленькое чудо удалось. А больших чудес он сотворить не пытался. А то что сотворил – было в его власти. И просить даже санкции свыше на такого рода магию ему было не нужно. Чуть-чуть совсем пошаманил.
Потому нельзя отлучать это кошку от жизни земной. Нельзя отлучить от прожитого, нельзя отлучить от Окна. Там ее никто не предал, там она прожила чудесную и последую жизнь и стереть из этой жизни хотя бы день просто нечестно. Разве что «переписать» ощущения от того дня. Не более.
Просто «подавить» веру в личную причастность к чему-то поохому можно.
А еще при этом объяснить попонятнее, что именно случилось с малышкой, сделав акцент на кочке или ветке для закрепления того самого «подавления» и обнадежить.
Как пытались обнадежить родителей врачи. Это не обман. Мозг - загадка. А организм ребенка хрупок и пластичен одновременно. Вот так вдруг потерять связь с миром ребенок может там, где никогда бы не потерял его взрослый, и с другой стороны полностью оправиться, излечиться от серьезных недугов тогда, когда взрослому не по силам.

Никто доподлинно не знает, что происходит с человеком в таком вот сне. И пробуждение, и исцеление реальны.

Кошачий Бог, будучи не простым зрителем мыльных опер, как тетки на деревне, а все же врачом, прекрасно отдавал себе отчет в том, что пробуждение на самом деле возможно в любой момент, но и четко представлял, что время играет против пациента.
Что еще неделю, другую можно надеяться на совершенно фантастический исход, но чем дольше длится сон, тем непоправимее могут быть последствия и труднее восстановление. Тем ниже вероятность на чудесный исход. Однако в медицине случаи, когда такой исход наступал и через месяцы и через годы известны. В кино тоже сюжеты не на ровном месте берутся. Другой вопрос, что в кино чудес больше, чем в жизни. Но иначе не интересно смотреть станет.

Мошке совершенно не обязательно знать обо этом детально. Она любила эту девочку. Ей просто надо дать надежду, что все будет хорошо. Она будет продолжать смотреть в Окно, но без пожирающего изнутри чувства вины, сделает это спокойнее. А потом возможно и реже…

Всегда оставался риск, что ее же собственная хозяюшка снова начнет сопоставлять события с Мошкой. Но риск этот был невелик.
Потому что сама женщина уже пожилая, сама забывчивая. Да тут и Хранителя подключить можно.
Плюс так устроена жизнь, что интерес к чужим бедам, не своим… у очевидцев обычно потихонечку сходит на нет. Собственная жизнь, быт, собственные дела затягивают.
Сочувствие, сожаление остаются, но жизнь продолжается. Как после катастроф. Сегодня все обсуждают, все сопереживают, все только об этом и говорят, а завтра живут дальше. Механизм защиты снова в действии. Не от вины на этот раз, а от боли и страха. А может и от вины у кого-то. За то, что все хорошо.
Так что и бабы на деревне скорее всего будут обсуждать тот день реже и меньше. Может Мошка уже и не застанет момент обсуждения. Если только девочка не умрет…Тогда быть новой волне…
Тогда они свидятся с Мошкой? В таком ключе о развитии событий Бог думать не хотел и мысленно пытался притянуть позитив.
Конечно обе были бы такой встрече рады, сразу бы поняли, что никто ни в чем не виноват…только нельзя такой конец считать счастливым завершением истории. Никак.
А еще еще Богу вдруг пришла в голову одна идея

Нет, к Господу он не пойдет. Решено.
Но бывало, когда приходил по разным другим не просительным делам, всегда оказывалось, что Господь в курсе дел, происходящих в кошачьем раю. И в курсе его дел. Может не всех и не столь подробно, но какой-то контроль, определенно, осуществляется. Через Ангела Свитков или еще как. Через Окно какое другое…
.
Представился вдруг Кошачьему Богу потирающий ладошки Господь, включающий некий «экран» и приговаривающий «Так, глянем, что там у нас нынче Кошкин Бог вытворяет и подопечные его»…
Так совсем-совсем не по господнему, а по человечески потирает и приговаривает. А вдруг все на самом деле почти так? Вдруг Господь вечерами тоже те самые истории слушает, что и Муся. Может ему интересно.
Не все, не всегда, он же занятой, а так, пару глав. Тогда, тогда… если еще и еще поговорить обо всем этом с Мусей и Трюфелем, может быть Господь услышит еще раз историю девочки Лизы и кошки Мошки. Родители, знакомые молят наверняка об исцелении. Но вряд ли Господу все пересказывают как было, тем более о себе говорят. Может недостаточно этого, чтобы привлечь его внимание.
А так вдруг заметит? Да и одно дело знать, что родители вне себя от волнения, другое, что даже в кошачьем раю переполох и все обеспокоились. Фактор давления, как ни крути.
Может и в других звериных краях за Лизочку хлопочат – Полкан последние 4 года как там. Больше никого не заводили. Может даже в птичьем раю какие-нибудь подружки Падлы озаботились адвокатской практикой, потому что за подружку обидно. Чем больше информации – тем по-любому лучше. Кто-нибудь и достучится окольным путем, раз нельзя напрямую.
Другие Звериные Боги – другие Боги, а уж он, Кошачий, постарается использовать все шансы.

Вдруг тогда Господь и сам вызовется помочь. Или поможет, никак себя не выдав. Это не важно, не имеет значения, главное, чтобы малышка поправилась.
А Мошка совсем успокоилась и радовалась райским денькам.
И это был определенно повод позвать Мусю и Трюфеля следующим вечером. Даже если, а этого очень хотелось, девчушка очнется к тому времени, все равно стоит поведать Мусе все, что сам теперь знал. И Трюфелю. Раз уж они вместе в это во все ввязались.
Такие истории поучительны. Они заставляют задуматься. О жизни, о смерти, о судьбах, о хрупкости мира вокруг, о тонкой границе между добром и злом, счастьем и горем, о многом. И в работе с новичками да и всеми обитателями рай все это может Мусе и Трюфелю пригодится. Зря он не особо откровенничал с Косматым. Разговорами частыми о жизни земной боялся поранить.
Может стоило меньше бояться. Но тогда и жизнь Косматого могла новая сложиться иначе. Мог раньше сам вниз захотеть и запроситься. Мог даже с Мусей никогда не встретиться. Все видимо порой происходит так, как должно происходить, даже в раю, даже с самим Богом.
Ему еще не мешает к Трюфелю внимательнее приглядеться. Настанет тот день, когда Муська должна будет отправиться очередную жизнь проживать. А Трюфель никуда не денется, будет с кем вечерок скоротать. Эта история – повод узнать кота получше.

И Мошка, Мошка весьма его заинтриговала. Интересная кошка. Кто знает, может именно она достойно заменит Муську в пере к Трюфелю. Но это еще не сейчас, это так, наработки на будущее.
Муся еще про какую-то важную идею для всего рая сегодня успела намекнуть. Может дельное что придумала. Она может. Вот тебе, понимаешь и рай, не минуты покоя. Ничего, на такие минуты у него еще будет время на «пенсии», в раю для людей, а пока – работать, работать и снова работать.
А Муся и Трюфель взяли под опеку Мошку, чтобы пока одна не оставалась, хотя бы до утра. Ну и Хранитель Окна обещал Богу что будет начеку, когда кошка появится. Чтобы свести к минимуму любые ее негативные эмоции, и поддержать позитив.

Мошка опять уж задремала, а Муся и Трюфель все перешептывались. Потом и Трюфель уснул, а Муся снова думала одна обо всем.
Вот тот же кот, что на шоссе вышел…если тут ситуацию по полочкам разложить. Водитель будет виноват? В том что просто ехал себе по дороге, которая для машин и нигде знака «осторожно кошки на дороге» не стояло? . Будет ли себя он винить? Будет! Может даже останавливался, выходил, проверял, может даже к врачу бы кота повез, если было бы чем помочь. А может и не заметил, подумал камень. Но вины его нет.

А если спасти кота можно было бы, если бы умер он от того, что помощи не получил…тогда да, отчасти, безусловно, виноват, что бросил вот так умирать. Но все равно не в том, что наехал. Но так не было, котик не мучался.
Хозяйка виновата, что «гулящим» оставила? Или хозяйка кошки, что к себе гулену завлекла?
А может сам кот один во всем виноват? Зачем на дорогу полез? Может те люди виноваты, что дорогу эту проложили? Ее ведь раньше не было. Был лес и тропинка. Так можно было додуматься до того, что кошка-мама виновата, которая не там котят на свет родила. Все как и с Бутузом, как и с Мошкой – много «обвиняемых», а приговор вынести некому. Значит несчастный случай. Судьба? Просто судьба? Может именно такой конец и именно в это день был на самом деле «прописан». Тогда на земле никто не причастен.
А выше? Кошачий Бог при сотворении, Господь, Вселенная? Первый лишь отмеряет песчинки, не знает ничьих судеб…а другие…
Если есть само слово «судьба» значит есть и явление. И да, для кого-то стечение обстоятельства лишь случайность, а для кого-то она, судьба, и есть, когда все по плану.
Мда… опять сон не идет. Прав Бог. Клубок какой-то. Судьба, случайности, выбор самих людей или котов – пути, поступков, дорог, действий. Что тут что никак не понять.

Если у кошек судьба – это некий «набор», условно говоря составляющих, то почему у людей не может быть так же?
И что там дальше по судьбе – жизнь или смерть людям знать не дано. Даже врачам. Что-то даже страшно стало. Трюфель сопит себе, не озадачивается.
Но молодыми люди умирают. И дети тоже. Махонькие совсем в том числе. Которые еще вообще не могут что-то решать, выбирать и действовать. Выходит, судьба существует.
И… когда Господь согласился, после долгих раздумий, Василисе помогать…и коту ее Ваське… вроде как признал даже свою вину на раздаче судьбы? Как это там Кошачий Бог говорил… - «свой косяк»? Недодать или наоборот выдать лишнего, как плохого так и хорошего может даже сам..Господь? И исправит может свою же оплошность?
Но чудес всегда меньше, чем страждущих. Это Муся выучила уже, как свое собственное имя, на зубок.

Мошка вроде спокойнее стала, а девочку жалко. Может, может попросить Кошачьего Бога опять наверх пойти и вмешаться? Ну еще разочек…

Только вот сколько еще разных кошек и «разочков» впереди.. и сколько их было уже. Та девочка, та самая лучшая подружка дочки хозяйки Бутуза…что болела и не поправилась. Чуть чуть постраше Лизы.
За нее может когда-то тут тоже какой-то «кот предков», пусть лично и не знакомый, умолял или пес…а сколько людей везде молилось. Чудес меньше, намного меньше, чем страждущих.

Хоть и не на оптимистичной ноте, но кошечка все же уснула. Завтра будет новый день. Вдруг уже утром Мошка разбудит радостной вестью! А в том, что та спозаранок пойдет на Окно Муся даже не сомневалась.
Не тот это случай, похоже, когда признание собственной невиновности, заставит c легкостью забыть все историю и маленькую Лизу.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 10 мар, Вс, 2019, 08:53 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17935
Откуда: Москва
Глава 5. Ожидание.

Да, отослав от себя всех фигурантов этого непростого дела, погрузившись в свой Божий промысел, Кошачий Бог все равно вспоминал обо всем этом. Примерно в том же ключе, что и Муся размышляя.
Судьба? Или случайность? Что вообще в этой череде событий на самом деле знаки судьбы, а что нет?
Будучи человеком на земле, Бог скорее был скептиком. Как многие представители науки или медицины. В отличие от того доктора, которого встретила в электричке девушка Василиса из столь полюбившейся Мусе истории, он склонен был верить не то, чтобы в Господа Бога, а скорее в чудо.
Правда никогда не порицал ни коим образом тех, кто верил искренне и более серьезно. Выходит, они были правы? Но тогда вера была больше в существование чудес, а не некой высшей силы. А кто же тогда творит чудеса? Спорный вопрос. Почему бы им ни случаться самим по себе, случайно и тоже ни быть случайностями. По молодости лет был так убежден в чем-то подобном. По мере взросления появлялось больше вопросов, больше сомнений, больше гипотез. Может и правда там где-то кто-то есть, управляющий чудесами и воздающий строго по списку и ограниченно.
Может есть. Может нет.

Чудеса в его практике встречались. Ну как назвать выживание какого-нибудь тощего, паршивого, драного кота, подкинутого к порогу кабинет, когда по нему сразу видно - «не жилец». А он умудрялся не только выжить, но и обрести себе хозяина. Именно чудом.
Еще как-то ребята подростки принесли 4 котенка. Уже не слепых, не самых маленьких, месяцев двух с половиной. Зимой.
Мужик сказали в прорубь кинул, они сразу увидали, выловили. Сразу то сразу, но на улице мороз лютый, коты мокрые, вокруг снег и лед. Когда принесли – спасти малышей казалось вообще делом не реальным. Троих и не спасли. А один выжил, выкарабкался. Чудо? Судьба? И то и другое? Один из пацанов того котенка потом себе и забрал. Вот не иди они по берегу в тот момент?.
А если, если бы вдруг сами под лед? Случалось же подобное сколько раз при спасении людей, щенков, диких зверушек. А как бы утонул кто из них? Тоже судьба?
Люди - не кошки. Здесь никто не даст «спасателю» золотой ошейник и еще один шанс. Ясно, что за такого рода поступки должны быть в раю преференции, но девять жизней не выдадут, и одну не вернут.
Думать об этом можно было до бесконечности. И Кошачий Бог думал. И Муся тоже. И даже Трюфель немножко
И все люди на земле думают. Да и в раю получают ответы далеко не на все свои вопросы.

Что так или иначе у каждого свой судьба – это факт. Другое дело в какой степени каждый из людей сам влиять не нее может и как это делает.
Даже линия на ладони, мол, у каждого такая – линия судьбы. И линия жизни где-то рядом, но это не одно и то же. Будучи еще человеком, Бог вроде как принимал факт судьбы каждого, но в разного рода астрологию, хиромантию, нумерологию принимал за шарлатанство и лженауку. Если уж есть кто, то пусть будет Бог… а все остальное - придумки. До одного случая так убежден был.
Как-то шел мимо вокзала, цыганка его за руку хвать. Много их тогда на вокзале обитало. Лет 35 было, не старше. «УУУУУ, жизнь у тебя долгая будет…только в 45 никуда к реке никуда не плавай» И денег просить не стала, как обычно.
Выдернул сердито мужчина руку, аж вскипело все внутри от негодования.
И забыл бы этот случай навсегда. Если бы..не пригласили коллеги на рыбалку, на озеро, на май. Он почти что уже собрался, но в последний момент засомневался. С семьей так редко бывает из-за работы, и вот опять уехать намеревается. Отказался. Коллеги тогда в грозу попали, в непогоду, на лодке перевернулись. Вода еще холодная в тех краях в это время. Один утонул, второго еле живого местные на берегу нашли. Озеро то не озерцо вовсе, а как Селигер – с виду что море.
Пловцом Кошачий Бог чтобы отменным никогда не был. Держаться на спокойной воде мог хорошо, для души проплыть туда-сюда. Но чтобы на большие расстояния, за буйки или в шторм – не его стихия. Переживал, конечно. Мол настоящий мужик то должен до буйков играючи и ребенка из воды спасти в любых волнах, если придется и все такое. Но не всем же дано. Вряд ли бы сдюжил тогда, когда лодка перевернулась. Погибший приятель во всех отношениях крепче был. Тогда в очередной раз всерьез о судьбе задумался. Они с приятелем ровесниками были. Обоим по 45. Тут цыганка и вспомнилась. Сказала не плавай, парень, никуда. Как будто мир перевернулся. Совпало? Или на руке правда какая метка была? Заниматься этим всерьез никто, конечно, не стал, но ко всякого рода подобным вещам отношение стало более гибким.
Сейчас, после всего увиденного на небесах и пережитого, Кошачий Бог был убежден, что все еще сложнее, чем даже тогда показалось. Что все вокруг это переплетение случайного с закономерным, объяснимого с необъяснимым, научного с мистическим, доброго со злым и так до бесконечности. Нет ничего постоянного и ничего определенного в этом мире. Даже вечные понятия, например добра и зла не так постоянны, как думается.
Можно быть добрым человеком, всепрощающим можно быть. И твоя доброта и всепрощение обернутся кому-то вседозволенностью, а значит твое добро может стать источником чужого зла. Хладнокровно расстрелять стаю бродячих псов – зло?. А если там были бешеные особи? Тогда добро? Был в его практике такой случай. Когда собаку пристрелили, подозревая что с ней что-то не так. А оказалось – бешенство. И дети рядом. Тогда как-то полярные совершенно чувства сменяли друг друга.
Нет постоянства ни в чем. Надо с одной стороны пытаться разгадать все эти тайны, с другой – принимать действительность такой, какая она есть.
Вот он уж какой год пытался принять. И это еще в человеческом раю он считай и не был, сразу в должность вступил. Так что многое узнать только предстояло и вопросы уже копились.
Как собирался даже Господу их задать, но увидел вдруг себя любопытной Муськой…. Подумалась, что вопросов у него больше чем у нее уже… и решил отложить на потом. Вдруг часть ответов сама потом обнаружится.

Может есть кто-то там еще выше Вселенной, а над ним еще кто-то есть, некий еще более Высший разум, а сам Господь лишь исполнитель? Или он главный по людям, как сам Кошачий Бог по кошкам, а Вселенная главная по жизни всего и вся? А звезды, которые изучают астрологи это «дети» Вселенной? А она бесконечна… Или все же нет? Просто никогда не добраться до тех самых границ.
Лизу ему было очень и очень жаль. Как вообще Господь справляется? Когда с кошками беды, горести, каждый раз сердце разрывается от того, что всем никак не помочь и всех никак не спасти.
Как он выносит этот поток человеческого горя и слез? Как ни крути, но по питомцам плачут все же не так, как по детям. Горе есть горе, но глубина его все же разниться. Как он все это может вынести? Особенно в моменты войн и массовых катастроф? И если многое известно наперед, прописано в папке «судьба» зачем эти войны или катастрофы вообще допускать. Можно же переписать судьбы тех, кто за начало или ошибки в ответе.

И что же приключилось на самом деле с этой малышкой, если медики зашли в тупик.
Никакой травмы мозга, которая могла бы вызвать нынешнее состояние. Ни гематом, ни опухолей, ни разрывов сосудов, ни трещин в черепе. Все как будто в норме, а мозг как будто еле-еле живой.
Есть такой выражение «душу вытрясти». Образное.
Но сейчас Кошачьему Богу правда казалось, что и из девочки будто падение вытрясло душу. Будто она, эта душа где-то рядом, может быть тело с ней держится за руку, но портал обратно маленькая детская душа найти не может.
Что вообще это за состояние такое кома? Когда Бог врачевал на земле, естественно ему было интересно читать все новости на эту тему.
В ветеринарии реанимировать максимально долго, а тем более искусственно поддерживать жизнь как-то не принято. В большинстве случаев или пан или пропал. Но человеческий опыт был ему интересен. В душу как таковую, верилось лишь как в нечто существующее только в рамках тела, и уж никак вне его. Рассказы очевидцев, которые якобы в критическом состоянии могли видеть себя со стороны или тем более добирались до неких врат, где встречали кого-то, кому смогли доказать, что не время еще умирать, казались скорее фантазиями.
Критическое состояние так часто связано с нарушением физической и психической формы или банально с наркозом, то увидеть можно всякое. Сам Кошачий Бог дважды пережил общий наркоз, что помнил было, скажем так, затейно. Но там и близости смерти не было, чтобы видеть что-то другое. Во снах мы тоже видим всякое. И поди разбери, что есть искривлённое отражение реальности, что затесавшийся из этой реальности «белый шум», а что знаки судьбы.
Сейчас все было иначе. Кошачий Бог понимал, что нахождение души вне тела – реальность. И именно душа живет потом дальше, а не телесная оболочка и именно с душами он работает каждую ночь.
Не исключено, что душа Лизочки на самом деле подле нее, близко близко или даже в контакте. Но не может слиться со своим сосудом никак в той, привычной, нужной для жизни степени.
Если бы душа удалилась, девочка бы уже была в раю, а не между двумя мирами.
И есть ли вообще этот мир между? Где все те люди, которые находятся на грани жизни и смерти?
Это принято так выражаться, мол одной ногой там, а другой тут. Но если душа не близко -близко с телом, значит она как раз в этом пограничном пространстве? Какое оно? Где? Кому туда есть доступ? А может быть правда есть там НЕКТО перед которым, все попавшие в эту параллель души держат ответ? Доказывают, насколько они заслужили еще жить там на земле? Или наоборот насколько не заслужили попасть в рай и перейти на некую другую ступень? Что это – возвращение обратно – поощрение или наказание? Сам там не был, а был бы вряд ли помнил, у Господа такое не спросишь. Но что кто-то вдруг возвращается, а кто-то совсем уходят знают все, даже там, на земле. И почему дети тоже проходят какой-то «тест»?.
Почему-то очень хотелось верить в хороший конец.

И когда объяснял все случившееся Мошке надежду ей дал. Но и сам же определил некий срок, который стоит подождать. Не суетиться, не паниковать, не прибегать к Мусе каждый час, а просто ждать. Эти сроком Бог для себя определил 9 дней. 9 дней со дня случившегося.
Все таки 9 дней, 40, принято считать некими знаковыми в отношениях души и тела после смерти.
Никто не умер, но может быть как раз за это время душа поймет, как ее любят, как за нее молятся и найдет именно нужный портал, а не тот, которого так все бояться.
Так что был определен некие рубеж. Может быть проявлена даже некая чисто человеческая слабость. Когда мы пытаемся максимально отодвинуть от себя какое-то неприятное дело или решение. Мол, завтра подумаю об этом, с понедельника сделаю, сразу после праздников начну. И находим себе объяснение почему надо так или иначе. И становится легче, дышать даже свободнее. До завтра, до понедельника, до после праздников хотя бы.
Вот и Кошачьему Богу стало как будто легче дышать. Ждем эти 9 дней и думаем дальше. Как будто от них что-то зависело. Но и Мошке, и Мусе, и Трюфелю от такого вот временного решения и четкого срока стало полегче. Все, успокоились, ждем…..
Ждем чуда. Или успеха врачей.
И вроде бы жизнь пошла обычным своим чередом.
Правда Хранитель Окна заметил, что новенькая черная кошка Мошка ждет не как все остальные, а в буквальном смысле этого слова сидит и ждет. Даже ночью с Окна не уходит. Немного кушает, немножко спит. Потому что Хранитель иначе сказал, что глазки устанут и Окно перестанет им показывать Лизоньку. На хитрость пошел. Перекусит тут же рядом, поспит под ближайшим деревом и опять на Окно. Даже не моргает иной раз, долго долго смотрит. Ждет.
От такого все переживания Муси и Кошачьего Бога оживали с новой силой и снова давило в груди.
Сколько она так сможет сидеть? Кошачий Бог думал, что может первый день только. Нет. На зов дедушки-хозяина отзывалась. Видимо все ему поведала. И возвращалась спустя 15 минут из гостей. Удивительно тонко организованная душа у кошки. Обычной и деревенской. Однако в девятом ее воплощении.
Что-то надо было решать. Потому что 9 -ый день неминуемо приближался, а Лиза все еще спала.
За эти дни Муся и Трюфель узнали о самой Мошке, ее хозяйке, Лизе, ее родителях и даже Падле много нового


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 10 мар, Вс, 2019, 09:20 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17935
Откуда: Москва
Глава 6 . Хозяева

Хозяйка
Кошачий Бог долго думал, с кого бы ему начать свое повествование, сразу с Мошки, как с главной героини сюжета или с кого из людей. А потом принял решение – начать по старшинству. С хозяев самой Мошки. А дальше перейти к ней самой и всем знакомым, включая девочку Лизу и ворону Падлу.

Когда Кошачий Бог начал свой сказ про Нину, то и Муся и Трюфель подумали, что во многом ее история перекликается с историей Серафимы и Катерины. Что ж, одно поколение примерно. А жизнь в одно время, в одних условиях, в общих для всех бедах и радостях так или иначе делает в чем-то похожими. И на Мусиных бабушек тоже похоже.

Нина родилась в этих краях, где и прожила всю свою жизнь. Тогда тут не было никаких дачных участков, только леса, поля и деревни, и большой город, находившийся в двух часах езды на машине, полутора часах езды на поезде, казался весьма далеким. Да и до ближайших ездили на телеге почти час, а пешком через лес доходили за два. Станция уже была, поезда ходили, но редко. Потом уж электрички стали уже чаще ходить.

В общем типичная такая русская деревушка. Все работали - в совхозе, на полях, на ферме.
Народу было много. Жили все не богато, но весело. Пока война не началась. Но Нина не помнила этого времени «до войны», потому что родилась за год до ее начала и слишком мала была, чтобы запомнить самое раннее детство. Поэтому и отца своего не помнила. Только по фото. Ушел тот и не вернулся. Похоронка почти сразу пришла, и полугода не повоевал. Ниночка была младшей доченькой, поздней. Старшему брату уж 17 стукнуло, когда немцы в эти края пришли, среднему 13.
Старший, как узнал про отца, так к партизанами ушел. Мстить за батю. Младший было за ним потянулся, но мать удержала, не пустила. Вот вцепилась обеими руками в паря в прямом смысле слова – никуда не пойдешь, не пущу, ни за что не пущу.
Всех троих потерять никак не могла… Так и остались они в доме - мать, второй сын и малышка. Старший брат выжил. Всю войну прошел, а домой вернулся. Кисть руки левой правда сильно покалечена осталась, но правая то цела. И обе ноги уцелели. Так что себя со счетов не списал. Правда и в родных краях долго не задержался. Как восстановили деревню, так и по стране дальше поехал, хозяйство поднимать, потом на Целину. Семью завел, детей. Но мать не забывал. Посылки, письма, приезжал раз в году. Второй сын память отца по-своему все же почтил. Пошел в армию, потом в военное училище, снова в армию вернулся, дослужился до полковника. Отец бы гордился сыном.
Только вот разбросала жизнь детей его по стране. Осталась при маме только доченька – Нина.
Будто не зря рожала, себе в утешение.
И жили они вместе душа в душу. Хозяйство имели – корову, пяток овец, поросенка, кур десяток. Со всем справлялись. Нина десятилетку кончила. А еще курсы машинисток. Очень матери, которая всю жизнь дояркой на ферме проработала, там секретарша нравилась. Такая всегда чистенькая, ручки нежные, по клавишам машинки пишущей цок, цок, туфельки с каблучками, блузка с пуковками. Прямо как фифочка городская. А ведь Маруськи из соседней деревни дочка, постарше собственной лет на 5. Вот и дочку так видеть хотела. Казалось ей эта работа несложной, но почетной. При самом директоре почти второе лицо. Духами от девчонки пахнет, а не молоком вместе навозом.

Только у Нины как-то так не получилось. Ручки нежными от домашнего хозяйства, от земли и от топора с лопатой давно нежными перестали быть, считай с детства. Дочка то Маруси тоже младшая, но там аж 4 брата при хозяйстве и батя еще хоть куда. Правда, двое сынов тоже с войны не пришли, всего аж 7 детей у них было, все пацаны и одна доченька. Ну удивительно, что пальчики как у артистки.
Носить все это городское этак по-городскому, как в кино, у Нины тоже не выходило. Да и секретарь-машинистка на деревне мало востребованная должность.

А никуда далеко от матери она уезжать не хотела, да и от дома родного тоже. Мама уже в годах, жизнь непростая была, братья разлетелись, куда ж и ей уезжать. Если бы отец жив был. Может. И то вряд ли.
В общем, где родился, там и сгодился. И на что требуется на то будешь годен.
Бралась за разную работу лишь бы не дальше двух часов от дому. Сначала в школе, куда из 5 деревень дети ходили, в 7 километрах через лесок. По специальности. Потом директор свою дочку на это место пристроила. Всем матерям хотелось для дочек как лучше. Не осудишь.
Перевелась на почту, тоже неплохо. И в столовой пришлось поработать, и на складе, и даже дояркой на подмене у матери, когда та болеть начала. Никакой работы не боялась.
Только с годами, в собственной уж пенсии работы вокруг вообще почти и не осталось. Все в город подались. Школы закрылись, почтовые маленькие отделения стали не рентабельны. Раньше туда хоть звонить все ходили, да посылки родным посылать. А потом звонить по мобильным телефонам начали, даже старухи и дедами их освоили, машинами обзавелись, фирмы всякие курьерские появились.
Ну и зачем в деревне почта, целое здание со штатом на пять бабушек? И клуб им уже не нужен, и баня….Хорошо хоть магазин оставили. Но это сейчас.
А тогда, когда Нина еще молодая была – работа находилась. Главное – не лениться. ДА и много ли им двоим надо? Картошку свою вырастят, сала засолят, огурцов, яблок, грибов заготовят. И нормально все. Вот только с личной жизнью Нине как-то не фартило.
Все уж подружки замужем, а она все при маме. Вроде в клубе на танцах много, кто ухаживать пытался. А женились почему-то на подружках. Мать очень за дочку переживала. Как вот оно так. Войны нет, новое поколение женихов подросло, а дочка все одна да одна. Так и не дожила до ее свадьбы. Так и не случилось. Осталась Нина одна, когда ей 34 исполнилось. По тем временам не просто старая дева, а безнадежно «старая». А что ты с этим поделаешь, если случилось так? Ведь много разных мужчин встречала. На разных работах. В санаторий путевку несколько раз давали. И там тоже знакомилась. Но замуж никто не звал. Мама воспитывала строго, мол, чтобы любовь, чтобы весь «срам» только после свадьбы, что, доча, «в подоле принести» - позор на всю семью. Не то, чтобы она прямо убеждена была в этом. Но ее так воспитали, сама так прожила, после мужа даже никого ни разу в дом не привела. Хотя мужик бы там ой как не помешал. Ей хотелось, чтобы все правильно было.
Когда ж девчонка «засиделась», то уж даже не до приличий стало – лишь бы счастлива была. Во грехе, с женатым, родила бы без мужа, ничего, подняли бы, воспитали, не впервой. Лишь бы счастлива.
Да и сама Нина по молодости вроде строга к себе самой была, да переборчива. Отца не помнила, но со слов матери он всегда идеальным получался. Потом уж, будучи мужней женой поняла, что идеальных вообще не бывает. Но батя казался красивым, добрым, умным, работящим, верным, заботливым и самым лучшим. В общем-то он и был хорошим человеком. И сыновей хороших успел воспитать. И любила его жена сильно, и помнила теперь только хорошее, как в таком случае и положено. И дочке рассказывала тоже. Вот и искала теперь доченька похожего. А не было их вокруг.
Потом вроде тоже попроще на жизнь смотреть стала. А замуж все равно не брали. Разве что случилось пара коротких романов. Один в месяц длиной с командировочным, другой и того короче – на неделю в отпуске. И никто с той любви не родился. Сказала себе – хватит. Так тоже не стоит отчаянно цепляться за шанс, себя не уважая. Не нужна никому, значит судьба такая. Не стоит уподобляться Тамарке, которой все равно, кто в доме и какой, лишь бы мужик. Ни ночи без мужика чтобы. И вечно влипает в истории. Детей уж четверо, а мать – кукушка. Первый сама не знает от кого, ему пока отца искала, второго родила, стали им двоим искать еще активнее, третий младенец родился. Потом четвертый. Может оптимизм это и хорошо, надежда, что кто-то ее да полюбит по-настоящему. Она в поиске, а дети чумазыми беспризорниками по деревне бегают, вечно раздетые и голодные….
Тогда уж совсем одной жить честнее – думала Нина.
Так и жила одна.
Корову одной тянуть стало сложно, завела козу, вместо поросенка взяла еще курочек.
И может так и прожила бы всю свою жизнь до самого ее конца. Братья не оставляли. Помогали чем могли. Все же одна, да не совсем.
Поддержка – это важно. Племянники как-то даже приехали, вместе картошку копали. Нормально все. А другой раз средний братишка, когда уж в старших лейтенантах ходил, солдатиков молодых прислал – крыши подлатали, забор поправили, канавки все прочистили, новые прокопали. Чудеса!
Нечего судьбы и Бога гневить, у многих хуже бывает. Вон Марья Павловна, всех, всех сыновей на войне потеряла, сразу троих. И мужа, и брата. Так всю потом жизнь одна. Но находила же силы жить. Как частушки пела - заслушаешься, а какие пироги пекла – ум проешь.
Так что особо Нина не отчаивалась и судьбу не гневила. Да, подружка, с которой в школу вместе бегали стала бабушкой, уж внучка родилась. Но то ж ее судьба.
Молодая бабушка в 38 лет! Зачем завидовать? Зависть – черное чувство.

Но однажды случился поворотный момент в этой женской судьбе. Вот как после такого в судьбу не поверить? Чуть что пойди в тот день не так, и жизнь была бы совсем другой. Вторая ее половина.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 12 мар, Вт, 2019, 10:06 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17935
Откуда: Москва
Есть ту вообще кто живой то? :)))

Едем дальше...

Хозяин


Виктор был старше Нины на 3 года. Тоже – дитя войны. Но жил с семьей всегда в городе.
И даже немного слегка что-то помнил из той поры. Как сирены гудели, как окна закрывали темным, как спускались в убежище, как кушать все время хотелось. Обрывочные такие воспоминания, как отдельные кадры.
Но выжили. И мать, и отец, и сестра, и он сам. Отец не воевал. Еще в юности, когда на стройке балка упала перелом ноги получил. Сложный, плохо нога срослась. Хромал, с палочкой ходил. Так что на фронт никак не взяли. Сказали – иди бабам помогай. Вас теперь мужиков у них мало. Вот и помогал, как только мог. Строительные и ремонтные его знания были очень нужны.
Мать в городском госпитале медицинской сестрой.. Поэтому малец еще солдат запомнил. Добрые они были. Одного особенно с бородой всю жизнь не забывал. Тот ему кусочек сахара дал, а когда выписался свистульку из дерева вырезал, ее на всю жизнь тоже сохранил. Эти солдаты были в его глазах героями, такими, про которых в газете писали, а отец читал. Бородатый – так точно герой, не иначе. Самый геройски герой. Вот и все воспоминания, что остались.
Потом как вся страна – жили бедно, жили трудно, но в общей радости от победы.
Отец умер достаточно рано.. Проклятый рак. Зародился в раненой ноге, ее отняли, не помогло, сожрал всего человека. Мать тоже надолго его не пережила. В 62 случился инфаркт, через год еще один. И все.
С сестрой они погодки, она – старшая. По стопам матери пошла, только выучилась на доктора. Чтобы спасать таких, как отец. Его не спасла, но врачом стала хорошим.
Участковым. Потому что именно участковый врач просмотрел, пропустил у отца начало болезни, списала усиление боли на возраст, погоду. Мол в переломами всегда так. А потом было поздно. Чуть бы раньше, жил бы без ноги, но жил. Участковый доктор – первый, к кому люди идут с жалобами. Должен всех своих знать, все о них помнить. Вот таким врачом и хотела быть.
Все ее любили, все уважали. Замуж вышла удачно, по любви, по школьной еще любви. А еще говорят, что школьная любовь недолговечна.
Из любого правила есть исключения. И из армии жениха дождалась, и потом еще 4 года ждала, пока в другом городе учился. Двух сыновей вырастили. Бабушкой, правда на тот момент еще не стала. Старший спортсмен, чемпион города по гимнастике. Младший оболтус немного, но тоже хороший пацаненок. И все успевала – и работа, и дом, и дети. На себя не минуточки времени.

А вот сам Виктор женат не был. Даже в отношениях не состоял, чтобы назвать это серьезными отношениями. Видимо все дело в характере. Был он всегда немногословным, достаточно сдержанным, даже замкнутым, а годам к 20 характер окончательно сформировался. Мать говорила, что дед по отцу был таким. Слова лишнего не вытянешь. Да и отец в общем-то тоже в семье раскрепощался, а на людях уходил в тень.
Но Виктор по словам того же отца получился совсем «вылитый дед».
Тот, бывало заплутает в чужом городе, будет ноги стаптывать до мозолей, а спросить как пройти не решится. Или который час узнать. Кто что попросит помочь – сделает с радостью, но молча. А вот сам вряд ли предложит.
Вот и Виктор такой. Закончил механический факультет. Руки были в отца – золотые. За что не возьмется – все доведет до ума. Так на одном месте, на одном заводе инженером и работал. Бабы к нему присматривались. Выручал их постоянно. У кого что поломалось или ремонт какой-никогда не откажет. Кто-то возможно надеялся, что заполучит себе вот так мужичка. У двоих уж больно часто что-то случалось. То кран потек, то люстру надо повесить, то карниз.
Но он приходил, исправно все делал, улыбался на улыбку в ответ, даже от чая не оказывался, а потом будто испуг накрывал, будто ступор. Искал повод чтобы уйти и откланяться.
Быбы уж и пытаться перестали. Только разве что новенькие.
Нравилась ему даже одна. Но пока решался сказать ей об этом, дать как-то понять – уж увели и перехватили. И чувства могли бы быть взаимны. Но сколько ждать станет до первого свидания? До старых-старых дев приглашения в кино ожидать?
Вот Нину замуж не звали, а веселую всегда Татьяну позвали аж двое сразу.
Выбрала, да пошла. Тихушник остался «с носом». Сам понимал, что надо смелее быть. А как?
Смелее делала только третья рюмка водки. И то в домашней компании. А пить у них в доме было не принято. Только по большим праздникам. Да и кому нужна этакого рода смелость?

Так что к 43 годам остался бобылем. Да без отца с матерью.
Отдушину находил в хобби. Таких, какие не требовали особо ни партнерства, ни большой компании, ни активного общения с людьми. Шахматы любил. Получалось. Но там какое особое общение. Сиди, думай, двигай фигуры. Даже обсуждение партии – краткое и деловое. А дома можно один на один с доской лучшие разбирать.
В этот момент повествования Муся поняла что Кошачий Бог описывает ее собственного дедушку! Вот один в один!

Все как под копирку почти. Он очень долго не женился, жил с родителями, он обожал шахматы и был молчаливым, иногда даже очень. Как похоже. Неужели в людей бывают тоже двойники?
Не среди родных братьев и сестер. А просто. Не удержалась. Спросила Бога.

-Почему нет? Вот мы говорим характер. Мол, у каждого свой. Но ведь само понятие «характер» можно разбить на маленькие составляющие. Положильные и не очень. На качества. Например, отзывчивость, упрямство, терпеливость, настойчивость, ранимость, жесткость и те же самые разговорчивость и молчаливость.
-Как при создании душ? – предположила Муся.
-Ну да, примерно так. И из этих кусочков формируется нечто целое.
Чем больше людям достается похожих черт – тем более похожи будут их характеры. А люди с похожими характерами часто имеют похожие судьбы.
-А почему? – не унималась Муся. А Трюфель поражался ее настырности по отношению к самому Богу. И кажется сам бы мог ответить на этот вопрос. Теперь ему было уже люпопытно, совпадет ли ответ с его мнением или нет. Перебить и высказать свою версию первым, кот ни за что бы не решился.
-Как почему, глупышка? Сама по суди. Люди, в характере которых заложено больше осторожности, никогда не станут рисковать лишний раз и вряд ли выберут профессию, связанную с опасностью. А те, в которых заложен авантюризм и дополнительная отвага, могу стать хоть космонавтами, хоть пожарными и спасателями. Поняла?
Те, кому трудно дается общение будут своего рода отшельниками или предпочтут работу с техникой, а не с людьми. Общительные будут искать общения.
В конце концов совпадение характеров может дать схожесть судеб. Велика вероятность, что люди создадут для себя в жизни, по крайней мере будут стремиться создать похожие подходящие им условия и жизни их станут похожими. Но, конечно же не одинаковыми. Одинаковыми жизни не бывают даже у самых настоящих кровных блезняшек. Потому что все индивидуально. Даже в самом похожем все равно можно найти отличия. Маленькие или большие, но всегда можно.

Но близким про духу, а значит духовными братьями и сестрами похожих людей считать не возбраняется. И ничего удивительного в том, что Виктор похож на твоего дедушку.
-
-Ну, ну, давай, что там дальше то было. У дедушки родился папа. И он тоже на него похожий, только ручки у папы еще «золотее», так можно сказать?
-Можно, можно, пусть так -улыбнулся Бог. Золотее так золотее.

Хочешь дальше, не перебивай слушай. И Бог продолжил.

Виктор любил все то, что помогало ему переносить достойно свое одиночество. Сидеть, грустить, жалеть себя – это малодушие. Поэтому следующей радостью после шахмат для него было общение с природой. У городского, сугубо городского мужчины это было так.
-Как у дедушки! – снова не удержалась Муся. Он обожал лес. И дачу!
-Они считай одного поколения. Это добавляет сходства. По интересам. Не было тогда ни компьютеров, ни электронных игр, ни десятков каналов на телевидении, да и самого телевидения сначала не было. Люди отдыхали немного по-другому. Ходили в походы, собирались в парке чтобы сыграть в волейбол или партию в шахматы. Я сам по молодости играл, и лес тоже всегда любил.
Вот почему Кошачий Бог так мил Мусе… Он тоже похож на ее дедушку. Не…он похож на обоих дедушек сразу. Вот… Тот что со стороны мамы до сих пор там внизу иногда походы на байдарках вспоминает или как лихо играл в хоккей и в футбол. До сих пор ходит в парк, чтобы сыграть в настольный теннис. И за грибами ходит! Просто уже не так далеко, как раньше. Да, да..то самое поколение как раз. Второй дедушка только на пару лет помладше первого, получается что ровесник Нине из этой истории? Как-то так.
Кошачий Бог словно два дедушки в одном человеке. Второй как раз любит поговорить на разные интересные темы, порассуждать, дать ответы на вопросы. Только там, внизу, Муся вопросов не задавала.
Но сейчас надо слушать про Виктора, чтобы нить сюжета на упустить
Он мог сесть на электричку, долго ехать, сойти на незнакомой станции, выйти в поле, добраться до леса и бродить там часами. Даже если в это время не было грибов или ягод. А если были – тем более. Сам особо не ел, сестре отдавал, но собирать очень любил. Она вкусно готовила, всегда угощала.
-Моя мама очень любит все собирать, а сама почти не ест. Ей важно собирать – вставила Муся словечко.

-Ну вот видишь, такие разные - разные люди, а в чем-то похожи.
-Ага, мама она говорушка, за себя болтает и за папу. Совсем не такая, как ты описываешь, но вот лес любит. И именно чтобы найти там грибок. Потом может подарить его кому-то, но найти это важно!
-Значит ты понимаешь, о чем это я говорю – попытался снова вернуться к повествованию Бог.
Муся поняла намек и замолчала. И Трюфель вообще был горд и доволен, что ответил бы на вопрос про характеры почти так же, как сам повествователь.

Так что в планах у Виктора даже было переехать потом, на пенсии за город, чтобы природы была рядом, вокруг.
-Как Василиса хотела? – снова не удержалась кошка.
-Ты меня запутать решила? Я сейчас запутаюсь с тобой. Слушай уже.
Да, только Василиса с детства на природе жила, ей как бы вернуться хотелось.
А Виктора эта природа будто сама выманивала из города, несмотря на то, что городским с рождения был.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 12 мар, Вт, 2019, 10:07 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17935
Откуда: Москва
В ее окружении было спокойно. Мысли выстраивались в некий логический ряд, можно даже было идти по тропинке неспешно и вслух самому с собой разговаривать. Спросишь, дашь шепотом ответ. В городе за ненормального сочтут. А тут нет. Будто не ты сам себе отвечаешь, а лес отвечает.
Была в общем такая мечта на будущее. С родного завода вот так в никуда, при таком непростом характере сложно уходить. Здесь только-только привык. Люди за год адаптируются, а ему еле еле десяти хватило на привыкание.

Однако в один из сентябрьских дней, как ни в чем ни бывало отправившись за боровиками и подосиновиками, которых после дождей народилось видимо невидимо, решил проведать новые для себя края.
Коллега по работе говорил – места грибные, мол мать там живет, грибов полно.
Нет, чтобы попроситься с коллегой вместе.
И переночевать есть где и места тот знает.
Сергей вон сразу напросился. И оба были этому рады. Компания. В пятницу прямо с вечера поедут, чтобы утром еще затемно в лес. Уговор! Что бы третьим не стать? Отношения то нормальные, друг друга давно знают.
Но нет. Язык словно к небу прилип. Да и вообще неудобно как-то. И надо будет с мамой, новым человеком общаться, и в лесу ты вроде уже не сам по себе. Не сам решаешь куда идти, где привал совершить, когда вернуться. Поедет один. На две станции дальше, чем приятели. А ведь у них машина, с ними было бы куда быстрее и удобнее. Но, но но, снова это «но».

Поехал в субботу. Да не с самого утра. Понятно, что все «сливки» уже будут сняты. Но дело же не только в количестве, а в процессе. Зато остатки искать сложнее, интереснее.
Да и грибы быстро растут. Его грибочек дождется, спрячется, листочком прикроется и будет ждать своего грибника, чтобы только ему показаться.
Утром как на грех соседка зашла. Кран у нее опять потек.
Починил быстро, но на электричку, на какую задумывал не успел. Отказать тоже не мог. Во-первых, отказывать вообще ему было всегда не менее сложно, чем самому предлагать. Особенно в том что умеет. Во-вторых, соседка пожилая, одинокая. Ну где сейчас в субботу слесаря найдет? Еще соседей снизу зальет. А там баба такая склочная живет.

Вот весь уж подъезд вроде привык, что Виктор слегка не от мира сего. Никогда не будет «здравствуйте» первым кричать, кивнет разве что, а то и вообще глаза в пол и шмыг в свою дверь. Все уж знали, не со зла, такой вот он. А эта все знала, но не упускала повода пристыдить. Мол, с соседями здороваться принято, уважать людей надо, останавливаться, спрашивать, как дела и все такое прочее. Сумки донести если что. Дом то без лифта.

Ну чтобы донести – вы только попросите. Ну робеет, робеет он сам сам предложить. Потом уж как-то попытался быть правильным. Без предложений у той же бабы сумку хвать из рук и понес к ее дверям. Так чуть ей же огреб по собственной голове за инициативу. Опять все не так, не по ее вышло. Если устроит ей бабушка, божий одуванчик, потоп себя виноватым считать будет.

В общем в лес только после полудня попал. Зато денек уже разогрелся. Настоящее бабье лето. Туман рассеялся, воздух прозрачный, аж звенит весь. Такой только осенью и бывает, вот в это время. Красота вокруг хоть бери холст и рисуй. Но в рисовании таланта не было. Совсем. А цифровой фотографии, чтобы щелкнул и сразу увидел результат тогда даже в фантастических книжках еще не изобрели, простенькие фотоаппараты с черно-белой пленкой были далеко не в каждом доме. А тут такие краски. Это видеть надо. Своими глазами.

Нагулялся, налюбовался. Грибов целое лукошко насобирал. И белых, и подосиновиков, и подберёзовиков, рыжики, волнушки, грузди. Один другого краше. Даже орешник нашел. Набил все карманы орехами.
Не заметил, как и время прошло. Пару раз местных с корзинками встретил. Может они были как судьбой подосланы, может леший какой в дело вмешался. Но сначала понял, что заплутал немного. А потом как раз мужиков встретил. Те и подсказали где Матвеевка. Типа, вот так, через лес, километров 8, а то все и десять будет. Как он мог так далеко зайти? Вроде от станции отошел недалече, а дальше все больше кругами. Потом уже оказалось, что сам виноват. Память подвела или происки сил каких-то. Сначала думал злых, потом только оказалось – наоборот.
Станции название в голове перепуталось. Нужна была Матвеевская. А он спросил Матвеевку. Заучил от слова «Матвей». Ко ж знал, что станция - это станция, а деревня это деревня и никак они друг с другом не связаны еще и далеко друг от друга.

Станция в честь местного героя войны названа Матвеева. Оборону его взвод держал здесь его взвод. Из живых только двое осталось. А деревня давным давно, почему так называлась уж не помнил никто почему. Матвей видимо какой-то в той истории был замешан, но кто, почему, откуда, даже местные уже не помнили. Старая деревушка. А легенды всякие ходили. Все про Матвеев или даже пот Матфея Апостола одна, но она точно уже не имела отношение здешним краям.
Потом еще на пути бабушка с внучкой попались, когда смеркаться стало. Выяснилось, что за лесом будет поле, а там уж Матвеевка.. Ну он так и шел, станция, поле, лес. Все правильно. Так оно и было. Только поля окружали лесок с трех сторон, и только с одной была речка.
Когда вышел на поле было уже явные сумерки. Середина сентября, не июнь. Вот ведь день не задался. Утром опоздал, поэтому заблудился.

И снова будь немного более коммуникабельным вряд ли бы перепутал направление. В этот день в лесу было немало грибников. Больно уж славный день выдался. То там, то здесь слышались человеческие голоса, один раз собачий лай. Но такой человек как Виктор редко пойдет на голоса, скорее попытается разойтись. Так что встречи случились неожиданно. Когда вроде вокруг никого нет, а потом из-за куста прямо на тебя выходит человек. Так в лесу бывает. И люди оба раза заговорили первыми. Мужики спросили не его ли собаку встретили, не потерял ли. Тогда уж вроде и решился сам Виктор путь уточнить.
Бабушка тоже первая разговор завяла, грибы увидала и давай хвалить, мол какие красавцы, у них мол не так. Старушка слеповата стала, а внучка из города, она грибов не знает, учиться только. Сама спросила куда путь держит. Он и сказал в Матвеевку. Наверно гостит у кого, подумала старушка, зная многих из Матвеевки в лицо. Очень ей хотелось расспросить, к кому приехал, чья родня, но внучка начала уже тянуть за рукав, как-то неуютно уже становилось в лесу, а по мужику было видно, что он не из общительных. Так что ограничилась подтверждением, мол туда, туда, милок правильно идешь. Спроси к кому в гости в деревню… и глядишь осознал бы мужик ошибку. Так не спросила.
Лукошки у них и правда были не полными, зато много лисичек. Таких молодых, крепких с упругими шляпками. Виктору только в самом начале кучка попалась, семейка с десяток грибов, на дне корзинки лежали, а больше сколько ни искал -и в ельнике, и в траве, не попадались.

Снова случайности и судьба? С утра как-то все пошло, скажем так, не по плану.
Приехай пораньше, как обычно, и не запутался бы. А так одно к одному, одно к одному. Ну ничего, вот уже поле и станция. Только точно помнил Виктор, что когда в лес вошел, все равно звуки поездов и электричек слышал. А сейчас уже на кромку выходит, а тихо. Обычные такие загородные звуки. А поездов нет. Да и станции тоже! Впереди за полем очертания домов, в некоторых будто уж свет. Никак не станция. Куда же он попал, и что теперь делать? Вокруг никого нет. Вечер. Вечером в лесу делать нечего. Ночевать в лесу уже холодно. Сейчас быстро холодать начнет. Осень, под утро и иней появится, и туман.
Можно, конечно, было лапника набросать, на него лечь и дождаться рассвета. Но рассвет в сентябре тоже не как в июне.
И что он дикарь совсем в конце концов? Вон же люди – там, впереди. Дойдет, спросит у людей, где находится, где ближайший транспорт до города и какой. Может на станцию есть дорога какая не через лес, вот и пойдет по ней. Даже если далеко, а рассвету уже на месте будет, а не все тут же.
Деревня не так далеко оказалась, как виделась. Дома словно по кругу разбросаны вокруг небольшого озерца. На подходе – дубы. Прямо как из сказки. В темноте немного суровыми кажутся, чуть чуть жутковатыми. Но таких мощных Виктор давно не видел, эх жаль получше не разглядеть. Хороши. Да в ряд стоят, словно аллея небольшая, деревьев десять может дюжина, по два парами. Откуда они тут? Интересно.
Это сейчас просто про каждое место, про каждого человека что-то узнать. Зашел в интернет и смотри. Можно при желании прямо из леса, с телефона. Да с телефоном и заблудиться, перепутав деревню и станцию уже не получится. Тогда ответы на вопросы было добыть сложнее. Компас, бумажная карта, память, приметы лесные разные. Вот и вся наука.

Виктор вообще никогда не терялся. Он много читал. И для горожанина, прекрасно ориентировался на местности. И по компасу в том числе. И по солнышку, и по мху на деревьях или даже звездам, если угодно. Он умел слушать лес, видеть лес. Может кто-то из предков, кого он не помнил лесничим был? Может генетика? Но для городского парня чувствовал себя даже в глухом месте достаточно легко и свободно. Почему сегодня так вышло? Случай из серии «и на старуху бывает проруха» Хорошо утром не на работу. Вот и ближние хаты уже. Над деревней звезды. Рассыпаны как драгоценные камни. Какое же небо за городом. Да, уже очевидно, станция с другой стороны и по звездам. Только теперь уж надо разрабатывать новый план.
Спросить путь – это план, но чтобы спросить, надо в дом постучаться. Это уже для Виктора было делом не особо простым.
Решил пройти от дома к дому. Может где люди снаружи есть. Зачем стучать, если заняты, а то и спать легли. За городом рано ложатся. Однако, завтра выходной.

В паре домов топились печки, шел дымок. Там точно не спят. Потому что наверняка за печкой присмотр, чтобы и истопить, и не угореть во сне, раньше заслонку закрыв.

Вот и пошел Виктор на дымок. За штакетником тихо. Во одном из оконцев свет. У забора скамейка. Надо дух хоть пять минут перевести. А чуть дальше по ходу тропинки колодец.
Кто знает, может вечером за водой кто и выйдет. Тогда и спросит. Сам тоже пить хочет.
Присел на лавочку, а она как заскрипит, даже пошатнулась слегка. Мужиков в доме этом что ли нет?
Сразу подумалось. На скрип подлетел к калитке большо черный лохматый пес. И залился лаем.
Да каким! Из других домов ему тут же отозвались другие собратья. Началась собачья перекличка.
Послышались голоса недовольных хозяев, осаживающих своих псов. Мол, а ну кончай брехать за просто так.
Казалось, что из соседних деревень тоже откликнулись собаки на разные голоса.
Лай, с которого все и началось, был не то, чтобы грозный и злой. Но вполне себе охранный. Чужак, чужак, около дома – чужой!
Хлопнула дверь и женский голос позвал «Полкан, Полкан, фу, что такое, чего глотку дерешь?»
Нина была не робкого десятка, места эти криминальной славы не заслужили, так что без всякого страха вышла глянуть, кто у ворот. Если бы соседка или еще кто из деревенских Полкан бы не лаял, всех знает. Или кто малознакомый или совсем чужой.


Вернуться к началу
  Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 201 ]  Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 21  След.



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталРасписание выставокКаталог породПитомники кошекПродажа котятГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки





Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002-2021 info@mau.ru