CATS-порталРасписание выставокКаталог породПитомники кошекПродажа котятГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 201 ]  Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12 ... 21  След.
Автор Сообщение
 
 СообщениеДобавлено: 21 апр, Вс, 2019, 09:37 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
Обещания надо выполнять :D Выполняю

Живем снова

На этот раз души появились на свет далеко друг от друга. Неужели ошибся с предположениями? О близости, обязательной встрече.
С одной стороны 250 км для большой страны вообще не расстояние, но для кошачьих лап – огромное. Теоретически в предыдущей жизни они даже сами могли друг до друга добраться, а тут – вряд ли. Тем интереснее.

Случилось рождение перед самой войной. С разницей в пару месяцев друг с другом.

На этот раз паре суждено было быть котом и кошкой, но при этом одинакового полосатого окраса. Как так? Что такое? Хранитель заволновался. Он был уже уверен, что окрас у этой парочки всегда «перевертыш». Стал быстрее читать дальше. Не могу себе как-то вообразить «перевертыш» у «шпротиков».

Первый котенок, то что кот начал свою жизнь на заднем дворе школы при матери, которая не то, чтобы была школьной кошкой, а скорее считала себя таковой, потому что сторожиха ее прикармливала, но в саму школу никогда не пускала, только в сторожку.
Баба Шура днем была уборщицей, а ночью сторожихой. В сторожке и жила, там и спала. Совмещать две должности было не сложно, потому что ну кто ночью в школу полезет? В те времена то? Не магазин.

Кошка Жулька, за жуликоватость так прозванная, к пристройке той и прибилась. Но вообще вольная была, гулящая. Каждые три месяца – котята. И страшные всегда такие. С точки зрения бабы Шуры. Сама кошки приятная – светло серая с белой грудкой и белым пятнышком на носу. А котята один неказистее другого. Или тощие полосатые, или черные или просто серые, как крысы.
Где таких котов берет? Видно «слаба на «передок»
и козлов всяких» рассуждала сама с собой баба Шура, с бабами тоже такое случается.

Сначала пристраивать котят пыталась. Ученикам, учителям предлагать. Кому такое добро надо, когда дома у всех кошки почти есть, да еще покрасивше.
Потом уж топила потихонечку, чтобы ребятишки не видели. Рано им еще всю правду жизни глядеть.
В этот раз кошка вообще где-то разродилась не знамо где. Пропала и все. Не видать. Потом голодная прибежала, тощая, поела и опять сбежала. А к вечеру принесла детей в дом. Троих. Все опять полосатые. Хоть бочку бери и соли.

Кстати о бочках. Бочки у бабы Шуры в хозяйстве не водилось. Но вот в той же школе вечерами Илья Витальевич, для детей Илья Витальевич, а для бабы Шуры просто «Илюша» кружок столярного дела для мальчишек вел. Чтобы навыки обретали, чтобы по улицам просто так лишний раз не слонялись.
Бабе Шуре 83 стукнуло, а Илюшке только 55, в сыны годится, не по отчеству же его величать.
Ему как-то черного кота предлагала, не взял, некогда сказал за ним уход осуществлять. Днем на фабрике, три вечера в неделю в школе.

Но в этот раз один пацаненок, самый пожалуй талантливый в группе, давай мастера уговаривать. Мол, у бабы Шуры опять котята народились. Илья засмеялся даже
-Это что баба Шура котят родила? Да ты что?
Мальчишка тоже понял, как это прозвучало и тоже смеяться начал.
-Да не она, Жулька евонная.
-Не евонная, а ее, опять граммоту плохо учишь?

-Да мне больше руками охота работать – оправдывался пацаненок.
-Одно другому не мешает. Правильно говорить и писать должен уметь каждый нынче. И то ж девчата засмеют.

Сам Илья образование достойное имел. Домашнее, неплохое.
Его дед владел небольшой мебельной фабрикой до революции, был образован, интеллигентен, дал образование трем сыновьям, а те уж внукам. Работа по дереву – семейное дело. Сам дед еще до больших политических перемен помер, фабрику у сынов отобрали, двое из страныубрались, а отец Ильи, младший значит сын, остался. И в новых условиях дело любимое продолжил. Да, не хозяин фабрики, не даже сын хозяйский, но лучший мастер.
И свой сын с ним. Потом уж бати на стало, остался Илья один. Нарождались у него еще два брата, да померли еще в детстве от детских хворей каких-то. Хворей тогда много разных было.

Илья и женат был, и двое дочек родил. Сына очень хотел, очень. Все думал, кому же умения свои передавать, семейное дело. Но дочки интереса к работе такой не проявляли, да и не женское это дело, сын так и не родился, не дал Бог, с женой тоже отношения вышли без гармонии.

Не мог никак от того, чтобы не работать и дома отказаться. Хобби имел. Когда в детстве книжку про пиратов прочитал, сразу попросил тогда еще деда пиратский корабль мастерить. Прямо в саду чтобы стоял. Дед уже плох был, да и дерева много бы пошло, уговорил внучка на бочонок от пиратского рома, будет он и табуретом, и столом, и в дом можно занести. И потом еще сундук для сокровищ пообещал, но его сладить уже не успели, дед слег.
Но когда бочонок делали тот попутно рассказывать начал, как люди бочки придумали, какими они сначала были, как и их чего их делали. И так это интересно стало, что с того самого дня, с того самого бочонка, коллекция в доме начала собираться. Это сейчас просто – зашел в интернет, почитал какое, где и когда что было, поискал, может кто продает - купил. И за пару недель коллекция готова, ели деньги есть.

Тогда все сне так было. И сведение сложнее добыть, и старые записи мастеров, а уж тем более сами бочки. Ездил помнится по деревням, по старым рынкам ходил. А потом революция все карты смешала. Все так запуталось, думалось не распутается никогда.

Одно успокоило, что экспонаты, как «старое барахло» не реквизировал никто, хозяевам оставили.
И домишко небольшой для жития им с отцом.
Потом, другая фабрика. Почти сразу женился. Вроде как по любви, а вроде как не слыть белой вороной «из бывших». На простой девчонки из рабочих и крестьян – Катьке, Катерине.
Дочки тоже почти сразу нарордились.. Как-то вроде жизнь устаканиваться, налаживаться стала.
Стал по-маленьку опять дома мастерить. Сначала на заказ всякое – кому комод, кому табурет. Мебель красивая выходила. Тут Катерина еще мирилась. И с тем, что стружка повсюду, и что пахнет то лаком, то еще чем-то противным. Потому как доход в дом.

А потом Илья опять до бочек своих добрался. Семья и небольшой домишко не позволяли чтобы в натуральную величину, стал делать в миниатюре. Но стружки от этого не меньше. И лак все так же пахнет. Да и на Катерину с годами как-то иначе взглянул.
Будто не две они половинки чего-то единого и целого. Нет нет, да проскочит в ней какая-то неотесанность и простоватость. Сначала это забавляло, потом раздражало. Раздражение у обоих копилось с годами.
Не было в ней чего-то такого, как в иной породе дерева. Когда смотришь и видишь благородство даже сквозь кору, не отесывая. И не в породе дерева даже порой дело, а в его какой-то индивидуальности.
А бывает что отесал со всех сторон -все одно простая доска и доска
Вот у него «отесать» жену под себя, видимо, не получилось. А он этого никогда не хотела. Устраивала себя такой, какая есть. Стало обижать, что поправляет в речи, что написанное читает и правит, что даже приборы к столу как-то иначе кладет. К чему ножи, если вилки хватит? А суп у супнице -вообще барские замашки. Впрочем сначала он даже пытался от барских замашек сам избавляться, вот именно, чтобы глаза лишний раз не мозолить, но понял, что есть вещи, которые так запросто уже не вытравишь. Потому что понимаешь, что не дурное это что-то, чтобы «травить» как плесень в дереве.
С дочками как-то попрозе с воспитанием выходило, они оказались податливее, как все дети . Но рядом с Катериной тяжело было.
Как повзрослели доченьки, как исполнилось 14 и 16 собрал котомку, да уехал. Еще Катерина бабам болтать стала, мол муж у нее капризный, потому что «их бывших раскулаченных»…
Тоже видно раздражение уже искало свой выход наружу. А времена такие перед войной времена опять сложные настали. Уехал короче. Бросил? Детей? Жену?
Ну жена по подозрению, вполне себе обоснованному, себе кого-то год уж как водила, люди поговаривали. Нечего рогоносцем слыть.
А дочкам каждую получку будет деньги отправлять.
Место работы нашел новое быстро. Снова фабрика, снова другая, снова мебель. Но любимая работа с деревом снова. Даже комнату дали. В доме барачного типа правда, но просторную.
Уборная только на улице. Зато мастерскую прямо в комнате устроить теперь можно. Сделал сам перегородку из досок- поставил за нее топчан да стол, на стол керосинку. Вместо табурета – бочонок. В нем и запасы хранить можно нехитрые – чай там, сахар, сушки. На работе рабочая столовая нормальная.
А все остальное – мастерская. Еще закуту под коллекцию огородил. Но какой-то она ему поросячьей показалась. Нельзя такую красоту прятать и в кучу сваливать. В общем отнес все в местный музей краеведения. Тогда уже приняли, как дар оценили. Даже таблички присвоили – что откуда, а на авторские – чьих рук работа.

Себе оставил все что в миниатюре делал и 4 самых-самых любимых. Маленькие на стену на полки приладил, что побольше на видное место. Вот теперь красота. Теперь хорошо.

И работать не прекращал. Не останавливался. И тут быстро заказчики на всякое разное нашлись, плюс хоть один бочонок в полгода, но сладит. Для себя, для души. Подарит, продаст, оставит – это уж как получится. Но сам процесс дарил ему радость.
Вот такой дом кот и угодил. Как так? Почему сейчас, если раньше котов не хотелось.
Да были они, у Катерины, были. Ссать в стружку очень любили. Вонища потом. Может поэтому еще Катька так серчала, винила не котов, а того, кто стружку в доме держит.

Вдруг как опять? Да и дома бывает редко. Кот хоть он и кот, ему общение нужно. Это Илья хорошо понимал. Этому тоже дед научил. Говорил, что любой домашней твари, даже той, которую потом есть станем – поросенку, к примеру, любовь наша важна. Потому что у каждой живой твари есть душа. Правда поэтому дед и не держал никого, да и отец тоже, а мясо ему уж в готовом виде лавочник приносил. Есть ел. И всегда с удовольствием, и все ели. Но как-то видно вкуснее было, когда понимал, что с душой того, кого ел лично не знался. Такой вот интересный был человек. Не типичный для своего времени.
Сейчас пацан, Петька, уж очень уговаривал. Аж раскраснелся весь.
-Возьмите хоть одного. Баба Шура утопит их, жалко же!
Оказалось, как баба Шура ни таилась, Витек один раз подсмотрел за ее черным делом. И знал, куда котята пропадают.

-Они уже смотрят! -пытался убеждать мальчишка.

Того и гляди заплачет сейчас. Да пусть будет кот. Вот пусть Петька его днем и навещает, если что, да и работать надо переходить без внеурочных. Сердце что-то щеит, давит, последние годы. Где-то за грудью тяжело.

Иногда строгает, строгает, хочется спросить «Ну как тебе?» а вроде как не у кого. Хоть Катерина и хмыкала в ответ на такой вопрос, но дочки хвалили, да и главное было даже не услышать этот ответ, а чтобы спросить было кого. Не просто стены. Вот кота и спросит. Может даже тот и ответит чего по-своему. Или одобрительно хоть поглядит.

-Ладно, веди, пойдем поглядим, что там у бабы Шуры народилось. Коты то есть?
-Все коты! Все три коты – обрадовался мальчишка, поняв, что кота учитель возьмет охотнее, чем кошку. А кошку того гляди вообще не возьмет. И правильно! Он добрый. Он топить не сможет детей ее.
Баба Шура на самом деле губить никого не собиралась. На этот раз. Потому как большенькие уже, грех, кошка притащила, когда им уж недели по три было, как донесла только. Сейчас уж недель 7, а то все восемь.
Удивлена была, что Илюша за котенком пришел словами не передать как.
-Да любого, любого бери. Вот этот самый толстый! – отрекомендовала старушка.
-А этот самый игривый. А тот, тот самый трусишка, но ласковый. Только чужих бояться сначала. Вон, глянь, полез под лавку – со страху. Сторожиха шустро не по годам засунула руку под скамью и вытащила оттуда беглеца.
Теперь все трое сидели у нее на обширной груди.
Вообще баба Шура была не крупная, но грудастая. У нее по рассказам в роду всегда кормилицы каких-то известных особ были, да и она сама кормила в юности ни одно барское дитятко. Своих рожала, молока много было, кормила и своих, и чужих за уплату. Давно это было, ой как давно. Словно в другой совсем жизни, далекой, далекой.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 21 апр, Вс, 2019, 09:38 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
Своих и мужа пережила, и целых трех сынов, младшего два года как схоронила. А Бог все к себе не призывает.
Теперь вот к груди разве что котят приложить. А они пригрелись, прижались, сидят, глазами зыркают.
Сначала Илье все одинаковыми показались- полосатыми. Как и всем.

Но на тон он и был мастером, чтобы в каждом спиле, каждом срезе дерева свой рисунок увидеть. Не просто все полоски или круги одинаковые. Все они индивидуальные и особенные. А иной прямо выделяется из всех. Только опытный глаз приметит.

Вот и тут сразу уловил, что один котенок будто другой. Сначала не понял в чем, а потом догадался. У полосатых кошек обычно кончик хвоста темный, потом рыжеватая или серая полоска, потом опять темная и так чередуется. А тут все наоборот! Полоски вроде как полоски, ну где-то с братьями разные - потоньше или чуть в сторону, но сам порядок другой. Совершенно необычный порядок. Сколько подобных вот видал а такое впервые!
-Вот его давай! – уверенно выбрал Илья.
-А чего не толстого? Этот ж трус!
-Его давай, забираю -настаивал на своем гость.
-Бари, бери, хороший, самый ласковый – попыталась «подать лицом» товар баба Шура, испугавшись, что так вообще отпугнет мужика. Ясно же теперь, Петька его уломал. Как бы не перестараться.

Так самый ласковый, но по началу самый трусоватый оказался в новом доме. И сразу облюбовал себе бочку. Как дом, как укрытие, как постель. А вот писать в стружку не писал никогда. Покопаться покопается, но в туалет – на улицу. Первый этаж, это просто. Всего то в бараке две этажа. Восемь квартир. И таких бараков в ряд несколько.
Руки то у хозяина золотые. Он к окну специальную лесенку приставил. Да и лето уж вот-вот настанет, двери стали всегда открыты и окна тоже. Как-то не принято было в этих домах и двери то закрытыми держать. Все друг друга знают, живут одинаково бедно и просто. Так что котенок освоился быстро. И на самом деле ласковым очень оказался. И вовсе не трусливым. А осторожным просто. Поэтому и далеко от двора никогда не убегал, и к чужим особо не подходил. Только к хозяину, Петьке, если тот прибегал, а еще к главному приятелю хозяина Михаилу, с соседнего барака. Они оказались земляками и одногодками, что и сблизило. Вот ведь куда жизнь в итоге занесла.
А детьми в 10 верстах друг от друга жили за сотни вест от этого барака.
Даже общих знакомых каких-то вспомнили. И так в жизни нередко случается.
Все бы было хорошо, если бы война. Будто и не ждал никто. А беда пришла. В июне, когда самые теплые и длинные ночи, когда особенно жить хочется.
Кот вообще только-только имя выучил – Васька! И очень оно ему нравилось. Прямо как у человека имя! Очень кот им городился.
Городок был небольшим, не у самых границ. Так что сразу враг в город не вступил и авианалетов сначала тоже не было. Но недолго.
Парни молодые все на фронт ушли, кто по призыву, кто добровольцем. Двух соседей земляков ни так ни этак на войну не взяли. Мишка еще двадцатых трех пальцев на правой руке лишился и хромал на одну ногу, а у Ильи нашли что-то легкими. А он то думал что сердце!
Сказали что от работы, что дышал чем-то опасным. Видно, в чем-то права была Катерина. Она как мать, инстинктивно детей берегла от опасности всякой, на уровне интуиции, не имея знаний никаких совсем. Потому что мать.
В общем остались дома. И Васька с ними. К осени уже налеты начались. Бомбили часто. Детей, женщин стали отправлять в эвакуацию. Петька тоже с семьей уехал.
Ну а им то уже куда? И зачем? Тут дом, тут все. Будь уж что будет. А как войдет враг в город, так будут оборону держать сами и до последнего, как смогут, чем смогут. Да хоть спалят все, чтобы врагу не досталось! Так друзья иногда рассуждали. Страшно было? Конечно. Катерина и дочки еще пока на свободных территориях, но оккупанты все и к ним ближе.
И сводки все печальнее и печальнее. И вот уже похоронок сколько в город пришло. Как-то думалось, что ненадолго все это, что как посмели сунуться только. А пока, пока отступаем и отступаем, сдаемся и сдаемся.
Город не велик. Ни метро, ни убежишь специальных нет. Приспособили под них что уж могли. Даже сирены оповестительной не понадобилось. С пожарной вышки все далеко видно, повесили колокол, что от снесенной церквушки остался и звонили как что – на весь город слышно.
Знакомый такой звук, из юности, из детства. Вот ведь сгодилась вещь. Бог не оставил совсем.
Как звонят – надо значит в погреба и подвалы, приспособленные под укрытия, спуститься. В бараках таких не было. Ходили за две улицы в подвал одного магазина. Васька быстро просек, что если сначала звенит, то потом будет гудеть и бахать. И что надо, где бы ты ни был к хозяину бежать. Фабрика тоже рядом была. На ней теперь ящики для патронов делали и гробы. Простые такие, тоже как ящики. Много. Для госпиталя и вообще.
Так что прежде чем укрываться, Илья всегда за котом заходил, раз уж завел, надо и его спасать., Бабка Шура в первый же налет померла от разрыва сердца, от страха выходит. Много в жизни повидала всякого, троих детей схоронить это какое горе. Но однажды даже самое сильное и привычное сердце к боли не выдерживает уж испытаний.

Сначала всем очень страшно было. До дрожи. А потом и к гулу самолетов, и к взрывам снарядов и к тому, что кто-то из знакомых не пережил налет привыкать стали.
Перестали и Илья с соседом в убежище ходить. Особенно если по ночам. Суждено уж умереть – суждено значит. Нечего суетиться. Детей совсем малых нет, сиротами чтобы оставить. Кот? Ну что кот? Помрут, если что, вместе.
Васька от бабахов в бочку прятался. Там не так слышно, не так страшно. Илья просто лежал на топчане и в потолок смотрел. Будто смерти ждал. Еще думал, а то никак в гроб положат, который сам и делал. Вот ведь судьба!
Михаил тоже примерно те же мысли имел. Но, правда, Богу молился. Как мать научила так и молился. Все слова молитвы той знал. И крестик с тела не снимал. Илья тоже себя атеистом не считал, дед им не был, батя и братья тоже. Просто как-то за всем этим и молитвы забываться стали и крест нательный где-то в старом доме остался. Иконка одна была. Не на видном месте, но была.
Казанской Божьей матери. Так что если и говорил с Богом– то как-то своими словами. И больше не за спасение свое просил, а за дочерей, и за то, чтобы этим иродам в ад попасть, если ад этот есть. А всем невинно ими убиенным в рай. Как-то больше просто думал, сам с собой мысленно рассужад, чем к небесам обращался.

Но гул самолетов стихал, и наступало утро. Много раз. Но потом, однажды утра не наступило.
Попал снаряд в старый барак. И таким он был старым, что рухнул почти весь сразу и загорелся. Все ж из дерева. Там им, мастером, любимого дерева.

Михаил видел, что дом соседний пылает. Все, кто в убежище не ходил, выбежали, пытались кого-то спасти. Вытащить, кто живой есть. Двоих спасли. Но не Илью. Тот сразу умер почти, как все обрушилось. И Васька, наверное, с ним.
Михаил готов был кричать от горя, даже плакать, как будто родного кого потерял. А по сути и было так. Были они вдвоем друг у друга.
Даже Ваську, будто дите, было жалко, только кот жить начал и такая вот смерть. Не утоп, так погорел.
А потом пригляделся, а у ног будто трется кто-то. Васька! Усы спалил, край уха немного подпаленный, но живой. Даже не раненный нигде. Как же выбрался? И его, единственного, кому доверял после хозяина, в ночной суматохе нашел!
-Васька, Васенька, ты хороший ты мой – готов был целовать кота взрослый и виды видавший мужик. Пойдем, пойдем теперь со мной, пойдем, мой сладкий.
Пошел, куда ему деваться. Понял, что ни дома, ни хозяина, ни даже любимой бочки у него теперь нет. Правда бочка нашлась! Ее Илья другу в подарок сделал, уж года два как. Она прямо домом пахла.

Два дня на пепелище бегал, все думал, может же дом то как-то опять появиться, а в нем и хозяин.
Нет, не появился. Завалы разобрали только, осталась почти голая земля. Страшно то как.
Была жизнь и нету.

А потом снова бомбёжка. Теперь и его, Васькин, новый дом угодили. Только это днем было, обоих, ни Михаила, ни кота дома не было.
Прибежали друг друга спасать уж к развалинам. Там целёхонькие и встретились. Только жить то стало негде.
Много домов порушено, в целых уже в каждой комнате по три семьи, даже несмотря на эвакуацию.
Видно и ему пора собираться. Куда? Да к крестной в деревню. Километров за 200 с лишним.
Там пока тыл, там пока тише. Давно они не общались правда, с самого начала войны не писали друг другу, но тетка она добрая и всегда раньше к себе звала. Живет одна, может и помощь ей нужна, постарше самого Михаила лет на 20 будет. Поедет. Не примет, так не примет, может другой какой угол найдется.
Взял Михаил Ваську и поехали они. Сначала товарным поездом, потом на перекладных, потом пешком через лес.

Люди встречные по-разному к коту относились. Кто-то понимающе. Мол, вот мужик молодец, кота своего не бросил, не оставил, как друга с собой взял. Кто-то и осуждающие. Типа, да какие теперь коты да питомцы?
Себя спасать надо, а их видимо не видимо теперь будет, диких и бездомных. Всех не спасешь. А кому они сами спасение – как еда, а не как друзья.
Кто знает… может окажись в голодном дурмане… и посмотрел бы Михаил на кота как на еду, но все таки он был не в блокаде, да и там пока люди не помышляли о подобном думая что все очень скоро кончится, не успевши почти начаться. Только октябрь еще…на дворе первого года войны.
Еще и первой зимы не пережили.
В итоге прибыли на место. Добрались. Уставшие, измученные. Михаил как будто постаревший, а Васька сразу повзрослевший.
Мария, крестная, хорошо их приняла, обрадовалась даже. Мужских рук в деревне совсем почти не осталось, урожай на поле даже некому собрать. Сажали то еще в мае, все по графику. А это ж пропитание – это ж спасение. И себя и фронт кормить надо. И вместе вдвоем, не так страшно им будет. А кот? Пусть живет. Своих двое -черный кот старый совсем, на оба глаза слепой, из дома уже не выходит. И кошка – молодуха Васена. В апреле у соседки взяла. Потому как предыдущая
Машка от старости околела. Она ж мать черного, его старше поди года аж на три. Мышей два инвалида совсем плохо гоняли. Один догнать еще мог, да не видит ни черта, другая видела, да лапы заплетались. И смешно было и грустно. В старой кошке себя Мария видела. Были они две Машки. Когда-то все было такое молодое -и руки, и ноги, и глаза. А теперь что? Ведро воды с колодца достать не может тянет только четвертушку, ее и несет. И печку топить сил нет. Хорошо что Михаил приехал. Пусть и с котом.
Васена оказалась обычной полосаткой. Только полоски тут шли как уж положено, по-правильному. Эх, если бы Илья поглядел, сразу бы просек, что полоски эти на обоих по форме совершенно одинаковые. Тон чередуется, а форма, направление, длина, ширина все повторяется. Но Михаилу это было ни к чему, крестной так тем более. Даже размером вроде как одинаковые.
В общем похожи. Это было заметно. Котят вот могут заделать. Но разве это теперь проблема, по сравнению в большой общей бедой?
До котят дело не дошло. Видно, Веська то ли не дозрел, то ли ослаб в дороге.

Прожили Васька и Васена вместе недолго. Надо ж, в этой жизни имена оказались созвучными.
Не правило, но занятно.
Общей жизни всего то две недели было. Только успел Васька к новому дому начать привыкать. Тетка ему чем-то даже бабу Шуру из детства напомнила. Коровы у нее не было, но была коза.
Немножко им молока перепадало. По чуть-чуть, но давали. Сначала вонючим казалось, но потом ничего – вкусно. И мыши с полей в дом пошли.
Вроде даже все опять неплохо складывалось.. Даже в сенях бочка нашлась, две бочки. Красота! Но тут немцы в деревню соседнюю вошли.

Мужики, кто ружье, кто вилы держать мог – все в лес подались. К партизанам. Кто остался – под расстрел. Не тронули разве что совсем дряхлых стариков, не способных и руки поднять, чтобы сопротивление оказать. Пока не тронули.
К крестной аж шестеро в дом на постой заселились. Ее разрешения никто не спрашивал.
Детей малых, правда, не обижали. И котов, что интересно тоже. Даже слепого дурака. Собак извели почти что всех, остальные разбежались. А котов не тронули.

Черного даже на руки брали, гладили. Из пайка тушёнкой угощали, и его, и Васену. И в этот момент казались эти фрицы вполне себе нормальными, живыми людьми, которым ничего человеческое не чуждо, в том числе и любовь, и сострадание. Даже взгляд теплее становился. Может дом вспоминали, а может мирную жизнь. Как же творят они в жизни такое? Может тоже не все по своей воле? Или борется где-то в душе там добро со злом. Вот и Марии воды принесли, и котов обласкали. Но с другой стороны – изверги же. Звери. Они же и дома жгли, и людей расстреливали, и сжигали людей заживо. И на чужую земли вообще зачем заявились?
Трудно все было Марии понять. Да и не пыталась уже.
Ваську то Михаил в доме оставил. Не брать же его в лес. Только Васька постояльцев непрошенных даже не дождался.
Потопал по следам, как собака, за хозяином. Маша – бабка хорошая. Но Михаил – это то, что связывало с таким дорогим человеком – первым настоящим хозяином. Казалось, что на нем где-то даже родной запах еще сохранился.
Просто одну марку папирос друзья смолили, все объяснялось просто. Каково же было удивление лесного отряда, когда в расположении, в самой чаще, за топями, куда не каждый пройдет кот появился. Живой и невредимый.
На третий день после того, как Михаил пришел. Он по профессии электриком был. Такие знания в подрывном деле сгодятся.
Как Ваську хозяин увидал, так первой мыслью было его назад в деревню снести. Да там уж немцы!
Вот дуралей! Под зиму в лес пришел. Вояка тоже мне. Но раз пришел – оставайся. Стал кот – «котом полка». Так и звали его - рядовой Василий. И на довольствие взяли.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 21 апр, Вс, 2019, 09:39 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
Видимо кот тоже напомнил мужикам о доме, о семье, о простой такой довоенной жизни, когда так многого не ценили, кошек вот в том числе. Будто они всегда были, всегда есть и всегда будут, как и все остальное, чего теперь в жизни не было.
Вася был осторожным котом. Не трусливым. Потому что трусливый бы никогда в лес из дома не пошел. Не права была баба Шура. Он был рассудительным. Поэтому как когда-то из двора далеко не отлучался, так и здесь из расположения отряда..
В разведку и на какие-то там «операции» никогда не ходил. Был при базе и при Михаиле.
И перестал всех считать чужаками. Потому что как будто чувствовал, что нужен тут всем и каждому, что каждый проводит по гладкой спинке ладонью не просто так. Будто раны какие то излечивает. Так что ко всем готов был и под бочок привалиться ,и на коленки забраться. Не ради подачки, ради любви. Но Михаила выделял все равно особенно. Спать ночью – только с ним вместе.
Так что фронтовой практически получился кот, партизанский. Он никого прямо на спасал, не лечил, подвигов никаких не совершал. Он просто был. Как символ того, что жизнь еще не закончилась, и где-то есть дом, в который однажды вернутся.
Вернулись не все.
В том бою в лесу полегли почти все. И боевой кот Васька..
Ваське как раз примерно год сравнялся.
Тогда большой наступление наших случилось. Немцы отступали. Даже можно сказать драпали в панике.
Были злы и напуганы. И от страха еще более злы.

И тогда проявился этот страх в особой жестокости. Жителей деревень в лес сгоняли, избы жгли, лошадей, скот всех пристреливали. И кошек тоже. Просто так от злобы уже. И Васену. Слепой Черныш сам за три недели до того околел.

Мария тогда со всеми в лес поковыляла. Убивать не убивали, сгоняли чтобы все в деревне спалить ну и стреляли в тех, кто не шел. А кто не пойдет? Старухи да дети. Все почти пошли. И Мария.
Понимали что живой щит, если что… но шли.

Все шла и молилась, чтобы Михаил с партизанами на пути душегубов оказался. Нечего было сомневаться, теперь показали они себя. Правда Васену пристрелили не те, что у нее жили, а офицер один, особо крикливый и нервный. Все равно – вот они все, постояльцы, туточки, конвоируют, гады.

Тогда и бой в лесу случился. Не с этими отступающими, с другими, с другого села. С одной стороны армия, с другой партизаны.
Крови, боли, страха было много. Ваське бы сбежать, спрятаться бы. Но в этот раз подвело его собственное правило – быть там, где хозяин.
Рулю почти сразу словил. И сразу насмерть. Даже понять ничего не успел.
Что обидно особенно – не от врага. Вышло что свой своего убил. Целился во врага молодой солдатик, попал не с первого раза, руки дрожали. Может первый в его жизни такой бой глаза в глаза. Мальчишка совсем, лет семнадцати. А то и годков себе приписал, чтобы на фронт взяли или новобранец желторотый. Что ж, бывало, когда свой в своего и в человека попадал. Такова уж война. А кота он не видел вообще вовсе, просто шальная пуля получается. Но убил. Наповал.
В те годы в рай у Господа по приему душ работы было видимо-невидимо. Вряд ли Васька и Илья в тот же день на небесах могли встретиться, но однажды – несомненно.
Черный ошейник? Солдат потому что убийца? Нет, конечно. Солдат тот – герой. Героем он потом в конце войны и стал, до Берлина дошел, выжил. Хорошим человеком вырос. И до конца дней своих знать не мог, что партизанского кота в лесу во втором в своей жизни бою случайно задел. И сам потом котов держал.
А Вася? Куда ему было возвращаться. В дом Катерины с дочерей, который тоже войну пережили, хоть и многое потеряли и седых волос нажили. К дочкам? Там свои кошки есть. И не знал он этих людей никогда.
Михаил то выжил! И Мария жива. И оба Победу вместе отметили. Мария с того мая еще год прожила, а Михаил пять. Умер от болезни легких, той, что врачи еще перед войной определили.
Какое-то заковыристое такое название, когда постепенно воздуха не хватает. Вот так и вышло.Из деревни уже никуда не уезжал.
А это меньше, меньше, чем в среднем кошачья жизнь….Так что по всему получается – правильно, что небеса туда не отпустили?
Что осталось? Разве что дом одного из выживших тогда в лесу партизан. В дом парня одного молодого. Его тоже в армию не пустили из-за болезни головы какой-то. Падать и трястись иногда начинал.
Когда реже, раз в месяц всего, когда чаше – раза два в день. Не вояка. Эпилептик. Но парень хороший был.
В том бою так занервничал, так переволновался, что приступ случился. Упал, задрожал, отключился. Думали мёртвый.
А потом оказалось – живой. Четверо всего и выжили из всего отряда человек в 30. Аглая, что и медсестрой и прачкой и кухаркой была, паренек этот. Михаил и командир, родом из той же деревни, что Мария.. Командир военным был, все в разъездах, в родных краях давненько не был, но когда о партизанском движении речь зашла, сам сюда попросился. По сути во всем отряде только двое военных было. Командир и еще один солдат, что после ранения своих догнать уже не смог.
Выживший командир при потере всего отряда – то еще испытание для души. Потом всю войну пулю будто искал. Будто виноват был в чем, будто к своим туда, на небо хотел. Даже жена и сын как будто на земле не держали. Но пули той не нашел. Вернулся в семью, хоть и слепым на один глаз, но живым. Аглая боя того детский дом пошла, чтобы заменить мать детям тех, кто не выжил. Любимый ее в том лесу остался, о детях только помечтать успели.
Васька там тоже остался. Всех в братской могиле похоронили, а его рядом – под сосной.
Михали не стеснялась слезы не скрывал. Да и плакал и по товарищам, и по коту сразу. Чего уж тут сдерживаться? Воевать больше не пойдет. Отвоевались они с Васькой.
А как о Васене узнал, дышать аж совсем нечем стало. Баба Шура предположила, что может там они теперь вместе все где-то в раю. В рай она верила. Что все хорошие люди там. Но может и зверушки, кого любили тоже. Как-то Михаилу это слишком сказочно показалось, но сама мысль, что Васька теперь с Илюхой, а Васена с Васькой да черным, небось там прозревшим, приятелем, вроде бы успокоила. Верить во что-то хорошее, есть оно или нету его, не так уж и плохо.
Знал ли он как пуля кота сразила? Нет. Не знал. А как знал бы- что тогда? Как осудишь? Война…война, война, как говорили тогда «все спишет»…
Но Васене черную метку на ошейнике никто «не списал», так и осталась отметина о том, что сначала жизнь была хороша, а финал ее черен. И сразу понятно, что люди к тому причастны разные.
Короткая жизнь, да отметина эта – право быстрее бежать обратно. Опять в войну?
Что ж, и в войну бабы рожали, и кошки котились, все могло статься. Однако не сталось. Другая жизнь у обоих мирной уже была.

В ней Ваське предстояло снова вернуться к Ваньке. Уже не Васькой.
А что не к Петьке тогда? Тому самому пацану, что его с Ильей свел? Петька к тому времени уж Петром стал. И Илье бы было, кем гордиться. Был у него выходит названный сын и наследник дела. Только увлекся он особо не бочонками, а мостами. Тогда еще много мостов из дерева возводили. Особенно на селе. Там через каждую речку мосточек нужен, даже через небольшой ручеек. Вот и вел кочевую жизнь – от места до места, от моста до мостика. И каждый был не похож на другой. Потом, потом, через годы некоторые из этих мостов даже назовут исторической ценностью, туристов станут водить. Но уж потом. В городах где проездом был, скамейки мастерил. Тоже весьма необычные, с резьбой разной сюжетной на спинке. Один раз кота вырезал, и Ваську вспомнил. Похожий кот получился. Но не для котов такая вот кочевая жизнь. Собаку имел. Собака всегда в любой поход с хозяином готова. И в пути не скучно. Как-то они сами себе лодку сделали, по реке сплавлялись. Весело было. Брызги летят. Но разве бы коту такое по нраву?
Да и Веньку выходило Васька дольше знал, а Венька Ваську. В одном лесу партизанили…

Хранитель читал эту летопись и снова, и снова вспоминал то свое прошлое.
Ведь именно за него был удостоен кот золотого ошейника.
Все это он знал, о чем читал.
Сам был на оккупированной территории. Только не деревня то была, а хутор. В той местности люди хуторами жили. Это когда дом в лесу отдельно стоит, а через какое-то расстояние еще дом.
Жил себе и не тужил. Точнее жила и не тужила…
С хозяином, хозяйкой, двумя их сыновьями, ну и разной живоностью, которая от деревенской ничем не отличается. Псом Лаем еще. Так и звали – Лай. Потому что на лайку чем-то похож был и очень глотку драть горазд.
Война перевернула жизнь всю. Мало того, что немцы в дом вошли, захватили, щадить они никого не стали. Вывели всех на задний двор и расстреляли. Всех – и хозяина, и хозяйку и двух детей. Дети подростки – 12 и 14 лет. Какие из них враги? Знали уже какие. Партизаны! И мстители!
Лая тоже пристрелили. А то мало того брехал, еще и выть взялся. Хутор был хороший, по тем временам добротное такое хозяйство.
Организовали там штаб. Под это дело дом и был присмотрен. Подходы легко контролировать, сам дом хороший, высших чинов достойный. Есть сарай, конюшня, есть куры, овцы, кролики. Хозяева – не нужны, даже как прислуга. Такая прислуга пусть солдатам прислуживает. В общем какая явно «шишка» в доме поселилась. Много охраны, много своих собак понавели. Те половину кошек задрали из имеющихся шести.

Хранителя тогда Белкой звали. И он кошкой был. Не удивительно, что белой. Еще с хвостом такии пушистым как у белочки. Сама вроде и не очень пушистая, а хвост – да. Кошка была хитрая, очень хитрая. Сразу поняла, как от собак спрятаться, когда и где мышковать, когда и где что стянуть из чужой еды можно. Два кота, что еще выжили, в лес ушли. А она осталась. Потому что родилась в этом доме. Потому что он для нее - сама жизнь. Ручной Белка никогда не была, была независимой, могла бы вполне сама по себе в доме жить. Ей тогда так казалось. Потому что думала, что дом сам топиться зимой и мыши там есть всегда. Нет людей – нет тепла, нет мышей. Но этого, даже будучи смекалистой, кошка пока не понимала. Тогда ей лет 5 было.

И вот стала привыкать жить в новой реальности. Когда в доме есть люди, но они чужаки, а не хозяева. Правда один молодой парень из охраны с кошкой был тоже ласков, как и в истории с Васеной. Так что и это было Хранителю понятно и не вызывало явного удивления.

При нем она могла спокойно пересекать двор, не боясь что собак спустят или стрельбу откроет, а иногда около ступенек, чуть в кустах, находила угощение. Ясно от кого. Больше угощать было некому.
Но потом появились люди другие. Во-первых, они говорили на понятном, родном языке, а не на какой-то лающей тарабарщине, во-вторых их держали в конюшне, связанными по руками и ногам. И были, били сильно.
Это были пленные. Не простые. А из военных. Языков в те времена брали с обеих сторон. И чем выше чин – тем ценнее та информация, которую можно добыть.

Били сильно. Пытали по-всякому. Кто-то не выдерживал пыток и просто умирал, так и ничего не сказав, кто-то начинал говорить -правда или нет не кошкино было дело. Но убивали в конце концов всех. Разница лишь в том -как долго мучали.
В ту зиму фрицы как будто совсем озверели. Видно, понимали, что все идет не по плану, не по их плану. Были они людьми явно фанатичными и рассчитывающими в этой своей миссии на многое.
Не просто солдатики, кому бы быстрее домой, не важно с каким исходом, лишь бы живыми, лишь бы кончилось все.
Всегда в сарайке кто-то был.. По ощущениям всех подряд уже хватали, кого удавалось поймать – военных, не военных, всех, кто мог бы хоть что-то знать и на ком можно было бы отыграться. За все свои неудачи.
На дворе зима. Их на мороз выгонят, разденут еще и воду холодную льют. Как будто уже сам процесс пытки нужен а не добыть информацию.

А тут наши, наступление. Прибежал какой-то растрепанный солдат весь в крови в одном сапоге, руками махал махал, в сторону поля показывал , показывал, «капут» кричал кричал, все спешно собираться начали.
Бежать значит. А в конюшне то еще живые люди. Человек 10. Хотели запалить, не загорается, долго все это зимой.

Вывели всех, к стене этой же конюшне поставили и дали пару очередей из автоматов. По машинам, по мотоциклами и глубже в лес.

Белка дома осталась. Мертвых она уже часто видела. Не боялась. Мало того, даже поняла в какой-то момент, что мертвые – это еда. Жизнь заставила.

Пошла поглядеть. Не сразу. Спустя уж час как все стихло, в укромном месте отсиделась.
Десять тел. Все на снегу. Мороз страшный, околели уже.

Обошла. Все молодые. Мужчины. Всем не больше 30. Этот в форме, этот тоже, а этот вроде как нет. И тут почуяла кошка, что в одном теле будто жизнь теплится. Будто душа есть. Живой дух он совсем-совсем другой, нежели мертвый.
Прислушалась – да дышит вроде даже. И сердце стучит. Еле еле, редко так – бух….бух..

Так и было. Убегали то торопились, никто не проверять жива или мертва цель уже не собирался, добивать тоже. Ранения у всех должны были быть смертельными. Пусть мучаются, так даже лучше, если мучаться станут.
В общем почти все и умерли на месте. Слишком много ран. А вот один только старший лейтенант нет. Ему пуля по уху просвистела, сразу упал. Упал о камень ударился. Отключился. Вторая пуля уже в лежачего в ногу попала, насквозь прошла, даже кость не задела. Такую рану и за рану в войну уже не считали.
В любых других условиях выжил бы он по-любому. Ухо – не сердце, без него жить можно, и второе есть, нога бы зажила. Но тут мороз на дворе. Человек без сознания на лютом морозе почти раздетый, ослабленный голодом и пытками. Он просто должен быть уснуть и не проснуться. Замерзнуть. Как некоторые в мирное время, даже без ран. В горах например или даже в лесу.
Как-то видела Белка, как Лай хозяина будил.
Правда тот был не без сознания, а просто пьян в стельку по случаю свадьбы дочки соседей, но лежал точно так же без признаков чувств. И тогда пес лизал его языком в лицо. Потому что хозяин на полу, а не на кровати казался ему явлением не нормальным. Надо было спасать. Хозяин и правда не пил никогда особо, а тут как-то переусердствовал с домашней настойкой на клюкве. Ее тут росло много.
В болоте, где ее собирали, убийцы, что из его родного дома сбежали потом и увязли, там и утопли.
Совсем. Вместе с машиной и прочей техникой. Их много лет спустя нашли.

Но Лая рядом нет. Надо самой что ли? Белка начала лизать лицо, губы, глаза парня. Потом ухо, то само раненое.
Больно видимо это, от боли резкой, а может от того, что язычок да лапки как-то кровь в жилах оживил, открыл глаза парень. Открыл глаза, очнулся. Увидел над собой что-то белое в пелене.
Ангел? Да не иначе! Молодой был, не верующий во все эту загробную чушь. А тут Ангел прямо перед тобой…

Но то была всего лишь белая кошка. Такая, как Хранитель сейчас….И сейчас он и есть Ангел, только кошачий.

Очнулся – живой! Поднялся, рядом все мертвы. Но дом будто пустой. Все двери, окна, все открыто, никого вокруг нет. До дома добрался. Там обогрелся. Кошка за ним. Взял ее на руки. Живая грелка. Понял, кто был тем белым Ангелом. Как вот ее благодарить, чем?

Уже через часа два, свои в дом зашли. Но, если бы не кошка, было бы это поздно. Замерз бы Павел на улице до смерти. И так обморозил и лицо и руки. История о кошке быстро среди солдат разлетелась.
Да, не смогла спасти Белка хозяев, не могла спасти Лая, не могла спасти всех, кто лежал на том морозе или был когда в конюшне той. Сколько разных людей, сколько жизней, и один общий конец.
Но одна человеческая жизнь была спасена. Мало того, сам Павел тоже войну пережил и сам потом немало жизней спас. Про него тоже немало людей скажет потом «Если бы не тот молодой командир с его ребятами…».. А главное поверили ему, в строй вернули. Не всем после плена такое доверие выходило, не у всех получалось себя обелить, даже если все пытки прошел и никого не предал. Выходит что целая цепочка спасений получилась.

Правда тогда Белка об этом не знала. В доме том организовался уже другой штаб сначала.

И временный госпиталь. Белка уже никого не боялась. Эти свои. Да какие-то прямо особо к ней уважительные. В руки правда как не давалась особо, так и продолжала не даваться. Только спасенному своему, избранному. Потом военные ушли, Павел с ними.
В дом поселили другую семью, из тех, кто остался без крова.

Павел хотел кошку с собой забрать. Имя у не теперь было другое – Ангелина. Не на фронт, конечно, война еще не кончилась, а к матери свезти, чтобы та уж ее любила и вместе чтобы с фронта ждали. Село, где мать жила уже освободили. По ранению 10 дней отпуска полагалось.

Но в тот день, как всем уезжать, Белка спряталась. Да так – не найти никому. На новое имя не вышло, старого не знал никто. Значит не хочет отсюда она никуда. Быть уж так.

С новых хозяев дома слово было взято как клятва. Что кошку белую будут любить и беречь, как сокровище. Что людей она спасать умеет. Кто ж от такого сокровище откажется, даже в голодную трудную пору?

Так что Хранитель, он же Белка, он же Ангелина был привязан к этому хутору. И вся жизнь прошла там, правда среди совсем разных людей. Довольно долгая. В 14 лет.
И было Хранителю что вспомнить, что пережить снова.
А что же на этот раз сотворила встреча пары друг с другом? Ведь они встретились. Даже пожили вместе короткое время!

Какое вышло на этот раз чудо? Воспоминания воспоминаниями, и дело то делом!

Такого, чтобы сказать «да, это оно» вроде как и не заметно. Но в той деревне Сосновке, где произошла встреча, не успели немцы тогда ни одного дома сжечь. Людей угнать успели, а выжечь деревню нет. И запалили же уже пару домов. Но снег повалил, а ветер стих. Не занялось сразу, потом не до этого уж стало. Итак всю округу почти до тла выжгли.
Тоже побежали. Из обожжённого вышло у одного дома крыльцо только, у другого стена только снаружи закоптилась.
Дома целы остались. В них потеснились люди, погорельцев приняли.
Спасение ли это? НУ чтобы на золотой ошейник. Дома – не люди, не жизни. Но как они важны для человека и его существования!
Может есть такой вид золотого ошейника, который по золотой бусинке собирается. Одна к одной, одна к одной. Не сразу, по одному доброму делу за жизнь. Еще нет? Значит возможно будет. Как раз в этом случае.
Ваське бусинку, Васене бусинку. В на ошейник пока, так в зачет.. И девятая жизнь, и история Лизы - итог?
Как знать, как знать…. Но Сосновку даже счастливой стали считать деревней, и она разрослась. Многие из соседних погорельцы именно тут заново стали дома строить. Много сосен в тех краях росло, под сосной Васька и покой обрел рядом с Сосновкой.
Вернулась ли Васена именно туда же потом? Нет, не вернулась. К одному месту эта пара явно не была «привязана», как Белка- Ангелина в своей жизни.
Вся эта история навеяла столько чувств и воспоминаний, что дальше читать Хранитель сразу не смог. Решил погодить немножко, перевести дух.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 22 апр, Пн, 2019, 08:31 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
ночью вдруг екнуло. Перепутамши. Голова совсем никакая. То сначала в главе назовешь героя Петькой, то в конце уже Ванькой.
А тут диагнозы попутала у друзей

Так что для больше правдоподобности строчки про уход Михаила стоит читать так:

Михаил то выжил! И Мария жива. И оба Победу вместе отметили. Мария с того мая еще год прожила, а Михаил пять. Умер от инсульта той, что врачи еще перед войной определили.
Какое-то заковыристое такое название, когда постепенно воздуха не хватает. Вот так и вышло
.Из деревни уже никуда не уезжал.
Кто вообще найдет нечто совсем из ряда вон, сообщайте :D


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 27 апр, Сб, 2019, 14:04 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23.03.2016
Сообщения: 12896
Откуда: Владивосток
Все читаю, отписаться не успевала. Очень нравится, жизни этих двоих прям удивительно трогают и вызывают множество разных эмоций.
Война - время тяжелое, столько жизней было погублено,мне даже сложно представить, как люди тогда жили, сколько всего вынесли.
А вот с этого
POCA писал(а):
А чего не толстого? Этот ж трус!

что-то так долго ржала. Ну, в самом деле, как можно отказаться от толстого? Толстые самые лучшие!))))

И спин-офф в жизнь Хранителя понравился очень, люблю такие ответвления.

_________________
Жизнь-это то, что с нами происходит, когда мы строим совсем другие планы (с) Д. Леннон


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 28 апр, Вс, 2019, 09:45 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
Инна, спин-офф вообще не планировался, но сам как-то раз и напросился :D

Да будет мир

Итак следующая жизнь оказалась не только мирной, но и столичной. И началась не прямо сразу после окончания войны. Больше положенного срока провели оба в Кошачьем Раю. Всем надо было тоже дух дать перевести – и всем, кто на земле остался в себя прейти и с хозяевами бывшими в не небесах котам всласть пообщаться и наговориться.

Ванька за это время остепенился. С болезнью своей научился жить вполне себе полноценно.
В столицу поехал r одному хорошему доктору. Тот вроде лечение подходящее подобрал. А одна старушка, с которой вообще чисто случайно судьба свела, травки посоветовала. В общем жил и радовался тому, что жив. Влюбился, женился! Жена ему сына родила. Здоровенького! Любовь творит чудеса. Да и недуг не был в роду, лет в 10 на горке зимой ледяной катался, упал, ударился сильно, вот с тех пор все и началось. Значит детки будут здоровыми.

Первенец - сын. Да и жена из самой столицы, папа – поэт, мама доктор. Отдельная квартира у молодых, а еще у родителей дача. Самая настоящая. Не просто там деревенская изба с родней или без, а именно – дача! Кто думал что так судьба повернется, когда ехал в город на пару дней всего? А вон оно как.
Так что Васька вернулся практически в царские хоромы. Сынульке как раз 4 годика должно было исполниться.
Котенка Ванька как-то совершенно спонтанно взял. Сын даже и не просил особо. Дочки как-то чаще и раньше упрашивать начинают живность всякую в дом. Видно так проявляется в детстве у них материнский инстинкт. Кукол мало, хочется заботы о ком-то живом.

Тут что сам отец словно порыву подался. Ведь рассказывал сыну о Ваське! То сколько раз просил – о войне рассказать и всегда напоминал «и о Васе».
Отец и рассказывал. Только у него в рассказах в конце истории Вася спасался вместе с хозяином и они жили долго и счастливо. Но не будешь же малышу рассказывать всей правды, что тогда видел.
Вырастет – сам многое узнает или тогда рассказать будет можно. Тогда и понять сможет. А пока - не то, чтобы сказка, какие уж сказки о войне, но история выходила очень патриотическая, но не очень трагическая.
Так что уважение к коту Васе, и вообще кошкам Сашенька приобрел. Правда почему-то котенка пока так и не затребовал.
И подарок, главное сам Иван уже сыну уже купил – набор солдатиков. вместе играть «в партизан».
Долго искал такой, как хотел…Может поэтому опять и друзей всех в том лесу вспомнил, и Васю…
Котенок сам под ноги подкатился. Откуда и взялся было не понять.
Как будто с неба упал. Вот только что не было никого и сидит. Глазками хлопает. Не уходит и не боится.
Котенок свалился не с неба. Он свалился с куста на обочине. Для деревьев был еще мал, чтобы лазать, осваивал пока нижние – ярусы – по кустам.
Че-то его потянуло глянуть, кто идет… шейку вытянул, глазки вылупил и свалился. А уж когда упал, надо было сделать вид что ничего такого конфузного не было. Будто он всегда тут на дорожке сидел.
Родился то где? Да дома вроде как родился. На первом этаже дома через одну улицу. То есть мать его была домашняя кошка. Старушки одной. У той кошка была пушистая, трехшерстная. Ну гулять в окно ходила, котят, понятное дело, раза два в год рожала. Баба Сима как могла раздавала. Топить уже не могла. На войне сына потеряла, муж потом почти сразу умер… и все казалось ей, что грешила она в жизни много. Вон у соседки все домой воротились. Потому что она жила по божьим заповедям всегда.
Детей Бог 5 послал, пять и родила, как ни тяжело было. Дочь и 4 сына. Все сыновья домой с фронта живые пришли! Прощала всех как-то легко, не завидовала никому. Безгрешна будто во всем.
И не важно было ей какие на дворе времена. Как ходила в Храм с юности, так и продолжала ходить, как держала все Посты, так и держала. Детям веру или особые какие правила не навязывала, как-то у нее все гладко было. Дети росли верующими, но не набожными, обычные будто, да только послушнее остальных.

Вот Сима и думала, что видно не угодила чем-то Господу жизнью своей. Этак и в рай не пустят, к мужу и сыну..

В общем, на старости лет старалась грешить поменьше, молиться почаще, к людям стать добрее.
Пыталась менять свой непростой нрав. И к живым тварям тоже жалостливее надо. Нет, домой всех с улицы не принесла убогих и калек.
Но вот чтобы топить – нет. Раньше бы запросто. Правда и судьбой этих котят занималась не так, чтобы усердно. Раз не утопила – уже один грех с души долой. А дальше – дальше куда кривая выведет.
Кого удавалось раздать – прекрасно, кто «сам убег» тот уж «сам убег»
Искать и возвращать не станет. Значит судьба такая - самим искать себе свой дом. А может у кого душа дикая да вольная, которой и дом не нужен, а свободу подавай.
Один кот месяца три другой жизни искал, потом обратно пришел в форточку. Что ж, его выгонять не стала, этакого «блудного сына».
Но по большей части тот, кому не нашлись «родители» среди знакомых, разбредались куда-то. Да и кошка-мать, надо сказать, с детьми своими уже подросшими особо приветливой не была. Возвращенца-кота так и «гоняла» потом еще с год по углам. Своенравная такая была кошка. Хоть и необыкновенная красавица.
Сима и про нее бывало думала, что с норовом зверь, такая же как сама она была в юности. Красивая и строптивая.

Кошку звали то заковыристо Изольда.

Вот Изольда новую жизнь Василию и подарила. И был котенок из тех, кто «сам убег так убег». Убег сначала недалече – исследовал окрестности. Июнь, тепло, ночи светлые – вокруг все интересно.
Котенок пушистый, красивый получился, совершенно необычного окраса. Белый с шоколадным. Шоколадные тон – большая, огромная редкость по тем временам.

Вот Изольда, в отличие от мамашки из предыдущей жизни, кавалеров, видать, выбирать умела, как и сама Симка.
Котята всегда выходили у нее особенные. Чего ж не всех разбирали охотно?
Разбирали! Беглецов не так уж много оказывалось именно потому. Этот просто шустрый еще попался. Только кто придет поглядеть, как в окно прыг и нету. Симе уж ни за что не догнать. И вот не дикий же. А как «смотрины» - побег. Правда, зато так сеструху его пристроила. Пришла знакомая за котом и только за котом, а втюхать кошку все ж ей удалось. И от втюхивания того потом большая любовь у них вышла с той кошечкой.

Хозяйка уж думала пушистый красавец с ней останется в конце концов. Будет таким вот гуляще-приходящим. Но он однажды и не вернулся. Наверно, подобрал кто такую красоту. Да и хорошо!
Нет, сначала никто не подбирал, с неделю красота на улице околачивалась. По собственному абсолютно желанию. И слегка красота эта извозюкалась и шерстка слегка перепуталась. Но даже при всем при том, необычность была налицо.

И вот сия необычность плюхнулась из кустов на тропинку.

Иван как-то даже сам не понял, почему оно у него так вышло. Откуда идея взялась, котенка подхватить и домой понести. Никогда даже ведь у жены не спрашивал, что она о таком думает. Всегда же согласовывали все. У родителей ее жили птицы. Певчие. В трех клетках. И больше никого.
И дача вроде как общая у семьи. Как пожрет кот этот всех птиц! А там у них и в саду кормушки разные, скворечники. Любят люди птиц.
Вдруг дел сейчас натворит? Вот так принесет, сын обрадуется, а остальные все возразят и выкинут обратно на улицу замарашку. Он же еще и замарашка. И блохи наверняка есть! Только сына расстроит и вместо праздника еще и ссора выйдет. Но мысли мыслями, с чувства чувствами. Это сейчас можно быстро по телефону позвонить, даже фото отправить. Обстановку, так сказать, разведать. А тогда еще надо было автомат поискать. И чтобы жена дома была. А она на работе. Сын с дедушкой и бабушкой уже на даче. Вот завтра утром поедут, поздравлять, праздновать, с подарками.
А была, ни была. Главное, чтобы Веру, жену, уговорить! Как раз шанс. Целый вечер на это есть!

Когда уж в домой принес, понял, как в общем-то по-мальчишески, опрометчиво поступает. Это же по сути ответственность, как за детку.
Да, в детстве, у бабки в деревне полон дом кошек был. Так жили сами по себе. Она их кормила только, и то не всегда. И про какие-то правила ухода и содержания не думал никто. А тут – город! Да что город – большой город, столица. Тут большие дома, есть высокие этажи, тут двери к квартиры закрыты и нет никаких дырок в подполе, как в деревнях.
На улицах машины, людей много. Выходит, что содержать кота – серьезное дело. Вот форточку сразу пришлось закрыть. Сын до нее не дотянется, а кот – легко! А в туалет куда? Куда же кошки ходят в квартире в туалет? Взрослый мужчина, а не знает об этом. Сейчас вернется Верка и даст нагоняй. И поделом.
Но может не так осерчает, если помыть мальца. Как котов моют он тоже не знал. Кто ж их когда мыл? Зато знал как младенца купать – чтобы вода не горячая, чтобы не холодная, чтобы в ушки и глазки мыло и вода не попали, чтобы вытереть сразу и не застудить, чтобы мыльце взять детское. В общем так и сделал. Даже в полотенце закутал. Махровое. За него, наверное, отдельно влетит.
И не думал, что такое маленькое существо может так отчаянно сопротивляться. На войне ни разу ранен не был, а тут все руки в кровь. А что? Боец. Все правильно – за жизнь сражается изо всех сил, так и надо. Пока же Иван для него – враг, вот и бьется.

Налил молока целое блюдце. Погрел как грудничку. А вот с туалетом -вопрос. Не, ну что в землю или песок – это понятно. Это все видели, как кошки копаются. Они аккуратные, все за собой спрячут.
А ну как под кроватью? Сбегал в песочницу, насыпал песка в деревянный ящик. Пока уж что нашел, то нашел. Котенок как раз молока напился. И по кухне кругами давай ходить и мяукать. Точно сейчас лопнет. Потом ящик с песком нашел. И все у него получилось.
Однако песок еще выкинуть теперь надо? Что жена скажет? Как бы за обузу такую из обоих за порог не выставила. Но разве его Верунчик может? Даже не вериться как-то.

Вера вернулась в прекрасном настроении. С полными руками подарков. И новый мяч, и ракетки в валанчиком детские, и сачок для бабочек, и книжка и кулек конфет. Еле донесла. Зато столько всего! Положила на стол и заметила блюдце с молоком на полу.

Ящик Иван к тому времени уже в ванной поставил. Так… значит кота приволок. Что ж, она была давно уверена, что это однажды произойдет. Когда слушала как муж рассказывает сыну про боевые подвиги кота Васьки, каждый раз с новыми подробностями героизма. Как еще так долго тянул? И почему не спросился? Она то не предлагала, чтобы проверить – быть тому или не быть, хорошо ли любимого знает. Ну и пока сын маленький был совсем – не очень это правильно котенка в дом. Принес значит? Сразу представился Васька. Такой большой, поджарый, обычный, полосатый и отважный кот.
-Ну так показывай, где уж – сама начала разговор Вера. И тон вселял оптимизм.

Иван кивнул в сторону кресла. Там спал, сладко свернувшись, какой-то мохнатый клубок. Точно не обычный и точно не полосатый. А точно ли вообще кот? В этой мохнатости не разобрать. А еще подождать пока сам проснется просто никаких сил нет. Это такое пушистое чудо. Чистенькое. Наверно, у кого-то из коллег взял домашнего – подумала Вера. Потом уж узнала правду, но уже было не важно. Или наоборот? Когда вот так, вдруг, по порыву души, необъяснимо – это всегда важно, потому как может быть даже судьбой. Они и сами так встретились случайно.
-Какая прелесть! Как назовем? Васей? Это кот, если ты не в курсе. Теперь уж ей было все видно.

Иван правда не знал пол котенка. Просто почему-то уверен был, что кота нашел. Или кот его.
-Пусть Санек придумывает! – предложил муж.

На самом деле он не очень хотел называть котенка Васей. Потому что бабка его покойная уж очень суеверна была. Вечно бормотала всякое. В том числе что и судьба к имени цепляться может и все такое. А судьба у Васи была трудная, а жизнь короткая. Теперь мирной хочется, счастливой и долгой. Не, Иван сам в говорильню бабкину тогда не верил. Жизнь то другая совсем пошла! Но в войну всякое случалось.. Видел и как обереги семейные от смерти людей спасали. Может и имя может быть как оберег или наоборот. А может случайности все.
Так чтобы специально и надолго про все этакое не задумывался никогда, но в этот раз подумалось. Вдруг сын что-то другое предложит. Может же кот быть в честь Васьки, но не Васька.

Но тот тоже Василия чтобы захотел. Кто бы удивлялся.
И кота все с восторгом приняли. Сашка, понятное дело, а бабушка и дедушка уж вслед за детской радостью. Пусть будет!
Бабушка словно прочувствовала настроение зятя по поводу имени, будто уловила, и так как-то ловко малыша на что-то другое уговорила и всех выручила. Стал кот Пломбиром. Кто не любит мороженое, особенно в детстве?
Особенно в шоколаде. Когда шоколад уже обкусал почти весь по сторонам экскимо, а под ним проступило белое, нежное, прохладное моложеное…. Вот прямо в этом коте. Пломбир в шоколаде. И жизнь пусть вы шоколаде у него будет. Сладкая. Имя так всем понравилось, что даже спорить никто не взялся. А Сашка даже в ладоши захлопал.

Сделался кот Пломбиром. Прожил вполне себе сладкую и долгую жизнь, за что получил пломбирный ошейник, без всякого на нем шоколада, чисто сливочный. Жизнь была как сказка.
Зимой город, летом дача. На постели пускали, лакомством баловали – жизнь удалась.

А что до гигиены. Вера была профессионалом. Прекрасно она осознавала все риски. И что коты это и шерсть в доме, и возможные блохи, и гельминты и даже лишай. Но это еще и радость!
Большая радость. А все остальное или предотвращаемо, или излечимо. Когда хорошо понимаешь проблему, не так уж и страшно. Есть вокруг вещи намного опаснее - вирусы, например. Как для людей так и для котов опасные. А блохи, да глисты, они хотя бы видимые враги.
В общем эта жизнь была у кота можно сказать идеальной. Даже не будучи девятой.

У Васены возвращение складывалось чуть более драматично и сразу домашней ей стать было не суждено. Но их жизни текут почти параллельно. А значит судьбой тоже уготовано было прожить немало на этот раз лет.
А это уже неплохо.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 28 апр, Вс, 2019, 09:45 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
Васена рождена была тоже красивым, на этот раз котом. Но вовсе не дома. А в старом вагоне, стоящем уж пару лет как на заброшенном запасном пути. В дне езды от столицы. Если поездом.
Казалось, что вагон тут давно уж землю врос вместе с рельсами. И совсем никому там не нужен.
Не годился даже как укрытие от дождя для грибников, рыбаков или охотников. Потому что двери были закрыты. Из дверей – только одна выбитая тонкая доска.

Вот для кошки убежище – то что надо. Собака не пролезет, лиса тоже, хорек может разве что. А зачем ему, собственно? Кроме старых пустых мешков и пары ящиков ничего в том вагоне интересного.
Кошка Нюшка там уже третьих котят рожала. Тихо, спокойно, безопасно. Холодно зимой? Так зачем зимой рожать? Кошка была не дурочка. Она была ничейная, поэтому рассчитывала только сама на себя. Зимовала по чужим овинам, а как теплело жила в своем вагоне. Она считала его своим.
И на этот раз все гладко вышло. Котята родились, выкормились уже почти, скоро сами кто-куда разбегутся, через месяцок.. Потому то в вагоне прикорма нет и лучшей жизни искать смысл имеется. Это Нюшка уже привыкла. Откуда же имя тогда, если нечейная?

Да на станции ее дворничиха так прозвала. Вообще то сначала она назвала Шлюшка-подружка, потому что та то появиться, то пропадет. Но потом мальчишка какой-то спросил, тетенька, а как кошку зовут? Думал ее кошка. И что тут ответишь? Уже было собралась ляпнуть, да вслух произнесла – Нюшка. Первое что созвучно в голову пришло. Так кошка стала Нюшкой.
Не, Нюшей, а именно Нюшкой.
К себе тетка ее жить не звала, а именем наградила. Иногда приносила чего-нибудь пожевать, особенно когда догадывалась, что кошка «опять в положении».
Домашней жизни Нюшка не знала никогда, поэтому завидовать ей было особо некому и особо не в чем.
Основные пути проходили не так уж далеко, так что и к стуку колес давно Нюшка и дети ее привыкли, и к шуму обходчика или рабочих и к гудкам тоже. И все места кошка знала, где безопасно можно пути перейти. Лучше всего с людьми, как они так и ты следом.

В ту ночь под утро, все семейство сладко спало. Будто бы на рассвете рядом брякало что-то, голоса как будто слышались ближе. Так тут тропа тропы до деревень и до леса. Мало ли – пассажиры, рыбаки. На рассвете самый клев. Никогда в вагоне дверь никто не открывал и никогда Нюшку не беспокоил. А что этот конкретный вагон двигаться может – она и ум не брала. Его от ветра то никогда не покачивало. Колеса в траве где-то. Не, быть такого не может.
А оказалось – может! Еще как может. В то утром подцепили вагон к какому-то тягачу и потащили.
Проснулись -а уже едут. Медленно правда сначала. Нюшка в лаз выскочила, давай детей звать. Обычно они за ней один за одним дружно выпрыгивали.
А тут – дом поехал, страшно. Двое котов выскочили сразу, а одна дочка для братик ее замешкались, стушевались. Уже дом вроде и ход набрал. Мать сзади бежит, зовет. А они от нее уезжают. Историю можно было бы назвать горем, если бы не одно обстоятельство. Котята были почти уж взрослые, в том возрасте, когда от матери пора отнимать,
Поэтому и выжили. День пути в этом уже возрасте – это не так опасно, как, если бы новорожденные или маленькие совсем сосунки. Тут ночью очень плотно поели, мать три мышки принесла и молоко у нее еще было.
Так что поехали к своей какой-то новой, как оказалось, столичной жизни котята. А что ж Нюшка? Без дома осталась?
Сначала это было и правда так. Дней десять ночевать было негде. А потом снова вагон появился. Другой правда, но тоже из дерева.
Мешков внутри уже нет, но зато сено. И старая шинель в углу. И дырки в стене для лучиков солнца. Еще с войны от пуль, видно. Может людей в том вагоне перевозили когда-то.
Вагон выглядел более старым нежели, предыдущий. А вдруг как он тут уж навсегда? Или хотя бы до конца ее Нюшкиной жизни.

Что же котята, которые в город уехали? Да до самого вокзала и добрались. Не до самого-самого, а одну станцию не доехали. Станция так и называлась «Товарная», там много разных поездов стояло из похожих вагонов.

Вагон под почтовый должны были перекрасить, подлатать и дать ему еще один шанс. В общем, как помощник машиниста, что вагон отцеплял дверь то открыл, так двух испуганных детей и увидел! Как же так получилось, что там то не глянули, не проверили? Темновато еще было, снаружи замок, людей точно быть внутри не могло. Да и по всем документам – порожняк.
А тут – пассажиры. Да двое. И так что-то мужику совестно стало, что одного он решил уж себе взять. Как они теперь в большом то городе?
Взял того, что похилее не вид.. Кошечка меньше показалась, как-то жалостливее, растеряннее, беззащитнее. Даже по глазкам видно – совсем растерялась. Будто девочка из глухой деревни первый раз в столицу без мамки попавшая. Такой же у них бывает взгляд.
Гена он и на пассажирских составах изрядно поработал, и на товарных, чтобы все уж своем деле знать.
И ведь пустые вагоны всегда обычно проверял. Вот ведь осечка вышла. Второго котенка тоже здесь бросать нельзя. На этой станции даже поезда и электрички не останавливаются, на скорости проходят. А рабочим вообще не до котов. Залезет в какой другой вагон и будет так кататься, пока с голоду не помрет.
В общем девку за пазуху посадил, пацана в карман. Пришли на вокзал. Народу кругом -видимо-невидимо. Малышка совсем испугалась, спряталась под спецовкой. Брат тоже оробел, но весь вы карман не помещался, приходилось смотреть вокруг поневоле.
Пахло как дома – углем, рельсами, шпалами, поездами. Но Гена решил, что вокзал слишком опасное тоже место. Покормить тут всегда покормят. Кошки и коты приходили. Но и затоптать могут запросто и начальству нажаловаться, что бродящие кошки развелись в неподобающем уже количества.

Отнес бедолагу за три улицы от вокзала в пирожковую. Там очень вкусные пирожки пекли. Вкуснее чем в кафе при вокзале. Вроде все то же самое, даже цена, а намного вкуснее. От рук стряпухи зависит. Стряпуха тут была что надо. Взял пару пирожков и подбросил котенка. Пусть приживается. Хорошее место. Не голодное, не на самом проезде, чуть со двора, вокруг зелени летом много, деревьев разных – почти природа, как было.

Ну и пошел домой со своим новой пушистой подружкой, внучат радовать.
Сказал напоследок, «живи Пирожок!» и пошел…

Пирожок осмотрелся. Запахи, конечно, тут очень манящие. Мясом пахнет! Но не родные запахи, не домашние. Пока сидел думал, его приметили. Накормили. И даже оставить готовы были, вопреки разным правилам, незаметно чтобы, в подсобке, потому что ну очень красивый котенок.
Пушистый, шоколадный и в белое пятно. Это если от того «эскимо» совсем мало шоколада слизнуть. Когда его еще много, а пломбира видно меньше. Ну как и положено – наоборот с парой.

Эта красота выделялась. Привлекала. И сразу хотелось сделать исключение и взять или хотя бы покормить. Но запирать котенка никто не стал. А то как мать где-то рядом? Может ищет его?
Он поел, был благодарен, и, казалось бы, надо остаться.
Но людей котята видели только издалека, даже дворничихе со станции еще не были лично представлены, так что в руки никому тут не дался. А не дался – интерес поутих как-то. Диких не очень и любят. Это когда Гена их подхватил от страха оцепенели, не сообразили что и как. Да и и свет после темного вагона в глазки ударил, ослепил маленько, как совят. Вот и попались легко.
Теперь уж очухался немного, нечего всем подряд давать себя ловить. Куда вот мужик сестру поволок – и не ясно. Может хороший он, а может и нет.

Так что пошел он свой дом искать. Тот, что так дорог маленькому сердечку был. До дома не дойти, а вот до вокзала добрел. Нос привел. Уже к ночи, когда не так людно. И там были они – поезда и вагоны. И там были они - рельсы и шпалы. Столько вагонов! Какой же из них дом?
Дома то прямо как-то в ряд стоят, друг к дружке привязаны. И во многих есть окна. Котенок уже видел в своей жизни такие, но они всегда почти ехали, а внутри были люди. Ему бы такой дом как был…
Но лапы уже не шли никуда. Надо было хотя бы утра дождаться. Забрался в какой-то темный угол, подальше от людей, там и уснул. По сути ребенок еще. Трудно ему решать взрослые кошачьи задачи. С одной стороны страшно, с другой интересно. И всех опасностей, которые могут таить в себе и места такие и люди иные он просто не знал.

Так что, когда наутро его какой-то пассажир приметил, еду принял. Сначала подождал, как тот отойдет, а потом съел кусок сыра. Это была новая еда, но голод заставил попробовать.
В итоге Пирожок остался жить на вокзале. Как-то так взял и остался. Привык помаленьку.
Выучил все возможные точки питания, и какие надо сделать глаза, чтобы люди еду дали. Ночами мышей ловил. Они тут водились. Других котов не задевал, себя в обиду тоже не давал. За кошками местными не ухлестывал, чтобы драк не затевать. За драки – сразу выселение. Для любви на соседнюю улицу бегал.
К людям начал привыкать, доверять стал. И вполне себе ручным оказался. Но с собой домой увезти никто почему-то кота не хотел. Кто думал, что уже чей-нибудь, кто считал, что специально вокзальный, кому мама не разрешала, кто полагал, что в деревне таким пушистым не место. Все любовались, а не брал никто. Да кот и не особо напрашивался. Такая жизнь его вполне себе пока устраивала.
Больше всех кота привечала кондукторша одна. С пригородных электричек. Клавдия. Последние два до пенсии работала. Всю жизнь в столице прожила. И всю жизнь здесь трудилась. Когда кем, сейчас вот кондуктором. И отец машинистом был, в войну погиб, когда состав разбомбили. Мог не ехать тогда никуда, старик же. А кому работать было как ни старикам, детям и бабам?
Надо значит надо. И она всегда на совесть работала. Кот дома у нее свой был – Батон. Толстый такой, откормленный. Хоть и старый, его котенком еще отец подобрал за неделю или две примерно до гибели. Мать еще ругалась…зачем в такое время животинку в дом принес, мало ли разных хлопот. Отец как-то тогда грустно посмотрел и сказал «Да пусть мужичок в дому будет»
Как чувствовал, что уйдет, будто хотел какую-то живую память оставить.. Вот – оставил…Тринадцать лет уж скоро память…
А этот чисто Рельс – если бы не пушистый – то одни кости. Хотела было даже Рельсом окрестить.
Но худые коты были не в ее вкусе. Так что решила и этого откормить. Вдруг отец так привет передал? Или Батону смену он там готовит?
Домой молодого на взяла. Потому как свой кот пожилой, не стоит ему показывать, что будто к смерти его готовятся и молодым подменить хотят. Да и домашние могут так же подумать.
Если бы годков пять назад, тогда бы да, а сейчас Батон сдавать начал, ослеп на один глаз, вторым тоже видит плоховато. Но форму тела, основную свою красоту пока держит.

Но особое внимание она новому красавцу определенно оказывала.

Стал кот бесхитростно просто Пушком. И повадился с Клавой билеты проверять. Первый раз незаметно за ней увязался, она уж в вагоне заметила, когда состав тронулся. Весь пусть глаз не спускала, чтобы обратно вместе воротиться. Переволновалась вся аж до головной боли.
А потом кот как на работу ходил! Пассажирам весело было. Билеты не Клаве, а коту показывали. Целый спектакль. Да и ей веселее. Пушок умницей оказался, никогда не отставал, на пересадке на руки сам запрыгивал, просто коллега, не иначе.
Нравилось ему очень. И ехать нравилось, и стук колес нравился, и как все мелькает за окном тоже.. Хоть Кондуктором его переименовывая и оклад назначай. Так года два поработали. Где-то года через полтора от начала сотрудничества Батон умер. Клава пришла с работы, а он спит как-будто, но не живой уже.
На другой день Пушка домой и принесла. Оказалось, у нее семья есть.. И муж имеется, и дочка с зятем, и внучки две пяти и семи лет.
Но теперь же Пушок людей уже не боялся. Теперь он боялся квартиры. Но и тут быстро привык. Главное на работу, на вокзал его звали и брали. Не разлучили с поездами навечно.
Да и после того как Клава работать перестала, не разлучили. От деда с бабкой домик остался, мать там потом жить начала, как отец умер. Не смогла больше в городе. И сейчас жила, доживала. Старенькая совсем уже.
Клава к ней моталась каждые выходные, а то и чаще, если получалось, если по пути. Не очень далеко, станций 12 от вокзала.
Но этого Пушку было достаточно, чтобы главного счастья в жизни не терять. Только ездил он теперь не кондуктором, а пассажиром. Ну дальше, когда старушки не стало тоже – типа на дачу!

Жизнь у него совсем наладилась. Частично в городе, частично за городом, между ними – любимые поезда. В городе правда научился на поводке ходить, как собачка. Клава иногда по старой памяти на вокзал ходила в столовую ну и тоже воздухом подышать, духом, на пассажиров посмотреть.
Особенно за молодыми ей наблюдать нравилось. Такие полные они оптимизма. Вроде дети войны, но жизнь у них продолжается, а взрослая – только начинается.

Кто-то учиться приехал, кто-то город посмотреть, кто-то транзитом с одного конца страны в другой. Иной раз с гитарой, с песнями, с рюкзаками – весело им. Рядом и сама молодеешь.
Вот на такой выход Клава кота на поводке выводила. Чтобы случайно не потерялся. В пути. Потому что вокзал он знал как дом родной, там не пропадет, а вот в дороге – как знать. От квартиры до вокзала три остановки трамваем, а там еще пешком да через проспект.
Берегла, короче, кота. Он понял, и не сопротивлялся. Не такое уж и жесткое ограничение прав и свобод этот поводок временный.

Прожили вместе дружно долго. Умер Пушок своей смертью, от старости всего организма, так сказать. Тоже тихо, спокойно, быстро – не в миг, но за три дня. Без особых мучений.

В этот раз и с жизнью и со смертью обоим, выходит, что повезло.
А встреча, встреча то в чем и как заключалась? И вышло ли какое ладное дело из нее?
Встреча, что не удивительно, состоялась в поезде! В электричке.

Дача Ивана по той же дороге оказалась. Вообще, когда сборы на дачу происходили, они машину заказывали. Грузовичок. Чтобы все сразу вывезти – и вещи на сезон, и мебель какую, и птиц родительских, и кота. Два раза в сезон этакий общесемейный на две семьи переезд.

А между ними как все – электричкой, автобусом по выходным сынулю навещать. Или в отпуск.
На этот раз как-то так вышло, что все добро на дачу уехало, и малыш тоже, а кот остался. Ему уж тогда года полтора было. Обоим котам по полтора.

Пломбир за неделю до того вазу случайно разбил. Хрустальную. Очень уж цветы интересные в ней стояли, пахучие. Никто его не ругал сильно, хоть вазу было очень и очень жалко. Ее на свадьбу дарили. Но разве ж кот знал? Он только цветочки понюхать хотел. Ваза упала, разбилась, Пломбир испугался побежал и лапу порезал. Подушечку. Стекло там застряло. Хозяйка с проблемой в миг справилась, стекло достала, лапу промыла, забинтовала. Бинт, правда к вечеру Пломбир с себя снял. Это в пятницу случилось. А на дачу ехать уже завтра. И машина заказана. Было принято решение поездку не отменять, все чтобы выдвигались по плану, конец мая на дворе, а вот кота привезут пешком. Через неделю. Чтобы лапа зажила. Дома пол, а за городом земля на тропинках. Попадет земля в рану – может случиться заражение. А ну как с больной лапой от врага какого не убежит? Или с дерева упадет? Аргумент, однако. Даже сынуля понял.
Пусть подлечиться неделю. Вот он и лечился. И был торжественно погружен в корзинку для переезда. Прямо как в первый раз, когда котенком был! Только тогда он на дне этой корзинки сидел, даже ничего не видно ему со дня было, и места вокруг полно свободного, куда хочешь лапы потягивай. А теперь – еле еле поместился в ту же тару. Во, как подрос!

Ну и конечно же в этой электричке, в этом вагоне Клава с помощником билеты и проверила! Они даже заметили, что коты чем-то очень похожи. Может вообще братья? Так оба с улицы, оба найдены будто в одном городе, в один год. Может быть! Как было им догадаться, что они просто парные души, что родство тут несколько по другому принципу. Ну поглядели друг на друга, перекинулись хозяева парой слов и разошлись. На этом все. Больше Пушок Пломбира в своей жизни не встречал. Даже если и ездили еще в поездах, то в один день и в один поезд не попадали.

Хранителю особенно интересно было узнать, чем же эта встреча вышла примечательной. Целая электричка народа. Да в теплые дни, да выходной. Там у каждого мог быть какой-то поворотный момент в судьбе.
Но случился он у молодой женщины Ксении. Она на той электричке, даже в другом вагоне, не там где Пломбир с хозяевами, а в соседнем, ехала в деревню «Петушково». Там по слухам бабушка одна жила. Она на воду какие-то слова наговаривала, лечила таким вот макаром.
Потом воду пьешь по указке и болезнь уходит.

Тихо лечила, без огласки. Это уж люди друг другу из уст в уста адрес передавали, и то шепотом.
Как-то совсем не поощрялось тогда подобное.
Да и болезни никакой не было. Невезение какое-то. Аж страшно. Уже 29 лет, а мужчины рядом все нет. И это ли повод бабку искать? Мало ли баб одиноких таких? Нет, не повод, конечно. Повод в другом был. Будто мужья и даже просто ухажеры в этой семье из поколения с поколение не задерживались. Мать замуж рано вышла, муж на охоте замерз, второй с лошади упал замертво, а батю самой Ксении на войне убило. Они даже расписаны не были, мать уже против была, думала убережет это. Нет, не уберегло. И с бабкой так было. Овдовела в 24 с двумя детьми на руках. Больше замуж не пошла просто. Шашли как-то с одним мужичком закрутила, так тот вообще без вести пропал.
Как вот любить после такого? Мать уверена была – наговор это какой-то. Сказывали прабабка чужого мужа из семьи от детей увела, вот жена и прокляла всех баб в роду за такое. Плохо прабабка сделала, но Ксения то чем виновата? Ей любви хочется. А еще – деток. Детки без мужчин не рождаются. Даже если замуж не пойдет, даже если случайный роман, все ж одно человека она подвести может? Обречь на беду какую? А как дочка родится, потом ей такое несчастье одиночества передать?
Доктора такое не лечат. Да и кому и как рассказать. Говорят люди – снимать такое надо. У того, кто умеет. Вот бабушку и посоветовали.
А то Ксения мужчин аж бояться начала. Ей стало казаться, что даже рядом им быть с ней опасно, не то, что любить.


Оставалась одна надежда – бабушка эта. Говорят, помогает в таком. Вот и ехала, вот и думала, вот и опять молилась, чтобы были в ее жизни и любовь, и детки.
Думала по молодости, может на матери вся эта цепочка совпадения и оборвется. В 18 лет влюбилась. Не без ответа. А после первого поцелуя, дальше которого влюбленные даже и не зашли, на парня дерево упало. От ветра. Убило. С тех пор много уж лет прошло. Любви и счастья, как у всех только сильнее хотелось. А чувство вины просто жгло, выедало душу изнутри. Она то ладно, она и одна проживет, но мужчины то эти чем виноваты? Молодые же совсем. А еще вдруг кто тайно ее полюбит? Тоже сработает? Баба красивая, умная, заметная. Даже на работу ушла в чисто женский коллектив….
Ничего, может поможет старушка…
Только когда на место прибыла, выяснилось, что бабушки уже полгода как в живых нет, и хата заколоченная стоит.
Домой в слезах вернулась. Что по осени не поехала, что тепла ждала, может успела бы еще…
И вообще как-то так муторно стало. Еще того кота, чтобы билеты проверял добрым знаком сочла, потому что улыбку у нее вызвал. Редко она улыбалась. А все одно все как-то плохо вышло.
А точно ли?
Ровно через год после этой поездки мужчину одного встретила в купе, в поезде. Отпуск, решила просто поехать, куда глаза глядят…на Селигер посмотрел или на море…куда билеты будут, туда и поедет. Все равно куда.
Вот в купе и встратились. Мужчина от врачей столичных ехал. Мрачнее тучи.
Рассказал он ей свою страшную историю. Что жена от осложнения в родах умерла, от инфекции.
Сам сына растит трех годков. И нет у них больше никого на всем белом свете. Они с женой оба с приюта, там и познакомились. Сын в приют попадет. Потому как доктора приговор ему вынесли – год жизни, не больше. Осколок с войны около сердца засел, воспаление пошло, сделать ничего с ним нельзя, вообще удивительно что живет. Да он и не воевал даже, в приюте своем и учительствовал. Детей в война там только больше стало. Как-то налет случился. Детей всех спасли, а его зацепило. Казалось, не серьезно, что жить с этим можно. И жил. На погоду только грудь немного ныла.
Когда женился слово дал, что у его детей нормальная семья будет – мать, отец, дом. Но выходит не все клятвы выполнимы. У Бога на каждого свои планы.
Ксения спросила даже, а что ж сделать надо, чтобы мальчишка в приют не попал.
-А что я сделаю? Жениться и то уж мне не успеть. Кто пойдет заведомо на такое?
Чтобы знать, что помру, и чужого ребенка растить? А обманом я не смогу, не по божески это.
-Я! – вдруг сказала Ксения. Я – пойду!
Почему-то подумалось, что раз мужику все одно приговор уже вынесен и смерть рядом, хоть сына поднимет. И мальчишка он, сын. А главное – не родной. Может на этом все это зло и остановится. Все будет хорошо! А что без любви к мужу – так какая уж тут любовь. Мальчишку, не видя, она уже будто любила.
Мужик подумал, что это шутка. Оказалось, что нет. Что ж, ему пути-дороги хватило, чтобы понять, что перед ним добрая душа. Быстро расписались. И жить вместе стали. Чтобы все видели – семья, чтобы сомнений не было и повода ребенка из семьи этой потом забрать.
А главное – полюбила она мужа. Всем сердецем. Так, как казалось, любить уже не может. После всего пережитого. Молилась, чтобы Бог дал ему еще месяц, еще неделю, еще час. И мальчишка ее полюбил, стал мамой называть. Муж сначала жене был во всем благодарен. А потом понял – это больше чем благодарность, это пришла таки снова и к нему настоящая любовь.
Вряд ли жена первая осудит его за это. Сын счастлив. А это для нее было бы самым главным.
И в детский дом не попадет. Как они всегда вместе мечтали. Жить в столице стали, чтобы к докторам поближе. А домой к мужу – в отпуск. Там красиво. Леса, озера, грибы, ягоды. Сначала думали что до отпуска вместе уже не будут. Потом вернулись из него. Выходило что год то уже прошел!
А Сергей все живой. На погоду грудь ноет, после физической работы кашель приступами накрывает. Но живой. Поехали снова к врачам. Те только руками развели. Когда год мужику давали, прибавили слегка, думали и половины срока не протянет. А тут – чудо! Осколок на месте, а воспаления нет. Совсем ушло, ни отека, ничего. И сердце больше не смещено, как будто на свое место встало. Кроме как чудом все это было уже не назвать.
Ксения переживала сначала сильно. Все беды ждала. Что снова какой дерево счастье ее оборвет. Но ничего не случалось. А муж полной жизнью жить начал, словно получив второй шанс. Посему быстро поняла Ксения, что беременна. Второго сынишку мужу родила – Артемку. Теперь у них Антошка и Артемка есть.
И прожили они потом много лет еще, котов определенно надолго пережили. Муж так и не узнал, о всех этих страха жены. Сыновья тоже выросли, женились, у них тоже все хорошо было. Как у обычных людей.
Хранитель читал и думал – почему, почему из всех пассажиров, из всех судеб Вселенная выбрала именно эту судьбу?
Возможно потому, что со всякого рода магией у Господа отношения сложные. Что будто он сам не верит в подобное или не хочет касаться. Все там сложно и не очень понятно.
А кошки – кошки существа они магические, слегка мифические. Очень даже подходящие для подобного рода миссий с точки зрения Вселенной и его, так сказать, собственной. Вот и объяснимым становится выбор.
А котов то котов они в доме хотя бы держали? Без котов в доме счастью всегда чего-то чуть чуть не достает.
Как Артемка в школу пошел Рыжика завели. Тот любил в паровозик играть. Когда папа впереди – паровозик, потом старший брат, потом младший, а сзади кот! Говорят «чух-чух» и ходят по квартире.
Кот с ними, не отстает. Тогда Ксения кота-билетёра вспомнила и даже домашним про него рассказала. Правда с судьбой своей никак Пушка не связала.
Вот такой вышла очередная жизнь этой уникальной кошачьей пары. Мирная, счастливая, долгая, как и задумывалось.
И чудо свое имело место быть. Как-то тепло от этой части летописи на душе у Хранителя стало.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 12 май, Вс, 2019, 10:58 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
Что-то никто не намекает мне лентяйке, не ждет продолжения...


Но оно есть:

И не было ничего удивительного в том, что снова эта пара вернулась после рая в свои дома. Не сразу, , но в тот же город, в те же дома и в те же семьи.
Снова была городская столичная жизнь, полная разных событий, счастливых и не очень, как у всех. Опять были поездки на дачу, в том числе и электричкой. Снова было счастье! И было совсем не важно, знают ли люди, что к ним вернулись их прежние питомцы или нет. Всем было просто хорошо вместе.

На этот раз оба снова уродились котами. Оба без породы и черно-белыми. С совершенно беспорядочным, но как уж задумано инвертным расположением пятен по телу. Обычные такие маркизные котики. Разве что мордочки раскрашены интересно. Как будто в театральных масках.

Своего Иван сам домой принес. Долго не искал. У соседей кошка родила, вот и выбрал нового друга. И что ж, все это время, которое Пломбир в раю был, в семье без кота жили?
Нет, конечно. Брали кошечку – Соню. Соня была посланницей от Пломбира, правда люди могли и не догадаться. Она была вся белая. Как сливочное мороженое без шоколада. И очень забавные позы принимала, когда спала. И спать могла в любых условиях, даже когда вокруг ремонт или за окном гроза или салют. Спать – для нее было главным наслаждением в жизни. Но это не значит что дремала она всю жизнь напролет. Просто уж очень сладко это делала, обзавидуешься.

Но как-то так получилось, что особенно Соня мать жены, бабушку, полюбила. Выбрала что ли ее для себя, выделила среди всех. Особенно когда тесть умер, вообще от бабушки не отходила. Она уж старенькая стала, ее даже к себе жить взяли.
Так что как тещу Сергей похоронил, так и Соня за ней «засобиралась». Как-то быстро так, и года не прошло, как ушла.
Что и как там в раю происходит ему было неведомо но он был почти убежден, что кошка за конкретным человеком отправилась. И это было так. Еще и Пломбир успел бабулю встретить и с Соней лично познакомиться.

Теперь вот снова в доме будет кот. Может Соня так бабушку полюбила, потому что сама была кошкой? А котам мужики ближе?
Надо проверить теорию. Снова кота возьмут. Вот и взяли.
И за черную маску на мордочке прозвали Кальманом, честь автора оперетты про Мистера Икс.
На этот раз супруга имя придумала. Сын был не против. Подрос уже. Скоро детям своим будет про кота Василия на войне рассказывать и героического деда. Время идет, время бежит.

Клавдия та постарше была. К моменту очередной кошачьей жизни померла. Но счмогла со своем кондуктором в раю пообщаться, прежде чем тот обратно пошел.
Как и хотелось – к дочке.

Дочка его котенком на вокзале нашла. Да да, на том самом. Свою жизнь они никак с железной дорогой профессионально не связала. Была детским логопедом. Разве что слова «паровозик» или «локомотив» с мальчишками проговаривала.

Но в детстве столько раз бегала к маме на работу, что вокзал не мог не оставить самых приятных воспоминаний – о детстве, о юности, о маме. И если была возможность добраться куда-то поедом и самолетом, она всегда выбирала поезд. Даже если это дольше и утомительнее. Да и перед поездкой на дачу приходила загодя до электрички, чтобы повспоминать. В тот день вот так и пришла. Поехала на дачу уже с котенком. Чудной такой. Голова черная, а на мордочке вроде как маска надета светлая. И такая странная, что глаза раскосыми кажутся. Бегал под сидениями в зале ожидания. Смешной, чумазый, смелый. Явно здешний, но явно ничейный. Вспомнился ей Пушок почему-то. Тот был тоже с вокзала. Вот и взяла малявку.

Так перерыв между Пушком и этим новым чудом приличный был. Без котов? И тут не без них.
Как Пушок умер… в тот же год и соседка Клавы по даче тоже Богу душу отдала. Прямо там, прямо сразу.

Клава ее кошку себе и взяла, жалко. Кошка уже не молодая была, лет девяти, домашняя, уличной жизни такой, чтобы везде сама за себя не знала никогда. Ее весело звали – Килька. Потому чо маленькая была и изящная. Словно какой-то восточной породы в ней помесь. Но откуда тогда? Килька в доме прижилась. Еще 6 лет прожила…. Ну а потом… потом как-то да, перерыв затянулся.
Вот и Клава сама ушла к подружке своей Алене, да к Пушку и Кильке…
И к Батону, который ее там с отцом поджидал, потому что его права на возвращения уже истекли, и их совместная жизнь – девятой была. И счастливой.
А потом как-то замешкались с новым питомцем…
То ремонт, то проблемы, то дочка замуж пошла. Вот попалось чудо само прямо под ноги – тут уж мимо никак не пройдешь.
Чудо было писклявое и вертлявое. Блохастое и голодное. Но очень очаровательное. Получило кличку Мурзик без всяких долгих выборов имени. Мурзик и есть Мурзик.

Он был еще таким маленьким, что к новому дому и новой жизни привык тут же. Да к хорошему привыкать не к плохому, это у всех быстро получается.
Жизнь стала налаживаться. Если купать часто не станут, то совсем хорошо.
Вот так и прожили кот с редким именем Кальман и кот с частой кличкой Мурзик еще одну жизнь.
Очень долгую и счастливую.
А где же им суждено было встретиться. И зачем?

Да все там же -в электричке. Снова. Но на этот раз встреча получилась другой. Потому что оказались они в разных составах. Хозяин Кальмана ехал на дачу, а хозяйка Мурзика, наоборот, оттуда в город. И на одной из станций за городом две электрички подошли к перрону одновременно, и медленно потом так расползись в разные стороны.
Хозяева даже не заметили друг друга в окошках, а коты – ненадолго, почти мельком.

В те дни на этой станции снимали кино. Здесь и раньше уже снимали. Места очень красивые. В прошлый раз про войну. А в этот – историю любви, случившейся не в прошлом, а в наши дни.
Историю встречи, расставания, жизни двух совсем юных молодых людей. Их первое знакомство состоялось на перроне. И здесь должна была быть завязка всего сюжета. Поэтому не случайно режиссер задумал отснять как можно больше кадров этой станции. Как можно больше жизненных кадров, не постановочных. Как люди выходят из вагона со своими вещами, как бегут, опаздывая, как встречают, провожают, как спешат по своим делам. И было дано поручение оператору – просто пойти и снимать. Все, что видит. Потом на эти кадры будет наложена песня. И потом уже снимут все главные сцены и сделают монтаж.
Основную съемку начали через пару дней. Пришлось даже менять расписание. Чтобы выкроить время.
Там уже был и отдельный съемочный поезд с актерами-пассажирами, и массовка, все как положено.
Перед этим режиссер внимательно отсмотрел кадры, что удалось набрать «из жизни». Их было много.
Но в фильм войдут лишь отдельные фрагменты, за который должен глаз сам зацепиться.. Как молодой парень подхватывает у незнакомой сгорбленной старушки тяжелую сумку, как у молодой девушки рассыпаются яблоки из корзинки, как девушка бросается на шею, вышедшему из вагона мужчине – отцу или любимому? Как заводная компания молодых парней с гитарой предвкушает отдых в лесу или плачущий ребенок на руках раскрасневшейся и сонной мамашки с чемоданом или толстая тетка с ведром саженцев….
Яркие образы. Но они настоящие. Так не сыграет даже артист. Это очень важно. Тогда зритель верит во все происходящее, и в ком-то из этих людей узнает и себя.

А еще, еще глаз выхватил момент, когда электричка начинает медленно трогаться от перрона и удаляться. Уставшая женщина в пестрой косынке еле видна где-то там за стеклом, но в самом окошке хорошо различим кот. В большой обычной деревенской кошелке, наблюдающий, как станция остается позади, становясь все меньше и меньше…

И очень захотелось снять момент, как эта женщина заходит в вагон с котом. Только кто она? И как их теперь найти? Разве что искать похожих. Любопытных местных жителей собралось много. Снимают кино – это интересно. Плюс еще и заплатят тем, кого утвердят для массовки. Тут даже костюмов специальных не надо – снимают про современность картину. Однако все все равно принарядились. И очень расстроились, когда в массовку пригласили не самых нарядных, а тех, кто выглядел повседневно.

А еще ассистенты режиссера задали странный вопрос. У кого есть черно белый кот? И вот ведь незадача. Поселков вокруг много, черно-белые коты точно не редкость, а отозвался только один мужчина. Даже фотография у него нашлась. Дочкина, где она держит этого самого кота. Нет, не такой. Пятен на морде нету…Не станешь же рисовать.
А сцена уже была в голове! И никак оттуда не уходила. Сколько будет этот эпизод на экране? Минуту, другую? Не больше. Но весь фильм состоит из эпизодов, если подумать, а эпизоды из кадров. Да что там фильм. Жизнь – это тоже череда моментов. Только в жизни их нельзя распланировать. И смонтировать тоже нельзя. И дубль прожить не получится. А тут – можно.
И талант в том и заключается, чтобы продумать каждый маленький кадр. И если надо переснять одну и ту же улыбку десять или двадцать раз и почувствовать разницу.
Кот в кошелке просто «просился» в кадр.
Сцена, когда девушка или молодая женщина с корзинкой заходит в вагон, а поезд сразу трогается. Главная героиня бежит за ним и не успевает, оставаясь одна на перроне…И видит кота в окне. Уже того самого, что уже снят.

С и этого опоздания начинаются все ее приключения.

Да, в поезде, возможно, даже скорее всего ехала совсем уже не девушка, может быть даже старушка. Потому что девушки нынче косынки носят реже, чем это делали их мамы или бабушки.
Но там была и видна только косынка. Какую найти не сложно. Так что возраст может быть все равно любым. Таким, каким видит его режиссер.
А вот кота…как отыскать? Нет, конечно, это реально. Завтра бы уже бы целый вагон этих котов, если начать искать всерьез. Но завтра. А хотелось бы все снять уже сейчас. Потому что менять расписание электричек и нарушать планы людей каждый день не очень то всем удобно.
И тут отважилась голос подать молодая девушка лет всего то 16. Она стояла в самых первых рядах зрителей, она пришла чуть ли не с рассветом и ждала.
Кино – было ее самой большой и давней мечтой. Но она рыжая и конопатая.У них все в семье рыжие и конопатые. Династия такая. Таких в кино не снимают.
Снимают – красивых. И ростом маленькая. И косолапит немножко. Но вдруг в массовку бы взяли?
Лучшее платье надела. А не заметили. Вон парня в заляпанных краской штанах и рубашке без пуговицы позвали, а ее нет. Да она его знает, он вообще не специально пришел, просто забор рядом красил.
Что ж, хоть посмотрит, как все это происходит!
Но, когда она поняла, какого именно кота надо… то как-то само собой заговорила. Потому что про ее Маруську речь то шла!

-У меня… у меня… есть только она кошка.
-С кляксой на морде?
-Да, как описываете, только она кошка. Маруська.
-Тащи Маруську – приказал ассистент. Тебе далеко?
-Нет, десять минут туда, десять назад бегом!
-Тащи….

И что сдался этому режиссеру кот? Глаз у парня - алмаз, профессиональный уже, молодой, цепкий.
Если решил что по морде то был кот, значит кот и был.
Но зритель таких тонкостей не заметит. А то место, по которому вообще определяют половую так сказать, принадлежность, оно вообще в корзинке сидело вместе с котом. Да и не догадается никто.
Так и вышло. Лена, так звали, девчушку, принесла свою Маруську. По морде ну очень они были с Мурзиком схожи. Как брат и сестра. Если рядом не сажать – не отличишь.
По крайней мере в той части, что из корзинки должна была быть видна. У Маруськи хвост белый, а у Мурзика черный. Но о том, что у кота «из жизни» хвост другой даже режиссер знать не мог.
Маруська была вообще интересная. До талии как будто Мурзик, а ниже как будто Кальман. Как два в одном.

Корзинка, косынка, все это быстро нашлось. Надо было только, чтобы актриса с корзинкой прошла несколько шагов по перрону и зашла в вагон. А дальше бы смонтировали тот кадр, где ехал Мурзик
Потому что он как настоящий артист сыграл уже все, что надо было сыграть.
Может как раз в этот момент Кальмана и видел в другом окошке. Но такой взгляд вряд ли уговоришь любого кота сыграть снова. И ничего, совсем ничего не хотелось бы в отснятом уже поменять.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 12 май, Вс, 2019, 10:59 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
Вот только беда – Маруська стушевалась. Как только ее посадили в корзинку и отдали одной из студенток театрального училища из «пассажиров», как та выскочила и рванулась к хозяйке. Хорошо не на рельсы. Запрыгнула прямо к ней на руки и прижалась, как ребенок к мамке.
И что ты будешь делать? Может эта Лена сама и пройдет эти пару метров? Молода, конечно, слишком. Чуть бы постарше, хоть годика на три. Чтобы ровесница героини примерно.
Ничего, Платьишко другое наденут, косынку… и будет на пару лет старше смотреться.

Молодая провинциалочка едет в город. За мечтой? Учиться? Работать? Навсегда или так, на время? И все богатство, которое у нее есть – небольшой совсем чемоданчик и большая корзинка с котом. Друга берет с собой…Друзей не бросают.

Как-то так. Весьма романтично. Вот она может и успеет к своей мечте, а главная героиня – еще вопрос, раз опоздала.
Поезд уходит, девушка на перроне видит в окне кота, за кадром звучит песня – история начинается.
На перрон выбегает парень, который тоже опоздавший. И теперь их там пока только двое….И по началу они совсем не нравятся друг другу. И так кадр за кадром…дальше….

Лена не могла поверить в случившееся. Ее снимут в кино. И не где-то там в толпе, а в настоящем эпизоде! С хозяйкой рядом Маруська была готова на все. И в корзинку, и в вагон, только вместе.
Она очень артистично торчала из кошелки и крутила по сторонам головой. Лена была такая маленькая и хрупкая, что корзинка и кошка вместе были для нее тяжелой ношей, от чего косолапость слегка усилилась, а веснушки стали ярче. Рыжие кудряшки были спрятаны под косынку, но им тоже постоянно хотелось выбраться и показаться.
Сделали 7 дублей. Но все получилось. И девушка оказалась очень фотогеничной. Про таких говорят –камера любит. Этот самый режиссер снял ее потом еще в одной своей картине. В совсем небольшой роли, но уже со словами!

Это потом, через восемь лет, Лена перестанет быть Ленчиком, а станет Еленой. Известной актрисой с тысячами поклонников и воздыхателей, которой будут завидовать девчонки. И ее веснушкам, и даже легкой косолапости в том числе. Будут даже копировать эту походку и красить локоны в рыжий.
Эта маленькая сцена словно выдала девчушке билет до мечты. И фильм этот имел успех. И молодой режиссер сделал себе имя. Он снимет еще много чудесных картин. Но эту назовут – первой большой удачей в списке многих и многих. А Мурзик неожиданно стал звездой одного эпизода.
Правда сама хозяйка себя в этом фильме не опознала. Так уж все идеально кадры состыковали.
Дочка, дочка заметит, что коты все таки разные, и тот что в окошке – их Мурзик. Даже не верилось сначала, но расследование показало, что это вполне могло быть так.

Что с такого вот чуда? Ну не стала бы Лена эта артисткой, стала бы еще кем-нибудь. Главное, чтобы человек хороший. А она была хорошим человеком. Даже слава на это никак в плохом смысле не повлияла. Но она бы могла быть и доктором, и учителем, и кем угодно. Ну не получил бы признания фильм и режиссер? Никто бы от этого не умер. Чудо – это какое-нибудь спасение, а не слава. . А как же мечта? Если бы умерла мечта? Так что Хранитель вполне себе признал все описанное за чудо. Эта парочка никогда не встречается просто так.
Ни в одной из жизней. Даже в самой короткой.
А короткий срок жизни им тоже выпадал. После двух очень долгих жизней последовало сразу три неудачи. Вселенная выдерживала, видимо, некое равновесие.

В следующий раз настал как бы черед возвращения уже к сыну Ивана и внучке Клавдии. Как-то так распорядилось небо.
И казалось, что это правильно, и все будет хорошо. Но что-то пошло не так.
В этот раз появились на свет две кошки. Обе породистые. Шотландские вислоухие. Моднейшая на тот момент порода. Это было что-то такое совсем новое и очень умильное. Естественно, питомники и просто заводчики стали активно заниматься этой породой. А владельцы мечтать о такой. У мечты сбывались.

И два котенка попали на одну и ту же выставку на продажу. Оба опять полосатые. Но не простые «шпроты» с помойки, а серебристого полосатого окраса. Модного и красивого. Как и раньше с полосками «наоборот».
Вот это «наоборот» было принято за брак окраса и маленькая кошка была оценена дешевле.
А недорогая цена на мечту – это шанс! Малышка была куплена.
Как и куплена вторая кошечка за вполне себе уже немалую цену.

Им суждено было пересечься всего один раз. На этой самой выставке.

Но прожить совсем недолго. В любви и заботе, которые просто не всегда могут спасти от беды. Первую кошечку назвали Джули, вторую – Клепа.

Джули – появилась на свет по всем правилам вязки. Прибыла на выставку со всеми прививками и согласно документам. Но по совершенно необъяснимым причинам в 6 месяцев у малышки развился перитонит, неизлечимое заболевание кошек, победить которое не могут ни самая большая любовь, ни большие деньги, пока ничего. Было много слез. Было много печали. Но Джули не стало. Жизнь Клепы оказалась еще короче. Информация о возрасте и прививках оказалась ложной. Как уж это произошло, и на чьей это было совести -хозяевам было уже не важно. Котенок был слаб. На той самой выставке или позднее, он подхватил вирус. Врачи долго не могли понять, в чем дело, если имеется прививка, которой на самом деле не было.
Малышку спасали и не спасли. Зато нашли целый букет разных недугов, видимо связанных с нарушением правил разведения и содержания. Она убежала на Радугу быстро, не было еще и 5 месяцев. И тоже были слезы, и тоже была печаль.

И было в обоих случаях решение породистых больше не брать. С ними все так сложно! Вовсе нет. Но на тот момент и в тех обстоятельствах казалось, что это так. Но беспородные, самые обычные уличные коты жили в доме подолгу. Так казалось. Может быть следующая жизнь в эти семьях простых котят тоже оказалась не долгой, чтобы люди поняли, что наличие или отсутствие породы – не условие долгой жизни или счастья, что они заблуждаются? Но это будет уже потом.

Когда Джули и Клепе суждено снова было стать бело-рыжими обыкновенными котятами.
Но они вернулись. Обоих взяли по объявлению от домашних кошек. И ничто не провещало беды.
И снова, снова, словно по злому року, жизнь рано оборвалась. Неужели Вселенной не стыдно? Чтобы одни и те же хорошие люди испытывали боль потери дважды, два раза подряд? Им за что это испытание? Даже если должен быть в кошачьих жизнях некий баланс? Или именно эти люди – не те люди? Но они же хорошие! Или они созданы для кого-то другого, а кто-то другой для них?
Хранитель знал, что с котятами Муси была чем-то похожая история. Два котенка попали в дом к очень хорошим людям и оба там прожили очень недолго. Тогда как котенок совсем от другой кошки прожил почти 20 лет! Почему? Почему в доме потомков первых хозяев что-то может меняться? Кто знает. Но меняется порой. Причем как в худшую так и в лучшую сторону. Хранитель знал случаи, когда кот в черном ошейнике попадал потом в семью внука или сына своего же обидчика, и жил там очень счастливо. Тут вот как-то наоборот, хотя люди совсем, абсолютно не виноваты. Надо менять дом? В какой то момент надо менять дом? Для Муси, когда она слушала потом эту историю, такой поворот был своего рода откровением. Вот ведь и так бывает.
Как знать. И охватывало волнение – что же будет в других ее жизнях? С другой стороны – чему уж быть, того не миновать. Может за всю эту ее сейчас работу не станет Вселенная жестоко с ней уж шутить.
В летописи было написано, что первый котенок в этой очередной жизни обварился насмерть кипятком, а второй подавился пуговицей.

И хотите сказать хозяева тут совсем не при чем? Разве не виноваты?. А если такое случается с детьми, родители тоже без вины?
Все по ситуации – по обстоятельствам. Снова очевидно, что где-то есть преступная небрежность, а где-то несчастный случай. Никто не раскидывал пуговицы перед котенком и не разбрасывал их по квартире. Все мелкое и опасное было убрано. Он сам отгрыз пуговицу от кофты, которая висела на стуле, когда дома никого не было. Отгрыз крепко пришитую пуговицу, закатил куда-то под стол, а потом уже там нашел.

А кипяток?

Любопытный кот-подросток просто потянул за край скатерти на столе, где стоял чайник. Стол бы высокий. От него даже отодвигали стулья, чтобы кот не залезал на обеденный стол. По клеенке он никогда не карабкался. А тут постелили скатерть. Без повода даже. Просто захотелось перемен. Но никто не думал, что будет так, как оно вышло.

В следующую жизнь в другой дом? Но она даже по теории вероятности не должна быть короткой. Следующая жизнь. Третья попытка? Но Вселенная, видимо решила иначе. У нее были какие-то свои планы.
Были кошки в тех домах, будут кошки с тех домах, но не эти и не теперь…Как-то так. Соня тоже ждет возвращения… и сколько кошачьих душ без дома на земле и на небе!
Люди переживут, люди обдумают, люди не смогут без кошек. Даже если поймут теперь это не сразу.

Но, что, что можно было успеть сотворит чудесного за две небольшие жизни? И как?
Оказалось – можно.

К тому самому выставочному комплексу, где продались два вислоухих котенка, к главному входу подошла одна женщина. Она была уже пожилой, но не выглядела еще древней старушкой. Она была потерянной и уставшей. Всю свою историю изложила она на картонке.
«Я неизлечимо больна. У меня 5 кошек. Возьмите их кто-нибудь, пожалуйста!»… И в этой своей табличкой она встала на входе в павильон. Охрана прогнала. Пришлось встать подальше, не так заметно
Но разве это имело значение? Большая часть покупателей идет в такое место за котенком. Молодым, здоровым без всякого прошлого. Если и выделяется какая-то зона для пристройства бесхозных кошек, которых готовы взять люди, то, как правило, эти кошки обследованы, привиты, стерилизованы, с какими-то гарантиями или даже возможностью возврата, если что-то не получится в совместной жизни.
А еще… с ними нельзя «занести» нечто дурное или неизлечимое в дом. Какую-то чужую беду. Кошачий Бог и Хранитель знал, что люди они по природе своей мнительные.
И очень трудно найти кошке дом, если известно, что ее хозяин или хозяйка умерли, например молодыми или от рака. Кошек бывает очень жаль, а взять человек все равно не решается. И шансов найти того, кто возьмет очень малы. Будто бояться прихватить кусочек чужой боли вместе с кошкой. Можно понять эти страхи. Трудно их осуждать.
Взять кошку у того кто при смерти тоже бояться. Потому что кошки они мистические, вдруг заберет у любимого хозяина болезнь и унесет в другой дом?
Кошачий Бог знал, что на такую подлость способны наверное только люди, если уж и забирает кошка беду, то на себя ее принимает, даже ценой жизни своей. Но людям свойственно бояться. Они такие. И когда все хорошо, словно строишь стену от всего плохого вокруг себя, чтобы оно тебя не касалось как можно дольше. Молодой котенок от улыбчивой продавщицы и взрослая кошка от умирающего человека – видят по-разному.
Хотя котенок в данном случае принес в дом слезы, а кошка могла дарить радость лет десять. Все гораздо сложнее, чем думают люди. Или наоборот они слишком все усложняют….
Хранитель не знал какой тут ответ считать правильным.

А одинокая женщина искала новый дом целым пяти кошкам! Одну пристроить- уже за счастье. Люди проходили мимо, читали табличку, ускоряли шаг, опустив голову. Лучше бы денег просила! Денег бы они дали. А так…купят себе котенка.

В чудо не верил в общем-то тут никто. Но оно случилось. Одна молодая девушка лет 24, студентка мединститута, просто подошла и спросила женщину про диагноз. Сначала ей двигало скорее профессиональное любопытство. Не врет ли? Разного рода попрошаек, которые просят деньги на излечение несуществующих болезней и спасение несуществующих детей появилось в последнее время много. Люди перестают верить, люди перестают помогать тем, кто на самом деле в беде. Это расстраивало, а обманщики злили.
Но она просит не денег. А кошек Мария любила всегда. Может просто надоели ей кошки? А диагноз для жалости.
Это вообще вне понимания. Потому что в больнице на практике она видела умирающих людей в самом рассвете вил и детей умирающих видела. Наговорить, придумать себе страшный недуг, будучи здоровым, может только полный глупец. Потому что судьбу нельзя искушать, а смерть дразнить. Можно бояться чего-то, можно даже подозревать и бояться еще сильнее, но чтобы взять и использовать обман себе во благо? Она была еще молода, но уже понимала, что есть на свете вещи, с которыми шутить просто не стоит.
Эта женщина на обманщицу совсем не похожа. Да и выгода слишком невелика. Проще кошек выбросить, чем озвучить свою скорую смерть без болезни.
На выставку сама будущая доктор пришла не за котенком. А посмотреть на кошек, просто для души. Посмотреть на новые породы, на маленьких котят. Ну и к людям присмотреться.

У нее есть кот – Степка. Подобрашка с улицы. Проблема была в том, что хоть рядом вставай с этой самой бабулей! Бери картонку и пиши «Мы с котом стали бездомными. Сдайте кто-нибудь нам жилье!»

Снимали они со Степкой квартиру уже 5 лет как, жили не тужили, хозяйка была не против. А теперь дочь стала владелицей. Решила сделать дорогой ремонт, сдать квартиру дороже. Ничего, осилят. Возьмет еще смены в больнице. Да и диплом уже не за горами, тогда будет больше работать. Но новое условие – никаких котов! После ремонта – никаких котов и никаких детей в дом. Сдай своего кота в приют и живи дальше. Вот так и было именно сказано. Даже спорить не стало. До таких людей не достучаться. Они и своих детей в приют сдадут, и мать родную в богадельню.
Это дело хозяина пускать или не пускать кого-то в свой дом. Будь то животные или дети, будь то люди другой веры или уклада жизни, будь то кто. Хозяин – барин. И в этом нет вовсе ничего предосудительного. Нормально все это. А вот прямое предложение сдать друга в приют – не нормально. Не пустить или даже выселить можно по разному. «Нет» - это не просто слово. Оно может из разных уст звучать иначе. И впечатление от произносящего и мнение о нем будет каждый раз разное.
Здесь мнение составилось быстро, впрочем она было составлено еще заочно, а теперь лишь подвертилось. Бороться за свои права и тем более уговаривать не имело не малейшего смысла.
Так что через неделю-другую быть им со Степой на улице. И как оказалось снять жилье с котом, честно сообщив об этом и в короткие сроки – сложно!
Попадались предложения только далеко. Совместить учебу и работу никак бы не вышло.
И даже если говоришь, что кастрат, что не метит нигде ничего и мебель не дерет – все равно отказывают.

Так что одной из целей визита было покрутиться в том числе среди кошатников. Может кто сам жилье сдает, или кому уход за кошкой на время отпуска нужен. Чтобы пожить со Степой пустили, а за это время найдут же что-нибудь они себе.
А тут женщина эта. Разговорились.
Диагноз и правда оказался серьезным, прогноз весьма неутешительным. По прикидкам Марии, еще год более менее нормальной жизни не более, еще столько совсем тяжелой – максимум.

Оказалось, что комнат у женщины две. Родных нет никого. Квартиру хотела фирме отписать, которая ухаживать будет совсем уж в конце, уже нашла такую. Но кошек они выбросят. Он точно знает, что выбросят. Даже если в документах записать условие не бросать кошек, придумают как избавиться. Потравят или еще чего там. Женщина оказалась не глупой, и прекрасно понимала все реалии современной жизни. Всю жизнь проработала в нотариальной конторе секретаршей.
Знала разные истории. В том числе и обмана. Что ее обманут не боялась, а вот что кошек – да. У них юридических прав – кот и наплакал. А то и того меньше.

Мария не была меркантильной. Ей вовсе не захотелось во что бы то ни стало любой ценой захапать чужую квартирку.
Даже мысли такой не промелькнуло. Но вот мысль о том, что они могут быть полезны друг другу – да! Что у нее есть медицинское образование, скоро будет диплом, что ей нужно жилье, а женщине помощь с кошками и здоровьем. Искать подобный вариант сиделки она просто не додумалась. Как сиделку может быть и со Степой кто-то и пустил. Вот дуреха, не догадалась.

А тут, ну где пять там и шесть котов. Кошкам как выяснилось 5,6,7,10 лет. И одной всего годик. Все хозяйку, скорее всего переживут, даже самая взрослая. Не кастрирована только одна – молодая. Как ее взяла, через день диагноз узнала, не до того стало. А так – позаботилась обо всех, всех стерилизовала. Все пятеро - кошки. Так что и тут ничего сложного.

И куда она тогда сама Маша денется, если из квартиры ее попросят уже с 6 котами на руках? Если бы она тогда сразу подумала об этом, то посочувствовала и распрощалась. Потому что даже одного никого бы взять не могла себе. Без жилья.
Но как-то не думалось, что будет потом, а только, что есть сейчас. А сейчас они могут жить вместе.
И Степан с ними. Там видно будет.

И женщина ей поверила. При всей своей недоверчивости. Просто поверила.

Все хорошо сложилось потом. В уходе хозяйка прожила еще два с половиной года, тяжело было только последние месяца три. Квартиру оставила Маше, та даже и не просила ее никогда. Квартиру и кошек тоже. Так что стала Маша врачом и кошатницей в одном лице. Зато затеяла интересное исследование влияние кошек на течение болезни, на опыте их бывшей хозяйки. Получилась информативная очень статья. Кошки могут быть лекарями. Это уже доказанный факт.
Старшая кошечка умерла через год после хозяйки, остальные, включая, Степана остались жить-поживать. Больше кошек в дом не брали, но этим обеспечивался лучший уход, а том числе и медицинский. В суеверия и разные страхи Мария не верила. А вот в то, что хозяйка квартиры и кошечек смотрит на них откуда-то – да. И обещание надо было держать – кошки должны были быть счастливы, а квартира в порядке. Так и было.
И любовь потом пришла, и дети появились. Только уж когда котам черед убегать на Радугу приходил, больше двух в доме не заводили. Два – чтобы им не скучно было, пока все к то на работе, кто в школе. Были наверняка среди них и «возвращенцы», просто приходили теперь не все сразу.
Соседи завидовали. Мол, надо же, девка, посуетилась. Квартиру получила только за то, что кошек кормила и за бабкой судно выливая. Считали Марию прохвосткой от зависти. Она не обижалась.
Может и сама бы про кого так подумала на их месте. Случайно как-то все вышло. А доказывать это она никому не собиралась. Жизнь все доказала. Была она отзывчивой, не злопамятной. Кому укол, кому совет – никогда не отказывала. Так что прохвосткой и аферисткой люди сами перестали считать ее довольно быстро. А она зла не помнила. Потому что уже подметила. Злые люди, долго хранящие в душе обиду или вынашивающие планы мести, болеют почему-то чаще, а выздоравливают даже после обычной простуды дольше и тяжелее.

Вот такая выставочная история была в летописи.


Вернуться к началу
  Профиль  
 
 СообщениеДобавлено: 12 май, Вс, 2019, 11:00 
Ответить с цитатой  
Любитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19.03.2015
Сообщения: 17893
Откуда: Москва
А та, еще одна, другая, следующая?

Та, что грустная? Она тоже была подробно записана.
Несчастья те с чайником и пуговкой в один день приключились. Под вечер. И обе семьи хозяев оказались в одной и той же клинике, хоть и жили в разных районах.
Она считилась лучшей из тех, что работают в том числе и ночью. Вдруг придется малышей в больнице оставить.
Спасти котят не получилось. Врачи не боги. Но на какой-то момент они были там вместе. Хозяева были так поглощены горем, что даже не видели друг друга. Два параллельных горя в одном месте.
Но чудо все равно успело состояться.
В тот же вечер перепуганные женщина и мужчина принесли к доктору пса. Молодой ретривер. Красавец.
Принесли на усыпление. Потому что доктор в клинике около дома, определила у собаки опухоль в кишечнике, сказав, что она мучается и что жить ей осталось дни. Пес принадлежал женщине.
После смерти мужа она завела себе собаку. Муж так просил. Сказал, заведи сразу себе собаку. Сразу как меня не станет. Болел он долго. Она все исполнила как обещала. Взяла щенка. И вот….! Что это? Как это возможно? Та же болезнь, что у мужа у молодого совсем пса? Супруг был старше, ему было 76! За что ей это дважды? Она просто не сможет пережить все снова, и снова. А если не дни, если месяцы, как у мужа? Медленного и мучительного угасания?

В тот вечер псу стало совсем худо. Вызвала такси. Решилась. Два квартала она его на руках не пронесет, из клиники домой прийти отказались.
Таксист попался немногословный и понятливый. Сразу будто обо всем догадался. Помог пса на сиденье положить, не стал ругаться, что не повезет, что машину испортят. У него самого старый кот жил долгое время. Болеют все одинаково – и люди, и звери. И ругать их в такой момент нельзя, им, итак, плохо.
Приехали- клиника уже закрыта. Так и оказались в другой, в центре.
Как тут женщине не помочь? Как бросить и уехать?

Уже и номер кабинета сказали, уже и подготовили все. Сестра дала время попрощаться.
По документам все как-то печально, нет смысла людей отговаривать. Тот случай, когда не отговаривают.
А тут другой доктор зашел. У него сегодня плохой день выдался. Особенно под вечер. Два котенка домашних подряд не спас. Хоть самому рыдай…вместе с хозяевами. Ожоги были очень серьезными, процентов 60 маленького тельца, а вот с пуговицей шансы были, если бы приехали чуть-чуть раньше. Как вот так получилось? И котята меж собой как будто похожи. В раю сегодня день бело-рыже-золотых что ли?
Что ж за день такой? Пес тоже, похоже, юный совсем. И для кого-то друг.

-Точно рак? Непроходимость другого порядка исключили? Дай ка я посмотрю.

Уж очень не хотелось завершать все на столь негативной ноте….Утром еще кот был, что под машину попал. И тоже золотого окраса. И тоже его не спасли. По нему хоть никто не плачет.

Может и обидно за кота и коту где-то на небе обидно, что плакать по нему некому, но не замечать слезы хозяев, доктор за время работы так и не привык. Тяжело это очень. Вроде все нужные слова заучены уже давно, а каждый раз заново больно.


Пес умирал. Какие-то обследования делать было уже некогда. Оставалось одно – дать все равно наркоз, вскрыть, посмотреть на эту опухоль и отпустить во сне. Но незаметно такое не сделаешь, шов будет виден. Значит надо спросить хозяев.

Хозяйка уж от слез перестала и видеть и слышать. Даже нашатырь принесли.
Мужик кивнул – делайте, что считаете нужным все делайте. Врач даже не знал, что это не хозяин. Выглядели они как пара.

Ну он и сделал. Каково же было удивление, когда в кишечнике был найден старый мужской носок! Он сложился так, что по форме очень напоминал опухоль. Но это был всего лишь носок! Куда, куда смотрела та доктор, к которому обратились первый раз? Чем она думала? Где таких учат?

Два дня назад удалять пришлось бы меньшую часть кишечника. И восстановление прошло бы легче. Но пес молодой, совершенно здоровый, он справится. Его любят. И пес выжил

Когда хозяйка увидела то, что достали из собаки… то плакать вдруг начала еще сильнее. Это был носок мужа. Один из пары, которую она ему лично связала на семидесятилетие. Он куда-то пропал в квартире бесследно еще до смерти супруга. Как пес его нашел? Почему он его нашел? А Зачем зажевал именно его и именно сейчас? Мистика какая-то.

Скорее всего. Но водитель такси оказался одиноким мужчиной в разводе. Который любил собак, любил старые фильмы и солянку с грибами.
И они стали парой. Чудо? Или на этот раз совсем не оно? А что тогда? Если бы не эти два несчастных страдальца, которых не удалось спасти доктору, стал бы он перепроверять пса? Ведь смена почти закончилась. И день бы был не таким трудным. Значит таки оно – чудо.
Будто пес знал что надо как надо когда надо, а коты «страховали». Только знаниями скорее всего обладала Вселенная. И обретал жизнь, кто-то ее отдавал, у кого-то она неожиданно продолжалась. Такой вот замысел. Или Божий промысел, как люди иногда говорят.

Жизни были короткими, но они были не зря. И это был единственный раз, когда умерли коты почти одновременно. Хотя в разные дни. Один в час ночи, другой в 11 вечера накануне. А вот на райской экскурсии они были одновременно.

А что же восьмая жизнь? Как так вышло, что после таких вот трагичных двух, коты получили еще и черные ошейники? Третья трагедия подряд? Не много ли для одной пары?

Такое, чтобы они вернулись обратно и там их предали представить было совсем невозможно.
Зато можно было поверить в то, что люди, пережив потерю молодых питомцев дважды, могли взять перерыв, решив что это какая-то дыра в карме, которую надо сначала «залатать», а потом снова заводить кошек.
Так что же?

Да все вроде бы вполне тривиально.

Два полосатых дикого окраса котика, с полосочками «наоборот» родились дома. В разных новых совсем домах. И выпало им быть полукровками. На этот раз мейн кунами. Одному по матери, другому по батюшке.
Этакие «нагульные» детки. Одна породистая мамка в окно удрала. Через две недели нашли. Но с «подарком», к другой кот таким же образом в частном секторе пришел. По соседям. В общем нагулялись.
Вышли мордастые, крупные, с большими ушками и даже кисточками на ушах, но с оценки профи, конечно же не мейн-куны. Просто похожие.

И похожих надо было пристраивать. Как-то по-быстрому. Хозяева обычной кошечки, взятой в свое время у бабушки у метро, были убеждены что такие добрые бабушки, готовые пристраивать чужих котят за небольшую прибавку к пенсии реально существуют. И нашли такую тетю Надю, которая была даже не бабушкой еще. И это не насторожило, а вселило надежду. Как и самое имя – Надежда!
Мол молодые ноги могут стоять у метро или на рынке дольше, и обязательно пристроят детишек. Детишек было трое – кошка и два кота. На кунов походили лишь двое из них, третий был совсем уж обычной кисой. То ли в мать, то ли от другого отца.

Тетя Надя заверила – все будет в лучшем виде. Мол, она уже даже знает, кто котят хочет, что у нее это дело организовано и есть даже очередь. Но платить за услугу надо. Поверили, заплатили.

Второго котенка, уже от породистой мамки, тетя Надя сама отыскала. Баба она была хваткая..
Кто что хотел слышать точно знала. И тонко чувствовала «клиента», как того, у кого брала на перепродажу, так и покупателя. На этот раз прикинулась, что себе берет. И кун ей не по карману, а порода очень нравится. Даже мужа придумала, который тоже о большом коте мечтает.

Тут уж всех в помете взять было нельзя. Надо было придерживаться легенды. Кот. Значит выбрала из двух. И ей показалось, что очень выгодная будет сделка. Отдали бесплатно, в придачу дали корма еще на неделю, а продать собиралась выгодно. Как настоящего куна, только без документов. Наивных покупателей еще вокруг много. И неделю держать даже у себя котят не собиралась. Одних забрала в четверг, другого в пятницу к вечеру, а утром сразу на рынок. Суббота и воскресенье – рыночные дни. Хоть и век интернета настал, все равно на рынок многие едут. Да и надо ни квартиру свою показывать, ни родителей. За родителей любые красивые картинки сойдут.
Это не первый был уже ее опыт. Кого продать не получалось – так вечером в воскресенье на рынке и оставляла или подкидывала в магазин какой поближе, где таких подкидышей было видимо-невидимо. В четверг начинала свой бизнес снова….
У метро не промышляла. Еще работала. Да и повадились от метро гонять – то защитники животных, то милиция. На рынке проще.

Всего в ту субботу набралось 6 хвостов продажу, среди них и уже столь знаменитая парочка. Выходит, целую ночь провели в одном доме!

И одного малыша даже выгодно продали. Как «чистого куна», у которого папа и мама чемпионы, только вязка вне плана и поэтому без документов. Мол, случайно повязались. На случай лишних вопросов тоже отговорка готова была. А питомник у дочки, а она только вот продает случайных.
Не случайных через клуб в 5 раз дороже!
А другие, что не куны – это от ее обычной кошечки, домашние, зато пушистые. Очень ласковые. В общем на любой вопрос был заранее готов правдоподобные ответ. Как уж оказались на рынке те, кто купил того котенка – не понятно. Те, кто готов платить за породу, а главное готов любить только за породу обычно покупают питомцев где-то в более надежном месте. Потому что им важна не любовь, а обладание породой.

Нет ничего плохого в том, чтобы заводить элитное животное, и хотеть именно такое. Страшно, когда оказывается, что питомец вовсе не «голубых кровей и белой кости», любовь к нему лопается как мыльный пузырь. Такое бывает редко. Обычно люди, поняв что их так или иначе обвели вокруг пальца, к моменту осознания своей ошибки, проводят с котенком хотя бы день. И за этот день успевают полюбить таким, какой он есть. И не могут уже расстаться. Что не мешает в общем-то бороться за правду и справедливость, чтобы не ошибались другие. Любовь от этого меньше не становится.
Но бывают и исключения. Когда все что не заявленного «качества» или «бренда» - уже совсем не нужно. В этот раз так и вышло.

Что кот не мейн-кун, не совсем мейн-кун стало ясно достаточно быстро. А еще стало понятно, что на выставку его никто не возьмет. Как домашнего – потому что слишком похож на породистого. Как породистого – потому что он не такой и нет никаких документов. В общем все планы разрушены. А просто содержать, кормить, гладить – не интересно. А тетка на рынке сказала, что прямо на выставке документы можно будет «справить»… вот гадина. В век интернета такое все равно продолжает случаться. Когда кулаками после драки машут, да не в ту сторону.
Тетка гадина – это возможно. Но сам то ты кто, если видишь лишь три варианта решения проблемы: – отдать, усыпить, выкинуть. Первый – это сложно, второй это дорого, а вот третий – бесплатный и простой.. Так бедный Туз оказался на улице.

Прожил там чуть больше года и оказался в раю. Просто свалился в открытый люк и не смог оттуда выбраться. Всегда этот люк был закрыт, а тут его почему-то открыли и оставили так на ночь. Никто из людей не пострадал, а коты – не считаются. Обидно, но такова уж судьба.

И черный ошейник был выдан по праву. По сути можно считать, что кота предали даже трижды.
Одни отдали, ничего не проверив, другая обманула покупателей, выдав за настоящего куна, третьи вообще выкинули. Но все таки истинными предателями тут были те, кто выпустил на улицу.
Остальные может быть соучастники. С разной степенью соучастия. Хотя хозяева матери искренне верили, что котята найдут лучшие ручки. Доверчивость – снова доверчивость. Просто другая. Она тоже бывает разная. И обстоятельства разные..Кто-то хочет дешево и сердито и верит всему, что говорят, играя жизнями, а кто-то верит, что люди вокруг хорошие и просто никто не обманывает.

Они до конца своих дней могли верить в то, что их котята попали к самым любящим хозяевам.
Ведь Надежда заверила их в этом.
Доверяй, но проверяй? Это так. Но если не проверил – ты еще не подлец.

А баба торговка у кого, у кого, а у Кошачьего Бога уж давно в «черных списках» значилась. Ей потом за все ответ держать, не сейчас.

Второго котенка вообще она не продала. Потому что рядом какая-то поборница правды пристроилась и активно отпугивала покупателей, утверждая, что никакие это не куны.
Что аферистка, мол, перед вами. Какой уж у нее был личный интерес – не понятно. То ли правда за честность сражалась, то ли на кого из конкурентов работала.

Но продать в то воскресенье не получилось у Нади никого.
В таких случаях она с легкостью оставляла свой товар прямо тут же, в проходах, и уходила домой.
Впаривать в общем-то у нее неплохо получалось, это хоть как-то сокращало количество брошенных и оставленных. Были совсем удачные дни – когда раздавала всех да с прибылью. Иначе зачем этим заниматься?

И в этот раз она ушла. Еще до того, как все стали расходиться. Девица рядом не унималась, везде за бабой следовала, да еще живот как на грех крутить начало, от злости, наверное. Одного бесплатно молодой паре успела отдать, а других трех просто выпустила. И нашего героя в том числе. Выпустила и домой свалила. Такая Надя была тут не одна. Ее знали. Кто-то осуждал, кто-то делал вид, что не замечает, кому-то было совершенно все равно.

Так вот наш герой оказался на улице, на рынке…И к ночи там был совершенно один. В этом районе найти себе кров было почти невозможно.В каждом подвале, при каждом магазине – везде стаи таких вот брошенных скитальцев. Но он приткнулся к старому дому под снос. Окна в нем заколотили, а дом все никак не ломали. В доме уже и бомжи обосновались и наркоманы. Их оттуда периодически гоняли. Но кошек не трогали. Там и прижился. И прожил 14 месяцев. Пока до сноса дело не дошло. Под завалами и остался. Не только он один, не успел выскочить.
Тут уж явно кто был виноват – баба Надя, кто ж еще. Больше некому. На ее совести очередной черный ошейник.

А чудо, чудо то где, чудо то в чем? Что баба Надя не заслужила чудес – было понятно. Из соседей кто? В доме том? Вовсе нет.
Чудо в тот день на рынке случилось. В те два дня даже. Это был, возможно, единственный за всю историю рынка выходной день, когда все котята обрели хороших хозяев.
Может не идеальных, но определенно нормальных. Когда никого не купили живодеры, когда никого не выкинули рассерженные родители, с которыми чадо не согласовало покупку, когда никого выбросили по пути домой торговцы.
Свое счастье обрели все, кроме двоих. Двоих полукровок, чем-то похожих на мейн-кунов.
Одного какое-то время звали Тузом, а у другого даже имени не было. Разве что детская кличка Пацан, но так после дома, где была мама его никто и никогда больше не называл. Впрочем, как и Туза Тузом…
Даже те два котенка, которых бросила на рынке Надя были подхвачены ее же товарками и весьма удачно пристроены. С новых типа рук. И ни одна такая торговка, кроме Нади, на записала на свой счет в эти дни черный ошейник котенка.
Такое на самом деле можно было признать чудом. Потому что даже от вирусов, которых на рынке обычно бывает много, никто из купленных в тот день, не умер. Были те, кто заболел, но они поправились, были те, кто чудом не заразился.

Только два кота отдали за все это две своих коротких и непростых жизни. Восьмых жизни.
Теперь просто обязано быть все хорошо. И прожить они должны теперь лет по 25 минимум. Даже Хранитель так думал. Он бы и по 50 им выписал, если бы было возможно.
Похоже, что именно эту пару Вселенная готовит к какой-то особой миссии. Может не только Хранителями им суждено будет стать, но даже людьми.
Все три пары были необычны и интересны, но именно эта казалась особенной.
И естественно и Муся, и Трюфель должны были узнать все эти истории. Прочитают ли сами, услышат ли от него или от Кошачьего Бога не так уж важно, но они должны их узнать. Позже было решено, что эту летопись поведает помощникам Кошачий Бог. Очень уж из него был хороший рассказчик. Заслушаешься. И вопросы по ходу можно задавать.


Вернуться к началу
  Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 201 ]  Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12 ... 21  След.



Найти:
Перейти:  


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

CATS-порталРасписание выставокКаталог породПитомники кошекПродажа котятГалереяЮморИнтернет-магазинОткрытки





Рейтинг@Mail.ru
Copyright © CATS-портал 2002-2021 info@mau.ru