CAT-форум
https://mauforum.ru/

Под знаком БЛИЗНЕЦОВ.
https://mauforum.ru/viewtopic.php?f=12&t=81256
Скрыть изображения

Автор:  POCA [ 01 мар, Пт, 2019, 08:53 ]

В международный день кошек решила начать третью, заключительную часть трилогии о приключениях Муси в Кошачьем Раю.
Сначала думала что "Девять жизней" (https://mauforum.ru/viewtopic.php?f=12&t=79802)это будет самостоятельное что-то, но вышло иначе, так что и теперь получится продолжение.
Видимо больше философии, меньше юмора. Даже из-за этого сомневалась, начинать ли именно сегодня, но с другой стороны обещаю позитивный финал, хеппи энд, чтобы не отходить от традиций. Ну и от общей стилистики тоже видимо отходить не стоит.
Заранее прошу прощение за повторение возможных фактов или даже крошечные расхождения с "Мостом", потому что я так и не сподобилась прочесть весь "Мост"( https://mauforum.ru/viewtopic.php?f=12&t=71784)с самого начала, чтобы полностью освежить в памяти детали. И в части разговоров Бога с Мусей о том, о сем, возможны повторения. Кто заметит любые расхождения говорит, помечу у себя хотя бы в ворде. Тут, увы возможности редактировать постоянно нет. Но некоторые повторения может даже нужны, для тех, кто будет читать как самостоятельное произведение или таких же склеротиков как я, не имеющих желания или возможности смотреть 1 серию еще, чтобы понять третью :)))

Надеюсь читатели все же будут.

Автор:  POCA [ 01 мар, Пт, 2019, 08:53 ]

Предисловие.
«Жизнь» продолжается


Кто сказал, что мы живем только на земле? На земле это одна из жизней. И там, наверху, когда-то после и где-то за чертой тоже жизнь.
Просто она другая. Видимо, кто уж какую заслужил по жизни земной. Но все кошки попадают в рай.
Поэтому Муси жизнь была райской. Только не совсем как у всех из-за того, что приходилось выполнять много разных дополнительных обязанностей. Но в раю нет не только боли, но и усталости. Так что главное было – успеть.

И сон тут не вынужденная мера, чтобы восстановить уставший и измотанный за день организм, а прежде всего удовольствие. Спать – приятно. Во сне снятся сны. В раю они должны быть хорошими. О том, что ты любишь, о тех, по кому скучаешь, у каждого уж свои приятности.

Но перед тем как задремать и оказаться в мире снов, Муся всегда думала.
О том, что случилось за день, о новеньких, о жизни семьи без нее, там, внизу, которую она успела увидеть в «Окно», о разговорах с Богом, о беседах с Трюфелем. Конечно же, она поведала ему историю о героическом коте Василии и его хозяюшке Василисе. Смаковала каждую новую главу, как и ей Бог. Трюфель был очень хорошим слушателем. В отличие от Муси, не перебивал. А все свои вопросы или комментарии сообщал уже после услышанного, когда Муся объявляла «а продолжение завтра».
Вообще они сдружились очень за последнее время. Партнеры стали друзьями.
И именно на Трюфеля Муся делала самую главную ставку, когда вспоминала о возвращении.

Думала ли она о нем? Или уже перестала? Впереди ей по райским законам можно было бы еще долгие годы тут находиться. Заработанное право досрочного возвращения можно ведь и не использовать, так держать, как козырь в рукаве, чтобы если вдруг, сразу применить. Вдруг например молодой хозяин женится и они сразу, первым же делом захотят завести котенка. Своего, а не второго общего. Тогда, пожалуй, не будет мешкаться.

Конечно же она думала. Особенно «пролистывая» в голове перед сном судьбы вновь прибывших новичков.
Кто-то прожил отличную, счастливую, долгую, насыщенную разными приятными событиями и яркими впечатлениями жизнь. Такую, что Богу даже не единой детали на найдется, чтобы «подчистить» в воспоминании.
И такую жизнь хочется помнить. Как ей хотелось помнить свою.
Чтобы все как было помнить. Даже мелкие неприятности, без которых земная жизнь невозможна. Но их же было меньше, чем приятных моментов, поэтому хотелось не забывать – для сравнения.
Ох уж это сравнение…

Может быть это неправильно, что все 9 жизней положено прожить? Если самая первая уже удалась, если есть что помнить и чем жить в раю в ожидании прибытия однажды любимых людей, зачем все эти возвращения? Ведь вряд ли все жизни могут быть долгими и удачными. Потому что так будет совершенно нечестно по отношению к тем, у кого это не так. Видимо, как-то воздается Вселенной всем относительно на равных. Что все жизни, кроме девятой могут быть, например недолгими, но при этом счастливыми Муся допускала, но все равно сомневалась.
Просто помнят тут крайнюю так сказать, жизнь, сколько их было до этого и каких, сколько еще впереди и каких не дано знать. Даже Кошачий Бог может знать лишь относительно количества, сколько было, сколько осталось. А остальное и для него тайна.
Это она в силу должности обладала какими-то знаниями.

И то ту саму, первую жизнь не помнила совсем. Отказалась от оставшихся, чтобы все осталось как есть? Чтобы уж точно было бы почти предсказуемо. Живи в раю, как уже привыкла, потом дождешься однажды всех знакомых людей поколение за поколением. Да, не скоро, но зато все как-то почти понятно.

И тут маленькая кошечка окончательно запутывалась в своих мысля и ощущениях.
Кто сказал, что ее предыдущая такая долгая и понравившаяся ей жизнь лучшая из 9? Возможно же есть, и будут еще лучше! Возможно ли?
Она же была всем довольна. Однако, гипотетически ей казалось, что да. Вот городская жизнь новой кошечки хозяев казалась ей выше уровнем, чем ее собственная.
Муся не обижалась и не завидовала. Она понимала, что хозяева стали старше, мудрее, чуть более финасово стабильнее, чем в юности, приобрели опыт ухода за кошками, новые знания. Так что Мурыся получала корм более высокого качества, у нее были красивые лежанки и больше разных мисочек. А главное у нее были специальные сетки на балконе, чтобы дышать воздухом. Вот это, пожалуй, основное что казалось реально значительным улучшением. Муся смотрела на мир и «гуляла» через закрытые створки балкона. При этом она же не забывала, что Мурыся от части она сама, и что это как бы «ее жизнь» тоже.

Но!!! Но Муся была летом на даче по целых 4 месяца в году и на полной свободе! Без всяких там вольеров и поводков. Гуляй где хочешь, делай что вздумается.

А это, почти треть жизни! Так что кто еще кому завидовать должен. Эта глупышка даже мышку на вкус не пробовала. Поймала же даже при таких условиях пару раз. Одну прямо в доме. А что это еда не сообразила. Чтобы догадаться, надо почувствовать себя в дикой среде настоящей дикой охотницей. Тогда распробуешь. А так приняла за игрушку. Но что научилась ловить Мусе нравилось. Она даже гордилась. Фигня это все, что мол породистые кошки мышей не умеют ловить. Брехня.

Однако… однако если бы объединить вместе дачную жизнь Муси и городскую Мурыси, то получится видимо она, она самая – идеальная.
То есть лучшая чем была? Может быть
Выходит, что все относительно. Каждая новая жизнь может быть хуже плохой, но и лучше хорошей. Точно все ясно лишь про девятую. Но отказаться от нее ради сохранения того, что уже имеешь как-то непросто. С другой стороны, когда ты понятия не имеешь о ее существовании – легко.

Эх, лучше бы было так. Первая жизнь не очень, а потом все лучше, лучше, лучше и так до девятой. Все понятно. Все справедливо. Но почему-то не так.

Где-то еще в душе жил страх… что если первая жизнь сразу счастливая, с людьми, к которым хочется возвращаться снова, снова и снова… и возвращения возможны, то все жизни в одном доме – это разве возможно?
А теория справедливости?
Значит может что-то пойти не так? Вот это пугало и совершенно не хотелось думать как и что это могло быть.
Хотя отстраненно, не про себя, в вообще иногда думалось.
Мол, как бы могли сложиться жизни если бы в одном доме и не все идеально? Всегда почему-то ей хотелось выбрать меньшее из возможных зол. Даже ценой жизни. Всегда думала, если уж суждено нечто подобное, то этак по-быстрому пролистать бы такую жизнь, и снова к удачной версии. Типа ну маленький котенок, ну слабенький, не выжил, побежал быстро в рай и почти сразу назад. Все не так страшно. Обидно, конечно, но зато снова счастливая встреча….Разминуться с кем-то очень важным считается за неудачу? Ну в смысле если хочешь успеть застать старенькую бабулю еще там, на земле, а пока в дом попал, опять на разных берегах – ты на земле, а она уже в раю. Хотя есть с кем жить и кому тебя любить, но хотелось успеть. Не считается?
И так иногда она себя сама загоняла в угол, думая про эти самые целых 9 жизней, что Трюфель буквально «выковыривал» ее из этого «угла», напоминая, что философия философией, а у них есть насущные дела. И ней ей вообще решать, что правильно, а что нет. Девять значит девять. Может когда-то будет иначе, но не сейчас. А может было уже иначе.

Вот люди хотели бы иметь гарантированных 9 жизней? Да Бог уже рассказывал Мусе про разные верования и теории по этому поводу. И многих жизней, и перерождение, в том числе в кошек и даже цветы. А еще когда мама и бабушка обсуждали иногда свои сны, то приходили к выводу, что все что увидели «видать из прошлой жизни». И соглашались на этом.
Однако, за истину пока примем факт, что жизнь у людей одна…
Если люди туда-сюда, кошки туда-сюда… - сложновато.
Может кто из людей завидует кошкам, только предполагая там или зная наверняка тут, что про девять шансов не сказка. А стоит ли завидовать?
Прожить жизнь и никогда не вспомнить – это не интересно. Хотя бы потому, что ты не сможешь исправить прошлых своих ошибок и стать лучше в следующий раз.
А помнить и сравнивать – еще сложнее. Потому что не всегда все на самом деле зависит от нас.
Да…иногда Муся понимала, что помнить все жизни было бы неплохо, было бы здорово.
Даже тем, кого предали, обидели люди или судьба? Например, Косматому…

А что? Теперь у него райская жизнь на земле, в буквально смысле этого слова. Он купается в любви, заботе и обожании. И если бы реально помнил, какие люди достались ему в хозяева в прошлый раз, ценил бы то, что имеет сейчас стократно
И его чувство благодарности не знало бы границ. Именно потому, что все познается в сравнении. Но это лишь один пример. Бывают же и обратные. Когда следующая жизнь чем-то сложнее, тяжелее предыдущей. И тогда сравнение добавит лишь лишних страданий. А если вернуться к прошлым любимым хозяевам нет возможности? Вот почему-то ее просто нет. Может и редко, но такое допустимо. А у новых тоже хороших людей, помнить прошлый дом и все время сравнивать и скучать. Ох, это не одно и то же, чем в течение одной жизни переходить из рук в руки…
Так что может и правильно что не помнятся все эти жизни. А только девятая. А комната покоя хранит воспоминания о прошлых так или иначе. В прошлых воплощениях, но хранит. И там уже не совсем твое дело, спишь ли ты постоянно, потому что тебе нечего помнить хорошего, и никто не окликнет или время от времени окунаешься в воспоминания и прошлые радости.

Наверное Богу виднее. Нет, не Кошачьему Богу. А Господу. Или даже самой Вселенной. А может и над ней кто-то есть еще поглавнее.
Ну как она, просто кошка, может рассуждать, что лучше, что хуже. Дана девятая жизнь почти идеальной, чтобы помнить ее вечно. Значит так и правильно.
Все «навсегдашки» рассказывали про свою жизнь с придыханием от восторга, она казалась им безупречной. И сценарии порой разнились между собой. Возможно потому что для каждого котика существовала своя «идеальность»… будто Вселенная накопила данные о каждом за прожитые 8 жизней и получила полное представлении о жизни мечты. Для кого-то улица или дачная свобода в эту мечту не входит и не входило никогда. Значит ее и не будет. И все такое прочее.

Трюфель смотрел на все проще .
Не потому, что философски мыслить не мог. Мог, еще как. За его плечами были все жизни. И именно поэтому он считал своим долгом сделать все, чтобы кошка, которая вдруг обрела малодоступные другим знания, не сильно зацикливалась на своем другом статусе.
Иногда ему казалось, что проще всего было бы, если бы она точно знала что прошлая жизнь была восьмой, а осталась только девятая. Сразу бы перестала переживать. Разве что затянула бы чуть-чуть с возвращением, посмаковала бы предвкушение. Но она и так уж затянула. Но что имеем, то имеем, с тем и работаем.
Отвлекал кот Мусю от задумчивости как уж мог. Теперь они уже четко разделили обязанности по встрече новеньких. И экскурсии. Муся брала себе более «сложные» случаи. А Трюфель более простые. Это как?
Мусе доставались кошки, похожие не нее саму. Кто прожил на земле достаточно долго, счастливо, кто, несмотря на все преимущества рая, сразу готов был бежать домой, поняв, что хозяев в этом пусть и клеевом местечке нет.
С такими почему-то было сложнее всего. Да она и себя прекрасно помнила в первые дни.
Хорошо, что Косматый был терпеливым и спокойным котом. И все Хранители выдрежанные.

Трюфелю доставались котята. С этими всегда без проблем. Они в силу возраста не успевают сформировать сильных земных привязанностей. Да, даже к матери. Совсем слепыши и крохи «обслуживались» иными силами, а к Мусе и партнеру попадали те, кому любопытство и интерес ко всему, что окружает, а также наличие лакомств в доступности вполне могли помочь свыкнуться быстро со сменой обстановки. Уличным так в момент – тепло и столько еды кругом, да и домашним довольно быстро. В новом месте, так в новом месте. Исключения были, как из любого правила, но не так уж часто.
Еще Трюфель «опекал» уличных кис. Тех, что в серых ошейниках-бусах. Они тоже меняли обстановку на лучшую. Они просто уличные, немного дикие, несчастные, но не с такими душевными ранами, как у тех, у кого в бусах присутствовал черный цвет. Многие не ведали домашней жизни никогда, будучи уверенными что кошки живут именно так, как они до сего момента и жили.

А вот «чернобусиных» чаще всего брала на себя Муся. Изредка Трюфель.
Такое разделение позволяло уделить больше внимания тем, кому его и требовалось больше, ну и акценты сделать на экскурсиях по-разному.
А вот котиков после 9 жизни принимал Трюфель. Именно он мог найти самые нужны слова для того, чтобы объяснить, что они тут теперь навсегда, не вдаваясь ни в какие подробности. Заодно и Муся лишний раз не муссировала внутри себя эту тему.
И экскурсия для них проводилась отдельно от остальных. Так на самом деле было удобнее.
И кот прекрасно справлялся, лишь только в самых исключительных случаях привлекая Мусю. Вообще у него был талант к этой работе. Косматый имел меньше информации и в силу обстоятельств забыл земной жизненный опыт, Муся слишком порой суетлива.
Да и информации у нее было гораздо больше, чем у Косматого и Трюфеля вместе взятых. Трюфель – та самая «золотая» середина. И идея подбирать на эту должность кота или кошку после всех жизней, девятая из которых гарантировала положительный жизненный опыт – была совершенно оправдана. Муся понимала, что однажды Трюфель займет ее место так или иначе. Но и помощника или помощницу ему надо будет искать тоже из «навсегдашних». Так для себя звала Муся обитателей, кто прожил на земле уже все жизни. И вовсе не обязательно что они навсегда и будут играть тут свои роли. Все меняются – Хранители, даже Кошачий Бог. Так что и Трюфеля кто-то когда-то сменит. Кто знает, может она снова однажды станет тут главной, но уже когда станет сама «навсегдашней». И снова мысли уносили ее опять в дремучий лес вопросов без ответов, и снова Трюфель видел эти задумчивые ореховые глаза, и снова пытался расшевелить подружку обычными бытовыми райскими заботами.

А каждый день их было немало.

Муся иногда подсматривала теперь в окошко за Василисой и ее семейством. И все гадала – когда же Бог снова расскажет ей какую-то подобную немного мистическую, немного сказочную историю? Можно даже немного страшную или грустную, только обязательно со счастливым концом. Только так. Зачем в раю расстраивать кисоньку.
Но Кошачий Бог время от времени поведывал ей разные короткие эпизоды из земной жизни котиков, но так и не начал нового долгого рассказа.

Муся даже не подозревала, что ей предначертано самой стать участницей событий, о которых однажды Кошачий Бог, может даже не этот, а уже другой поведает своему доверенному лицу, тоже не ей самой, а кому-то.

И первая глава такой истории должна была начаться уже завтра. Нет, на самом деле она уже началась, только никто не знал пока об этом.
Даже в раю ничего не было известно наперед. Что готовит грядущий день, можно было понять, только начав проживать этот самый день.

Автор:  POCA [ 01 мар, Пт, 2019, 08:54 ]

Глава 1.
Просто утро

Накануне Муся долго не могла заснуть. Все думала о том, о чем котам и думать не положено – о количестве жизней.
Как раз уже уговорила себя на то, что Вселенной лучше знать, и чему уж быть, того не миновать.
Хочется верить, что все они будут по-своему хороши .
Всем хочется верить в лучшее, людям тоже, да и даже Господу скорее всего. Когда шубку рисует, наверняка желает будущему ее обладателю только добра, чтобы и чистенькая та шубка была всегда, и ухоженная, и на сытом здоровом тельце…
Не этот раз Мусю «зациклило» на черных и серы бусах.
Неужели они обязательны? В одной из жизней. Ну ладно… серая, уличная житуха. Она тоже бывает разной. Бывает трудной, бывает средней, особенно если в теплых мышиных краях, например. Тогда может и так тяжела, просто дикая, со всеми вытекающими опасностями.
Но тяжелая судьба, черная метка это другое…. А если даже тебя предали в финале, и даже если люди за это и ты заодно получил «черную метку», не значит что жизнь была совсем уж некудышная.
И есть тут кошки у которых почти все бусины белые, а лишь в конце одна или две черных.
Один цвет символизирует столько разных судеб!
Ведь жизнь изначально может быть в черный цвет окрашена с самого начала. Как у Косматого.
А можно всю жизнь прожить недурно и сыто и даже долго, только вдруг на старости лет тебя раз и относят в приют или к порогу лечебницы. Большая часть жизни то была вполне себе сносной. И вроде бы такой черный ошейник – не самый ад на земле из возможных. Даже…даже кто-то простить смог бы. И даже вернуться, в тот же дом молодым и здоровым. Кто любил, то умеет прощать. И даже считать себя виноватым в собственной старости или недуге. Не простит только Бог и Вселенная, заставят забыть и туда же не отпустят.
Правда это не значит, что не опустят однажды… к ни в чем не виноватым потомкам предавших.
Каждый случай индивидуален.
Только вот не понятно, почему… почему…у людей, попавших после такого вроде бы в «черные списки»… снова оказываются другие кошки?
Как это то допускается? Мог же у бывших хозяев Косматого оказаться потом другой кот? Старого, больного выбросим на помойку, купим себе красивого и здорового молодого. Разве так уж редко можно услышать подобное в мире людей?
Или это ошибки Вселенной? Если она может ошибаться, то тогда и ей, Муське, самой уже возвращаться страшно, вдруг вот так по ошибке.
Хотя мысль о том, что промежуточный адрес подобного рода между раем и настоящим домом при сложных случаях возвращений возможен.
Другой возвращенец не помнит слишком многого, чтобы понять, что доставлен не по «адресу»…
И нового хорошего человека полюбит как самого родного. А если плохой человек? Может быть это все тогда не возвращения… а первая жизнь? Ну чтобы с самого начала «отработалось» все уж плохое, а дальше чтобы только лучше? Все равно как-то грустно. Ошибка или план? Вот и попробуй усни в мыслях о таком.
Нет, не должно быть ошибок, нет. Как, как тогда к «черным» людям попадают снова питоимцы? Что это? Второй шанс для людей? Для тех, для кого еще не все потеряно? Искупление?...А если предавший однажды, предаст снова? Вероятность весьма велика. Не говоря уже о паталогическом живодерстве.
Нет, если обо всем этом думать, что сон вообще не придет. Так нельзя. Больше не будет. И с Богом об этом на этот раз тоже говорить не станет. Итак уже заморочила его вопросами, которых Косматый никогда бы не задал.
Люди часто говорят, что жизнь сложна и несправедлива. Вот и ответ. Всегда находится кто-то, кто примет на себя ношу страданий. Еще люди говорят, что мол такую, какую человек в силах унести. Значит и у кошек так. Зато у них целых 9 жизней и точно одна счастливая, а скорее всего больше одной. Вон сколько котиков в раю таких как она в белых и голубых бусах и без замочков.
Как есть так и есть. Скорее всего просто существуют какие-то одной только Вселенной известные правила, одной ей доступные меры. И даже Кошачий Бог не все может объяснить
Возможно все вообще подчинено законам математики. А почему нет?

Может быть какой-то один «цвет» прожитой жизни приравнен к двум другим.
Например белый ошейник вовсе не означает, что обязательно будет черный однажды. Просто будет два розовых. А у того, кому выпал черный… потом целых два белых. Зачем пытаться разобраться в том, на что не в силах повлиять?
А еще возможно такое, что общая продолжительность девяти жизней заранее определена и постоянна. Просто распределена в этом пределе у всех по разному. Две жизни по пять лет, а потом сразу две по двадцать, а у кого-то четыре одинаковых, но с той же суммой в итоге. Вот какое ее, Мусино дело?
На том и уснула, с тем и проснулась. Трюфель сладко потягивался рядышком. Он прибежал час назад как, но Муся спала. Крепко, крепко. Может ей снились дом, дача, любимые руки, которые чешут за ушком. Зачем будить? Вот придет Хранитель о новеньких коротенько поведать, тогда разбудит. Но Муся проснулась сама, минут за десять до визита. Подсознание уже прекрасно выучило все расписание райской повседневности и четко «включало» нужные кнопки. А данном случае будильник.

Новеньких в этот день было достаточно. Плохой день. Два котенка – оба полосатика, оба братья. С улицы. Сами без матери на охоту из подвала вышли, сами нашли какой-то пакет, сами из пакета какую-то гадость съели. Ну успели оглянуться, как уже по разноцветной дороге бегут. Короткое такое детство. Счастливое ли? С учетом что на дворе начало лета – на самое худшее для улицы. Успели увидеть зеленую травку, солнышко, бабочек, поиграть с маминым хвостом и не догадались, что жизнь в подвале – это не только мама и солнышко. Даже зиму не познали. Могло быть хуже. И здесь вместе, вместе веселее. Но все равно жалко. Очень. Считай минус одна жизнь. Вот такая вот жизнюшка.
В их понимании скорее счастливая. Просто короткая. Да они и не знают, что может быть длиннее. Забегались, заигрались, заблудились, и вот они тут. Если уж взрослые, попадая сюда, не понимают что случилось, дети тем более.
Еще один котенок-подросток.. Домашний. Вирус. Боролись, не победили.
Домашняя, сытая жизнь в любви. Но опять совсем недололгая. Шесть всего месяцев.
Два кота. Матерые оба. Оба уличные. Что интересно – долгожители. Для улицы долгожители.
Там больше 4 лет мало кто выживает. А эти как раз выживальщики.
Одному аж 10, другому 9.

Домашний деревенский кот 12-летка. Вот 12 лет к трассе не бегал, зачем сейчас, дурака, лапы понесли? Все ж хорошо было. И дом, и мыши, и молока давали. Зов природы….
Новую кошку на дачах завели… а дачи через трассу. Раньше в другой поселок бегал, что через лес, а тут видно «седина в шерсть, бес в ребро», чуйка такой образ нарисовала, что лапы сами побежали. Не добежали вот правда. И хозяйка должно быть ищет, переживает. Бедолага.
Может шлейка и вольер это уж перебор… все продолжала думать о своем, о насущном, Муся….но в медицинских там каких-то человеческих придумках есть смысл.
Глядишь, не побег бы невест так далеко искать. Да и невесты не сильно его бы и звали, дурака.
Эх ты ж, любовничек.
Домашняя кошка, умершая по старости, но проживая еще явно не все свои жизни. Кот годовалый вислоух. С врожденным дефектом костей.
Вот это как получается? Ведь Господь рисует всех красивыми и здоровыми, а случается такая беда.
Ну не может он изначально «нарисовать» инвалида, слепого, криволапого котю?
Как-то Муся у Бога спрашивала о таком. Тоже кошечка вислоушка тогда была. Правда той три годика, но когда в рай попала все набегаться не могла, уже забыла как.
Кошачий Бог тогда помрачнел на вопросы Мусины и как-то так неопределенно ответил. Поняла она лишь, что Вселенная – это Вселенная, но люди тоже в дела божьи вмешиваются порой. Кто-то даже подсобить может, помочь, посодействовать самому Господу, а кто-то по незнанию или иным каким причинам, алчности или безалаберности…разных дел натворит.. Муся помнится просто спросила. А вот, чисто, что просто судьба такая может случиться?
Бог подумал. Ответил. Может. Силы зла существуют и вносят свои «коррективы»…если кто-то «рисует» красивых и здоровых, некто может делать все с точностью до наоборот. А еще… еще
так прожитая и отданная жизнь кошки– своего рода урок.. Для людей. Тоже как назидание.
Одна жертва ради предотвращения многих. Потому что тот, кто потеряет такого питомца, любимого и уже родного, не купит другого котенка, не изучив причин, почему все случилось. А поняв, что причина в людях, то есть в продавцах, не станет покупателем у таких вновь. И других предупредит в меру возможностей. И чем меньше будет покупателей, тем меньше станет и такого рода «вершителей» судеб. Наука, медицина – дала людям важные знания, дала те подсказки, которых Господь дать напрямую не мог, только в процессе эволюции. Значит надо их слышать, видеть, пользоваться, помогать, а не мешать.
Плюс кто-то, кто совершил ошибку по недомыслию и недостатку как раз знаний, поняв, что сам все натворил - одумается. И возможно в его первом, пробном кошачьем семейства будет такой всего один обреченный котенок. Всего одна такая жертва. Тогда как в другом могло быть и три, и все..Но есть шанс совершенствоваться и все исправить. Не для кого ни секрет, что на ошибках учатся. Кто на своих кто на чужих, но это так. Горько думать, что живая душа может стать «ошибкой», но…
Исходя из этого Муся уже тогда решила, что и Вселенная и Господь могут ошибаться по той же причине – они учатся. Но потом успокоила себя, что мол, кто угодно, но не они. Это там, на земле такие законы, а тут нет. Правда тут же подумала, что значит и Кошачий Бог и она сама не имеют право даже на малейшую оплошность? А если вдруг? А что тогда?...Вроде говорил как-то Бог о таком с сожалением. Снова спросить? Но не стала. Как-то «оставила» для спокойствие право на маленькие ошибочки за собой и даже за Кошачьим Богом, но не признала его за Господом и Вселенной, надеясь, что если они тут «накосячат», будет кому точно исправить.

Муся тогда поняла, что беседа подобного рода для Бога очень тяжела. Потому что сам он не кот. Он бывший человек, и мыслит по-человечески, но любовь к кошкам и должность заставляют его метаться, выбирая каждый раз между осуждением и прощением, между оправданной жертвой и просто чьей-то бедой, маленького котенка или проливающему по нему слезы человека, особенно ребенка. Он вынужден постоянно ставить себя то на место людей, то на место просто хозяина или заводчика-продавца, то на место Кошачьего Бога, то на место кошек.
Все было сложно. Муся с тех пор о подобном не заговаривала. Потому что каждый ее вопрос, затрагивающий не только моральную плоскость, но и медицинскую, научную, генетическую плоскость был трудно понимаем. Ей было сложно понять, а Богу сложно объяснить. Каждый раз тяжело было обеим. Что поняла, то поняла – так бывает. И не только в мире кошек. И в мире людей. Там тоже рождаются дети, не способные выжить вообще, дождить до взрослого возраста или просто не такие как все, особенные. Если уж среди людей… такое происходит, то что говорить о кошках. Земная жизнь, земная и сложная.
Так что своего рода «особенные» новички от осознания, что все сложно, приходить в рай не перестали. Нет, нет, да случалось.
Был котик, который родился слепым. И прожил слепым 11 лет. Домашнюю, славную жизнь.
Но только тут, только здесь он осознал, что значит «видеть». И впервые увидел сестру хозяйки, с которой они всегда жили вместе, умершую годом ранее.
Но все же «особенных» было немного.

Автор:  POCA [ 01 мар, Пт, 2019, 08:55 ]

Куда чаще прибегали любимцы, погибшие от самых разных вирусов, занесенных в дом хозяевами, любящими хозяевами в том числе, совершенно случайно.
Потому что не были привиты от этих вирусов. Не справились, не сдюжили. И люди боролись, и питомцы тоже, и жалели и ругали себя люди задним числом. Почему не привили? И об этом с Богом был разговор. Потому что каждый новый для Муси случай досочного попадания в рай был ей интересен и хотелось докопаться до сути.
Причины разные. Кто-то до сих пор и не знал, что прививки вообще существуют. Кто-то банально жалел или не имел на них денег, кто то жил далеко от врачей, кто-то потерял любимца после прививки и боялся пережить это вновь. Да, и так бывало. Была уже тут в ее практике кошечка Милка, 4 годика всего. Укололи, выросла шишка, отравила собой весь организм, сражались, но не победили.
Ужасно. Еще бы! Может без прививок все 15 лет пожила бы. А может и год….
Судьба? Тут то кому в назидание? Ведь умерших, не привитых больше. Кому это урок, за что?
За какие-то прегрешения хозяевам? Это как беды детей за грехи родителей? Вот этого Муся никак не могла понять, даже если бы объяснили. У каждого свой грех… и никто, никто не должен другой за него расплачиваться.
Почему так случилось с Милкой даже Кошачий Бог четко не ответил. Может не знал?. Только сказал, что эта болезнь – некое черное, огромное, сплошное зло, некая Черная Сила, которая не разбирает кто перед ней – молодое животное или ребенок, хороший человек или плохой, оно карает как бы ни за что, а просто ради боли, страданий и зла. Он видел это так. Боли и страданий самого заболевшего и всех, кто его любит. Темная сила. На службе у смерти. Иногда битву удается выиграть, иногда нет.
На земле ведется вечная битва Добра и Зла. И не всегда удается найти ответ почему и за что до кого-то это зло добирается. Находит брешь или некий портал. Не только болезнью. Несчастные случаи, катастрофы, эпидемии…

Возможно тот самый укол лишь «портал» через который зло попало в храм тела. В другие не попало, а в это тело да. Да и не только в телах бреши
, и в душах.
Как бы то ни было, но Милку Муся запомнила. И верила, была убеждена в том, что они с хозяйкой еще обязательно встретятся и проведут много лет вместе – не белые бусы.
Был котенок еще, у которого случилась аллергия на саму вакцину, хозяева не успели обратно до врача доехать, не спасли.
Но «непривитышей», который могли бы еще жить и жить, было все равно среди новеньких больше.
Вот и очередной. И сегодня тоже. Чумка. Принес ее в дом лучший друг кота Афони пес Бумер. Они обожали друг друга. А пес обожал все на улице нюхать. Молодой совсем пес, во все надо было свой нос ему сунуть.
Ну а как с прогулки возвращался, его уж Фоня обнюхивал. Как будто «гулял» тоже, его с собой не брали, а столько запахов интересных с улицы в дом друг приносит. Кошками пахнет, разными. Вот и «принес» болезнь. Пес привитым был…потому что на улицу ходит. А кот нет. Потому что прививки «не конфеты», а на улицу и на дачу никто кота не возит. Нет дачи.

В общем что вышло, то вышло. Остался Бумер без лучшего друга, дома стало пусто и грустно.
И….. долго еще нельзя в этот дом будет котам. Даже если бы досрочно Фоньку вернуть Бог разрешил, все равно досрочно - через год, а то и два…
И Фоне ждать теперь….нового друга. Как грустно!
Трагедия. Маленькая такая, трагедия любящих душ. Из-за одной прививки. Вот ведь закавыка. И реши тут, что правильно. Так что Муся была скорее за прививки, чем против, хотя помнила, что ничего хорошего и приятного в процессе точно нет. Больно и страшно.
Афоню-Фоню она точно «возьмет» на себя…Как и вислоушку. Ну и домашних, что не из «навсегдашек».
У нее уже начал маленький такой словарик составляться внутри, в голове.
Навсегдашки, непривитыши, сбитыши, прыгуны…, старички, основные как бы такие группы. По причинам попадания в рай.

Представитель каждой из которых был практически каждый день. И сегодня не исключение.
Кот Бутуз – толстый, красивый, пушистый. Сиганул с 9 этажа. Как же такое вышло? Как? Кто виноват? И будет ли это как-то отмечено на его бусах? Если люди на таком высоком этаже не защитили окна – значит они виноваты. Значит они предатели? Так? А всегда ли?

На этот вопрос Муся получила ответ чуть позднее, пообщавшись с котом. Не было на нем никакой черной бусины. Голубые все. Красивые и ровные. Но почему?
Да просто все. Тот самый случай, который бы Кошачий Бог и любой другой назвал бы несчастным стечением обстоятельств. Он уж сколько раз приводил ей такие примеры. Она и сама научилась определять. И вот подтверждение. Этакий случай, когда все по чуть-чуть виноваты, включая самого кота, но призвать к ответу некого, всех жалко.

Жили до этого на втором этаже дома «под снос». Жил там Бутуз с котенка. Купили его на выставке, на улице ни дня не был. Но всегда интересовался. Еще будучи подростком выскочил в окно за мухой. Прямо на траву, прямо на глазах у хозяйки. Та перепугалась вся. Сразу котика к доктору, сразу всполошилась. Сразу в ближайший выходной сетки поставила. И ничего что этаж низкий, потом любимого кота по подвалам просто не найдешь, пропадет. И прожили так еще 11 лет. А тут ордер. Дом сносят, квартира новая. Аж теперь на 9 этаже. Радость? В общем-то да. Не балкон, а целая лоджия. Вот где коту будет гулять вольготно.
Как въехали…так коту балкон под запрет. На все окна поставили сразу решетки. Помнила хозяйка, как сердце колотилось, когда бежала с любимцем в клинику…после той мухи.
Он больше и не болел никогда, только прививку делали и кастрацию, но это ж не лечение болезни. Здоровый, бодрый, активный для своих лет котяра.
Защита – главное.
Сделали решетки. Добротные. Наняли мастера плитку в ванной переложить. Новый то дом новый, но экономили изрядно на всем. Вроде все есть, а вот глаз как-то не радует. Хочется, чтобы глаз всему радовался.

Мастер пару дней работал при хозяевах. Не стали его одного с котом оставлять, вдруг тот чужака напугается или инструментов или пыли цементной надышится или царапнет гостя от страха. Про окна и не думал никто, везде же решетки или закрыто наглухо.
Ну к вечеру второго дня, когда почти готово все было, мастер спросил – покурить можно? Первый день на улицу выходил. А тут дождь зарядил, аж ливень. Вышел на балкон. Вот зачем створку открыл? Засекало же! Может просто как дома, по привычке, чтобы на волю дым, у него котов не было. Так и кота убрали, закрыли в спальне, пока окно отворено.

Покурил, закрыл, работу меньше чем за час закончил ушел…

Потом кота хватились почти сразу а его нету. Думали под диваном пережидает, нет, не было его там.
Дождь за окном так и не стих, еще и ветер усилился.
А зажим мужичок не туго закрыл, не было, не было, у него своих котов никогда, только большой беспородный пес и то давно. Тот в окно убегать на собирался. И дети выросли совсем, расслабился, не думал давно о такого рода опасностях.

Ветер окно и открыл.
В доме душно, дверь отворена. Все прямо одно к одному, одно к одному. Судьба? А вот попробуй докажи, что нет.
В общем…долго кот не мучался. Даже испугаться на успел. Правда летел почему-то вниз дольше, чем тогда в детстве. Тогда упал – и ничего не болит. Считай прыгнул. Сейчас тоже упал…но заболело вдруг. Сразу, везде.. Особенно спина. С детства то он уже большим стал, тяжелым котом.
А перед глазами уже не родной двор, а дорога какая-то семицветная. Лапы сами на нее поползли. И с каждым шагом будто легче, легче становилось, и спина отпустила.

Когда дома поняли в чем дело, так уже в клинику и бежать смысла не было. У хозяйки плохо с сердцем стало, Глава семьи, будучи сам врачом «Скорой» уж много лет, своих сам вызвал, спец бригаду, побоялся что дело худо. Вроде обошлось, но всю ночь от жены не отходил и дочка. Соседи все новые, но и то всполошились, спросили не надо ли чего, врачи, суета. Узнав про кота, конечно, успокоились немножко. Кот, да чужой, все же не человек, но сочувствие было в целом искренним, прониклись. Особенно одна девушка молодая. Все говорила, что вернется он, что они возвращаются. Хотелось верить, но из-за чувства вины казалось, что не вернется, не простит…
Однако от слов таких стало слегка легче. Может и правда…надо только позвать….А если рай этот и правда существует, ему там не больно и хорошо наверное.

Плакали женщины, слез не жалея. Муж мрачнел, зубы сжимая, глядя как жена с дочкой убиваются. Как-то все так невовремя, так невовремя…Грешным делом подумал….мысли то всякие лезут… что лучше бы месяц назад….все случилось, раз уж такой беды не миновать….чтобы и память об этом в старом доме осталась. Теперь хоть другую квартиру ищи, меняй, сердце то у жены слабое. Или сразу нового кота что ли купить? Он как глава семьи не мог весь отдаться одним лишь эмоциям. Ему возникшую проблему решать надо как-то. Все ж мужик. Дочка помоложе, она справится, а вот супругу жалко. Себя винить станет, и вина это сожрать может изнутри не тело, но душу. А что еще страшнее – болезнь тела или души он не определился. Потому что на вызовах разного насмотрелся, ой разного, всякого. И в злой рок иногда не поверить не получалось, и в судьбу… и в Бога.
И всплакнуть по коту, похоже не вышло бы у него потому что слезы где-то слишком глубоко затаились, вылились и пересохли все еще в юности, когда учился только к людской боли привыкать. Особенно тяжело вызовы на аварии и катастрофы переживал. Закроешь глаза, а все перед тобой снова. Работа такая. И кот… да «всего лишь кот», как сказали бы многие, самое ужасное, что он сам бы мог так сказать, если бы спас при обрушении дома ребенка, а кот какой под завалом остался. Издержки профессии, должно быть, приоритеты. Но сейчас закрывал глаза, и видел лежащего без дыхания на мокрой траве кота. Своего кота. И болело, как тогда, в юности, только без слез. И был это совсем не «всего лишь кот»…Однако приоритет тот же – спасать человека, в данном случае супругу. Ей худо. Она не привычная. Больших трагедий в ее жизни не было. Пока. Родители живы, дочка в порядке, старший брат тоже. С подругами близкими тоже особо страшных бед не приключалось, по мелочи. Это первый кот. Дочка просила, завели. Первая потеря. Вот только сейчас… так при таких обстоятельствах. Не от болезни и старости.

Что дома творится кот не видел пока ничего, он в пути был, да разбиралсчя, куда попал. А то бы сам извелся совсем. Сам уж понимал, что что-то натворил, но не разобрался пока что. Даже мухи за окном не было. Не долетела до 9 этажа… под дождем. Просто на планку вступил, выглянуть, что там внизу, а лапа покачнулась…..по мокрому пластику. В старом доме были рамы из дерева. За них можно было цепляться, и когти точить. А тут гладкие. Да мокрые. Вот оно… вот оно, когда люди хотели как лучше, как надежнее, как теплее. Не предвидели даже. За дерево может и удержала бы.
Кого винить? Мужика, что покурить пошел? Житейское дело.. Что плохо закрыл? Так закрыл вроде, даже подергал, хозяйка видела, что подергал, проверил.
Просто не до конца видно защелку провернул. А сама не проверила? Надо было! Надо! В такую то погоду особенно надо. Этого себе никогда не простит. Но это разве предательство? Это неосторожность, ошибка, оплошность… это несчастный случай.

Она сама себя сейчас корит так, как никакой Бог не укорит.

И слез и боли будет еще много…впереди. Потому что ну будет радовать то, что радовало еще день назад – новый вид из окна и новая плитка, которую так старательно выбирали. Радость, обернувшаяся, горем…Разве это уже само по себе не наказание? Мусе было жалко этих людей даже больше, чем кота. Он то туточки, у него «жизнь» дальше идет, райская жизнь. И он их будет видеть хоть каждый день пусть и издалека. А они его нет.
Может людям бы легче стало, если бы знали об этом, что она точно, доподлинно существует. Таким людям – да, легче.

А вот… вот тем, кто запросто может избавиться от живой души…такие знания только в оправдание? Мол, да я как лучше делаю, тебе там будет лучше…ступай в окошко? Или зачем и пробовать лечить, деньги переводить, раз мучается. Да… иногда отпустить в рай – это мужество. Это правильно. Но «спихнуть» в рай, как проблему с плеч потому что «там лучше» - это черная бусина.
Ой нет, может лучше и не знать… наверняка, что загробные мир есть.
Или как-то знать, но не всем, тем, у кого особенна связь, как у них с «мамой», Она то теперь знает и верит…Вот о чем ни подумай – везде разные «но» и список вопросов. В чем на земле было явно проще – там она меньше думала. Созерцала, запоминала, училась, кое-что даже осмысливала по-своему, но никогда глубоко на анализировала. И в голове все как-то по полочкам лежало, в полном порядке. Сейчас совсем не так. Эх Бутуз, Бутуз…

Все как то рухнуло сразу у людей.. Из белого перекрасилось в черное. Бывает хуже? О да, теперь она знала, что хуже – бывает. И страшнее бывает, и больнее. Но успокоить свою личную боль тем, что у кого-то болит сильнее могут немногие. Это понимание приходит, оно позволяет жить дальше, идти дальше, но приходит не сразу.
Кот оклемается, и точно их простит. Но глядя на дела такие точно домой сразу билет затребует. Обратно. Прощения просить и утешать. Сколько же раз говорила ему «мама», что высоко, опасно, нельзя. Даже при решетках все равно говорила. Виноват. Причинил столько страданий. Как до Окна доберется, как увидит всю ту печаль…. И все, как сама Муся, ни о чем, кроме пути назад думать не сможет. Все они так. Но Муся «виновата» была лишь в неизбежном – в старости, а Бутуз вроде как ослушался. Плохо ему будет.

Ей легче было. Потому что мама понимала, что с ней происходит, теперь уже она осознавала, что все хозяйка понимала, что отпускала, что договор этот про полосатую девочку и наказ искать дедушку был от понимания и готовности отпустить.
А когда там внизу осознанно отпустили, плачут не меньше. Но они отпустили. И попрощаться успели. И хотя бы как-то были готовы. И ждать будут и верить. А тут, когда сразу, да плюс чувство вины. Чувство это у всех хозяев нормальных есть. Что что-то недоделал, не долечил, не доборолся, не додал. Но одно дело старики и борьба с недугами, а другое дело не досмотрел, не закрыл, не поставил, на защитил. В первом случае вина постепенно тает, как снег весной, медленно, но уходит. Одно дело когда ты не сделал чего-то трудновыполнимого, что бы мог – не повез за тысячи миль к врачу старого кота или не провел рискованную операцию с малым шансом на успех или банально не смог оплатить очень сложное лечение или даже быть рядом из-за работы. Даже если отмотать время назад, не факт, что ты смог бы сделать все это.

Совсем другое, когда не предусмотрел того, что предусмотреть или сделать можно было просто, быстро, без затрат сил, времени и средств.
Ведь проверить засов – секундное дело. Привить – тоже.

Работы на все 10 дней до встречи с Богом с Бутузом котиком хватит и на потом останется. Вряд ли отпустит Бог его сразу назад. Но проследить стоит. Как там уж дела пойдут, там, на земле, вдруг и отпустит в виде исключения.
Что летчика над принять на себя. Муся не сомневалась.

Трюфелю значит - котят, двух котов выживальщиков, этим уже ничего не страшно…ну и кто-то скорее всего будет у него кто из «навсегдашек» .

Точно, кошечка. Черная. Мошка. Что ж, после девятой жизни Трюфель с ее адаптацией справится.
А то что-то ему дети достались, да «мужички», а показаться перед дамой совсем другое дело.
Когда он тут все уже знает и как бы почти герой в ее глазах.. Рай раем, но легкий флирт и просто дружбу тут никто не отменял. Ну ладно, не флирт, скажем - симпатию….
Ей Трюфель был симпатичен. Весьма. Но после Косматого она решила в этом смысле ни к кому не привязываться, пока не явится сюда в статусе «навсегдашки». Вот тогда будет искать себе своего «навсегдашку». Ой, а вдруг это будет Персик? Тот самый, с которым дома то не очень и ладили?
Интересно, какая у него нынче жизнь идет? Может спросить? Не, не ответят, ни Бог, ни Главный Хранитель.

А еще скорее всего даже если и встретятся тут однажды, то совсем-совсем же другими. И будет тогда и другая история. Хотя…. А вдруг у него сейчас уже девятая жизнь? Она не так уж плоха, чтобы не быть девятой. На даче по-прежнему вольная воля, почти что все лето. Спит с хозяйкой в обнимку, столуется с рук, стареет, конечно, да и финансово особых деликатесов позволить себе они с «мамой» не могут. Но зато какая там любовь! Они компаньоны друг другу….
А еще еще у тетки этой ведь еще коты были. Два. Оба умерли. Не молодыми, не старыми, по болезни. А вдруг Персик это один из них?...А она и как звали не помнит…
Может разведать? Даже поискать? Как звали то не помнит, одного вообще не знала, второго лишь шапочно.
И хозяйка любимая уже пожилая и одинока, назад как бы ему не к кому, если только к ее уже собственный семье. Ему бы девятая жизнь была очень в тему. Как-то никогда не думала о нем в этом ключе. И вдруг…столько вопросов сразу.
А если девятая, да кот уже не юн… может надо, может правильно его дождаться, все показать, все объяснить, а потом уж назад? Не, хочется, чтобы он подольше пожил, если последняя жизнь, лет этак еще пяток минимум и хозяюшка его…тоже чтобы пожила. Че-то долговато ждать…
Опять отвлеклась. Это лишнее образование иногда осложняют жизнь, даже райскую. Теперь понятно, почему бабушка говорила, а ей даже сам Кошачий Бог как-то сказал «Меньше знаешь – крепче спишь». Сущая правда.

Просто кошка новенькая напомнила ей рыжего друга из земной жизни. Потому что тоже назад ей смысла нет, даже если бы могла. И именно в девятой жизни так сложилось. Вот и вспомнился Персик…
Зато в ней то все просто и уж точно никаких загадок..
Откуда было Мусе знать, что с простой «навсегдашки» закрутиться непростой и волнительный сюжет. Дело казалось самым простеньким из всех возможных.

Потому что кошка пришла от старенькой бабушки, здесь в раю уже «водился» их общий дедушка лет пять как, задача – дождаться бабулю вместе. На такое Трюфель в два счета уговорит, киса еще и рада будет с хозяином повидаться, да в раю порезвиться. Беспроблемная «навсегдашка», такая когда известие о том, что ты тут завис навсегда не огорчительно совершенно. Куда менее запутанная ситуация чем с самим Трюфелем. А он справился. И не один он.
А на деле все оказалось не совсем так, точнее сказать совсем не так.

Автор:  Чупакабра [ 01 мар, Пт, 2019, 13:14 ]

На самом интересном месте... :t Наташ, ждем продолжения :)

Автор:  Elena.M [ 01 мар, Пт, 2019, 15:11 ]

Как же я рада что вы дальше начали писать! :||:
Я уже так соскучилась по Мусе, Трюфелю, кошачьему богу и остальным героям...

Автор:  POCA [ 03 мар, Вс, 2019, 09:07 ]

Ура, хоть кто-то тут да есть ^^

едем дальше?

Глава 2. Муся. Новенькие.
Знакомство с новичками прошло примерно так, как Муся себе уже и представляла.
Домашняя кошечка оказалась очаровательной рыжей милашкой. Скромной, застенчивой, молчаливой. Даже вопросов на задавала. Просто голову наклонила, глазки чуть скосила и слушала Мусю. Внимательно так слушала, как отличница учителя на уроке. Поэтому сама все вроде как поняла. Она в семье, откуда ушла была не одна, там еще два котика и кошечка остались, поэтому да, если надо тут подождать до встречи с Богом и сначала во всем разобраться, она подождет. Если так надо. Она и дома была самой послушной девочкой в прайде. За всю свою долгую жизнь ни разу не нахулиганила, даже в детстве. Вот это да! Муся была примерная, но кое какие грешки за собой знала, кое какие водились.
Рыжий цвет для кошек достаточно редкий. Может поэтому она такая особенная получилась.
Звали ее просто Мурочкой.
Кот, что из-за любви к любви тут оказался, по кличке Пацан, был хоть и домашним, но в силу своей свободной жизни весьма и весьма самостоятельным. Бывало когда и по три дня дома не ночевал. Он воспринял происходящее скорее всего как приключение. Плюс столько разных котов и кошек вокруг. Правда почему-то ни драться, ни сразу любить тяги нет, но с этим то как раз и стоит разобраться, прежде чем домой идти. Нельзя домой? Это, конечно, засада. Но раз так надо. И если кот Васька соседский, пропавший из виду год назад, тоже может быть где-то тут, его друг закадычный, единственный с кем не воевали, можно даже сказать почти «второй пилот» в похождениях, родственная душа, то может оно не все так плохо? Хозяйка? У нее еще Барсик есть, у нее есть пес Полкан, у нее есть куры и четыре кролика. Хозяйство. Кормила она Пацана всегда. Сытно. Но чтобы искать его по деревне или обниматься со слезами на глазах и поцелуями после очередного загула – это не про них. Скажет «Ну, что, натаскался? Пойдем жрать дам»…Вот и вся любовь. Но кота такая вполне даже устраивала. Вон Ваську и кормили не всегда. Как хозяйка трезвая, так кормит, как в ушла в свой загул – так нет. Приходилось делиться. Но они не жаловались. Потому что в плохую погоду всегда был дом для них открыт. А зимой печку топили.
Мыши тоже холод и плохую погоду не любят, тоже укрытие в доме ищут. Так что тепло главное, а уж обед зависит от цепкости твоих лап, будет он скромным, или пир на весь мир. Причем связь установилась. Поймаешь мышь, тебе и за не награду могут дать, колбасу, например. Люди они странные. Вроде еду поймал, вроде можно в этот день молока не наливать, а они после еды еще колбасу тянут. Наверное думают что мыши такие невкусные, что их надо обязательно чем-то заесть, как дети обед шоколадкой. Пусть так, оно и к лучшему. Не станешь же им разъяснять что к чему.
Так что Пацан особо не растерялся. Отпустят обратно…. Ну так лучше тогда с Васькой вместе пойдут, как отыщется. Не сразу? Ну и ладно. Не впервой. В общем особых трудностей Мусе котик не доставил. Его вполне можно было тоже Трюфелю получать.
Подросток, что от той самой болячки, которую бояться все, все владельца кошек умер с таким вроде бы нестрашным, а даже звучным названием «перитонит» или ФИП…пребывал в некой озадаченности. С одной стороны совсем все болеть перестало, вдруг хочется и кушать, и бегать, и играть, как давно не хотелось. С другой – рядом нет хозяйки. Она же так переживала, что малыш не кушает, лежит, не играет совсем. Все гладила, гладила, жалела. К докторам они ходили, все щупали, даже кололи. Еду аж с ложечки давала, аж с пальчика. И целовала все время. Доктор последний раз пришел. А она ему котика не дает, только все целует, целует, целует… еле еле подпустила очередной раз уколоть. Глаза открыл, а он не дома уже. Сейчас бы хозяйка так рада, так рада была, что он поправился, что все опять хорошо. Где же она, почему рядом нет, сейчас самое время целоваться.
Котик обычный такой, серенький. Немножко на русского голубого похож, но не породистый.
Муся теперь уж экспертом стала. Не только породу могла угадать, но даже оценить тип, как судья на выставке. Ей это было не нужно. В раю все равны, и не бывает кошек лучше или хуже, они все прекрасны, все до одной. Просто такой вот «побочный» эффект должности, дополнительное образование.
Муся прекрасно понимала, что случилось. Болезнь была не излечима, с понятным концом, котика любящая хозяйка сама «отпустила» с доктором, чтобы не мучать его еще и еще. Кто знает, может день ему мучаться, в может пару недель. Когда любишь – отпустишь.
Но ждет ли возвращения? Верит ли в такое? Эх, с котятами с одной стороны понятно – им мало тут быть, почти сразу можно отпускать. Но мало – это же не значит в ту же секунду назад. В течение года… кто-то раньше, кто-то позже. Даже если в тот же день…все ж равно месяца 4 ожидания.
Как ее саму ждала «мама,» дав ей время на то, чтобы побыть сначала в кошке-маме, потом еще подрасти маленько….давала фору
И это исключительный случай, когда в раю нет задержки…..и когда человек понимает что вернуться вмиг двухмесячным котенком, которого сразу можно брать почти невозможно.
Разве что в тех исключительных случаях замещения слабых душ, крайне редких, про которые как-то Бог поведал. Именно как исключительных.
Будут ли ждать все это время? Стану ли? Обычно когда уходит единственный питомец котенок, от болезни, позволяющий сразу подыскать ему замену….люди так и делают. Особенно если в доме есть детки. Тут деток не было. Но было все совсем запутано.
Потому что…потому что первый котик хозяйки умер по старости. Пять лет назад, еще при Косматом….выходит что.
И не брала хозяйка никого больше 4 лет? А вот почему? Что котик был,, что звали Чип, что умер уж пять лет как…это сам Дружок рассказал. Надо же, у кота такая, больше для собак популярная кличка оказалась. Но он даже не понял, что сам умер, а уж на вопросы, кем был – самим ли Чипом, вернувшимся раньше срока или посланником, естественно не ответил бы. Да и Муся не имела права спрашивать о таком. Зато могла найти самого Чипа. Если он тут – значит точно не было никаких досрочных возвращений, если посланник, Чип будет знать об этом.
Да и малышу друг и опекун тут не помешают. Только как сказать? В лоб прямо -ты, знаешь, типа тоже умер как Чип…. Или ты в гости к Чипу пришел ненадолго. Навестить. Побудете вместе, потом хозяйке обратно привет понесешь. Второй вариант ей нравился больше…, казался проще, но это если кот здесь. Вот ведь фигня какая. И каждый раз, каждый день, она решала снова и снова, как каждому из новеньких преподнести информацию о том, что с ними случилось. Это еще сегодня никого в черном ошейнике.
Если бы Хранитель давал больше информации о новеньких! Но ему некогда, он едва успевает выяснять самое основное, чтобы их с Трюфелем подготовить к работе.
Может быть надо делать иначе? Вот чтобы сегодня Хранитель сообщил все, что успел узнать, а экскурсию проводить завтра? А сегодня для вчерашних новичков? Тогда был бы целый день на то, чтобы выяснить все детали, найти того же Чипа или подсмотреть в Окошко, чуть изменив правила, на хозяев всех этих новеньких или людей, чтобы были рядом хотя бы в последние дни. Оценить их переживания, их намерения, их настроение и действия. И исходя из этого уже беседовать с каждым? Впрочем этим и занимается как раз Кошачий Бог. И берет целых 10 дней на подготовку.
Как можно брать на себя фунции самого Кошачьего Бога? С другой стороны это же облегчит ему работу.
Самое сложное – это передвинутое знакомство новичков с главной кошкой. Муся бы с ума тут сошла, если бы встречу с Косматым передвинули еще на день! Кто-то и не заметит, а кто-то, такой, как сама была страдать будет, как в раю страдать не положено.
Сделать зал ожидания? Да, это мысль. После врат, вполне может быть тоже своего рода комната сна и покоя. Только другая. Не стоит котам самим ходить и бродить по раю, дожидаясь колокольчика, экскурсии, объяснений. У них переломный момент. Они между двумя жизнями – между земной и небесной. Самое время просто взять тайм-аут.
Вошел во врата, рассказал о себе, все что спросили, получил свой ошейник и другие важные метки, переступил полог и уснул на мягкой травке или белом облаке. Сон сам сморил. И так до самого звоночка, до зова.
Ведь кто-то приходит в рай утром и ему ждать этого зова недолго, а кто-то днем, уже после состоявшихся экскурсий, и вынужден ждать дольше, волнуясь и пытаясь самостоятельно разобраться со всем вокруг. Почему не сделано так? Всем бы было проще?
Вот об этом она обязательно поговорит с Богом. О девяти жизнях и всех своих сомнениях с этим связанных, не станет, а об этом обязательно поговорит.
Странно, что так не сделано было сразу. Может, когда-то, когда кошек на земле было мало, когда отношение людей к ним было другим и похожим, как и все их судьбы, когда жизнь на земле была другой, в подобном просто не было необходимости. Может и главной кошки никакой когда-то не было. Кошачий Бог сам со всем разбирался. Рай со временем расширялся и совершенствовался. Вот и остались какие-то моменты из прошлой организации.
Нет, срочно надо поговорить с Богом. Если бы к знакомству был найден уже Чип, он дал бы массу нужной и полезной информации, да и про деревенского ловеласа «Окно» по «паролю» могло бы показать ищет его там хозяйка или не особо заморачивается. Да, подглядывать за людьми без разрешения питомцев даже главной кошке непозволительно, но «пароль» мог бы быть краткосрочным, только пока котики ждут знакомства…чтобы лучше оценить ситуацию. Ее явно оценивает кто-то уже, ведь кто-то разделяет предательство от того же несчастного случая. И не имеет права на ошибку. Но Мусе с Трюфелем тоже информация бы не помешала. Чтобы подход к каждому стал совсем уж индивидуальным.
Вот чем надо срочно заняться! И как тут самой двинешь домой, когда то одна идея, то другая и все надо помочь реализовать? Если Кошачий Бог одобрит, нужно же время, чтобы все это сотворить и проверить как система работает. А кому лучше проверить придуманное, как не ей же самой? Уф, аж сердечко забилось чаще. Но пока никакой такой системы нет и в помине, и с малышом надо что-то решать.
Что ж, пойдут, проверенным путем. Покажет ему Окно, поглядят вместе на хозяйку, посмотрит на реакцию, а дальше решит как бы все так получше ему объяснить.
Впрочем как и коту вислоушке. Ему уж полный год сравнялся, ему тут быть не совсем по-котячьи.
Но в целом они похожи. Оба молодые, оба домашние, оба с тяжелым, больным детством. Вот подумаешь тут, как оно лучше быть здоровым на улице, пусть и голодным и грязным, но здоровым пока, хотя бы в детстве, или дома, таким обласканным и совсем больным?
Только думать об этом некогда.
Котик пока радуется не нарадуется, что ходить может и бегать. Сейчас набегается вдоволь…на дерево залезет пару раз, напрыгается за бабочками и главный вопрос, а где моя человеческая «мама» все равно задаст. И надо будет ответить.
Там, на земле. И тут то как раз этой «мамой» была девчушка 11 лет. А детские слезы они особенные. Душу рвут не только родителям, но и Мусе… и Кошачьему Богу, наверное.
Видимо замену тут могут быстро начать искать, чтобы не было пустоты в сердце. Чтобы переключилась дочка на нового любимца. В этом возрасте уже не скажешь, что бегал к доктору получиться или даже к самому Богу бегал, а теперь здоровеньким вернулся, подобрав такого же. Был у них долгий и очень сложный как-то разговор с Кошачьим Богом о таких ситуациях, когда уход любимого питомца из жизни необходимо объяснять детям. Ох много думала кошка после того разговора.
И 11 лет- возраст, когда не обманешь особо. Кот даже не убежал вдруг, а долго болел.
А потом родители думают о чувствах своих детей, а ей то надо еще думать и о чувствах своих подопечных? Малыш лет 3 после смерти котика легко поверит в любые сказки и даже что новый это и есть тот же самый. А как же тот самый тут, в раю? Он то поймет, что все не так. И должен, вынужден будет как-то принять. И это уже ее работа.
Как ее работа теперь поговорить с новеньким о посланниках. И возможно тех, кто уже рожден на земле, кто уже существует. Но ему же тоже достаточно быстро можно будет обратно. Как тут быть? Вселенная, Вселенной, второй кот в дом, вторым котом в дом, но она сама теперь знала, что не все так просто бывает в этом вопросе. Суждено – будет. В это она верила. И во Вселенную верила. Но иногда сужденное наступает позднее, чем кажется, иногда его надо ждать, и ждать даже дольше, чем по райским законам срок ожидания. Молодой же котик, не велик тот срок.
И каждый раз новая история. И каждый раз новая судьба. И каждый раз новое решение.
Но разговор неизбежен. Придется вместе им решать проблемы по мере их поступления.
А после, после экскурсии, после обеда придут вчерашние новички, те самые, с кем остались еще недоговорённости и не решенные проблемы, которые за одну встречу не решить. Такова ее работа, сделать все, чтобы к моменту встречи с Кошачьим Богом ему было легче. Чтобы котик уже более или менее представлял что он хочет и что он может, а Бог лишь уже помог ему это осуществить и открыл те возможные избранные для каждого секреты, которые Муся открывать не имела права.
Кошачий Бог был ей очень благодарен. И Трюфелю. Некоторые посетители приходили уже совершенно спокойными и адаптированными, достаточно было и двух минут, чтобы родился план. С некоторыми, конечно, приходилось работать дольше, кропотливее. Но таких стало меньше. И это была заслуга помощников.

Автор:  POCA [ 03 мар, Вс, 2019, 09:08 ]

Но самым сложным новеньким, как и ожидалось, стал прыгун-летчик. С забавной кличкой Бутуз.
Красавец невероятный. Правда немного толстоват, чем-то напомнил Мусе медлительного Крыша, но в отличие от него очень даже шустр. Да, Крыш наверное, пока бы решал надо ли карабкаться на окно или не стоит…открытое окно бы уже заметили.
Беспокойство о том, что он что-то сам натворил и что-то ужасно плохое читалось у котика в глазах.
В них было какое-то отчаянья и непонимание. Непонимание происходящего есть во взглядах всех новеньких, разве что кроме маленьких котят, для которых все перемены вокруг – лишь новая забава. Но тут была еще и «виноватость»…Как будто стянул весь хозяйский ужин со стола, только во много раз глубже. Как будто кот осознавал, что натворил что-то куда более непоправимое, нежели кража еды.
Так оно и было. И снова, снова ,снова, Муся вдруг подумала, что за день, за день форы она бы нарыла какую-нибудь информацию о котики, чтобы отыскать в ней какие-то зацепки. Какие? Да самое важное – ту самую причину, по которой он тут. Она уже поняла, что если домашнему коту объявлена какая-то цель, задача, если угодно миссия, ради которой он расстался с домом, то пережить момент разлуки проще. Особенно если эта миссия каким-то образом важна оставленным любимым людям. Если бы ей в свое время Косматый сказал, что она тут для того, чтобы позаботиться о дедушке, потому что это ему сейчас нужно…, она не перестала бы сразу скучать по хозяевам, по дому, не перестала бы хотеть назад…, но возможно выдохнула, прислушалась, успокоилась, как-то переварила бы информацию, переключилась бы и так не паниковала бы до встречи с Кошачьим Богом.
Но для этого Косматый должен был как минимум знать, что дедушка тут и что они были раньше знакомы и любили друг друга. У него было еще меньше знаний, меньше чем у нее сейчас. И полномочий меньше. Тем не менее справлялся же! Один, даже без Трюфеля. Ай да кот, все таки.
И она справится, как обычно. Но идею свою перед Кошачьим Богом будет теперь отстаивать непременно.
Куда проще заранее самой как-то разведать, есть ли тут кто-то из дорогих людей уже в раю у кота…., чем спрашивать его не умирал ли у вас там кто в последнее время. Как-то сразу как обухом по голове словом «смерть». Можно же как-то издалека, вроде как к слову…
Что он захочет назад все исправить – сомнений нет. Значит срочно надо найти что-то, чтобы он исправил тут. Вот как доказать, что кот нужен тут больше, чем там? Сейчас про себя она это точно знает, даже уверена. А вот….скажи ей это сразу по прибытии? Даже скажи что будет главной и очень нужной. Все равно ответила бы что хочет домой и точка. И ничего ей в этом раю не нужно и не интересно.
Сейчас перед ней такой же клиент. Судя по тому, что Хранитель поведал – еще и бабушки с дедушками все живы….
Но Муся была упорная…И очень внимательно умела слушать. Вот тут она редко перебивала, давала высказаться. Действовала по принципу Кошачьего Бога. Самого сложного новенького – на последний разговор. Сначала она знакомилась поверхностно, потом проводила экскурсию, потом отпускала тех, кто все понял и в беседах по душам не нуждается, и оставалась поговорить с остальными. Уже по очереди.
И у Бога научилась тому, что самые трудные разговоры не бывают короткими.
И самый беспроигрышный ход… в потоке просьб показать дорогу домой, вернуть, отпустить, отправить… это попросить новенького как можно подробнее рассказать не о причинах, почему ему обязательно надо домой, а о самих хозяевах. И том, почему он их любит, какие они, что интересного было в жизни. Во-первых, это помогает успокоиться. Во-вторых, новенький верит что такое рассказ обязательно докажет необходимость им снова быть вместе. А Мусе это давало возможность найти ту самую необходимую ей ниточку, за которую стоит потянуть….
Главное вовремя задать нужный вопрос.
И как-то сначала в рассказе про молодую хозяйку Марину, дочку хозяйки значит, частенько фигурировала некая Леночка, лучшая подружка….
Видно было, что Леночка эта кота обожала, он тоже ей симпатизировал. А потом вдруг про нее ни слова. Зато было про то, что Марина скучала и даже плакала по подружке, особенно когда никто не видел, кроме кота.
Вот оно! Поссорилась? Уехала? Но со слов кота выходило, что слезы были горькими, как от серьезной потери.
Так и вышло. Пара наводящих вопросов…. …и стало многое ясно. Леночка – на самом деле лучшая подружка. Так как мамы дружили с роддома, то и дочки дружили с детства. Только Марина была первой и единственной дочкой в семье, а Леночка вторым, младшим ребенком. И какая-то у нее была неизлечимая болезнь легких с самого детства. Такая, что даже операция на помогла и Леночка умерла. Умерла в 12 лет. Снова тот самый возраст, когда дети уже осознают происходящее и способны очень глубоко и сильно переживать. Еще бы. Самая близкая подруга.
Из-за этой болезни девочка не могла контактировать постоянно с тем, что может подвергать легкие лишней нагрузки. Включая самый разные аллергены, пыль и даже духи.
Но с Бутузом ей позволялось общаться. Иногда. Недолго. И это было истинной счастье. Девочка относилась к коту как к хрустальному, все время боялась сделать ему больно, но готова была все время общения играть с ним бантиком на веревочке или угощать лакомствами. Ее мечты кот знал, как свои. Это выздороветь и тоже завести себе котика. Не сбылась ни одна.
Вот, вот в чем будет его задача. Такие истории или похожие уже были. Муся хорошо была знакома с ролью такого вот «райского» питомца в человеческом раю для тех, кто не мог позволить себе этого на земле. Она даже посодействовала тому, что некоторые котики обрели себе «райских» хозяев. Тех, у кого своих котиков не обитало, только вот котики разных знакомых или даже вообще ничьи. Рискнула Муся таким образом показать что значит вообще слово «хозяин» паре-тройке уличных бродяг, которые из рая никак не собирались обратно…..
Зачем же творить тогда такое? Зачем? Тогда они вообще не уйдут, если «хозяин» тут.
А…риски были. Еще какие. На то он и эксперимент, на то и «подопытных» так немного.
«Хозяин» выбирался тщательно. В этом помогал дедушка, и другие его знакомые и родня. Такой, какой будет очень рад обрести друга, но сможет, сможет его убедить, не раскрывая всех райских тайн, убедить выполнить важное поручение, опять же ту самую миссию…очень нужную для «хозяина», для которой надо заглянуть к Кошачьему Богу и кое-куда пробежаться…
а там… там уже важно одно – чтобы маленький новый котенок в новой жизни попал в хорошие руки….
Так что миссию выполнял по сути человек. Помогал Кошачьему Богу и Мусе….но и свою мечту исполнял – быть хозяином. Отпускать тяжело, но ради общего блага и добра…
Но подобрать такую «пару» было непросто. Поэтому «на поток» добро поставить пока не получалось.
Тут была совсем другая история. Но на том же фундаменте. Кот здесь чтобы исполнить мечту Леночки. Просто она его позвала, окошко открылось, и он прыгнул. Ничего он плохого не совершал, он просто пошел на знакомый голос…
Почему все внизу плачут? По Леночке тоже плакали, так положено. Так заведено. Просто расстались надолго. А когда разлука долгая, всегда скучают. А когда сильно тоскуют – плачут.
Это разлука, такая вот, долгая и особенная и называется «умер»… Оказалось, что у Леночки тоже все еще живы -и мама, и папа, и брат и обе бабушки и оба дедушки. Выходит она тут почти одна?
У людей родственная память куда дольше, чем у кошек. И понятно что малышка под опекой прабабушек или других каких-то предков, но из возможно она даже не знала на земле. А Бутуза знала. Это весточка. Это вестник. И он тут для этого, чтобы теперь на время стать ее любимым котиком.
А как же Марина? Как же она без него? Вот тут пора уже было бы начать разговор о другом котике…
И Бутуз был согласен, согласен стать другом для Леночки, если от этого девочке будет радостно. Только… не согласен чтобы совсем навсегда. Не готов он ждать встречи с Мариной так долго, как живут люди. А чтобы она жила долго, кот хотел.
И совсем запутался. Ничего, Кошачий Бог, ему все еще раз растолкует. Сейчас он понял главное. Зачем он тут. И что назад можно будет не сразу. И его волновал лишь один вопрос. Если у Марины будет другой кот, то вдруг, когда ему самому можно будет назад, его не пустят.
О да, снова эта задачка. Хорошо, хоть не каждый о ней задумывается. Некоторые просто представляют себе возвращение просто. Таким как ушел, таким на порог и пришел, его все узнали, он всех узнал, пришел домой, просто по цветной дороге обратно пришел. Чего не пускать то? Он дома! Хоть десятым котом, но вернулся и дома. Поэтому и не думали. Но Бутуз думал. Он был из тех, кто думал…
Но тут Муся практически придумала верный ответ за Кошачьего Бога, еще видимо облегчив ему задачу по составлению плана действий.
Она рассудила так. Мол, ну ты сам подумай. Марина твоя уже большая? Да, в девятом классе учится.
Ну вот…значит пока ты тут….новый котик будет сначала, как ты, общим, для «мамы» твоей и Марины, но за это время девушка подрастет. И станет уже сама взрослым человеком. Может быть даже отдельное жилье у нее уже будет. Или даже семья! А это значит что?
Что? – сначала не понял кот, но заинтересовался.
Это значит, что они начнут делить своего кота, понимаешь? Мама захочет оставить себе, дочка забрать. Как решат – тебе ж не важно! Побежишь к тому, кто без котика оказался и очень без котика в доме грустно. Понял?
Будет так или совсем иначе Муся знать не могла. Она понимала лишь, что время излечит коту здесь свежие раны, он сможет более спокойно наблюдать жизнь родных через «Окно» со стороны, и принимать какие-то решения и даже обсуждать их в теми, кто может помочь в решении по мере поступления вопросов или задач, постепенно, без паники или спешки. Вот что было сейчас важно. Чтобы в концу разговора кот стал ровнее и спокойнее дышать, чтобы «виноватость» из взгляда ушла, и растерянность тоже. Скучать по дому, скучать по хозяевам он будет. Это неизбежно. Вот сколько лет уж прошло, а Муся скучает.
Но это лучше, это в сто раз лучше, чем носить черный ошейник и ничего не помнить…
И опять, опять ее мысли…занеслись куда-то в знакомые уже размышлительные дербри.
Пока Бутуз первый раз решился перекусить. Его немного «отпустило». Начало «отпускать»…
Что-то снова подумалось ей, что белый ошейник у нее уже есть, девятая жизнь будет когда-то тоже. А между? Что между двумя белыми берегами.
Снова накатило волнение.
Наверное судьба двух подростков сегодня навеяла грустные мысли. Вот такая коротенькая у ни сложилась домашняя жизнь. Минус один. Побегут домой быстро, и побегут здоровенькими. И фиг с ней с этой одной жизнью в минусе, главное чтобы быстрее назад и вместе. И надолго. И ради этого можно даже перетерпеть. Но хозяев жалко. Может лучше родиться тогда в другой семье, ну как это обычно бывает или даже в подвале, умереть совсем крохой, чтобы до хозяина и не попасть. Чтобы ему не было больно. И грустно, и одиноко…
Какое же это тогда возвращение? Ждать, ждать, дождаться и снова ты тут.
С другой стороны ради еще одного белого ошейника?...Может быть существуют такие вот подобные возвращения, когда через смерть обратно в рай и тут же обратно домой. Ценой жизни за? Может существуют, просто о них никто не говорит? И если хочешь иметь 5 жизней по 15-20 лет, то остальные три должны быть такими?
Но не станет она спрашивать. Потому что некоторым вещам лучше так и оставаться тайнами.
Тайнами Вселенной или еще кого там.
Однако, подумалось. Подумалось о том, что если такое «возвращение» связано с какой-то породой, то наверняка малыш рождается у заводчика. И это умирает там. Да, любимому зозяину не больно, потому что он даже может не подозревать, и скорее всего не подозревает о таком повороте в пути. И верит что в конце концов питомец просто вернулся, если верит.
Но хозяева кошек-мам, они же тоже живые люди. Им тоже больно. И дело не в упущенной выгоде, а в том, что они любят этих малышей. Каждого. И переживают. Они более привычны к потерям, потому что «работа такая», но все равно жалко и переживательно. Но уходят почему-то малыши, едва родившись. Где-то в подвале – оно понятно. Но дома, при уходе, при помощи, при врачах даже все равно уходят. Почему? Может поэтому. Это жертва жизнью во имя чего то? Когда иначе нельзя? Готова бы она была к подобному?
Куда могли завести очередные душевные терзания Мусю на этот раз и каков бы был ответ не понятно, но Бутуз закончил трапезу, и его глаза снова стали наполняться грустью.
Оно и понятно. На словах все немножко проще, чем на деле. Всегда. Даже в Раю. Но тут, тут прямо над ними отворилась дверца и раздался юный, звонкий голосок «Бутуз, Бутузище, ты где там?»
Бутузищем звала его только Леночка. Это она. Он тут кому-то нужен. И кажется он тоже скучал в разлуке!
Дело было уже к вечеру, скоро дверцы спустят всех котиков назад. Долго они в этот раз разговаривали.
Но Муся была рада, что дверца отворилась уже сейчас, уже сегодня. Это сейчас котику нужно. Очень. Пусть с часок всего пообщаются, но это поможет ему «переспать» с мыслями о новом своем бытие. А завтра, завтра будет уже другой райский день. И он снова увидит Леночку, в потом сбегает на «Окно». Да, всколыхнёт увиденное, скорее всего, его чувства заново, но на то он и рай, чтобы подстраховать. И Хранитель на окошке не просто так сидит, и котики-старожилы, особенно а замочками на ошейниках, и сама Муся бдительности не теряет. Все будет у Бутуза хорошо. И у хозяев его.
Вряд ли они так быстро смогут оправиться, чтобы взять нового кота в дом еще до встречи с Богом….а там… там….как уж пойдет.
Не будет посланником… придумает новое слово.
Давно пора придумать его для тех, кто не посланник как таковой, когда обитатель рая просто не успевает не выбрать, ни тем более дождаться создания кого-то себе на замену в посланники. Придумать какую-то все равно связь…и «должность»… Может утешитель? Тот, кто пришел утешить… заглушить боль от разлуки. Какой уж раз думает об этом, и о возможностях установления связей райских обитателей даже с случайным выбором хозяевами нового любимца, чтобы он все равно считал себя причастным. И идей уже было так много. И будет еще. Пока каждый раз по наитию, каждый раз индивидуально. Вплоть до общения двух кошачьих душ где-то в параллельном пространстве для передачи так сказать эстафеты и наставлений….в исключительных случаях…Пожалуй, приемник вполне себе универсально и подойдет в таком случае.
Это все будет потом, завтра. А на сегодня ее миссия выполнена, его работа с новичками закончена. Сама к дедушке не сходила. Хорошо хоть, когда на Окне была вместе со всеми, своих тоже успела глянуть. Вроде все при своих делах, как обычно и это хорошо.

Трюфель давно вернулся с экскурсии, хоть и проводил ее позже, увидел, что Муся еще в общении с новичками и пошел ей в других райских делах подсобить, коих скопилось немало. Со своими он как-то шустро так разобрался, как и планировал. Черная кисуля ему и правда понравилась. Он так спокойно приняла весть о том, что пришла сюда теперь на постоянно проживание. Умница, красавица. Надо будет с ней еще как-нибудь о жизни земной вместе потолковать, повспоминать, поностальгировать…
Не знал он что встреча состоится совсем уже скоро. А повод будет весьма серьезным.
Вечером не мог не заметить сметливый Трюфель, что опять Муся себя чем-то, как иногда говорят люди, «загрузила»…
Надо бы спросить. О да, извечная тема – 9 жизней, какие они. Даже порадовался, что уже прожиты, а до того и не подозревал, что их девять.
Косматый видимо тоже не докапывался и не загружался. А тут… прямо беда. Аж рассердился. Сказал, знаешь, я пожалуй, прорвусь как к Богу и попрошу его что-нибудь там у тебя в башке твоей «переписать». Пусть сделает как у всех. Кто ждет типа осознанно возвращения в дом земной, живет себе спокойно мыслью, что все это одна единственная жизнь, марафон, просто по ходу него сюда заворачивать приходится…так положено. Сколько раз – никто и не думает. Понять могут лишь одно – кому то можно еще назад, кто-то уже до финиша добежал, теперь люди бежать будут. Все, никакой лишней «перезагрузки» Вот и тебе пропишет, чтобы так думала. Работе твоей это ничуть не помешает. Я прожил все свои 9 жизней. Помню лишь одну, счастлив этому, и каким был, где был, когда бы знать не хочу. Если есть тут где-нибудь прошлые мои воплощения – пусть.
А доволен тем, что помню девятую и она удалась. Знаешь, это сближает меня в людьми. Роднит,
Мне так удобнее, спокойнее. У них одна жизнь, у меня тоже она, общая типа…, а все остальное… остальное то самое прошлое, которое забыто. Меня это очень даже устраивает. Попросить Бога, а?
Ой, вдруг и правда попросит. Решит Кошачий Бог, что сходит кошка уже на этой работе от знаний своих с ума. Он наверняка тоже когда-то этом всем думал. Почему у котов 9 жизней, а не одна, почему…все так или иначе. Значит знает каково это, значит точно может решить, что кошка устала, больше не справляется, не может, пора ей стать совсем как все…Но это даже не очень пугало. Это то ладно, переживет…а вот если Кошачий Бог так рассерчает, что сотрет и что о земле помнит, о своих, обо всем – это будет большая беда. Вдруг решит дать полный отдых мыслям – от всего. Как сошедшей с ума.
Трюфель ведь прав. Нельзя так. С самого начала, когда только начала работать за Косматого, даже не забиралась так глубоко в тему. Не копалась, на себя ситуацию вообще не примеряла, будто у нее и не 9 жизней вообще, а та что была, да та, что будет следующая. Там, снова дома.
Что ж, частое общение с Кошачим Богом, явно избранным из многих людей не случайно, оставляло свой след. Муся начинала думать почти как человек. Сама себе задавала вопросы, как кошка Богу… сама как Бог искала ответы. Но она же не Бог. Всего лишь кошка. Стоит остановиться.
Вот и Трюфель уже не просто озадачен, он сердится. Нет, все, с завтрашнего дня просто перестает размышлять об этом. Она справится.

А утро готовило новый сюрприз.

Автор:  POCA [ 05 мар, Вт, 2019, 09:45 ]

Есть кто? Есть ли смысл продолжать?

Ну раз начала, вроде ж надо.

Глава 3 . На Окне.

Еще, утром до визита Хранителя, до того как проснулись большинство обитателей рая, когда на Окне собирались лишь самые рассветные котики, чьи хозяева слыли жаворонками в силу характера или работы, чья-то лапа отчаянно начала теребить Мусин хвост, свесившийся с ее любимого кресла.
Трюфель? Нет, он такого себе не позволит. Неужели проспала? Хранитель? А может котята забавляются? Вот эти, сорванцы, эти могут. Но мало ли у них других тут хвостов? Все же главная кошка. Это как учитель в школе. Добрая, но не мама, робеешь перед ней.
Муся открыла глаза и увидала изящную черную кошку с зелеными, пронзительными глазами и крошечным белым пятнышком на грудке, совсем маленьким. Она и трогала ее за хвост. Рядом сидел взволнованный ни на шутку Трюфель. Видимо, он знает что-то такое, о чем Мусе пока не известно.
Однозначно это вчерашняя Трюфельная «навсегдашка». Мошка.

Что могло случиться? Все было ясно с этой кисой, как белый день. Чем-то ее судьба схожа с жизнью деревенского ловеласа. Но поскольку жизнь была девятая, то вышла с менее трагичным финалом и естественным в силу возраста переходом сюда.
Кошка была на свободном выгуле, но стерилизованная, на знатных харчах и под присмотром хозяйки. Спать они ложились всегда только вместе, последние лет 5 так в обнимочку!
С точки зрения Муси – совершенно безупречная жизнь. Вот так самая. Когда ты живешь всю жизнь за городом, в сытости, беззаботности, при этом на вольной воле. И долго живешь. Счастливая девятая жизнь в ее глазах выглядела именно так.
Простая деревенская жизнь, с теплым домом и любимыми хозяевами. Вот как у нее на даче была. Только чтобы всегда, круглый год. В городе, когда три комнаты стало, вроде терпимо вполне было.
Пока туда пройдешь, пока сюда, пока там полежишь, пока тут – и день завершился. А вот когда сначала была одна… комнатка и без прогулок совсем, дача казалось чем-то, чем людям кажется шикарный курорт. Но у Муси отпуск выходил подлиннее, люди могли бы смело завидовать.

А тут - прекрасная такая себе девятая жизнь. Трюфель уж доложил, что уговаривать с дедушкой вместе ждать бабушку даже и не пришлось, просто сообщил об этом.
Теперь же кошка сама не своя. Аж дрожит вся. Что могло случиться? Это же рай. Чтобы что-то страшное могло стрястись уже здесь и представить сложно.
Увидела Мусю… и твердит одно – мне надо к Богу, мне надо к Богу. Это я виновата, я виновата. Мне надо к Богу, мне надо к Богу…И ничего из ее сбивчивого монолога не понять…
Оказалось, что перемена с ней на Окне вдруг приключилась, где сразу проситься к главному коту начала… А как Трюфеля Хранитель вызвал, так ему уже давай уже о Боге твердить.
С Ангелом говорить не стала, видно решила, что Трюфель главнее. Вот глупышка. Его недочет. Надо лучше объяснять новичкам, кто такой Хранитель Окна что Хранители, все до единого важнее главных котов.
Он на это не упирал, чтобы их зря не беспокоили. Чтобы сначала к нему или к Мусе, а он уж решал, нужен тут какой Хранитель или даже сам Кошачий Бог или нет.
Но тут кот понимал, что если что-то новенькая увидала в Окно, а это скорее всего, то Хранитель Окна именно тот, к кому стоило обращаться за помощью первым. Главного кота так главного кота…Правда Трюфель считал себя лишь помощником, заместителем, главной кошки, а не совсем главным котом, но это было сейчас не важно. Сейчас бы хоть что-то понять для начала.
Все смешалось в путанной речи. Какая-то Лизонька, какая-то Падла, какой-то велосипед, дорога, больница, снова Падла.
Из того что знала о кошке Муся никаких Лизонек и Падл в ее семье не было.
Хозяйку Ниной Степановной величали, сына ее Михаилом, он в городе жил, внука Витьком, деда, что тут обитает тоже Виктором, в честь него внучка и назвали.
И что это за имя такое Падла? Даже для кошки не годное. Это ж ругательство. Нюрка так на корову свою ругалась, когда та в сарай не шла. Три коровы на веку Муськи у Нюры были. Все с разными именами, а только когда Нюра серчала - все падлы. Больше всего одна в душу запала, молоко у нее было самое вкусное и дольше всех были знакомы. Интересно, есть ли рай для коров? Может молоко в мисках оттуда «колдуется»… Ой, о чем это она, разве сейчас они об этом?
Еще хозяйка Персика бывало кота могла падлой обозвать, когда вечером от нее удирал и ночевать на улице хотел. Он и сейчас так делает. Вместе с мамой его ловят. Это весело. Муся если застает, смотрит - сначала «болеет» за кота, потом за запыхавшихся теток. Правда, забавно. Прямо кино. Но Падла – однозначно не имя. И, судя по всему, веселья и догонялок тоже не ожидается.
При чем тут велосипед? Муся знала, что такое велосипед. Для кошек он не шибко и опасен, если только на себя не ронять, когда у стеночки «спит». Ездит на очень быстро, рычать не умеет, глаза у него не горят. В общем может и чудище, но не особо чтобы страшное. Бывают и хуже. Пылесос даже хуже, он засасывает в себя хвост. Но папа ему никогда не разрешал всовать больше половины хвоста. Ей даже нравились эти дразнилки.
Машины – вот это да, или даже велосипед с мотором – мотоцикл, вот тех стоит уважать и опасаться и всегда по сторонам смотреть, как на улице оказался. С какого бока тут велосипед?

Хранитель ни слова про велосипед не говорил. Значит смерть кошки с ним совсем никак не связана, даже косвенно. Да и не должна быть связана в последней жизни по логике если.
Надо было кошку во что бы то ни стало успокоить и конкретно все выслушать. Потому что даже если пустить ее в таком виде к Богу, тот все равно ни слова не поймет.
Потому что пока знает о ней наверняка меньше, чем сама Муська.
И Трюфеля лучше отправит она к Хранителю Окна.
Тот имеет право отмотать любую «запись» просмотренную котиками назад, чтобы проверить, что там такого ужасного было, а если надо и самому Богу показать. В срочном порядке. Пусть Трюфель попросит глянуть. А потом сверят они показания и решат, как же быть.

Ерунда, наверное, какая-то. Первый раз кошка самостоятельно без провожатого пришла на Окно. Может хозяйку в слезах увидала, может дом родной со стороны, может высоко показалось. Разное бывает. Кто-то пугается, кто-то теряется.
Но обычно Хранитель как-то мигом улаживает такие вот ситуации, по глазам будто бы понимает, кто что видит и от чего переживает. Значит на этот раз что-то пошло не так, как обычно. Надо понять что.
Чуйка подсказывала Мусе, что что-то Мошка узрела необычное, не просто хозяйку, которая ищет ее везде и зовет. Такое видят нередко. Кошки свободного выгула, потеряшки, погибшие под колесами машин или в зубах собак.
И реагируют обычно совершенно иначе. Стремятся отозваться, бежать навстречу, все в этом духе, просят Хранитель Окно отворить, переживают, что не слышат их люди и не видят. Да, некоторые к Богу просятся или к главному сами идут, и сама она так поступила, когда поняла, что Окно никто не отворит, но без паники. Это типичная такая история на Окне, штатная. Суета, нетерпение, негодование даже – это одно. Паника – другое.
С этой кошкой по-другому. Да и вроде как понимала она, что случилось, и готова была к тому, хозяйка поищет, поищет и поймет все сама, догадается. Кошка старушка совсем, здоровьем к старости слабенькая.

В общем Трюфель был командирован обратно на Окно, а Муся и Мошка остались одни. Почему Мошка сразу можно было предположить..
За белое пятнышко на грудке. Водились тут уж и Мушки, и Кляксы, была даже Метка…, но правда одна. Мошка на ее, Мусиной бытности главной пока тоже первая, но она уверена в том, что правильно угадала почему так нарекли и знала, что в целом в раю Мошки тоже имеются.
В том, чтобы угадать от чего какая кличка Муся уже поднаторела. . Люди не такие уж большие оригиналы. Есть какие-то у них шаблоны, клише, аналогии.

Часто называют котов исходя из окраса – Рыжиками, Персиками, Чернышами. Ее Персик – не исключение. За цвет. Не рыжий, а именно персиковый. А не абрикос, потому что большой.
Исходя из какие-то особенностей этого окраса назвать могут, как Кляксу или Чарли, за черное пятнышко «усики» на носу, даже за дефекты, как Нельсона слепого на один глаз. А еще в зависимости от своей работы или хобби. Или литературных, музыкальных или кино пристрастий.
Как-то Бог уже рассказывал ей об этом. Теперь вот сама убедилась.
По имени порой можно было многое угадать – кем работают хозяева, какого они возраста даже. Потому что вряд ли пожилой человек назовет кота Гаджет, к примеру. Значит в доме есть молодые. А если дети, то кота могут звать в честь героя мультика.
Другой вопрос, что это может быть уже внук…в семье или мультик не нов, как и сам кот, и кто-то , кто называл уже не малыш.
Но все равно информация показательна. Целые оказалось «эпохи», если так можно сказать, полосы моды не имена были Все как у людей.
.В одно время появились вдруг кошки Изауры или Джины в изобилии, а коты Мейсоны…потом возникли рыжики Чубайсы и черные коты Бумеры. В общем при желании можно целое исследование провести. Кошачий Бог и Муся предоставили бы статистику. Вот при ней еще ни одного Мейсона не было и только один Чубайс. А вообще в раю таких было достаточно.

Так что Мошка – точно за пятнышко.
Однако, сейчас явно не исследования и сбор статистики..

Еле еле Мошку успокоила. Сказав, что если она по порядку ничего не изложит, все самого начала, Бог их просто не примет и говорить с ними не станет.

-Как, как сначала все опять, если времени совсем нет? – чуть ни плакала Мошка….Я, я виновата…-продолжала она причитать. Я уже коту все рассказала…
-И он ничего не понял, раз ко мне пришли. Нет, соберись, рассказывай заново. Скажи хотя бы в чем ты виновата.
-В том что Лизонька, что Лизонка умирает!

Дело приобретало скверный оборот. Лизоньки бывают и среди кошек. Бывают кошки и котики с вполне себе людскими именами, самое популярное из них вот уж сколько лет -Вася. Василий то бишь.
Есть Борисы, есть Тимофеи, разные есть, это не считая заграничных.
Но все же, когда мы слышим имя – на ум первым делом приходят люди.

Кошка, повинная в смерти человека – с таким Муся лично никогда не сталкивалась. Никогда. Только в теории, во время бесед с Кошачьим Богом, уже давно… и ей казалось, что это истории из серии «со мной никогда не случиться», в смысле, при ней никто с такой виной за плечами даже в рай не придет. И ни в одной жизни такое невозможно и все эти истории наверное выдуманные, просто для примера. Как-то обсуждали с Богом тяжелую тему. Почему нормальные люди, нормальные иногда ненавистниками кошек становятся, даже живодерами, вот Бог и поведал грустную историю на тему. Муся тогда долго в себя прийти не могла.

А тут кошка винит себя в подобном здесь и сейчас. Да как такое возможно? Она умерла не от бешенства, она никого ни царапала, ни кусала, ничего такого.
Опять же девятая жизнь! Муся постоянно помнила об этом, ни на минуту не забывая. Нечто подобное в девятой жизни – это даже не подстава, не ошибка Вселенной, это даже слова не подобрать что.
Сама Муся уже заерзала на кресле, и захотелось, чтобы сейчас кто-то был рядом. Чтобы и ее саму поддержать.
Может Косматый… или Трюфель, хоть кто-нибудь. Вдруг это правда? Тогда как ей найти слова? Кошка что-то путает, ошибается, зря переживет и пугает их всех. И чисто беленькие, новенькие бусики с блестящим замочком – тому доказательство.
Правда про метку «вины» перед человеком, про такой медальон или бусину Бог не упоминал. Вина человека перед кошкой вот она -в цвете все очевидно.
Возможно только в летописи жизни есть упоминания о подобном. Но точно не в летописи девятой жизни. И скорее всего так, по мелким «преступлениям» там записи, типа царапалась часто или гадила на диван без причины, незначительные такие грехи. Со всеми бывает. Кто не без греха.

-Кто такая Лизонька и что с ней случилось?
Как можно спокойнее попыталась выяснить Муся. Не выдав собственного страха или волнения.
-Девочка, девочка. Из домика, где шторки с бабочками, а заборчик голубой.

Так, все таки девочка значит, все таки человек. Ни хомячок, ни морская свинка, ни рыбка в аквариуме…ни черепашка. Засада.

- Лизонька- продолжала кошка Она меня угощала всегда-всегда и звала Мошка хорошка! И играла со мной! Я так ждала, так ждала, пока она приедет на лето.
И вот теперь она в больнице. И мама ее плачет, люди в белой одежде плечам пожимают и успокаивают маму. Это врачи.
Говорят, что все будет хорошо, а я по голосу понимаю, что в это сами не верят!
Они такие хорошие, такие хорошие и девочка, и мама, и папа….…я их так люблю. Любила… нет, люблю. Отсюда же можно дальше любить? Но я не хочу, чтобы Лизонька сюда приходила, она еще маленькая, ей надо быть с мамой и папой.

Ясно теперь , значит Лизонка – какая то знакомая девочка Мошки. И с ней приключилась беда. Но Мошка то как виновата? Она даже не их кошка.

-Это все я виновата. Если бы не я… то Падла бы не полетела… Лизонька бы не упала.

-А Падла она кто такая? – все еще пыталась разобраться Муська.
-Падла? Ворона. Ворона она. Большая и старая.
Ну вот, еще и ворона Падла.

Пожалуй, без Хранителя это дело не разрести.. Девочка упала, потому что полетела ворона, а ворона полетела, потому что виновата кошка. А зачем девочке бояться простой вороны?
Муся их много видала. Ну каркают, ну гадят, а так чтобы человеку их пугаться? Ну разве что целой стаи.
Нет, испугаться можно, конечно, если неожиданно над головой каркнет, но не до смерти же.
И как это надо упасть чтобы умереть? С 9 этажа? Как Бутуз? Да, тогда да…
Но вроде Мошка в деревне живет. Там нет таких высоких домов. И девочка туда на лето приехала. А из окна деревенского упадешь, ни за что не убьешься.
Это Муся наверняка знала. Если только совсем грудной младенец. Так тот даже ходить не умеет, чтобы упасть, да еще в окно. Но младенец не мог кормить Мушку и играть с ней. Вот ведь дела… Уф…стало только сложнее.

Автор:  POCA [ 05 мар, Вт, 2019, 09:46 ]

Муся думала, что уже умеет разруливать сложные ситуации. Но эта оказалась для нее чересчур.
Привычно попросить рассказать о себе? Это почти всегда работает. Или совсем не в тему на этот раз? Сдавалось ей, что не в тему.
Придется, как это ни страшно, но задавать вопросы по уже услышанному.
И про Лизоньку, и про Падлу. И про велосипед. По порядку.

Трюфелю было полегче. Когда он прибыл к Хранителю Окна, тот уже его ждал.
И сразу сам сказал «Дело худо». Сам понял, что ситуация не типичная, сам стал разбираться.
И понял точно. Стряслась беда. Большая. Кошка в ней похоже совсем не виновата, но винить будет себя.
А главное вряд ли Кошачий Бог чем-то тут может помочь. Потому что это все совершенно не в его власти. Все людские дела во власти настоящего Бога – Господа. А кошка… кошка не виновница, она очевидец. Это как оказаться в том же месте в то же время, когда что-то случается, но быть не причастным.
И все что они могут – только доказать ей это. Доказать, что ее вины нет. А сделать это будет чрезвычайно сложно, потому любому событию, хорошему или плохому всегда предшествует некая цепочка других событий.
Когда происходит что-то хорошее, мы редко о каждом звене этой цепи думаем, можем даже не вспомнить. Или иногда. Чаще просто радуемся. И свойственно это скорее людям, чем животным.
Хотя у животных интуиция или инстинкты играют важнейшую роль. Устанавливать связи они умеют. Например, слопал горькую лягушку, заболел живот, потом уже трогать их точно не будешь.
Но это немного другое, это жизненный опыт, и редко он переходит в эмоциональную плоскость.
А анализ последовательности фактов да еще с выражением чувств - привычка людей. А тут кошка…мыслит почти как человек.
Трюфель не сразу понял. Пришлось Хранителю растолковать на примерах. С людьми, и на разных быстренько ему пояснить.
Допустим ты человек – предположи.
Если бы ты не купил, например, букет цветов, то идущая навстречу девушка , не спросил бы, где здесь цветочный магазин, вы бы не разговорились , она бы не узнала что покупаете цветы маме, а ей нужно для бабушки. И не стали бы счастливой парой. Купи цветы маме где-то еще. Или будь у мамы и бабушки дни рождения в разные дни…и все. Две случайности так много могут изменить. К лучшему. Или наоборот.
Когда же случается нечто дурное, многие погружаются в самый детальный анализ «если бы да кабы». И появляется множество всяких «если» зачастую совершенно не связанных со случившимся. Но кажется будто да. И мозг все равно находит эту связь и погружается еще глубже и глубже в обмысливание. Зачем? Кто знает. Возможно, для поиска других виноватых, кроме себя, возможно для облегчения собственных переживаний. Спроси у Бога, ему лучше знать. Это я так, для примера – резюмировал Ангел. Так устроены люди. Они вообще умны и загадочны.

Кошка не человек, но от этого не менее загадочна. Может даже и более.
И не исключено, что прожив все свои жизни, Мошка стала способна мыслить почти по-человечески.
И сама четко выстроила все звенья в конкретную последовательность.
Сначала «собрала» факты по крупицам из увиденного, услышанного, сопоставленного, что само по себе невероятно. Потом обдумала и определила виноватого – себя саму.

И Хранитель поведал Трюфелю все, что смог понять сам. Он не мог детально следить за жизнью незнакомых ему людей, но увидеть последние мгновения жизни обитателя рая мог, а также увидеть то, что увидел сам обитатель в Окно.
И если уж кошка все сопоставила, то и Ангелу это сделать не составляло большого труда, несмотря на то, что он тоже кот, а не человек. Но уже далеко не простой кот.

Теперь Хранитель должен был пересказать Трюфелю весь этот грустный и запутанный сюжет своими словами и побыстрее.

В общем-то, кошка пришла на Окно всего лишь повидать свою хозяюшку-бабушку, как она там поживает. Были они вдвоем, осталась теперь одна. Жалко.
Мудрая старушка, сама говорила, приговаривала, что, мол, зажились мы с тобой, Мошка, чего-то на свете этом. Тебе уж по-нашему, поди все 100 лет есть. Ты уж не подведи, бабку, или вперед меня на разведку беги, путь прокладывай, или сразу за мной выдвигайся, не задерживайся. Ну куда тебе в город на старости лет, если мы с тобой отродясь там не жили…
Кошка тогда не понимала особо, о чем это хозяйка толкует, а как с Трюфелем на экскурсии побывала, как разобралась, что и дедушка тут где-то рядом, догадалась. Выходит, что она даже поручение хозяйки исполнила, путь проложила? Значит не подвела.
Но все равно грустно, что она теперь там одна, особенно ночами.
А умирать сосем не время. Лето только-только началось! Красота вокруг какая! Дачники приехали, в том числе и Лизонька с мамой, стало веселее. Сама как бы не собиралась летом помирать, да так само получилось.
-А…а…я…а я… почти до конца лета смогла! Потому что тоже летом не хотела! – пискнула Муська

Но Мошка спокойной была. Знала, что увидит теперь со стороны и свои родные места, и знакомых людей, и хозяюшку. На экскурсии все ясно растолковали, никаких вопросов у нее не возникло.
Вниз убежать нельзя, смотреть можно.
Поэтому много чего в тот же день успела сделать. Муся и то дольше мешкалась будучи новенькой.
Как дедушка позвал не прозевала, уже встретились, обнялись, наговорились. В очередь на шатер снов, чтобы бабушке общий привет передать она сразу же записалась, а теперь пришла учиться облака делать и прочие разные другие приветы.
Но уже соскучилась, надо бы сначала просто поглядеть, что там и как. Теперь без нее.
Хозяйка вставала всегда рано. Еще по привычке с тех времен, когда в доме скотина была и большое хозяйство. Так что, увидев ее уже в огороде, кошка совсем не удивились. Правда была она там не одна. С приятельницей своей Айгуль. Деловая такая тетка, хваткая, но добрая, душевная. Вот сдружились последние годы.
Айгуль помоложе хозяйки лет аж на 20 – целая Мошкина жизнь, а может и больше, поэтому нередко помогала хозяйке по дому. Чаще теперь по дружбе, а раньше за небольшую денежку.
Делала все за что ни бралась добротно. Не то что местные забулдыги. Придут грядки вскопать…воткнут лопату в землю, сядут рядом – перекур. Потом дай бабка рюмку, а то руки дрожат, дай хоть хлеба кусок закусить…, еще два раза копнут – перекур. И торчат в огороде весь день над одной грядой. Даже нормально свои интимные дела не сделать Мошке у них на глазах. Она всю жизнь в грядки делала. Но не на чужих глазах же!
Айгуль появилась в здешних краях уже при Мошке. Когда помимо обычных дач вокруг еще дома появились, такие в два-три этажа, из красивого камня, за заборами выше, чем просто у дачников.
Коттеджи значит. Жили в них разные люди. Больше летом. Грубые и нелюдимые и вполне себе нормальные тоже. Грубых и нелюдимых местные бабы поделили на две категории – бандиты и чиновники. Было ли то правдой никто ж тольком не знал. Так, только слухи ходили, кто есть кто или был кем. Да и домов было не много, меньше десятка. Ну а из «нормальных» людей поселились там семья родителей, которым сын дом построил. Хорошие люди. А про сына толком никто не определился. Вроде если родителям дом – хороший сын, хороши человек. Но раз такой дом смог возвести, значит у самого еще лучше – значит может тоже ворует у народа – плохой?
А может работает день и ночь, чтобы все это было честно и праведно – хороший? А родитиделей совсем не навещает- плохой? Так может потому и не навещает, что работает – хороший? В общем не решили. Но сами жильцы были людьми вроде неплохими. Со всеми здоровались, в общий магазин приходили, правда тесно ни с кем не сдружились.
А рядом с ними – дом хирурга. Врача. Бабушки было сначала предположили, что врач видимо или большой светила, или рвач. Опять не понять хорош или плох по мнению так сказать большинства, то есть народа. Но вскоре стало известно, что его специализация – пластическая хирургия. И на самом деле специалист хороший. Вежливым был. С бабушками здоровался, здоровья пройдет пожелает, улыбка красивая. Ну если у богатых денег девать некуда и они все себя украшают, а старые тетки «морды натягивают», чтобы гладкие, как задница становились, аж глаза не моргают – это же их дело, их право. Врач свое честно зарабатывает. И жена у него приветливая, и две дочки славные. Дочкам не запрещалось в местной ребятней дружить и играть. Запрет правда один был. В дом никого не водить. У каждого свои «тараканы», тут видимо были такие. Может особо порядок любят. Поэтому и Айгуль наняли. Она уборщицей в клинике была, ей вот и предложили – круглый год за домом смотреть. Можно там жить, всем хозяйством пользоваться, но чтобы дом всегда в идеальном порядке. Чтобы когда не приехай -на праздник, на выходной, да хоть посередине недели в будни одни или с гостями – всегда дом к приему хозяев готов.
И в дом никого не приводить, тем более мужчин.
Айгуль была понятливой и не глупой. Такое счастье привалило. Это ж не работа, это курорт. Убраться ей несложно, порядок поддерживать вообще ерунда, огорода нет, только цветники вокруг дома. Со всем прекрасно справлялась. Еще и помогала бабушкам в округе. Кому за денежку, кому за крынку молока, кому за десяток яиц.
Так с Ниной и сошлись. Сначала как Виктор жив был просто общались. Нравились друг другу, а как хозяина в доме не стало, помощь рук помоложе оказалась весьма кстати.
Нине даже было предоставлено эксклюзивной право к Айгуль в гости заходить. В конце концов.
Как-то пошла к дому, хозяевам огурчиков свежих отнести, передать, позвонила в калитку. А вышел сам хозяин. Слово за слово. Познакомились чуть поближе. Составилось впечатление о «лучшей подруге» их домоправительницы. Звучало как-то солиднее, чем горничная или уборщица, Айгуль так нравилось. Хорошая тетка эта Нина, собранная, аккуратная, приятная во всех отношениях. Да пусть зимой в большом доме посидят чаю попьют. Вечера зимой длинные, темные.
Так Нина стала бывать в «богатом» доме, когда хозяев дома не было. Только Айгуль. По сравнению с другими домами, он был на самом деле богатым. Но не дворцом вовсе, как можно было представить. Просто большой добротный дом со всеми удобствами, как в городе – и канализация, и водопровод, и ванна с душем и камин. Стиральная машина, машина для мытья посуды даже. Вот ее Нина первый раз видала, когда гостили у сына – такой не было. Да много чего у сына из увиденного не было. Телевизор, считай, в полстены. Какая-то шутка по полу крутиться и сама едет. Оказалось – пылесос такой. То есть хозяева труд Айгуль как могли облегчали. Но и она не плошала. В доме – идеальная чистота. Как у музее. Игрушек много, игрушки такие, что Нине поиграть захотелось. Куклы как живые, прямо. И плюшевые зверушки. Даже на одну подумала – настоящий пес.
Но настоящих животных в доме не было. Что так? Даже собаки не было. Во всех подобных домах бывают – для охраны.
Аллергия у девочек? Со слов Айгуль вышло, что как раз не у них. А у мамы, жены хозяина. Девочкам разрешают кошками и собаками в округе поиграть, но как пришли – переодеваются и в душ. И не все цветы на клумбу можно сажать, есть список, какие нельзя. И когда у дороги липы цветут, хозяйка из дома почти не выходит. А девочки обе здоровенькие совсем.
Мошка любила Айгуль, а Айгуль любила Мошку. Потому что там откуда родом, всегда в доме разные божьи твари жили, и кошки, и собаки, естественно. Поэтому погладить Мошку или потормошить Полкана всегда была рада. Главное постирать все с себя потом. Но при такой технике в доме – малая плата за радость общения. Зачем пришла Айгуль на этот раз. Помочь опять чего? Вроде не похоже.
Не они в огороде ничего, просто говорили. И лица у них были какие-то озабоченные и испуганные. С таким лицами бабы у магазина, включая и этих двоих, обычно всякие происшествия на деревне обсуждали. Помер кто или пожар где, или дом какой у дачников обнесли» пока хозяев не было. Всякое такое. Не кошачье дело, но тон голоса и выражение лица, означающие «что-то случилось» Мошка выучила хорошо.
Даже умела определить – случилось что-то с родными, домашними или с кем на деревне. А может даже не на деревне, а по телевизору сказали. Может где еще, в городе или в стране.

Как-то еще мальцом внук Витек руку сломал, там, у себя в городе. Упал. Бабка так охала, так причитала, так переживала в телефон, что Мошка вмиг догадалась, что приключилось что-то там наладное. Во всем виноваты были какие-то ролики, которые хозяйка настоятельно советовала сыну выбросить куда подальше и никогда больше не покупать.
Это было переживание, но не горе…
А вот когда дед вдруг на работу пошел…. и больше не вернулся – было горе. Тогда уж не молод был, и ферма прикрылась, нашел подработку в небольшой мастерской по ремонту бытовой техники в ближайшем городишке, ездил на старом «Жигуленке» три дня в неделю. Но не мог без дела сидеть вообще, и без любимого в частности. И силы в себе еще чувствовал. И в лес за грибами ходил. И по хозяйству все сам. А вот оно как получилось, раз утром жена, к обеду – вдова.
Хозяйка аж как будто совсем состарилась и плакала очень и очень долго. И в черном платке ходила, даже летом, а не в цветастой панаме. Сейчас панама на месте… и как будто голос такой, что произошло нечто…серьезнее чем тогда с Витькой, но не с ним и не с ближним, при этом не то, чтобы личное горе.
Видимо что-то с хорошими знакомыми по деревне, может хозяйка как-то причастна… или видела чего, поэтому так и голос дрожит.
Может с Айгуль что? Да та вроде жива и здорова, хоть и опечалена. Но не больше самой хозяйки.

Кошка было подумала, может хозяюшка догадалась, почему Мошка ночевать не пришла, может по ней так скучает. А Айгуль сочувствует. Но вряд ли бы она так уж на показ горевала. Хотя Мошке бы было лестно.
А тут как будто обсуждают кого. Мошка прислушалась – а речь то о Лизоньке.
Что это, о чем это они? Что значит выживет девочка или не выживет? Да только день назад она была совершенно здорова, весела и бодра. Это Мошка уже играть не могла, только сливочки полизала немножко. Что такое без сознания? Какое-то вообще новое слово – кома. Ком – знает
Ком земли. Когда кошачьи драки, бабки как раз комами земли разгоняли. Или чужаков с гряд.
Ком снега – тоже. А кома…не слыхала. Не знает.

Кошка сразу давай Окошко просить Лизоньку показать, как знакомую, это можно, так Трюфель объяснил. Вот сейчас ей окошко покажет, сейчас ей окошко покажет, как девочка еще спит в своей комнатке, как ветер развивает, колышет занавеску с бабочками, а мама тихо тихо, чтобы на разбудить дочку, собирает на стол завтрак, расставляет чашечки и зеленым ободком, разводит тесто на оладушки или может затеяла омлет. Или тосты с вареньем. Или хлопья с шоколадным молоком. Жуткая гадость это шоколадное молоко, за что только хороший продукт портят, но детям нравится. Сейчас все сделает, пойдет к девочке, поцелует, пощекочет за пятку, торчащую из под одеяла и скажет «Вставай, соня, лето проспишь».
Сколько раз подобное утро Мошка уже видела. Лизонька на ее глазах подрастала.
И правда девочка спала. Только не у себя дома. Это чужой, не знакомый кошке дом. Окна нет, шторки с бабочками тоже, стены такие белые, не цветные. До этого Мошка такие стены не видела. Видела чаще деревянные, из досок, из бревен, из кирпича видала, как в деревенском магазине, а таких нет. Какие-то холодные, как будто снег зимой. Лизонка спит, а к ней какие-то провода протянуты. Как проводка в доме, только серые или белые. И вроде рядом телевизор, но не телевизор, что-то похожее.
Город? Нет.. не может быть, чтобы в городе было так по остановке тоскливо. Еще девочка рассказывала, что у нее в комнате прямо на стене нарисованы котята и много игрушек. А тут…стены гладкие, игрушек совсем нет. Может и город, но не ее дом.

А главное мама рядом стоит вся испуганная и заплаканная. И какой-то дядька с ней, не Лизочкин папа, в белом халате.
Что такое халат Мошка тоже знала. У бабушки их много было, для огорода почти такой же, только темно синий. В таком белом в огород уж точно никак нельзя.
Это врач! Точно! Мошка вспомнила. К бабушкам, в том числе и ее собственной на специальной машине тетки приезжали точно в таких же халатах. Две бабушки аж с собой забрали. Матевеевну и Молодуху. Это не фамилия у тетки была такая, это прозвище.
Годами она была давно немолода, но всегда молодилась. С мужичками, что в сыновья годятся заигрывала, одевалась не совсем по годам, про возраст свой всем «заливала», ну и помаду яркую очень любила. Среди местных в годах это было как-то не принято, не город, только среди молодых. Вот и прозевали Молодухой. Однако, верой в вечную юность, время все равно обмануть не удалось. Матвеевна через дней десять обратно веротилась, а Молодуха так и пропала. Говорили померла. Теперь кошка понимала, что это такое.
К ее хозяйке врачи тоже наведывались. Искали какое-то давление. Но ничего такого из дома не забирали.
И тоже к бабке проводок тянули. Протянут, послушают, головой покачают, покружат, покружат вокруг, посидят… и уезжают. Хозяйка им всегда говорила «В больницу? Да ни за что! Я помирать только тут стану».
Вот что это за дом… - больница! Лизонька заболела, вот мама и плачет.

Так все дети иногда болеют. Лизонька редко, но было. Болела даже летом пару раз.. Один раз горло простудила, тоже в постели лежала целых 4 дня, играть с Мошкой не выходила. Правда на третий день мама Мошку в дом пустила, прямо к девочке в комнату! Мошке там очень понравилось. Обычно они в саду играли или в беседке.
Другой раз ножкой на доску с гвоздем наступила. Когда в магазин с мамой шли. Кто-то выбросил эту доску. Плакала тогда сильно, больно.
Но мама не плакала. Когда горлышко у дочки болело, никаких врачей и слез не было, и она по дому дела свои делала, и даже Мошке гостинцы выносила, как обычно.
Только дочке ладошку часто на лоб клала, что-то в чашечке с ободком приносила попить, книжку дольше обычного читала. А папа большого плюшевого кота привез. Как живой, но в жизни таких больших не бывает. У них тут в деревне точно не было. Рыжий кот. С полосками. Мошка даже переживать начала, что теперь Лизонька его больше любить станет…и ревновать собралась. Но, когда девочка снова вышла в сад вместе с плюшевым другом, то сразу объяснила Мошке, что это тигр, что он не настоящий, он игрушечный и бояться его не надо.
А то че-то Мошка на самом деле к блюдцу не решалась подойти.
И никакая мохнатая игрушка не сравниться с игрушкой живой и настоящей. Это она тогда сразу поняла и ревновать перестала. Тем более то вообще не кот, а тигр какой-то. К псу Трезору, что прибегал подъедаться сюда же от Быбы Нюры никогда не ревновала. Это ж не другой кот. И к тигру не станет. Да и Трезор, хоть и молодой еще а до игр не охочий. Поест, хвостом повиляет и домой. Не конкурент. Она и в столь преклонном возрасте порадовать девочку, поиграться была согласна.
Как на гвоздь лапой напороться кошка и сама знала. Случалась и с ней такая оказия. На самом деле больно. Хромала целую неделю потом. Даже хозяйка заметила, заволновалась, стала лапку смотреть, какой-то шипучкой помазала. Целых полдня щипала хуже, чем от крапивы нос. Влезла как-то по молодости лет Мошка носом в заросли крапивы за птичкой.
Только она не наступала на доску, а по забору лезла, а там гвоздь насквозь торчал.
-И я, и у меня, и я знаю как больно! – запричитала Муся и даже лапку поджала, ту самую, которой на что-то острое напоролась когда-то.
Но мама тогда девочку быстро вылечила и не была такой перепуганной, как теперь. Только сердилась на тех, кто мусор вот так разбрасывает.

Автор:  POCA [ 05 мар, Вт, 2019, 09:47 ]

Может из разговора в огороде понятнее станет что с девочкой? Снова «вернулась» кошка в родной дом. Теперь бабы уже у калитки стояли, а с другой стороны еще две тетки-дачницы. Целое собрание. Как мол и что. Деревня и дачи начинали просыпаться и оживать.
Оказалось, оказалось…что Лизонька на велосипеде каталась. Новый ей велосипед недавно подарили. Упала и ударилась сильно. Вроде как головкой. И теперь очнуться не может. Спит и спит. Без сознания. Второй день уже. Врачи руками разводят, потому ничего страшного не нашли.
Мол Богу надо молиться, Бога надо просить… об исцелении. Одна тетка возьми и ляпни
-А есть ли он вообще Бог? Может и нету его, раз такое допускает. Ребенок же, и люди хорошие.
Бабы спорить давай, мол есть, есть, молиться надо, поможет, а не хочешь хоть не богохульствуй.


Мошке было очень страшно за Лизоньку, очень ее жалко. Бога? Она попросит. Он де тут – Бог! Она уже это знает. Он - есть!
Сразу как к нему попадет, конечно же попросит! Лишь бы не поздно было.
Но сами ж собравшиеся предположили, что так лежать долго можно, мол аж целый год, а то и дольше, вот так спать.. Примеры разные начали приводить, из кино. Значит не поздно, наверное будет . Как Бог примет, Мошка сразу говорить станет с ним только о Лизоньке. О себе и говорить не о чем.
Но тут, ее собственная, любимая, родная, хозяюшка такое сказала, что у Мошки аж в глазах потемнело
- Там с поле совсем рядом Мошку мою нашли. Окалевшую. И на боку вроде как рана.
Я места себе не нахожу. Кошка то старая, слепая уж поди почти, лапы еле держали. Может под велосипед попала? Не так так этак вряд ли бы до осени дотянула…но девочка, девочка…девочка то теперь. Аж сердце щемит.
Бабы давай ее успокаивать, мол, да девочка то не слепая, она кошку хорошо знала, не могла испугаться, дорожка там ровная, объехала бы. Небось, кошка там еще с ночи лежит…
-Нет, ночевала дома она. Есть ничего не стала. Совсем. Но дома была, со мной, а утром я ее уж не видала. Я уж ее в саду закопала. Не я ж такое придумала. Участковый приезжал, он кошку и нашел, так и сказал, что наверно от удара велосипедом сдохла…Ужас, какой…Так ведь и родители Лизы думать будут. Им то тоже сказал. Вроде как никакого криминала, несчастный случай, кошка дорогу перебегала, кошку совсем задавили.
Мошка так расстроилась так испугалась, что даже не заметила повода для маленькой личной радости, что ее хозяюшка нашла, что в саду захоронила и искать больше не станет. И попрощалась значит.

Участковый молодой был. Из нового поколения. По меркам местных баб – изрядно ленивый, циничный и бестактный. Не тот, что 40 лет на этой должность до него проработал, каждого в округе в лицо знал, и грехи каждого помнил. И прощал, не напоминал никогда, даже если наказание уже получено. Дело прошлое. Всегда второй шанс давал. И детьми беседы проводил о том, что есть хорошо, что плохо. Причем не официально.
Окружат они его на рыбалке, а они им давай вроде байки травить, а поучительные. Бабы его любили, мужики уважали. Этот может еще изменится, но что-то подсказывало, вряд ли. По всему видно – карьерист, и тут, в глуши, карьеру свою строить не собирается. Какая тут вообще карьера возможна? Это так – перевалочный пункт. И люди ему по большому счету пофигу. Но раскрываемость нужна ради цели.
На происшествие с ребенком обязан был выехать. Мало ли что. Места вроде тихие, спокойные, но раскрыть дело о нападение чужака какого на ребенка…- это на звездочку на погонах тянет.
А тут всего лишь кошка, зараза. Не привлечешь. Даже сочувствие родителям звучало формально как-то, не от сердца..

-Кормили кормили мою Мошку, привечали, привечали… -продолжала причитать хозяйка. Теперь не знаю, как и в глаза смотреть…

Вот ведь жизнь какова. Ободрала бы девчушка только коленки, а кошка не выживи, вроде как даже ребенка вина. Только никто бы винить и ее не стал. Случайность, понятно. Но расстроилась бы малышка ужасно. И уже родители ее. А так… так кошка в их беде виновата.. Нет преступления. Преступника тоже нет. Несчастный случай. Может и не было кошки, может кочка какая-то или камень.
В общем судачили бабы еще долго, кошку вроде почти оправдали, вроде Нину совсем почти успокоили, только Мошка слушать это уже не могла…

Нет, нет! Не сбивала ее Лизанька на велосипеде! Она вообще девочку в тот день не видела. Так что-то прижало с вечера, так худо стало, еле ночь переждала, чтобы из дома уйти, не есть, не пить, не играть подавно не хотелось, даже лапы слушаться перестали.
Около дороги той была, в поле была…но не было там никакой Лизоньки. И велосипеда она у нее не видала в это лето никакого еще.
А старый, детский, в три колеса, так давно уже стал тачкой у Нюры ля перевозки всякой всячины. К нему ящик приделали, папа Лизочкин сделал и бабе Нюре отдал. У них тоже такая тачка была. Только из детской коляски переделанная, хозяин сам сделал. И на целых 4 колеса! На одно больше, чем у Нюры!

Теперь ее во всем винят? Стало совсем на душе черно. Чернее, чем снаружи шубка. На шубке есть белое пятнышко, а на душе теперь не единого. Без того за девочку переживала. А когда ты без вины виноватый…и никак и ничем не может оправдаться, совсем скверно. Или виноватый?

Не могла бы она забыть, если бы все было так как думают. Стала вспоминать. Изо всех своих последних сил стала вспоминать.
Вот она ползет через дорогу. В поле. В молодые посевы кукурузы. Они еще низкие совсем, как трава. За полем лесок…вот туда, туда бы добраться. Но лапы не слушаются никак. Ляжет, передохнет. Легла.
Сверху небо голубое, голубое, а облака такие белые, белые по нему. И солнышко в зените. Ветер облака гонит за лес, одно за одним, одно за одним. Хороший день. Теплый. Где-то стучит молоток, где-то слышно бензиновую косу, где-то смеются дети и лает собака. Да…да, вот теперь она слышит будто бы по дорожке, по той которую она недавно переползла кто-то проехал. По звуку и правда дребезжит как велосипед. Похоже. Сначала ближе, потом дальше, потом…потом стихло. А облака все плывут и плывут. Вот снова звук как бы ближе, совсем рядом…
Что это? Над головой пронеслось что-то черное. Падла! Ворона!..И тут же как будто вскрик и глухой удар. И стало тихо. Совсем тихо….и между полем и облаками вдруг возникла яркая радуга.
Цветная и настоящая. Только не такая, как обычно бывает после дождя, совершенно воздушная, не потрогать не достать, а как будто дорога. Туда, к облакам, которые плывут за лес. И сама Радуга как будто к лесу мостик. Вот и пойдет она по ней до самых облаков. Слабые лапки по росткам идти не могут, а по дорожке пойдут, по дорожке легче.
А дальше, дальше…оказалась кошка в кошачьем раю.
И никогда бы не вспомнила последние минуты жизни своей, если бы не вся эта история.
Падла…вот, вот кто напугал малышку. Вот что случилось.
Когда люди на место трагедии прибежали, никакой вороны и рядом не было.
Значит Мошка не виновата? И от этого должно стать чуть чуть полегче? Но стало только хуже. Потому что теперь кошка знала – виновата. Она виновата в том, что появилась рядом Падла, а значит виновата во всем, что случилось. И началась паника, та самая паника, с которой теперь пытались справиться Муся, Хранитель и Трюфель.

Мошка была уверена, что по ее вине Лизонька теперь в больнице, ее мама в слезах, а папа мечется по городу в поисках медицинских светил и их мнений.
Мир померк для родителей, бабушек, дедушек, а главное для самой Лизоньки…

Нет, нельзя ждать 10 дней встречи с Богом. Если она во всем виновата, пусть наказывает, как сочтет нужным. Она на все готова, лишь бы все исправить. Он же Бог, он должен знать, что она может сделать, чтобы Лизонька выздоровела.
И…к Богу надо прямо сейчас.

К моменту возвращения Трюфеля, Муся добилась от Мошки некого сценария происшествия. Никто не ожидал такого поворота событий. Сейчас сразу вести Мошку к Богу… заставлять ее пережить все пережитое снова…- жестоко. Ей бы, Мусе, сначала самой с Богом потолковать. Ей, да Хранителю Окна.

Теперь было ясно, что просто сказать «да ты тут ни при чем» будет недостаточно. Возможно, только Бог сможет найти те самый нужные слова. Как много раз находил для самой Муси и всех остальных. Но он должен хотя бы немного подготовиться к разговору.
Но Мошке каждая минута ожидания за час, а час – за день.
И тут Муся придумала. Оставила Мошку с Трюфелем на минуточку. Мошка не знала, что Трюфель уже в курсе деталей, поэтому он мог задавать ей какие-то вопросы, уводящие от самой страшной части истории, от дороги и Падлы.
Например, спросить, что говорил маме доктор в белом халате, пока Муся сделает то, что задумала.

А придумала она попросить помощи у Хранительницы Снов. Срочно, сейчас. Нет, не пустить кошку без очереди. Это пожалуй можно устроить, но не сейчас, хотя бы завтра, когда та перестанет паниковать.
В таком состоянии она даже не понимает, кому ей надо присниться, зачем и надо ли пока сниться вообще. Этот вопрос они еще вместе с Хранительницей обсудят и решат, как тут быть.

Сейчас нужна помощь в другом. Мошке надо помочь заснуть. Чтобы она окунулась в сон, забылась на какое-то время, которое даст возможность поговорить Мусе с Богом. Она просто не может сразу взять кошку с собой к нему и оставить без присмотра не может. А если оставит, то та будет прокручивать в своей памяти все увиденное снова, снова, снова ,снова…и никогда не соберется с мыслями на спокойный разговор.

Райская жизнь после девятой земной не должна протекать так. И просто попросить Бога «стереть» из памяти кошки последний ее день на земле - тоже не выход.
Потому что тогда надо еще и «Окну» запретить показывать любимого человека, который сейчас вместе со всеми, кто знал девочку, переживает за нее, а значит служит напоминанием. И Лизу запретить показывать…
Здесь нужна какая-то другая терапия.
Помнится, «мама» всегда говорила, что лучшее лекарство это сон. Вряд ли от всех болезней, но вдруг поможет.
Главным врачевателем может быть только Кошачий Бог, без его помощи Мусе и Трюфелю не обойтись, но пока он подготовит свою терапию, кошке надо поспать.
Что ж, Хранительница сочла решение Муси мудрым. Кто знает, как пойдут дела на земле, кто знает, сколько времени надо Богу, чтобы разобраться в этом деле. Во сне время течет иначе.

Еще Муся не теряла надежды, что пока Мошка отдохнет, там, на земле, Лизонька проснется совершенно здоровенькой, и все вместе за нее будут рады и забудут все случившееся, как просто страшный для всех сон. И там, и тут.
Дала Хранительница Снов Мусе какую-то траву. С виду такая обычная, зеленая, только метелочка на конце. Пошептала над ней что-то и дала. Мол, я от шатра своего не могу отходить, а ты возьми травинку и пощекочи кошке за ушком.

Муся и побежала со всех лап. Мошка была такая возбужденно-расстроенная, что щекотать ее можно было бы сейчас во всех местах, та и не заметила бы. Только травинка коснулась черного ушка, как Мошка свернулась на травке, около кресла клубочком и задремала. А травинка завяла.
Одноразовое, похоже, средство. Чтобы не было у Муси искушения усыпать еще кого-нибудь без разрешения и по своему усмотрению.
А чтобы разбудить было сказано дернуть слегка кошечку за усы одновременно с двух сторон.
Муся и Трюфель остались одни около спящей Мошки.
А ведь новичков и экскурсии на сегодня никто не отменял. Что бы ни случилось. Сегодня они решили поменяться временем. Сначала своих новеньких проведет по Раю Трюфель, что даст время Мусе сбегать к Богу и рассказать ему обо всем. А потом, пока Бог сам думать станет, Муся, в переданной уже Богу ношей ответственности, займется своими вновь прибывшими. Ей и с вчерашними еще работать и работать. Не только с Мошкой, но и Бутузом тем же.

Сейчас распределят новичков, и она побежит к Богу. И все время в памяти снова и снова всплывал кот Васька. Тот самый Василий, который тоже так отчаянно стремился попасть к Богу, чтобы за человека просить, за его счастье. Тот, что жизни готов был прожить сразу все ради этого…

И вот теперь Мошка готова на любые жертвы и испытания ради маленькой девочки, которая ей даже не хозяйка. Интересно, только из-за того, что считает себя виноватой? Или из-за любви?

Только чем бедной Мошке жертвовать? Жизней то у нее больше нет. Прожиты все…
Что то на этот раз все совсем запуталось, а главное не понятно счастливым или нет будет конец истории.
Лучше бы Бог рассказывал свои сказки…из прошлого со счастливым концом. Быть участницей событий в реально времени Мусе не очень нравилось.
Василиса была обижена судьбой, но она была молода, здорова. И возможно без жертвы Васьки ее жизнь была бы сложной, не очень счастливой, но она была бы! Жизнь! Какая-нибудь. А у маленькой девочки будущее совсем неизвестно?

Автор:  Чупакабра [ 05 мар, Вт, 2019, 11:23 ]

Ух, как ты всегда интересно сюжет заворачиваешь :!: Жду с нетерпением :*

Автор:  Myakus [ 06 мар, Ср, 2019, 02:44 ]

Добралась до рассказа. Начало шло тяжело, не люблю размышлять о причинах смерти, сразу начинаю накручивать и расстраиваться.
С девочкой заинтриговало. Действительно ли Падла виновата в падении? И как так она упала, что в кому впала? Интрига!
Как всегда очень образно и ярко написано. Жду продолжение!

Автор:  Elena.M [ 06 мар, Ср, 2019, 14:14 ]

Прочитала не отрываясь. Очень нравится! :!:
Написано безумно интересно и захватывающе, хочется прочитать все и сразу)
С нетерпением ожидаю продолжения!

Автор:  POCA [ 07 мар, Чт, 2019, 10:20 ]

Инна, я самого начала написала, что будут тяжелые главы. Потому что по ходу обдумывания сюжета, основного, они как-то сами появляются. Наличие 9 жизней предполагает наличие 9 судеб и девяти смертей.
Когда всего по одному и то думать в эту сторону стремно. А уж когда девять...
Все сложно. Но я постараюсь (сама хочу) именно на эту дорожку часто и надолго не вступать. По крайней мере основное что хотела уже "вывалила"...

Глава 4.
Не все обо всех.

Когда Муся пришла к Богу, тот будто бы ее ждал. Был серьезен, даже как будто хмур. По всему было понятно, что Хранитель Окна уже выходил на связь. Только вот сказать пока маленькой черепаховой хлопотунье Богу было нечего.
Ведь там, в земной жизни, он был доктором. Мало того, хотел стать медиком с юности. Только никак не мог сначала выбрать врачевать ему человека или братьев его меньших. В процессе выбора закончил обычное медицинское училище, а потом, потом поступил в ветеринарную академию.
Потому как в ходе обучения определился.. Лечить тех, кто даже не может сказать, где болит и скрывает свою боль как умеет, чтобы не выказать слабость врагу – это сложно. Это вызов. И приняв этот вызов – он, наконец-то обрел себя. Однако владел знаниями по анатомии и физиологии человека не хуже людских докторов.
Ему предстояло доходчиво, понятно, просто объяснить кошке Мошке, что случилось с Лизой.
Да и, если честно, он сам надеялся, что девочка очнется в ближайшие часы или даже минуты. Или это происходит прямо сейчас. Потому что по характер травмы это уже должно было случиться. Максимум через пару часов, а не дней после падения.

У Муси наверняка целая вереница вопросов. И разговор, беседа с ней – будет репетицией разговора с Мошкой. Но вдруг и разговаривать не придется? Вдруг все образуется? Господь услышит молитвы людей и сам все «разрулит».
Он же главный…
Надо лишь подождать. Судьба малышки на самом деле в руках врачей или Господа, или их вместе, но точно не в его руках и в лапках кошек.
Бог надеялся, что если до вечера ничего позитивного не произойдет, то отвечая на многочисленные Мусины «почему, за что, что делать, как быть» и так далее, он среди разных возможных ответов найдет верное решение, оно придет в процессе диаглога.

Но разговоры в Мусей короткими не бывают. Так что самое разумное – отправить ее с новенькими на экскурсию, занять ее прямыми обязанностями, пообещав подумать…а потом уж перейти к обсуждению. И далее по плану, которого пока получается и нет.

Только где Мошка? Наверняка Трюфель где-то там, рядом с шатром удерживает ее из последних сил. И если Муся выйдет и скажет, что Бог будет думать до вечера, маленькое кошачье сердечко совсем изведется.
Но, узнав от Муси, что проблему с отсрочкой она уже совершенно самостоятельно разрешила, не мог не восхититься ее смекалистостью и прозорливостью.
Значит время у них пока есть. До вечера. А там, уповая на лучшее, сядут и поговорят. Пусть Мошка пока спит. Ей только на пользу. И не беда, что с дедушкой-хозяином один день не свидится. А то и его бедного всполошит.
Тот девочку тоже должен был знать. Только встретились после долгой разлуки, а тут чужая беда прицепилась.

Так что Кошачий Бог поступил так, как и придумал. Послал Мусю и Трюфеля главные, собственные их дела переделать, Мошку дал наказ ни в коем случае не будить. А потом пусть приходят. Вместе с Трюфелем!

Вот это поворот. Кошачий Бог кота к себе в общем-то никогда и не звал. Лишь однажды, когда тот в Мусины помощники стал официально зачислен, ну и раньше на десятый день, как все.
А в остальном все через нее, через кошку. Но видимо раз Трюфель Мошку в раю принимал, раз уже втянут в эту во всю историю, мнение мудрого, рассудительного и при это не шибко многословного кота не помешает. Если уж скажет – то по делу, по существу. Так по крайней мере его Муся Богу всегда описывала.

А пока, пока нужно отправить Хранителей срочно и быстро разведать все, что им будет доступно, что будет возможно про всех, кто упоминался в этой истории. И хозяйку Мошки, и саму Мошку, и девочку Лизу, и ее родителей, и даже про ворону Падлу и деревенских баб. Хранителям будет непросто, они опекают кошек, а никак не людей. У людей совсем другие опекуны и стражи. Но самые опытные, самые внимательные всегда найдут способ узнать что и как.
Кошки по деревне снуют туда сюда, так что будь рядом с одной из них… и в курсе всех дел в итоге станешь. Ну а хозяев райских новичков даже без присутствия кошки Хранители могли навещать, как прошлых, так и потенциальных, такая разведка не возбранялась. Одним может подсказка нужна в утешении, другим в подготовке к встрече, о которой бывает и не подозревает сам человек.
Идти к Господу, как пошел Кошачий Бог в случае с Василисой не имело никакого смысла. Это было похоже на очередное вмешательство в дела Господа, дела людей, а не кошек. Василиса числилась Ваське хозяйкой…а Лиза и семья ее – не хозяева даже. Куда уж там с просьбами и прошениями.

Его задача – убедиться самому что вины кошки тут нет и убедить ее в этом раз и навсегда, как бы там дальше дело не обернулось.

Василий был не первый кот, кто у Бога за своих земных людей просил. Раз Окно существует, а жизнь внизу обычная, а не небесная, то и показывает это Окно обитателям рая все как есть.
Не только радости, но и горести дорогих им людей. Однако обычно за хозяев хлопочут. Кто-то потерял работу найти не долго может, кто-то поссорился с девушкой, кто-то с начальником не поладил, кто-то подрался в школе, кто-то приболел или обманут был. Обычно, все эти мольбы о помощи Божьей принимал на себя Хранитель Окна. Бывало, и Косматый. Теперь вот Муся. Сам Бог лишь в самых исключительных случаях лично вмешивался. А уж Господа, выходит, не вмешивал никогда. До Василия с Василисой.
Сейчас ему тоже на миг показалось, что обращение к Господу за помощью – своего рода волшебный шанс, исполняющий желания. И шаров таких или желаний может быть как в сказках не больше трех, а тои вообще он единичный. Израсходовал – и все, конец чудесам.
Вдруг поторопился? Вдруг израсходовать лучше было сейчас? Или нужно будет потом? Сколько еще человеческих судеб и историй поведают ему кошки. Но мысли такие Кошачий Бог отогнал. Потому что перед глазами сразу появлялась счастливая Василиса со всем ее кошачьим семейством, мужем, отцом, учениками, друзьями.
Но вот к Господу обратиться снова собраться с силами на смог. Да и времени с прошлого раза минуло немного.., вот если бы больше.. может тогда…
О разном его кошки просят, справляется же. И сейчас может быть получится.


Муся помнится тоже с просьбой прошлой зимой примчалась. Мол, Кошачий Бог помоги. Мой молодой хозяин и девушка расстались. Надо их помирить, давай мирить будем.
На что Бог ей ответил.
-Я кто?
-Как кто? Бог!
-Какой я Бог?
-Как какой? Кошачий!
-Вот. То то же.
Эти молодые люди расстались из - за кошки? Кошки вообще были поводом?
-Не -а
-Хоть одна кошка от этого расставания пострадала? На улице оказалась или обижена была?
-Не, точно не…
-Тогда с чего ты решила, что я имею права вмешиваться?
Муся подумала ,подумала и попыталась…
-А она… она моего хозяина «мой котик» называла…
Бог засмеялся… Прямо клише…, но до чего находчивая кошка. И не открутишься – кошачья тема, однако.
-Нет, подружка, это не считается….не жухай, не жульничай.

Муся подумала – да, не считается…эх…

Бог тогда лишний раз напомнил, что вмешиваться в жизнь людей, даже своих, кошки могут до определенного предела. Помогать в меру сил и возможностей. Кинуть облачко, брызнуть дождиком, постараться «дотянуться» подсказкой через ветер или во сне. Это да. Это кошкам позволено. А Кошачий Бог над ними поставлен, а не над людьми.
И если бы мог он все проблемы за них решать – им бы там что оставалось? У всех своя судьба, свои ошибки, свои достижения. Лишнего вмешательства себе сам Господь не позволит, или даже Вселенная.
Все это Муся тогда поняла. И разобралась. И запомнила.

Еще помнится тогда Бог, хоть и осадил ее и других пыл, тех кто слишком уж настойчив в стремлении что-то к лучшему на земле изменить, но и порадовался все же.
Сказал, что кошки, в большинстве своем молят о главном. А главное – добро, любовь, счастье.
В отличие от людей, которые смеют у небес просить всякое разное, от странного до дурного, считая именно это приметами счастья.
Никто, почти никто не просил Хранителя, а уж тем более его самого помогать в не важных делах.
Типа выигрыша в лотерею, материальных благ и всякого подобного. Даже если это мечта всей жизни хозяина или хозяйки. И никто никогда не просил о зле – о мести или пакости врагам, обидчиками, конкурентам. О наказании тоже не просили. А люди о расплате просят небеса частенько. Правильно или нет? Слышит ли Господь, гневается или помогает? Это его «кухня», видимо по ситуации.
Кошачий Бог тоже гневался. Когда истории подопечных в черных ошейниках читал. Сильно порой гневался. Наказать никак не мог, опять же потому что над людьми не поставлен. Но каждый раз удивлялся что коты о том наказании никогда не молились. Разве что другие люди, очевидцы, так сказать и свидетели. Те – возможно. Но не сами коты.
Ведь не особо уж и смыслят коты и кошки в делах человеческих. Люди в них и сами порой как в болоте увязают. Но видно нутром, чуйкой, определяют, что достойно прошения, а что не очень. Что есть на самом деле великая мечта или большая проблема….
Вылечить, помирить, подружиться, полюбить, простить.
Вот о чем просят. Хотел бы порой подсобить.. Но, но но…..

Спасти, вылечить, приютить, обогреть, накормить - даже не всех кошек возможно, хоть он Кошачий Бог… а людям суждено или уж самим разбираться, или уповать на помощь кого повыше и посильнее. Обычно, и то и другое. Кто-то мешает Господу помогать, управляя жизнью своей, кто-то тем же самым дает повод помочь.
И родители Лизы наверняка молят о чуде.
Ему лишь надо более полную картину себе представить, чтобы кошку из оков вины высвободить.
Свою работу достойно сделать.
Ближе к закату к приходу Муси и Трюфеля картина в целом у Бога уже была. Ему очень и очень хотелось поведать Мусе все подробности. Обо всех.
Снова уже целая повесть получалась, разве что без финала пока, как кино с продолжением, когда одна серия уже в эфире, вторая только снимается, а третья еще пишется. И, порой, сами сценаристы не знают, что будет с их героями завтра, есть варианты и версии.
Но то кино, не по правде, понарошку, все понарошку – и слезы, и боль и даже смерть.
А потом такие посиделки подробные - это на целую ночь. Что-что, а отложить сотворения и возвращения Кошачий Бог никак не мог. Никогда такого не было и не будет.

Поэтому пока предложил своим помощникам краткую версию событий. В отличие от самой Мошки и даже от Хранителя Окна…Кошачий Бог оказался более внимательным к мелким деталям.
И точно восстановил весь ход событий того дня, когда Мошка оказалась здесь, а Лиза в больнице.

Мошка еле еле переползла аллею…и достигла поля, над которым уже начала зарождаться, появляться Радуга, готовая ее встретить. Пока еще едва различимая. Спустя какое-то время на дорожке появилась маленькая девочка на розовом велосипеде. В такой солнечный день проехаться по старой дубовой аллее – одно удовольствие. Тут нет никаких машин и подобных опасностей. Она доехала до конца аллеи, помахала там кому-то рукой, развернулась, проехала снова до начала, и тронулась на второй круг.
Перед велосипедом промелькнула парочка трясогузок и еще через минуту-другую пролетела большая черная птица. Ворона. Она же Падла..
Но ни единым перышком не задела малышку. И не похоже было, чтобы та напугалась. Но спустя буквально полметра вдруг резко свернула вправо, не удержалась и ударилась о большой старый дуб.
Еще через две-три минуты вокруг уже были люди. За эти две минуты ворона успела пролететь над Мошкой и даже долбануть ее клювом в бок, будто проверяя жива или как.
Вот откуда та самые царапины, вовсе не от велосипеда. Увидев приближение людей, птица скрылась в лесу.
И по всему выходило, что нет виноватых. Это точно не Мошка….Хотя основания винить именно себя у нее были веские. Вороны известные падальщицы. Дух смерти ее вполне мог привлечь.
Выходит не соберись кошка в этот день помирать или сделай это в другом месте, на поле, по другую сторону домов, ворона бы не появилась, девочка бы не напугалась и все было бы иначе.

Автор:  POCA [ 07 мар, Чт, 2019, 10:20 ]

Только видеть кошка не могла того, что Лиза не была напугана Падлой, она упала чуть-чуть позднее, когда птица уже была над полем. Растерялась от неожиданности? Вот так со стороны вроде совсем не похоже.
Скорее о малышка решила поправить сбившуюся на глаза прядь волос, а на пути оказалась или кочка или корень дерева или ветка. Она по потянулась правой рукой будто к лицу, держа руль только левой…и как сказали бы про водителя машины «не справилась с управлением». Может волосы сбились, может муха какая-то на лицо села, может капелька пота выступила и «защекотала». А тут кочки, ветки.. канавки…
Нынче день был прекрасным. А вот накануне дул сильный ветер и вокруг кружили черные тучи. Все думали – быть грозе.
Но тучи прошли стороной, вылились где-то за лесом. Дождь над аллеей так и не пролился.
А вот веток небольших нападало маленько. Но это мама девочки, возможно, не учла, когда отпустила. Только погоду и что дорожка сухая.
Да и дочка была в шлеме. Красивом, по всему видно надежном. Очень ответственные родители, даже за городом заставили малышку шлем надеть.
Поэтому и никаких травм серьезных доктора не нашли. Но медицинские загадки – это уже вторая сторона медали.
Почему сами родители рядом не были? Да были! Поблизости. Отец первым и прибежал. Они уж себя сами обвинять и осудят. И сами найдут за что.
Сейчас на повестке вина Мошки. Она – не виновата. И даже Падла не виновата тоже, несмотря на свое такое говорящее имечко.

Все произошедшее – случайность.
-Как с Бутузом? – не могла не удержаться от комментария Муся.
Кошачий Бог был еще с историей Бутуза не знаком…. Поэтому Муся коротко поведала. Изо всех сил старалась чтобы только факты, только факты, ведь надо Мошке сейчас помогать.
По этой же причине она оказалась в этот вечер не такой как обычно. Ни разу не перебила Кошачьего Бога, не задала вопросы там, где он их от нее ждал. Вот только первый раз не удержалась.
Трюфель же вообще прибывал в новом для него состоянии. Скромно сидел позади Муси, плотно сложив передние лапки. Муся была маленькая, поэтому кота было все равно хорошо видно. Но ему казалось, что так он не слишком весь на виду у Кошачьего Бога. Как-то боязно.
Это Муся может с ним почти на равных, вон даже вопрос задала… а он, он пока не привык. Но ему здесь нравилось. И шатер, и добрые глаза Кошачьего Бога и его вкрадчивый голос. Теперь, кажется понятно, почему Муся готов пропадать тут целыми вечерами, когда позволяют.. С одной стороны он волновался меньше, чем первые два раза визита, с другой – ощущение оказанного доверия, даже немножко партнерства, захватило и подчинило сознание. Вау…

А Муся с ним продолжала по-свойски так разговаривать. Это еще Трюфель не знал, что иногда и спорить бралась.

-Да, это несчастный случай. Только с человеком. С котиком, о котором ты мне говоришь, с кем я буду скоро знаком, условно виноватым можно «назначить» мастера, конечно…и наверняка, если тот узнал бы о случившемся, то себя корит непременно. Мог и не узнать скорее всего.

Но он не мог предвидеть последствий, перепроверять дважды конкретную манипуляцию - не входило в его привычку. Скорее как гайку в работе затянул или шов выложил дважды проверит.

У каждого в жизни свое «проверяшки», требующие особого внимания.
Как водитель проверяет шины, перед тем как поехать, как альпинист страховку, как владелец кошки все засовы и двери….Зная специфику, так сказать.

С Лизой в чем-то схожая история.. Потому что каждый, каждый может винить себя. Не только Мошка.
Возможно даже Падла где-то тихонько переживает, думая что напугала Вороны они очень умные птицы. И кстати, вОрон и ворОна – разные птицы.
-Да ты что? – удивилась Муся. Да ладно, никогда бы не подумала… А Падла – кто?
-Это я вам потом расскажу, не сейчас, потому что в данном случае это не важно.
Давай пока дальше разбремся с тем, что надо понять
Мама наверняка корит себя за то, что купили велосипед, папа за то, что не бежал рядом, хозяйка Мошки за то, что не закрыла ее дома, видя что той совсем плохо, может быть даже дуб, старый дуб, винит себя за то, что обронил ветку некстати или выпустил корень… а ветер за то что дул так сильно днем ранее или легким касанием задел прядку волос сейчас. Они у Лизы такие красивые – золотые, слегка вьющиеся, так и хочется ими «поиграть». Еще много «виноватых» мы можем найти -и солнышко, что в глазах мерцало или слишком пекло, и муху ту самую, что возможно была и даже тех, кто 100 лет назад эти дубы проложил или собрал этот велосипед. Может там гайка какая-то плохо затянута, вот руль и повело. Вы понимаете о чем я?
Трюфель кивнул. Муся же молча кивать не могла…
-А что, у дерева, у ветра тоже могут быть чувства – удивилась Муся. Правда?
-А почему нет? Мы не можем с тобой доказать обратного. А если не можем доказать, что души и чувств нет, значит смеем предположить наличие…Есть те, кто знают. Кто все это создавал. Мы – не из их числа.
-И правда… и точно ….но интересно то как!
Бог продолжал…

А на самом деле нет виноватых. Потому что если то самое звено, которое стало якобы ключевым из цепочки вынуть, она рассыпется? Если да… тогда звено скорее всего главное. Но если и без него могло бы случиться ровно все то же самое, уже вопрос.
Не будь в тот день рядом Мошки? К чему бы это привело? Возможно, к тому, что не было бы рядом и Падлы.
Но это никак не отменило бы ветер накануне или упавшую ветку. Или желание малышки поправить волосы. Если бы не было ветра? Не упала бы ветка. Но кто сказал, что она упала именно вчера, а не неделей раньше? Или вообще ее не бросил какой-то человек, играя с собакой? Не купи родители велосипед?...
Эх, знал бы где упасть, как часто говорят люди, соломки бы подстелил…

Если бы они могли предвидеть события хотя бы на час вперед никаких бед бы не случалось.


А может и хорошего многого не случилось. Чудес, например. Может не случались бы чудеса, которые можно увидеть даже на минуту вперед.
Я уж тебе сколько раз говорил, что жизнь очень сложная, что это поток закономерностей и случайностей, этакий клубок, который человек распутывает от рождения до смерти.
Мошка ни с чем не виновата. Лиза могла бы упасть, если бы кошки там рядом и не было, а могла бы не упасть, если бы была. Увидела бы Мошку на дороге, захотела бы объехать или остановиться поздороваться и не попала колесом на ветку или канавку. Так могло быть?
Муся и Трюфель синхронно и на этот раз оба молча закивала головами.
-Приведите ее мне. Я постараюсь ей теперь объяснить. Прямо сегодня. Не стоит заставлять ее ждать даже во сне.

Муся и Трюфель тут же побежала исполнять просьбу Кошачьего Бога. Хотя вопросов у Муси было столько, что она еле еле удерживала их в голове.
Почему ворону зовут Падла? Зачем она туда вообще прилетела? Что такое шлем? Почему Лиза каталась одна? Где была мама? Почему она не просыпается, если осталась цела? Что будут делать врачи? Она думала, что сон, от которого никак не может проснуться – это смерть. Но никто не сказал, что девочка умерла. Все только бояться этого. Может там под дубом росла трава, которую дала для Мошки Хранительница Снов?
Девочка при падении задела ее ушком и уснула. Как Мошка. Только врачи не знают «пробуждающего» зелья. У девочек нет усов, чтобы подергать с разу с двух сторон одновременно. Может надо за ушки? Об этом стоит поговорить с Кошачьим Богом. Или с Хранительницей снов. Спросить, растет ли там, внизу эта трава, могут ли ее найти люди. Завтра же спросит.
Эх, может Хранителя надо заслать, чтобы подергал девочку за ушки? Да не кошка она…
Как же обидно. Может все вот так просто разрешить, а люди не догадываются об этом.

Разбудить Мошку получилось сразу, как Ангел и научила. Очнувшись, она сразу спросила про Бога и снова заволновалась, узнав, что прямо сейчас они к нему и побегут. Но это волнение было немножко похоже на радость, на надежду.

Правда Мусю и Трюфеля Кошачий Бог не пустил, только Мошку.
Мусе было немножко обидно.
Трюфелю – нет. Он еще не стал в шатре завсегдатаем, чтобы обижаться. Да и понятно, что разговор предстоит очень личный.
А Кошачий Бог знал, что Муся не сможет тихонько сидеть в сторонке и захочет тоже успокаивать Мошку своими комментариями. И точно запутает всех, даже его самого. Пусти одного Трюфеля, который точно не помешает, обидишь подружку. Поэтому никого не пустил.

Но оба остались ждать, спать не пошли. Да и не поздно еще было.

Мошка очень напомнила Кошачьему Богу саму Мусю. Такая же миниатюрная, такая же суетливая, такая же настойчивая. И даже немного дерзкая.
Потому что когда Кошачий Бог…заговорил о случайностях, осмелилась парировать.

-Случайность… это когда в грибника молния попала. Было у нас такое. Он в грозу из леса вышел и один через поле пошел. И никого, никого на его пути не было. Сам шел. Никто повлиять никак не мог, в дождь даже комары прячутся и мыши. А здесь я была… и Падла была… а Падла была, потому что я была. Я виновата…
И правда упорная какая. Обычно люди, да и вообще любой в чем-то обвиненный, ищет себе оправдание. Даже если это обвинение предьявленное себе самому собственной совестью и никто о вине той не знает. Может просто мысли дурные то «преступление». Все равно тянет найти то, что оправдает.
Если на примере Будуза опять же.
Спроси себя… почему я не проверила ту самую защелку за мастером? Может зазвонил телефон, может окликнул кто, может молоко на плите убежало.
Не факт, и скорее всего не факт, что «мама» кота Бутуза думала так…, но если бы да, то это типично, это свойственно людям. Защитный механизм своего рода.
Нельзя даже однозначно назвать эти попытки оправдаться малодушием. Заведомо переложить свою вину на другого не виноватого - это подлость. А пытаться где-то в глубине подсознания отыскать то самое «потому что», от которого тебе станет капельку лучше, а другим не хуже – это попытка вернуть душевное равновесие. Да, да… молоко убежало, что с вины тому молоку. А как будто дышать полегче.

Обычно в такой момент отчаянно ждешь, чтобы кто-то рядом сказал «Твоей вины в этом нет. Это случайность или это судьба»
Отчаянно ждешь и не хочешь возражать и спорить, хочешь верить в сказанное.

А эта кошечка, даже после того, как сам Кошачий Бог дважды произнес ей эти заветные слова, не унималась. Она продолжала верить в свою причастность.
Так что частично, немного, слегка, Богу пришлось все же подключить «магию». Что уж он сделал и как, как погладил кисулю и за каким ушком потрепал стало тайной, но из шатра она вышла относительно спокойной. Богу его маленькое чудо удалось. А больших чудес он сотворить не пытался. А то что сотворил – было в его власти. И просить даже санкции свыше на такого рода магию ему было не нужно. Чуть-чуть совсем пошаманил.
Потому нельзя отлучать это кошку от жизни земной. Нельзя отлучить от прожитого, нельзя отлучить от Окна. Там ее никто не предал, там она прожила чудесную и последую жизнь и стереть из этой жизни хотя бы день просто нечестно. Разве что «переписать» ощущения от того дня. Не более.
Просто «подавить» веру в личную причастность к чему-то поохому можно.
А еще при этом объяснить попонятнее, что именно случилось с малышкой, сделав акцент на кочке или ветке для закрепления того самого «подавления» и обнадежить.
Как пытались обнадежить родителей врачи. Это не обман. Мозг - загадка. А организм ребенка хрупок и пластичен одновременно. Вот так вдруг потерять связь с миром ребенок может там, где никогда бы не потерял его взрослый, и с другой стороны полностью оправиться, излечиться от серьезных недугов тогда, когда взрослому не по силам.

Никто доподлинно не знает, что происходит с человеком в таком вот сне. И пробуждение, и исцеление реальны.

Кошачий Бог, будучи не простым зрителем мыльных опер, как тетки на деревне, а все же врачом, прекрасно отдавал себе отчет в том, что пробуждение на самом деле возможно в любой момент, но и четко представлял, что время играет против пациента.
Что еще неделю, другую можно надеяться на совершенно фантастический исход, но чем дольше длится сон, тем непоправимее могут быть последствия и труднее восстановление. Тем ниже вероятность на чудесный исход. Однако в медицине случаи, когда такой исход наступал и через месяцы и через годы известны. В кино тоже сюжеты не на ровном месте берутся. Другой вопрос, что в кино чудес больше, чем в жизни. Но иначе не интересно смотреть станет.

Мошке совершенно не обязательно знать обо этом детально. Она любила эту девочку. Ей просто надо дать надежду, что все будет хорошо. Она будет продолжать смотреть в Окно, но без пожирающего изнутри чувства вины, сделает это спокойнее. А потом возможно и реже…

Всегда оставался риск, что ее же собственная хозяюшка снова начнет сопоставлять события с Мошкой. Но риск этот был невелик.
Потому что сама женщина уже пожилая, сама забывчивая. Да тут и Хранителя подключить можно.
Плюс так устроена жизнь, что интерес к чужим бедам, не своим… у очевидцев обычно потихонечку сходит на нет. Собственная жизнь, быт, собственные дела затягивают.
Сочувствие, сожаление остаются, но жизнь продолжается. Как после катастроф. Сегодня все обсуждают, все сопереживают, все только об этом и говорят, а завтра живут дальше. Механизм защиты снова в действии. Не от вины на этот раз, а от боли и страха. А может и от вины у кого-то. За то, что все хорошо.
Так что и бабы на деревне скорее всего будут обсуждать тот день реже и меньше. Может Мошка уже и не застанет момент обсуждения. Если только девочка не умрет…Тогда быть новой волне…
Тогда они свидятся с Мошкой? В таком ключе о развитии событий Бог думать не хотел и мысленно пытался притянуть позитив.
Конечно обе были бы такой встрече рады, сразу бы поняли, что никто ни в чем не виноват…только нельзя такой конец считать счастливым завершением истории. Никак.
А еще еще Богу вдруг пришла в голову одна идея

Нет, к Господу он не пойдет. Решено.
Но бывало, когда приходил по разным другим не просительным делам, всегда оказывалось, что Господь в курсе дел, происходящих в кошачьем раю. И в курсе его дел. Может не всех и не столь подробно, но какой-то контроль, определенно, осуществляется. Через Ангела Свитков или еще как. Через Окно какое другое…
.
Представился вдруг Кошачьему Богу потирающий ладошки Господь, включающий некий «экран» и приговаривающий «Так, глянем, что там у нас нынче Кошкин Бог вытворяет и подопечные его»…
Так совсем-совсем не по господнему, а по человечески потирает и приговаривает. А вдруг все на самом деле почти так? Вдруг Господь вечерами тоже те самые истории слушает, что и Муся. Может ему интересно.
Не все, не всегда, он же занятой, а так, пару глав. Тогда, тогда… если еще и еще поговорить обо всем этом с Мусей и Трюфелем, может быть Господь услышит еще раз историю девочки Лизы и кошки Мошки. Родители, знакомые молят наверняка об исцелении. Но вряд ли Господу все пересказывают как было, тем более о себе говорят. Может недостаточно этого, чтобы привлечь его внимание.
А так вдруг заметит? Да и одно дело знать, что родители вне себя от волнения, другое, что даже в кошачьем раю переполох и все обеспокоились. Фактор давления, как ни крути.
Может и в других звериных краях за Лизочку хлопочат – Полкан последние 4 года как там. Больше никого не заводили. Может даже в птичьем раю какие-нибудь подружки Падлы озаботились адвокатской практикой, потому что за подружку обидно. Чем больше информации – тем по-любому лучше. Кто-нибудь и достучится окольным путем, раз нельзя напрямую.
Другие Звериные Боги – другие Боги, а уж он, Кошачий, постарается использовать все шансы.

Вдруг тогда Господь и сам вызовется помочь. Или поможет, никак себя не выдав. Это не важно, не имеет значения, главное, чтобы малышка поправилась.
А Мошка совсем успокоилась и радовалась райским денькам.
И это был определенно повод позвать Мусю и Трюфеля следующим вечером. Даже если, а этого очень хотелось, девчушка очнется к тому времени, все равно стоит поведать Мусе все, что сам теперь знал. И Трюфелю. Раз уж они вместе в это во все ввязались.
Такие истории поучительны. Они заставляют задуматься. О жизни, о смерти, о судьбах, о хрупкости мира вокруг, о тонкой границе между добром и злом, счастьем и горем, о многом. И в работе с новичками да и всеми обитателями рай все это может Мусе и Трюфелю пригодится. Зря он не особо откровенничал с Косматым. Разговорами частыми о жизни земной боялся поранить.
Может стоило меньше бояться. Но тогда и жизнь Косматого могла новая сложиться иначе. Мог раньше сам вниз захотеть и запроситься. Мог даже с Мусей никогда не встретиться. Все видимо порой происходит так, как должно происходить, даже в раю, даже с самим Богом.
Ему еще не мешает к Трюфелю внимательнее приглядеться. Настанет тот день, когда Муська должна будет отправиться очередную жизнь проживать. А Трюфель никуда не денется, будет с кем вечерок скоротать. Эта история – повод узнать кота получше.

И Мошка, Мошка весьма его заинтриговала. Интересная кошка. Кто знает, может именно она достойно заменит Муську в пере к Трюфелю. Но это еще не сейчас, это так, наработки на будущее.
Муся еще про какую-то важную идею для всего рая сегодня успела намекнуть. Может дельное что придумала. Она может. Вот тебе, понимаешь и рай, не минуты покоя. Ничего, на такие минуты у него еще будет время на «пенсии», в раю для людей, а пока – работать, работать и снова работать.
А Муся и Трюфель взяли под опеку Мошку, чтобы пока одна не оставалась, хотя бы до утра. Ну и Хранитель Окна обещал Богу что будет начеку, когда кошка появится. Чтобы свести к минимуму любые ее негативные эмоции, и поддержать позитив.

Мошка опять уж задремала, а Муся и Трюфель все перешептывались. Потом и Трюфель уснул, а Муся снова думала одна обо всем.
Вот тот же кот, что на шоссе вышел…если тут ситуацию по полочкам разложить. Водитель будет виноват? В том что просто ехал себе по дороге, которая для машин и нигде знака «осторожно кошки на дороге» не стояло? . Будет ли себя он винить? Будет! Может даже останавливался, выходил, проверял, может даже к врачу бы кота повез, если было бы чем помочь. А может и не заметил, подумал камень. Но вины его нет.

А если спасти кота можно было бы, если бы умер он от того, что помощи не получил…тогда да, отчасти, безусловно, виноват, что бросил вот так умирать. Но все равно не в том, что наехал. Но так не было, котик не мучался.
Хозяйка виновата, что «гулящим» оставила? Или хозяйка кошки, что к себе гулену завлекла?
А может сам кот один во всем виноват? Зачем на дорогу полез? Может те люди виноваты, что дорогу эту проложили? Ее ведь раньше не было. Был лес и тропинка. Так можно было додуматься до того, что кошка-мама виновата, которая не там котят на свет родила. Все как и с Бутузом, как и с Мошкой – много «обвиняемых», а приговор вынести некому. Значит несчастный случай. Судьба? Просто судьба? Может именно такой конец и именно в это день был на самом деле «прописан». Тогда на земле никто не причастен.
А выше? Кошачий Бог при сотворении, Господь, Вселенная? Первый лишь отмеряет песчинки, не знает ничьих судеб…а другие…
Если есть само слово «судьба» значит есть и явление. И да, для кого-то стечение обстоятельства лишь случайность, а для кого-то она, судьба, и есть, когда все по плану.
Мда… опять сон не идет. Прав Бог. Клубок какой-то. Судьба, случайности, выбор самих людей или котов – пути, поступков, дорог, действий. Что тут что никак не понять.

Если у кошек судьба – это некий «набор», условно говоря составляющих, то почему у людей не может быть так же?
И что там дальше по судьбе – жизнь или смерть людям знать не дано. Даже врачам. Что-то даже страшно стало. Трюфель сопит себе, не озадачивается.
Но молодыми люди умирают. И дети тоже. Махонькие совсем в том числе. Которые еще вообще не могут что-то решать, выбирать и действовать. Выходит, судьба существует.
И… когда Господь согласился, после долгих раздумий, Василисе помогать…и коту ее Ваське… вроде как признал даже свою вину на раздаче судьбы? Как это там Кошачий Бог говорил… - «свой косяк»? Недодать или наоборот выдать лишнего, как плохого так и хорошего может даже сам..Господь? И исправит может свою же оплошность?
Но чудес всегда меньше, чем страждущих. Это Муся выучила уже, как свое собственное имя, на зубок.

Мошка вроде спокойнее стала, а девочку жалко. Может, может попросить Кошачьего Бога опять наверх пойти и вмешаться? Ну еще разочек…

Только вот сколько еще разных кошек и «разочков» впереди.. и сколько их было уже. Та девочка, та самая лучшая подружка дочки хозяйки Бутуза…что болела и не поправилась. Чуть чуть постраше Лизы.
За нее может когда-то тут тоже какой-то «кот предков», пусть лично и не знакомый, умолял или пес…а сколько людей везде молилось. Чудес меньше, намного меньше, чем страждущих.

Хоть и не на оптимистичной ноте, но кошечка все же уснула. Завтра будет новый день. Вдруг уже утром Мошка разбудит радостной вестью! А в том, что та спозаранок пойдет на Окно Муся даже не сомневалась.
Не тот это случай, похоже, когда признание собственной невиновности, заставит c легкостью забыть все историю и маленькую Лизу.

Автор:  POCA [ 10 мар, Вс, 2019, 08:53 ]

Глава 5. Ожидание.

Да, отослав от себя всех фигурантов этого непростого дела, погрузившись в свой Божий промысел, Кошачий Бог все равно вспоминал обо всем этом. Примерно в том же ключе, что и Муся размышляя.
Судьба? Или случайность? Что вообще в этой череде событий на самом деле знаки судьбы, а что нет?
Будучи человеком на земле, Бог скорее был скептиком. Как многие представители науки или медицины. В отличие от того доктора, которого встретила в электричке девушка Василиса из столь полюбившейся Мусе истории, он склонен был верить не то, чтобы в Господа Бога, а скорее в чудо.
Правда никогда не порицал ни коим образом тех, кто верил искренне и более серьезно. Выходит, они были правы? Но тогда вера была больше в существование чудес, а не некой высшей силы. А кто же тогда творит чудеса? Спорный вопрос. Почему бы им ни случаться самим по себе, случайно и тоже ни быть случайностями. По молодости лет был так убежден в чем-то подобном. По мере взросления появлялось больше вопросов, больше сомнений, больше гипотез. Может и правда там где-то кто-то есть, управляющий чудесами и воздающий строго по списку и ограниченно.
Может есть. Может нет.

Чудеса в его практике встречались. Ну как назвать выживание какого-нибудь тощего, паршивого, драного кота, подкинутого к порогу кабинет, когда по нему сразу видно - «не жилец». А он умудрялся не только выжить, но и обрести себе хозяина. Именно чудом.
Еще как-то ребята подростки принесли 4 котенка. Уже не слепых, не самых маленьких, месяцев двух с половиной. Зимой.
Мужик сказали в прорубь кинул, они сразу увидали, выловили. Сразу то сразу, но на улице мороз лютый, коты мокрые, вокруг снег и лед. Когда принесли – спасти малышей казалось вообще делом не реальным. Троих и не спасли. А один выжил, выкарабкался. Чудо? Судьба? И то и другое? Один из пацанов того котенка потом себе и забрал. Вот не иди они по берегу в тот момент?.
А если, если бы вдруг сами под лед? Случалось же подобное сколько раз при спасении людей, щенков, диких зверушек. А как бы утонул кто из них? Тоже судьба?
Люди - не кошки. Здесь никто не даст «спасателю» золотой ошейник и еще один шанс. Ясно, что за такого рода поступки должны быть в раю преференции, но девять жизней не выдадут, и одну не вернут.
Думать об этом можно было до бесконечности. И Кошачий Бог думал. И Муся тоже. И даже Трюфель немножко
И все люди на земле думают. Да и в раю получают ответы далеко не на все свои вопросы.

Что так или иначе у каждого свой судьба – это факт. Другое дело в какой степени каждый из людей сам влиять не нее может и как это делает.
Даже линия на ладони, мол, у каждого такая – линия судьбы. И линия жизни где-то рядом, но это не одно и то же. Будучи еще человеком, Бог вроде как принимал факт судьбы каждого, но в разного рода астрологию, хиромантию, нумерологию принимал за шарлатанство и лженауку. Если уж есть кто, то пусть будет Бог… а все остальное - придумки. До одного случая так убежден был.
Как-то шел мимо вокзала, цыганка его за руку хвать. Много их тогда на вокзале обитало. Лет 35 было, не старше. «УУУУУ, жизнь у тебя долгая будет…только в 45 никуда к реке никуда не плавай» И денег просить не стала, как обычно.
Выдернул сердито мужчина руку, аж вскипело все внутри от негодования.
И забыл бы этот случай навсегда. Если бы..не пригласили коллеги на рыбалку, на озеро, на май. Он почти что уже собрался, но в последний момент засомневался. С семьей так редко бывает из-за работы, и вот опять уехать намеревается. Отказался. Коллеги тогда в грозу попали, в непогоду, на лодке перевернулись. Вода еще холодная в тех краях в это время. Один утонул, второго еле живого местные на берегу нашли. Озеро то не озерцо вовсе, а как Селигер – с виду что море.
Пловцом Кошачий Бог чтобы отменным никогда не был. Держаться на спокойной воде мог хорошо, для души проплыть туда-сюда. Но чтобы на большие расстояния, за буйки или в шторм – не его стихия. Переживал, конечно. Мол настоящий мужик то должен до буйков играючи и ребенка из воды спасти в любых волнах, если придется и все такое. Но не всем же дано. Вряд ли бы сдюжил тогда, когда лодка перевернулась. Погибший приятель во всех отношениях крепче был. Тогда в очередной раз всерьез о судьбе задумался. Они с приятелем ровесниками были. Обоим по 45. Тут цыганка и вспомнилась. Сказала не плавай, парень, никуда. Как будто мир перевернулся. Совпало? Или на руке правда какая метка была? Заниматься этим всерьез никто, конечно, не стал, но ко всякого рода подобным вещам отношение стало более гибким.
Сейчас, после всего увиденного на небесах и пережитого, Кошачий Бог был убежден, что все еще сложнее, чем даже тогда показалось. Что все вокруг это переплетение случайного с закономерным, объяснимого с необъяснимым, научного с мистическим, доброго со злым и так до бесконечности. Нет ничего постоянного и ничего определенного в этом мире. Даже вечные понятия, например добра и зла не так постоянны, как думается.
Можно быть добрым человеком, всепрощающим можно быть. И твоя доброта и всепрощение обернутся кому-то вседозволенностью, а значит твое добро может стать источником чужого зла. Хладнокровно расстрелять стаю бродячих псов – зло?. А если там были бешеные особи? Тогда добро? Был в его практике такой случай. Когда собаку пристрелили, подозревая что с ней что-то не так. А оказалось – бешенство. И дети рядом. Тогда как-то полярные совершенно чувства сменяли друг друга.
Нет постоянства ни в чем. Надо с одной стороны пытаться разгадать все эти тайны, с другой – принимать действительность такой, какая она есть.
Вот он уж какой год пытался принять. И это еще в человеческом раю он считай и не был, сразу в должность вступил. Так что многое узнать только предстояло и вопросы уже копились.
Как собирался даже Господу их задать, но увидел вдруг себя любопытной Муськой…. Подумалась, что вопросов у него больше чем у нее уже… и решил отложить на потом. Вдруг часть ответов сама потом обнаружится.

Может есть кто-то там еще выше Вселенной, а над ним еще кто-то есть, некий еще более Высший разум, а сам Господь лишь исполнитель? Или он главный по людям, как сам Кошачий Бог по кошкам, а Вселенная главная по жизни всего и вся? А звезды, которые изучают астрологи это «дети» Вселенной? А она бесконечна… Или все же нет? Просто никогда не добраться до тех самых границ.
Лизу ему было очень и очень жаль. Как вообще Господь справляется? Когда с кошками беды, горести, каждый раз сердце разрывается от того, что всем никак не помочь и всех никак не спасти.
Как он выносит этот поток человеческого горя и слез? Как ни крути, но по питомцам плачут все же не так, как по детям. Горе есть горе, но глубина его все же разниться. Как он все это может вынести? Особенно в моменты войн и массовых катастроф? И если многое известно наперед, прописано в папке «судьба» зачем эти войны или катастрофы вообще допускать. Можно же переписать судьбы тех, кто за начало или ошибки в ответе.

И что же приключилось на самом деле с этой малышкой, если медики зашли в тупик.
Никакой травмы мозга, которая могла бы вызвать нынешнее состояние. Ни гематом, ни опухолей, ни разрывов сосудов, ни трещин в черепе. Все как будто в норме, а мозг как будто еле-еле живой.
Есть такой выражение «душу вытрясти». Образное.
Но сейчас Кошачьему Богу правда казалось, что и из девочки будто падение вытрясло душу. Будто она, эта душа где-то рядом, может быть тело с ней держится за руку, но портал обратно маленькая детская душа найти не может.
Что вообще это за состояние такое кома? Когда Бог врачевал на земле, естественно ему было интересно читать все новости на эту тему.
В ветеринарии реанимировать максимально долго, а тем более искусственно поддерживать жизнь как-то не принято. В большинстве случаев или пан или пропал. Но человеческий опыт был ему интересен. В душу как таковую, верилось лишь как в нечто существующее только в рамках тела, и уж никак вне его. Рассказы очевидцев, которые якобы в критическом состоянии могли видеть себя со стороны или тем более добирались до неких врат, где встречали кого-то, кому смогли доказать, что не время еще умирать, казались скорее фантазиями.
Критическое состояние так часто связано с нарушением физической и психической формы или банально с наркозом, то увидеть можно всякое. Сам Кошачий Бог дважды пережил общий наркоз, что помнил было, скажем так, затейно. Но там и близости смерти не было, чтобы видеть что-то другое. Во снах мы тоже видим всякое. И поди разбери, что есть искривлённое отражение реальности, что затесавшийся из этой реальности «белый шум», а что знаки судьбы.
Сейчас все было иначе. Кошачий Бог понимал, что нахождение души вне тела – реальность. И именно душа живет потом дальше, а не телесная оболочка и именно с душами он работает каждую ночь.
Не исключено, что душа Лизочки на самом деле подле нее, близко близко или даже в контакте. Но не может слиться со своим сосудом никак в той, привычной, нужной для жизни степени.
Если бы душа удалилась, девочка бы уже была в раю, а не между двумя мирами.
И есть ли вообще этот мир между? Где все те люди, которые находятся на грани жизни и смерти?
Это принято так выражаться, мол одной ногой там, а другой тут. Но если душа не близко -близко с телом, значит она как раз в этом пограничном пространстве? Какое оно? Где? Кому туда есть доступ? А может быть правда есть там НЕКТО перед которым, все попавшие в эту параллель души держат ответ? Доказывают, насколько они заслужили еще жить там на земле? Или наоборот насколько не заслужили попасть в рай и перейти на некую другую ступень? Что это – возвращение обратно – поощрение или наказание? Сам там не был, а был бы вряд ли помнил, у Господа такое не спросишь. Но что кто-то вдруг возвращается, а кто-то совсем уходят знают все, даже там, на земле. И почему дети тоже проходят какой-то «тест»?.
Почему-то очень хотелось верить в хороший конец.

И когда объяснял все случившееся Мошке надежду ей дал. Но и сам же определил некий срок, который стоит подождать. Не суетиться, не паниковать, не прибегать к Мусе каждый час, а просто ждать. Эти сроком Бог для себя определил 9 дней. 9 дней со дня случившегося.
Все таки 9 дней, 40, принято считать некими знаковыми в отношениях души и тела после смерти.
Никто не умер, но может быть как раз за это время душа поймет, как ее любят, как за нее молятся и найдет именно нужный портал, а не тот, которого так все бояться.
Так что был определен некие рубеж. Может быть проявлена даже некая чисто человеческая слабость. Когда мы пытаемся максимально отодвинуть от себя какое-то неприятное дело или решение. Мол, завтра подумаю об этом, с понедельника сделаю, сразу после праздников начну. И находим себе объяснение почему надо так или иначе. И становится легче, дышать даже свободнее. До завтра, до понедельника, до после праздников хотя бы.
Вот и Кошачьему Богу стало как будто легче дышать. Ждем эти 9 дней и думаем дальше. Как будто от них что-то зависело. Но и Мошке, и Мусе, и Трюфелю от такого вот временного решения и четкого срока стало полегче. Все, успокоились, ждем…..
Ждем чуда. Или успеха врачей.
И вроде бы жизнь пошла обычным своим чередом.
Правда Хранитель Окна заметил, что новенькая черная кошка Мошка ждет не как все остальные, а в буквальном смысле этого слова сидит и ждет. Даже ночью с Окна не уходит. Немного кушает, немножко спит. Потому что Хранитель иначе сказал, что глазки устанут и Окно перестанет им показывать Лизоньку. На хитрость пошел. Перекусит тут же рядом, поспит под ближайшим деревом и опять на Окно. Даже не моргает иной раз, долго долго смотрит. Ждет.
От такого все переживания Муси и Кошачьего Бога оживали с новой силой и снова давило в груди.
Сколько она так сможет сидеть? Кошачий Бог думал, что может первый день только. Нет. На зов дедушки-хозяина отзывалась. Видимо все ему поведала. И возвращалась спустя 15 минут из гостей. Удивительно тонко организованная душа у кошки. Обычной и деревенской. Однако в девятом ее воплощении.
Что-то надо было решать. Потому что 9 -ый день неминуемо приближался, а Лиза все еще спала.
За эти дни Муся и Трюфель узнали о самой Мошке, ее хозяйке, Лизе, ее родителях и даже Падле много нового

Автор:  POCA [ 10 мар, Вс, 2019, 09:20 ]

Глава 6 . Хозяева

Хозяйка
Кошачий Бог долго думал, с кого бы ему начать свое повествование, сразу с Мошки, как с главной героини сюжета или с кого из людей. А потом принял решение – начать по старшинству. С хозяев самой Мошки. А дальше перейти к ней самой и всем знакомым, включая девочку Лизу и ворону Падлу.

Когда Кошачий Бог начал свой сказ про Нину, то и Муся и Трюфель подумали, что во многом ее история перекликается с историей Серафимы и Катерины. Что ж, одно поколение примерно. А жизнь в одно время, в одних условиях, в общих для всех бедах и радостях так или иначе делает в чем-то похожими. И на Мусиных бабушек тоже похоже.

Нина родилась в этих краях, где и прожила всю свою жизнь. Тогда тут не было никаких дачных участков, только леса, поля и деревни, и большой город, находившийся в двух часах езды на машине, полутора часах езды на поезде, казался весьма далеким. Да и до ближайших ездили на телеге почти час, а пешком через лес доходили за два. Станция уже была, поезда ходили, но редко. Потом уж электрички стали уже чаще ходить.

В общем типичная такая русская деревушка. Все работали - в совхозе, на полях, на ферме.
Народу было много. Жили все не богато, но весело. Пока война не началась. Но Нина не помнила этого времени «до войны», потому что родилась за год до ее начала и слишком мала была, чтобы запомнить самое раннее детство. Поэтому и отца своего не помнила. Только по фото. Ушел тот и не вернулся. Похоронка почти сразу пришла, и полугода не повоевал. Ниночка была младшей доченькой, поздней. Старшему брату уж 17 стукнуло, когда немцы в эти края пришли, среднему 13.
Старший, как узнал про отца, так к партизанами ушел. Мстить за батю. Младший было за ним потянулся, но мать удержала, не пустила. Вот вцепилась обеими руками в паря в прямом смысле слова – никуда не пойдешь, не пущу, ни за что не пущу.
Всех троих потерять никак не могла… Так и остались они в доме - мать, второй сын и малышка. Старший брат выжил. Всю войну прошел, а домой вернулся. Кисть руки левой правда сильно покалечена осталась, но правая то цела. И обе ноги уцелели. Так что себя со счетов не списал. Правда и в родных краях долго не задержался. Как восстановили деревню, так и по стране дальше поехал, хозяйство поднимать, потом на Целину. Семью завел, детей. Но мать не забывал. Посылки, письма, приезжал раз в году. Второй сын память отца по-своему все же почтил. Пошел в армию, потом в военное училище, снова в армию вернулся, дослужился до полковника. Отец бы гордился сыном.
Только вот разбросала жизнь детей его по стране. Осталась при маме только доченька – Нина.
Будто не зря рожала, себе в утешение.
И жили они вместе душа в душу. Хозяйство имели – корову, пяток овец, поросенка, кур десяток. Со всем справлялись. Нина десятилетку кончила. А еще курсы машинисток. Очень матери, которая всю жизнь дояркой на ферме проработала, там секретарша нравилась. Такая всегда чистенькая, ручки нежные, по клавишам машинки пишущей цок, цок, туфельки с каблучками, блузка с пуковками. Прямо как фифочка городская. А ведь Маруськи из соседней деревни дочка, постарше собственной лет на 5. Вот и дочку так видеть хотела. Казалось ей эта работа несложной, но почетной. При самом директоре почти второе лицо. Духами от девчонки пахнет, а не молоком вместе навозом.

Только у Нины как-то так не получилось. Ручки нежными от домашнего хозяйства, от земли и от топора с лопатой давно нежными перестали быть, считай с детства. Дочка то Маруси тоже младшая, но там аж 4 брата при хозяйстве и батя еще хоть куда. Правда, двое сынов тоже с войны не пришли, всего аж 7 детей у них было, все пацаны и одна доченька. Ну удивительно, что пальчики как у артистки.
Носить все это городское этак по-городскому, как в кино, у Нины тоже не выходило. Да и секретарь-машинистка на деревне мало востребованная должность.

А никуда далеко от матери она уезжать не хотела, да и от дома родного тоже. Мама уже в годах, жизнь непростая была, братья разлетелись, куда ж и ей уезжать. Если бы отец жив был. Может. И то вряд ли.
В общем, где родился, там и сгодился. И на что требуется на то будешь годен.
Бралась за разную работу лишь бы не дальше двух часов от дому. Сначала в школе, куда из 5 деревень дети ходили, в 7 километрах через лесок. По специальности. Потом директор свою дочку на это место пристроила. Всем матерям хотелось для дочек как лучше. Не осудишь.
Перевелась на почту, тоже неплохо. И в столовой пришлось поработать, и на складе, и даже дояркой на подмене у матери, когда та болеть начала. Никакой работы не боялась.
Только с годами, в собственной уж пенсии работы вокруг вообще почти и не осталось. Все в город подались. Школы закрылись, почтовые маленькие отделения стали не рентабельны. Раньше туда хоть звонить все ходили, да посылки родным посылать. А потом звонить по мобильным телефонам начали, даже старухи и дедами их освоили, машинами обзавелись, фирмы всякие курьерские появились.
Ну и зачем в деревне почта, целое здание со штатом на пять бабушек? И клуб им уже не нужен, и баня….Хорошо хоть магазин оставили. Но это сейчас.
А тогда, когда Нина еще молодая была – работа находилась. Главное – не лениться. ДА и много ли им двоим надо? Картошку свою вырастят, сала засолят, огурцов, яблок, грибов заготовят. И нормально все. Вот только с личной жизнью Нине как-то не фартило.
Все уж подружки замужем, а она все при маме. Вроде в клубе на танцах много, кто ухаживать пытался. А женились почему-то на подружках. Мать очень за дочку переживала. Как вот оно так. Войны нет, новое поколение женихов подросло, а дочка все одна да одна. Так и не дожила до ее свадьбы. Так и не случилось. Осталась Нина одна, когда ей 34 исполнилось. По тем временам не просто старая дева, а безнадежно «старая». А что ты с этим поделаешь, если случилось так? Ведь много разных мужчин встречала. На разных работах. В санаторий путевку несколько раз давали. И там тоже знакомилась. Но замуж никто не звал. Мама воспитывала строго, мол, чтобы любовь, чтобы весь «срам» только после свадьбы, что, доча, «в подоле принести» - позор на всю семью. Не то, чтобы она прямо убеждена была в этом. Но ее так воспитали, сама так прожила, после мужа даже никого ни разу в дом не привела. Хотя мужик бы там ой как не помешал. Ей хотелось, чтобы все правильно было.
Когда ж девчонка «засиделась», то уж даже не до приличий стало – лишь бы счастлива была. Во грехе, с женатым, родила бы без мужа, ничего, подняли бы, воспитали, не впервой. Лишь бы счастлива.
Да и сама Нина по молодости вроде строга к себе самой была, да переборчива. Отца не помнила, но со слов матери он всегда идеальным получался. Потом уж, будучи мужней женой поняла, что идеальных вообще не бывает. Но батя казался красивым, добрым, умным, работящим, верным, заботливым и самым лучшим. В общем-то он и был хорошим человеком. И сыновей хороших успел воспитать. И любила его жена сильно, и помнила теперь только хорошее, как в таком случае и положено. И дочке рассказывала тоже. Вот и искала теперь доченька похожего. А не было их вокруг.
Потом вроде тоже попроще на жизнь смотреть стала. А замуж все равно не брали. Разве что случилось пара коротких романов. Один в месяц длиной с командировочным, другой и того короче – на неделю в отпуске. И никто с той любви не родился. Сказала себе – хватит. Так тоже не стоит отчаянно цепляться за шанс, себя не уважая. Не нужна никому, значит судьба такая. Не стоит уподобляться Тамарке, которой все равно, кто в доме и какой, лишь бы мужик. Ни ночи без мужика чтобы. И вечно влипает в истории. Детей уж четверо, а мать – кукушка. Первый сама не знает от кого, ему пока отца искала, второго родила, стали им двоим искать еще активнее, третий младенец родился. Потом четвертый. Может оптимизм это и хорошо, надежда, что кто-то ее да полюбит по-настоящему. Она в поиске, а дети чумазыми беспризорниками по деревне бегают, вечно раздетые и голодные….
Тогда уж совсем одной жить честнее – думала Нина.
Так и жила одна.
Корову одной тянуть стало сложно, завела козу, вместо поросенка взяла еще курочек.
И может так и прожила бы всю свою жизнь до самого ее конца. Братья не оставляли. Помогали чем могли. Все же одна, да не совсем.
Поддержка – это важно. Племянники как-то даже приехали, вместе картошку копали. Нормально все. А другой раз средний братишка, когда уж в старших лейтенантах ходил, солдатиков молодых прислал – крыши подлатали, забор поправили, канавки все прочистили, новые прокопали. Чудеса!
Нечего судьбы и Бога гневить, у многих хуже бывает. Вон Марья Павловна, всех, всех сыновей на войне потеряла, сразу троих. И мужа, и брата. Так всю потом жизнь одна. Но находила же силы жить. Как частушки пела - заслушаешься, а какие пироги пекла – ум проешь.
Так что особо Нина не отчаивалась и судьбу не гневила. Да, подружка, с которой в школу вместе бегали стала бабушкой, уж внучка родилась. Но то ж ее судьба.
Молодая бабушка в 38 лет! Зачем завидовать? Зависть – черное чувство.

Но однажды случился поворотный момент в этой женской судьбе. Вот как после такого в судьбу не поверить? Чуть что пойди в тот день не так, и жизнь была бы совсем другой. Вторая ее половина.

Автор:  POCA [ 12 мар, Вт, 2019, 10:06 ]

Есть ту вообще кто живой то? :)))

Едем дальше...

Хозяин


Виктор был старше Нины на 3 года. Тоже – дитя войны. Но жил с семьей всегда в городе.
И даже немного слегка что-то помнил из той поры. Как сирены гудели, как окна закрывали темным, как спускались в убежище, как кушать все время хотелось. Обрывочные такие воспоминания, как отдельные кадры.
Но выжили. И мать, и отец, и сестра, и он сам. Отец не воевал. Еще в юности, когда на стройке балка упала перелом ноги получил. Сложный, плохо нога срослась. Хромал, с палочкой ходил. Так что на фронт никак не взяли. Сказали – иди бабам помогай. Вас теперь мужиков у них мало. Вот и помогал, как только мог. Строительные и ремонтные его знания были очень нужны.
Мать в городском госпитале медицинской сестрой.. Поэтому малец еще солдат запомнил. Добрые они были. Одного особенно с бородой всю жизнь не забывал. Тот ему кусочек сахара дал, а когда выписался свистульку из дерева вырезал, ее на всю жизнь тоже сохранил. Эти солдаты были в его глазах героями, такими, про которых в газете писали, а отец читал. Бородатый – так точно герой, не иначе. Самый геройски герой. Вот и все воспоминания, что остались.
Потом как вся страна – жили бедно, жили трудно, но в общей радости от победы.
Отец умер достаточно рано.. Проклятый рак. Зародился в раненой ноге, ее отняли, не помогло, сожрал всего человека. Мать тоже надолго его не пережила. В 62 случился инфаркт, через год еще один. И все.
С сестрой они погодки, она – старшая. По стопам матери пошла, только выучилась на доктора. Чтобы спасать таких, как отец. Его не спасла, но врачом стала хорошим.
Участковым. Потому что именно участковый врач просмотрел, пропустил у отца начало болезни, списала усиление боли на возраст, погоду. Мол в переломами всегда так. А потом было поздно. Чуть бы раньше, жил бы без ноги, но жил. Участковый доктор – первый, к кому люди идут с жалобами. Должен всех своих знать, все о них помнить. Вот таким врачом и хотела быть.
Все ее любили, все уважали. Замуж вышла удачно, по любви, по школьной еще любви. А еще говорят, что школьная любовь недолговечна.
Из любого правила есть исключения. И из армии жениха дождалась, и потом еще 4 года ждала, пока в другом городе учился. Двух сыновей вырастили. Бабушкой, правда на тот момент еще не стала. Старший спортсмен, чемпион города по гимнастике. Младший оболтус немного, но тоже хороший пацаненок. И все успевала – и работа, и дом, и дети. На себя не минуточки времени.

А вот сам Виктор женат не был. Даже в отношениях не состоял, чтобы назвать это серьезными отношениями. Видимо все дело в характере. Был он всегда немногословным, достаточно сдержанным, даже замкнутым, а годам к 20 характер окончательно сформировался. Мать говорила, что дед по отцу был таким. Слова лишнего не вытянешь. Да и отец в общем-то тоже в семье раскрепощался, а на людях уходил в тень.
Но Виктор по словам того же отца получился совсем «вылитый дед».
Тот, бывало заплутает в чужом городе, будет ноги стаптывать до мозолей, а спросить как пройти не решится. Или который час узнать. Кто что попросит помочь – сделает с радостью, но молча. А вот сам вряд ли предложит.
Вот и Виктор такой. Закончил механический факультет. Руки были в отца – золотые. За что не возьмется – все доведет до ума. Так на одном месте, на одном заводе инженером и работал. Бабы к нему присматривались. Выручал их постоянно. У кого что поломалось или ремонт какой-никогда не откажет. Кто-то возможно надеялся, что заполучит себе вот так мужичка. У двоих уж больно часто что-то случалось. То кран потек, то люстру надо повесить, то карниз.
Но он приходил, исправно все делал, улыбался на улыбку в ответ, даже от чая не оказывался, а потом будто испуг накрывал, будто ступор. Искал повод чтобы уйти и откланяться.
Быбы уж и пытаться перестали. Только разве что новенькие.
Нравилась ему даже одна. Но пока решался сказать ей об этом, дать как-то понять – уж увели и перехватили. И чувства могли бы быть взаимны. Но сколько ждать станет до первого свидания? До старых-старых дев приглашения в кино ожидать?
Вот Нину замуж не звали, а веселую всегда Татьяну позвали аж двое сразу.
Выбрала, да пошла. Тихушник остался «с носом». Сам понимал, что надо смелее быть. А как?
Смелее делала только третья рюмка водки. И то в домашней компании. А пить у них в доме было не принято. Только по большим праздникам. Да и кому нужна этакого рода смелость?

Так что к 43 годам остался бобылем. Да без отца с матерью.
Отдушину находил в хобби. Таких, какие не требовали особо ни партнерства, ни большой компании, ни активного общения с людьми. Шахматы любил. Получалось. Но там какое особое общение. Сиди, думай, двигай фигуры. Даже обсуждение партии – краткое и деловое. А дома можно один на один с доской лучшие разбирать.
В этот момент повествования Муся поняла что Кошачий Бог описывает ее собственного дедушку! Вот один в один!

Все как под копирку почти. Он очень долго не женился, жил с родителями, он обожал шахматы и был молчаливым, иногда даже очень. Как похоже. Неужели в людей бывают тоже двойники?
Не среди родных братьев и сестер. А просто. Не удержалась. Спросила Бога.

-Почему нет? Вот мы говорим характер. Мол, у каждого свой. Но ведь само понятие «характер» можно разбить на маленькие составляющие. Положильные и не очень. На качества. Например, отзывчивость, упрямство, терпеливость, настойчивость, ранимость, жесткость и те же самые разговорчивость и молчаливость.
-Как при создании душ? – предположила Муся.
-Ну да, примерно так. И из этих кусочков формируется нечто целое.
Чем больше людям достается похожих черт – тем более похожи будут их характеры. А люди с похожими характерами часто имеют похожие судьбы.
-А почему? – не унималась Муся. А Трюфель поражался ее настырности по отношению к самому Богу. И кажется сам бы мог ответить на этот вопрос. Теперь ему было уже люпопытно, совпадет ли ответ с его мнением или нет. Перебить и высказать свою версию первым, кот ни за что бы не решился.
-Как почему, глупышка? Сама по суди. Люди, в характере которых заложено больше осторожности, никогда не станут рисковать лишний раз и вряд ли выберут профессию, связанную с опасностью. А те, в которых заложен авантюризм и дополнительная отвага, могу стать хоть космонавтами, хоть пожарными и спасателями. Поняла?
Те, кому трудно дается общение будут своего рода отшельниками или предпочтут работу с техникой, а не с людьми. Общительные будут искать общения.
В конце концов совпадение характеров может дать схожесть судеб. Велика вероятность, что люди создадут для себя в жизни, по крайней мере будут стремиться создать похожие подходящие им условия и жизни их станут похожими. Но, конечно же не одинаковыми. Одинаковыми жизни не бывают даже у самых настоящих кровных блезняшек. Потому что все индивидуально. Даже в самом похожем все равно можно найти отличия. Маленькие или большие, но всегда можно.

Но близким про духу, а значит духовными братьями и сестрами похожих людей считать не возбраняется. И ничего удивительного в том, что Виктор похож на твоего дедушку.
-
-Ну, ну, давай, что там дальше то было. У дедушки родился папа. И он тоже на него похожий, только ручки у папы еще «золотее», так можно сказать?
-Можно, можно, пусть так -улыбнулся Бог. Золотее так золотее.

Хочешь дальше, не перебивай слушай. И Бог продолжил.

Виктор любил все то, что помогало ему переносить достойно свое одиночество. Сидеть, грустить, жалеть себя – это малодушие. Поэтому следующей радостью после шахмат для него было общение с природой. У городского, сугубо городского мужчины это было так.
-Как у дедушки! – снова не удержалась Муся. Он обожал лес. И дачу!
-Они считай одного поколения. Это добавляет сходства. По интересам. Не было тогда ни компьютеров, ни электронных игр, ни десятков каналов на телевидении, да и самого телевидения сначала не было. Люди отдыхали немного по-другому. Ходили в походы, собирались в парке чтобы сыграть в волейбол или партию в шахматы. Я сам по молодости играл, и лес тоже всегда любил.
Вот почему Кошачий Бог так мил Мусе… Он тоже похож на ее дедушку. Не…он похож на обоих дедушек сразу. Вот… Тот что со стороны мамы до сих пор там внизу иногда походы на байдарках вспоминает или как лихо играл в хоккей и в футбол. До сих пор ходит в парк, чтобы сыграть в настольный теннис. И за грибами ходит! Просто уже не так далеко, как раньше. Да, да..то самое поколение как раз. Второй дедушка только на пару лет помладше первого, получается что ровесник Нине из этой истории? Как-то так.
Кошачий Бог словно два дедушки в одном человеке. Второй как раз любит поговорить на разные интересные темы, порассуждать, дать ответы на вопросы. Только там, внизу, Муся вопросов не задавала.
Но сейчас надо слушать про Виктора, чтобы нить сюжета на упустить
Он мог сесть на электричку, долго ехать, сойти на незнакомой станции, выйти в поле, добраться до леса и бродить там часами. Даже если в это время не было грибов или ягод. А если были – тем более. Сам особо не ел, сестре отдавал, но собирать очень любил. Она вкусно готовила, всегда угощала.
-Моя мама очень любит все собирать, а сама почти не ест. Ей важно собирать – вставила Муся словечко.

-Ну вот видишь, такие разные - разные люди, а в чем-то похожи.
-Ага, мама она говорушка, за себя болтает и за папу. Совсем не такая, как ты описываешь, но вот лес любит. И именно чтобы найти там грибок. Потом может подарить его кому-то, но найти это важно!
-Значит ты понимаешь, о чем это я говорю – попытался снова вернуться к повествованию Бог.
Муся поняла намек и замолчала. И Трюфель вообще был горд и доволен, что ответил бы на вопрос про характеры почти так же, как сам повествователь.

Так что в планах у Виктора даже было переехать потом, на пенсии за город, чтобы природы была рядом, вокруг.
-Как Василиса хотела? – снова не удержалась кошка.
-Ты меня запутать решила? Я сейчас запутаюсь с тобой. Слушай уже.
Да, только Василиса с детства на природе жила, ей как бы вернуться хотелось.
А Виктора эта природа будто сама выманивала из города, несмотря на то, что городским с рождения был.

Автор:  POCA [ 12 мар, Вт, 2019, 10:07 ]

В ее окружении было спокойно. Мысли выстраивались в некий логический ряд, можно даже было идти по тропинке неспешно и вслух самому с собой разговаривать. Спросишь, дашь шепотом ответ. В городе за ненормального сочтут. А тут нет. Будто не ты сам себе отвечаешь, а лес отвечает.
Была в общем такая мечта на будущее. С родного завода вот так в никуда, при таком непростом характере сложно уходить. Здесь только-только привык. Люди за год адаптируются, а ему еле еле десяти хватило на привыкание.

Однако в один из сентябрьских дней, как ни в чем ни бывало отправившись за боровиками и подосиновиками, которых после дождей народилось видимо невидимо, решил проведать новые для себя края.
Коллега по работе говорил – места грибные, мол мать там живет, грибов полно.
Нет, чтобы попроситься с коллегой вместе.
И переночевать есть где и места тот знает.
Сергей вон сразу напросился. И оба были этому рады. Компания. В пятницу прямо с вечера поедут, чтобы утром еще затемно в лес. Уговор! Что бы третьим не стать? Отношения то нормальные, друг друга давно знают.
Но нет. Язык словно к небу прилип. Да и вообще неудобно как-то. И надо будет с мамой, новым человеком общаться, и в лесу ты вроде уже не сам по себе. Не сам решаешь куда идти, где привал совершить, когда вернуться. Поедет один. На две станции дальше, чем приятели. А ведь у них машина, с ними было бы куда быстрее и удобнее. Но, но но, снова это «но».

Поехал в субботу. Да не с самого утра. Понятно, что все «сливки» уже будут сняты. Но дело же не только в количестве, а в процессе. Зато остатки искать сложнее, интереснее.
Да и грибы быстро растут. Его грибочек дождется, спрячется, листочком прикроется и будет ждать своего грибника, чтобы только ему показаться.
Утром как на грех соседка зашла. Кран у нее опять потек.
Починил быстро, но на электричку, на какую задумывал не успел. Отказать тоже не мог. Во-первых, отказывать вообще ему было всегда не менее сложно, чем самому предлагать. Особенно в том что умеет. Во-вторых, соседка пожилая, одинокая. Ну где сейчас в субботу слесаря найдет? Еще соседей снизу зальет. А там баба такая склочная живет.

Вот весь уж подъезд вроде привык, что Виктор слегка не от мира сего. Никогда не будет «здравствуйте» первым кричать, кивнет разве что, а то и вообще глаза в пол и шмыг в свою дверь. Все уж знали, не со зла, такой вот он. А эта все знала, но не упускала повода пристыдить. Мол, с соседями здороваться принято, уважать людей надо, останавливаться, спрашивать, как дела и все такое прочее. Сумки донести если что. Дом то без лифта.

Ну чтобы донести – вы только попросите. Ну робеет, робеет он сам сам предложить. Потом уж как-то попытался быть правильным. Без предложений у той же бабы сумку хвать из рук и понес к ее дверям. Так чуть ей же огреб по собственной голове за инициативу. Опять все не так, не по ее вышло. Если устроит ей бабушка, божий одуванчик, потоп себя виноватым считать будет.

В общем в лес только после полудня попал. Зато денек уже разогрелся. Настоящее бабье лето. Туман рассеялся, воздух прозрачный, аж звенит весь. Такой только осенью и бывает, вот в это время. Красота вокруг хоть бери холст и рисуй. Но в рисовании таланта не было. Совсем. А цифровой фотографии, чтобы щелкнул и сразу увидел результат тогда даже в фантастических книжках еще не изобрели, простенькие фотоаппараты с черно-белой пленкой были далеко не в каждом доме. А тут такие краски. Это видеть надо. Своими глазами.

Нагулялся, налюбовался. Грибов целое лукошко насобирал. И белых, и подосиновиков, и подберёзовиков, рыжики, волнушки, грузди. Один другого краше. Даже орешник нашел. Набил все карманы орехами.
Не заметил, как и время прошло. Пару раз местных с корзинками встретил. Может они были как судьбой подосланы, может леший какой в дело вмешался. Но сначала понял, что заплутал немного. А потом как раз мужиков встретил. Те и подсказали где Матвеевка. Типа, вот так, через лес, километров 8, а то все и десять будет. Как он мог так далеко зайти? Вроде от станции отошел недалече, а дальше все больше кругами. Потом уже оказалось, что сам виноват. Память подвела или происки сил каких-то. Сначала думал злых, потом только оказалось – наоборот.
Станции название в голове перепуталось. Нужна была Матвеевская. А он спросил Матвеевку. Заучил от слова «Матвей». Ко ж знал, что станция - это станция, а деревня это деревня и никак они друг с другом не связаны еще и далеко друг от друга.

Станция в честь местного героя войны названа Матвеева. Оборону его взвод держал здесь его взвод. Из живых только двое осталось. А деревня давным давно, почему так называлась уж не помнил никто почему. Матвей видимо какой-то в той истории был замешан, но кто, почему, откуда, даже местные уже не помнили. Старая деревушка. А легенды всякие ходили. Все про Матвеев или даже пот Матфея Апостола одна, но она точно уже не имела отношение здешним краям.
Потом еще на пути бабушка с внучкой попались, когда смеркаться стало. Выяснилось, что за лесом будет поле, а там уж Матвеевка.. Ну он так и шел, станция, поле, лес. Все правильно. Так оно и было. Только поля окружали лесок с трех сторон, и только с одной была речка.
Когда вышел на поле было уже явные сумерки. Середина сентября, не июнь. Вот ведь день не задался. Утром опоздал, поэтому заблудился.

И снова будь немного более коммуникабельным вряд ли бы перепутал направление. В этот день в лесу было немало грибников. Больно уж славный день выдался. То там, то здесь слышались человеческие голоса, один раз собачий лай. Но такой человек как Виктор редко пойдет на голоса, скорее попытается разойтись. Так что встречи случились неожиданно. Когда вроде вокруг никого нет, а потом из-за куста прямо на тебя выходит человек. Так в лесу бывает. И люди оба раза заговорили первыми. Мужики спросили не его ли собаку встретили, не потерял ли. Тогда уж вроде и решился сам Виктор путь уточнить.
Бабушка тоже первая разговор завяла, грибы увидала и давай хвалить, мол какие красавцы, у них мол не так. Старушка слеповата стала, а внучка из города, она грибов не знает, учиться только. Сама спросила куда путь держит. Он и сказал в Матвеевку. Наверно гостит у кого, подумала старушка, зная многих из Матвеевки в лицо. Очень ей хотелось расспросить, к кому приехал, чья родня, но внучка начала уже тянуть за рукав, как-то неуютно уже становилось в лесу, а по мужику было видно, что он не из общительных. Так что ограничилась подтверждением, мол туда, туда, милок правильно идешь. Спроси к кому в гости в деревню… и глядишь осознал бы мужик ошибку. Так не спросила.
Лукошки у них и правда были не полными, зато много лисичек. Таких молодых, крепких с упругими шляпками. Виктору только в самом начале кучка попалась, семейка с десяток грибов, на дне корзинки лежали, а больше сколько ни искал -и в ельнике, и в траве, не попадались.

Снова случайности и судьба? С утра как-то все пошло, скажем так, не по плану.
Приехай пораньше, как обычно, и не запутался бы. А так одно к одному, одно к одному. Ну ничего, вот уже поле и станция. Только точно помнил Виктор, что когда в лес вошел, все равно звуки поездов и электричек слышал. А сейчас уже на кромку выходит, а тихо. Обычные такие загородные звуки. А поездов нет. Да и станции тоже! Впереди за полем очертания домов, в некоторых будто уж свет. Никак не станция. Куда же он попал, и что теперь делать? Вокруг никого нет. Вечер. Вечером в лесу делать нечего. Ночевать в лесу уже холодно. Сейчас быстро холодать начнет. Осень, под утро и иней появится, и туман.
Можно, конечно, было лапника набросать, на него лечь и дождаться рассвета. Но рассвет в сентябре тоже не как в июне.
И что он дикарь совсем в конце концов? Вон же люди – там, впереди. Дойдет, спросит у людей, где находится, где ближайший транспорт до города и какой. Может на станцию есть дорога какая не через лес, вот и пойдет по ней. Даже если далеко, а рассвету уже на месте будет, а не все тут же.
Деревня не так далеко оказалась, как виделась. Дома словно по кругу разбросаны вокруг небольшого озерца. На подходе – дубы. Прямо как из сказки. В темноте немного суровыми кажутся, чуть чуть жутковатыми. Но таких мощных Виктор давно не видел, эх жаль получше не разглядеть. Хороши. Да в ряд стоят, словно аллея небольшая, деревьев десять может дюжина, по два парами. Откуда они тут? Интересно.
Это сейчас просто про каждое место, про каждого человека что-то узнать. Зашел в интернет и смотри. Можно при желании прямо из леса, с телефона. Да с телефоном и заблудиться, перепутав деревню и станцию уже не получится. Тогда ответы на вопросы было добыть сложнее. Компас, бумажная карта, память, приметы лесные разные. Вот и вся наука.

Виктор вообще никогда не терялся. Он много читал. И для горожанина, прекрасно ориентировался на местности. И по компасу в том числе. И по солнышку, и по мху на деревьях или даже звездам, если угодно. Он умел слушать лес, видеть лес. Может кто-то из предков, кого он не помнил лесничим был? Может генетика? Но для городского парня чувствовал себя даже в глухом месте достаточно легко и свободно. Почему сегодня так вышло? Случай из серии «и на старуху бывает проруха» Хорошо утром не на работу. Вот и ближние хаты уже. Над деревней звезды. Рассыпаны как драгоценные камни. Какое же небо за городом. Да, уже очевидно, станция с другой стороны и по звездам. Только теперь уж надо разрабатывать новый план.
Спросить путь – это план, но чтобы спросить, надо в дом постучаться. Это уже для Виктора было делом не особо простым.
Решил пройти от дома к дому. Может где люди снаружи есть. Зачем стучать, если заняты, а то и спать легли. За городом рано ложатся. Однако, завтра выходной.

В паре домов топились печки, шел дымок. Там точно не спят. Потому что наверняка за печкой присмотр, чтобы и истопить, и не угореть во сне, раньше заслонку закрыв.

Вот и пошел Виктор на дымок. За штакетником тихо. Во одном из оконцев свет. У забора скамейка. Надо дух хоть пять минут перевести. А чуть дальше по ходу тропинки колодец.
Кто знает, может вечером за водой кто и выйдет. Тогда и спросит. Сам тоже пить хочет.
Присел на лавочку, а она как заскрипит, даже пошатнулась слегка. Мужиков в доме этом что ли нет?
Сразу подумалось. На скрип подлетел к калитке большо черный лохматый пес. И залился лаем.
Да каким! Из других домов ему тут же отозвались другие собратья. Началась собачья перекличка.
Послышались голоса недовольных хозяев, осаживающих своих псов. Мол, а ну кончай брехать за просто так.
Казалось, что из соседних деревень тоже откликнулись собаки на разные голоса.
Лай, с которого все и началось, был не то, чтобы грозный и злой. Но вполне себе охранный. Чужак, чужак, около дома – чужой!
Хлопнула дверь и женский голос позвал «Полкан, Полкан, фу, что такое, чего глотку дерешь?»
Нина была не робкого десятка, места эти криминальной славы не заслужили, так что без всякого страха вышла глянуть, кто у ворот. Если бы соседка или еще кто из деревенских Полкан бы не лаял, всех знает. Или кто малознакомый или совсем чужой.

Автор:  POCA [ 12 мар, Вт, 2019, 10:07 ]

Виктор растерялся. Собаку не страшился, но вот, что стал инициатором маленького переполоха – совестно. Он вообще больше всего не любил быть центром внимания и уж тем более виновником переполохов.
Женщина средних лет уже приветливо улыбалась путнику. Грибник с корзинкой. Не знакомый. Все ясно. Заблудился. Или от товарищей отстал, или сам по себе или деревню со станцией попутал. Не первый раз такое случалось.
Сама первой и разговор начала. Прояснилось все моментально. Только вот новости для Виктора были не очень утешительные. До станции ходит автобус, от шоссе. До шоссе в другую сторону от деревни еще километра четыре. Но первый автобус будет только в 6 утра, дальше каждый час.
Через лес срезать можно, чтобы ближе вышло, чем шел, но через болото. Новичку туда не советует. А уж по ночам и сама не сунется.
Мужчины выглядел таким потерянным, что Нине стало его жалко. Вот бедолага, грибов таких отборных насобирал, теперь зачервивеют все, пока домой попадет, пропадут. Сам уж еле на ногах стоит. Виду на показывает, но заметно, городской. Хоть и одет по-лесному, все равно видно – городской.
Взяла да предложила переночевать. Спать в сенях постелит, сама в избе будет. Может женат, может опасливо ему.
Хоть в дом пусть зайдет, умоется, чаю выпьет, а там видно будет. Чай бы сейчас не помешал.
Кивнул, согласился. Зашел в дом, а на столе диво дивное. Такие деревянные стойки из дощечек сколоченные, между ними проволочки протянуты, а на проволочках боровички. Молоденькие, прямо целиком, как не подбор. Ему таких удалось с десяток найти, не больше. А тут десятка три будет, как с картинки.
-Вот, жду пока жар спадет, сушить поставлю. Спать жарко будет, но не пропадать же такому богатству.
И тут Нина вдруг вспомнила, что в сарае еще стойки две есть, что в печке места для всех хватит и успеют и гостя грибы посушить. Предложила.
Он уж было собрался уходить и на шоссе ночевать, вдруг попутка какая-то пройдет, подбросит.
Но, услышав о сушеных грибах, готов был передумать.
Сестра пробовала сушить в городе, ничего толком у нее не вышло. Пациентка угощала грибами «из русской печки», вот с тех пор забыть все не могла тот аромат.
Как раз скоро у сестры день рождения, через две недели. Вот удивил бы, порадовал. Даже заговорить решился.
-Так небось мало совсем выйдет, горсточка?
-Ну не так уж и мало супа на три хватит. Глаз уже меткий у Нины на это дело был, определяла легко такие вещи. Мы и подберезовики добавим. Они в щах хороши кислых, лучше белых, поверьте, аромат у них тоже свой, особый.

Ну и готова была и свои гостю подарить, видя такую его заинтересованность. Главное же, чтобы не пропали. Совсем не жалко. Готовы будут утром не раньше, а то и к полудню. Может и еще раз подтопить еще придется. Так что Виктор остался, согласился.
Напоила его хозяйка чаем со смородиновым вареньем и печеньем. Быстро сварила пару домашних яиц. То ли находился по лесу, надышался, то ли яйца были особенные, но Виктору казалось, что штук пять бы за раз съел.
Мужчин в доме, похоже, на самом деле не было. Хотя…в целом вроде без запустения. Мужская работа сделана, но как будто на не постоянной что ли основе. Как будто раз от разу по мере надобности. Видел он такое у одиноких женщин, которым сам помогал. В доме простенько все, но уютно. А уж какой аромат в доме стоял грибной до самого утра. Даже в сенях Виктора опьянял.
Случалось ему ночевать в чужих домах и раньше, в командировках. Но одного обычно не посылали, а когда попадали не в гостиницу, а на «постой» чаще в дома городского типа.
Первый раз был в настоящей деревенской избе так долго. Деревом пахнет, грибами, козьим молоком, яблоками – антоновкой.
Не знал он еще тогда что пришел сюда, чтобы остаться. Остаться уже навсегда. На следующее утро поднялся, хозяйка уже на ногах, сушняк в саду обрезает, собирает. Надо помочь. Вышло что помогал до самого вечера. Но на этот раз на автобус до станции, на последний вечерний все же успел.
Хорошо волноваться в городе за него не было особо кому. Удивительно, что такому можно обрадоваться, что никому ты не нужен, никто не хватится. От такой мысли обычно плакать хочется. И сам всегда был в этом уверен. А в этот раз другое совсем чувство. Странно. Вот точно в мире нет ничего постоянного.
С сестрой они тесно отношения поддерживали, но не так, чтобы созваниваться каждый день и докладывать о делах своих. В пятницу говорили, раньше понедельника вряд бы созвонились.
Так что кричать караул, что ушел человек в лес вряд ли кто станет.

Нина с собой и яблок положила, и даже немного картошки. А грибы сухие в маленький холщевый мешочек завернула, точно по количеству. Своих, наверное, добавила, что-то прилично так вышло.
Остальные на обед ему еще пожарила, вместе ели. Так вкусно он еще не пробовал. С добавлением сливочного масла, муки и молока. Ум проешь.
Понравилась ему Нина. Очень. А главное напоследок сказала – приезжайте в гости. Я вам настоящие грибные места покажу, свои.

Ей тоже Виктор понравился. Что один, что без семьи сам сказал. И возраст назвал 43 года.
Жаль, если больше не свидятся. Грибной поры тоже еще неделя, другая и все. На будущий год и не вспомнит здешних мужик краев. А может и обманул, может и семейный. На все руки мастер.
И лавочку поправил, и петли на воротах затянул, и деревья ловко так обрезал. Рюмку за обедом предложила – отказался, сказал куда мне на дорогу. Разве такие мужики могут быть одинокими?

Могут. Но самое удивительно было в том, что в следующую субботу Виктор помчался на первую же электричку. Заранее городских гостинцев взял – колбасы немного, селедку, пряники, шоколад и поехал. Может не ждет никто, а поехал.
Приехал, правда замок. Нина и не ждала. Соседка глазастая, мужичка углядела, доложила, что хозяйка в лесу, давно уже, сейчас будет. И правда Нина появилась минут через сорок. С грибами уже. Что ж, пока городские грибники до леса доберутся, местные уже домой с уловом. Так всегда было. Даже сейчас. Главное не проспать.

Полкан впереди бежал, уже не лаял. Признал своего, хвостом вилять начал. Весь в каких-то колючках, в пыли, но довольный и счастливый. В лес ходить он всегда любил. Нина увидала гостя, аж сердце зашлось. Приехал? Что ж она ждать то не стала, что ж не догадалась. Сразу хлопотать стала, мол мы сейчас позавтракаем и снова пойдем. Там еще много тайных мест осталось.
Позавтракали. Пошли. Полкан был счастлив такому раскладу – второй раз за день в лес….А потом…потом как-то само собой все получилось. После обеда. Истосковались видимо два одиночества. Плюс чисто физиологически еще молодые, здоровые. Природа собирает и животных и людей в пары. Не случайно она это делает. Чтобы жизнь на земле продолжалась, никогда не останавливалась.
Проснулись уже вместе, в избе, в одной постели. Немножко Нина инициативу на себя приняла, немножко «подсобила» мужичку в его робости. Поняла потому что – ее счастье. И на этот раз она его ни за что не упустит. Тесновато, но так тепло и хорошо рядом.
В тот же день Виктор в городе поехал, в понедельник взял расчет, доработал, закончил, как начальник просил начатый проект за неделю… и вернулся в Матвеевку навсегда.
К ней, к Нине.
На природу, как и мечталось. На работу устроился сразу. На ферму механиком. С такими знаниями и талантами. Не просто починит и отладит что, а еще и усовершенствует инженерным решением. Так, собственно, и было. Поэтому корову они с Ниной не завели. Такому работнику готовы были каждый день на дом хоть цистерну привозить самого лучшего молока.
А вот коза осталась, и поросенок снова появился, и курочек стало больше. Хозяйство теперь с мужиком. Нина аж расцвела, как будто десяток лет скинула.

На деревне немного диковатого, молчаливого и от этого странного Виктора приняли не сразу. Ну что за дела, идет мимо, глаза в землю, такой неприветливый. Не по местным обычаям. Но потом признали за своего. Всем помогал, пусть и молча, кто о чем просил, практически не пил. она хорошая и счастья вполне заслуживает. Подумаешь, не поздоровался пару раз или обошел стороной, чтобы вопросов на задавали. Какой уж есть. ДА и с виду мужик ладный – высокий, плечистый, работящий. Не красавец, не артист, но не хуже других. Не зря так долго ждала. Дождалась.
А самым главным чудом, пожалуй было то, что почти с первой ночи Нина как говорили бабы в здешних краях «понесла» или «затяжелела». По всему выходило, что еще до свадьбы, еще до Загса и пирогов с танцами по этому поводу на деревне.
Еле, еле Виктор тот день пережил. Спасло лишь, что тостов было много и на каком-то этапе раскрепостился. Эта публичность, да еще поцелуи на людях – совсем, совсем не для него. Но не женатыми жить – осудят. А расписаться без свадьбы совсем – обидятся. Надо было жену уважить, сделать все как положено, чтобы и праздник и угощения и крики «горько» как водится.
В городе в те времена тихая роспись, даже без колец и платья белого было делом нередким.
Но деревня – это деревня. Без платья, без колец – это все ерунда. А вот без праздника, без песен и танцев и свадьба – никуда не годиться. Так что фаты не было, колец в общем-то тоже, а пироги обязательны.
На детей Виктор вообще уже не рассчитывал. Хотел ли? О- да. Племянники – дело хорошее, но всегда, общаясь с ними, чувствовал себя как бы неловко. Потому что с одной стороны – родное. С другой – не твое. И все словно надо делать с оглядкой, на их родного отца.
Одобрил или не очень.
Шахматы пацанов не привлекли, слишком уж требуют много усидчивости и внимания, им бы активных каких игры. Природа тоже не заманила. Дядьку своего слегка чудаковатого любили. Особенно в детстве, когда он таки нашел совместное занятие всем по душе – конструкторы разные. Он что-то строил, пока пацаны бегали вокруг, потом они в это играли. Как-никак выходило совместное времяпровождение. Правда редко. Так что сожаление, что своих деток нет…порой накатывало, этак волной. Кого научить тому, что умеет? Другого наследства и нет, но это тоже кому-то передать хочется. Как отец ему передал. Накатит, отпустит. Потом стало реже накатывать, как будто поезд уже ушел, осталось рукой помахать вслед и забыть.
Так что, когда Нина сообщила ему о грядущем…даже и не знал как правильно радость выразить, опять растерялся. Да и она в смятении была. Куда ж рожать собралась, когда в этом возрасте внуки уже у других. Че бабы подумают. С другой стороны - какая разница что они подумают! Главное, чтобы здоровенький, чтобы доносить, чтобы родить, Бог ведь дал Бог послал. И Виктора ей послал и сына. Сын родился в срок, здоровый, крепкий. Но один. Больше деток у них в с Виктором не было.
Но на единственного нарадоваться не могли. Виктор всему обучил, что умел. И лес собой брал, на рыбалку, по грибы. Да и пацаненок послушный рос, спокойный, сговорчивый. Правда при этом упрямый. Точнее будет сказать целеустремленный. Захотел жить в городе, работать в городе – своего добился. Пришел из армии, еще год с родителями пожил, убедился, что прав во всех своих желаниях, и деревенская жизнь не для него. И уехал в город. Вот так…будто шахматная лакировка случилась. Виктора всегда тянуло из города, а сына его в город. А родились будто «зеркально» наоборот. Выходит и так, и этак бывает.

Протестовали ли мать с отцом? Нет. Потому что Виктор хорошо понимал, как это, если вокруг жизнь «не твоя» и от того, каковы твои корни это зависит лишь отчасти.
Сколько поколений у них в городе прожило, а он в деревне только дышать по-другому начал. Если хочет – пусть едет. Не бросал же родной дом, просто вылетал из гнезда. Нина переживала, конечно, как так единственный, молодой еще и там будет сам по себе. Но видела, что работу найти все сложнее, тех, кто на кривую дорожку сворачивает все больше. Да и вообще такие смутные времена настали. И отпустить страшно… и не отпускать боязно. Лихие годы, как их потом назовут. Но отпустила, понадеялась, что сын с головой на плечах, ничего такого не сотворит.
Да и Виктор у нее инженер. Значит и сын должен быть не хуже. Чтобы всем гордо могла говорить, что сын институт кончил, что человеком стал. Какой матери так не хочется? Отпустила. И Сергей и закончил, и стал. И выстоял в этой смуте времен как-то. Не без проблем. Просто матери не обо всем рассказал, не хотел родителей волновать.
Посвятил в итоге себя автомобилестроению. Зря что ли с отцом старый, списанный мотоцикл с коляской перебирали, а потом такой же «Москвич». Затянуло это дело, засосало. И тянуло к чему-то такому, чтобы новое, современное, скоростное. А такое – только в городе! Или в автоспорте, коим увлекся чисто так, для себя. Потом уж и женился, и дочка родилась. Это потом.
Так что Мошка знала Сергея не как основного хозяина, а как хозяина «приезжающего». Главными в ее жизни были и всегда останутся – Нина и Виктор. Особенно Нина. Она ж больше дома, и кушать давала и лечила, как умела, если что.
Появилась эта кошка в их жизни, когда сын уже в городе жил. Были ли до этого другие?
А как в деревне без кота?
Мусе очень поскорее хотелось узнать уже все про кошек, про кошек чтобы. Про Мошку, про тех кто был до нее и был ли.
Кошачий Бог хотел было перенести все на следующий вечер, но уловив нетерпение еще и в глазах Трюфеля, решил продолжать.
Вдруг Господь только сейчас подслушивать станет. Не так уж много времени у них в запасе, чтобы как обычно растягивать свою историю. Еще до главного божьего промысла есть время. Можно еще продолжать. А назавтра надо сказать, чтобы пораньше Муська с Трюфелем приходили чутка.
Так что отсылать котов он не стал и рассказал им о Мошке…

Автор:  Чупакабра [ 12 мар, Вт, 2019, 10:59 ]

Наташ, даже не сомневайся, мы здесь :D Здорово, захватывает, как всегда! Ждем продолжения :*

Автор:  Elena.M [ 12 мар, Вт, 2019, 16:48 ]

Я тоже здесь! :)
Полдня читаю). Отвлекают сильно, поскольку на работе :|
Очень интересно!

Автор:  Сардуся [ 13 мар, Ср, 2019, 20:25 ]

Очень здОрово! Пишите! Ждем продолжения. Просто бальзам на душу.

Автор:  POCA [ 14 мар, Чт, 2019, 11:23 ]

Глава 7. Собственно Мошка.. и не только она

Так кто такая сама Мошка, как она оказалась в доме Нины и Виктора? И кто был до нее?
Откуда в деревне берутся кошки? Чаще всего поклонениями тут жили люди, а вместе с ними и поколениями кошки. Без кошки в доме не обойтись. Мыши тоже любят теплые дома и тоже живут поколениями.
Ну а где кошки – там и котята. Вот так и продолжается кошачий род. Кого-то топят, кто-то выживает. Кочуют из дома в дом. То одна соседка у другой котенка берет, то потом наоборот по надобности. И подбросить друг другу без этой надобности тоже могут, но это лучше уж в соседнюю деревню снести, меньше шансов на «возрват» подарочка. И в общем и в целом все кошки в одной местности так или иначе друг другу родня.
За редкими исключениями. Городские там детки и внуки могут из города в деревню «свежую кровь привезти» Тоже по разным мотивам.
Или что просто красив или из жалости к бездомному.
Правда они же могут кого-то и из деревенских кошек в горожанки «прописать».

Но чаще всего деревенские котята тут же и рождаются, от кошек когда то тут же и рожденных.
Порой кошки сами пытаются выбрать себе хозяев, перебираясь из более голодных домов в более гостеприимные. Иногда у них это получается, а порой гонят взашей и возвращаться обратно приходится. Хоть какой дом, но дом.
Рожали кошки часто, топили котят тоже, криминала в этом никто особо не видел.
Надо признать и сейчас не все видят. Правда отношение Кошачьего Бога к этому всему с годами меняется. Когда безвыходность есть безвыходность -как все расценить? Ошейник то черный проще приписать, чем человека сразу в предатели и душегубы. Так было раньше, так было долго.
Сейчас – выбор есть. Поэтому и оценка иная. Однако, когда Мошка еще только готовилась начать жить – времена еще были «те самые», когда контроль популяции кошек велся на селе дедовским методом и никак иначе.
Обычная деревенское житие-бытие. Да и любят хозяева всех по-разному.
Сколько раз уж об этом Муся думала, сколько раз от Бога слышала, да и сама очевидицей была. В деревне кошку заводят не для того, чтобы любить, а как работницу. Но любить при этом ее никто не запрещает.
Мама Нины и Нины сама были из тех, кто любил своих хвостатых работников. Может не было никакого особого обожания, как нынче к питомцам, точно к детям, но она их ценила. Она за них переживала, она их жалела. И она о них помнила. О тех, кого не стало у том числе.
И естественно Мошка не могла быть первой кошкой на Нинином веку. Правда, в доме чаще водились коты.
На постоянной основе «служили» два кота и один пес. Одного кота на большое хозяйство было маловато, а вот одного охранника вполне достаточно.
Коты звались обычно Матвей и Тимофей. Как еще назвать кота в Матвеевке? А кличка Тимошка просто нравилась.
Да и вместе они почти в рифму звучали, в пару друг другу. Проживал свою жизнь Матвей, появился новый, заканчивал жизненный путь Тимофей, брали еще одного Тимошку. Не исключено что в какой-то момент очередной Тимофей оказывался каким-то возвращенным, отбывший свой срок в раю Матвеем, но этого никто не знал. И никогда о таком не думал.
Расцветок они были разных. От ярких рыжих до обычных полосатых. Проживали для деревни нормальную такую жизнь – лет по 8-12 примерно.
Один только Тимошка мало прожил – на дерево высокое забрался, а вместо того чтобы слезть с него аккуратно, взял и сиганал вниз. И на спину упал, не на лапы.
Сначала вообще ходить перестал, потом начал по-маленьку, лапы еле еле за собой волоча. По тем временам – не жилец.
Врачей тогда не было. Решили из дома не выпускать, так под себя ходить стал. Переселили в сарайку, к корове. До морозов. Там сено, тепло, корова Майка была послушная, осторожная, не бодливая, не брыкучая, не тронет кота. Молока ему парного наливали, даже пробовали как-то спинку, ножки растирать, кровь разогнать. Но до зимы Тимошка так и не дожил. Два года всего ему было. Дерево то спилили даже, чтобы другим не повадно было. Хотя другие коты всегда лазали по нему, и никто не падал. Судьба, снова, видать, судьба.
Но боролись и лечили как могли. Кто другой добил бы уже давно и в канаву выкинул, «чтобы не мучался».
Но рука тогда не поднялась. Хороший был кот, ласковый. А остальные вроде так более-менее без происшествий. Дрались, как все, с рваными ушами приходили, прихрамывая тоже бывало, пропадали иногда дня на два. Но домой всегда возвращались. И всегда их там ждали.
Когда мама умерла в доме один уже кот был – Тимофей. Потому что очередной Мотя убежал в кошачий рай за полгода до матери беззубым уже старикашкой. Пожалуй, он прожил дольше остальных. Может 9 жизнь была?
Как раз собирались котенка взять, а тут здоровье подвело.

Подумала, подумала Нина, что, мол теперь одна осталась, что и хозяйство вроде поменьше уже, пусть и кот в доме будет один. Было у них с мамой каждой по коту, а теперь ей одного хватит.
Один кот и одна собака. Собаки тоже в доме были все кобелями, все лохматыми и все Полканами.
А еще черные все.
А называть котов станет она по очереди, то Тимофеем, то Матвеем, чтобы никому из умерших не обидно, в честь всех. Так и придумала.

И вот на момент знакомства с Виктором в доме обитал белый пушистый кот Тимоха шести годков. Белый пушистый кот здесь? Откуда? Вот он то как раз из города прибыл. Брат привез маме и сестре подарок. Мол, у коллеги котят родились неземной красоты, белые с голубыми глазами, пушистые, вот вам подарок. Кот был права красоты необычайной.
Только для жизни в деревне не очень практичным такой наряд оказался. Мышей ловить он как раз научился, и молоко свое лакал не зря.
И вообще на природе освоился. Себя в обиду местным не давал, по деревьям не хуже них лазал, по крышам тоже. Но этот белоснежный да пушистый мех точно не предназначался для осенних луж, весенней слякоти, летних репейников и всего того, что приводило шикарную шубку в совершенно неприглядное состояние. Вроде и чистоплотный был, умывался. Однако Нине постоянно приходилось, то колючки их хвоста выбирать, то коровий навоз с лап отмывать, то блох гребнем гонять, то шерсть распутывать. Блохи тоже заценили такой теплый, пушистый дом. В те времена пушистых кошек в здешних местах было мало. Разве что сибирской породы. Но это ж тоже как дождик -в одной деревне идет, в другой нет. В одной поколение за поколением сибиряки, в другой один на всю деревню. Вот в Матвеевки все больше обычные, гладкошерстные кошки или слегка пушистые обитали.
Зато после появления на сцене Тимошки, стали и тут нарождаться пушистики. Или кто с голубыми глазками. Их сразу можно было причислить к везунчикам. Потому что именно их оставляли кошке из всего помета «чтобы пока не гуляла».
Остальных -в ведро с водой. Запросто. Посему поголовье пушистых котов в деревне выросло.
Правда мода не белых не задержалась, по всем тем же, объяснимым причинам. А вот пушистики дикого окраса до сих пор в деревне были популярны. Потомки того самого Тимошки возможно. Может не столь уж и лохматы, но точно родственники.

Кот был доброго нрава. Сразу и Виктора признал. К нему ластился, рядом всегда готов был компанию составить, когда тот читал или мастерил что-то. Ляжет и смотрит, ждет пока за ушком почешут. Особенно любил, когда Виктор бутерброд с колбасой докторской себе делал. Привык в городе, никак не смог отучиться. При случае всегда покупал или Нина кого привезти просила.
Может Тимоха тоже успел в городе полакомиться всласть этим продуктом, а может генетическая память сработала, уж очень вкусна колбаса. Да она и правда в те времена вкусная была, ароматная.
Всегда делился хозяин с котом.

В то же примерно время грянула эпоха первых дачных застроек. Сначала участки выделялись различным предприятиями, потом просто продаваться всем желающим начали. Так что появились не только те дачники, что бывшие деревенские, переехавшие в город лето на родине коротавшие, но и так сказать истинные.
Домики им возводили в основном хлипкие, не перезимуешь, земли давали немного, но те были счастливы. С радостью и интересом брались за первые в своей жизни грядки и первую посадку садовых деревьев. Все было в новинку, все было им интересно. Большинству. Встречались уже и опытные, даже заядлые.
Деревенские не знали сначала радоваться новым соседям или горевать. Лес вырубили под дорогу, поле застроили, шумно стало. Плюс конкуренция в грибном и ягодном деле. С другой стороны - веселее. Сама деревня того гляди вымирать начнет. А так и магазин, глядишь, не закроют и товаров больше разных привезут. И полезных людей среди дачников оказалось немало – врачи, например или юристы. Им яблок снесешь (пока свои деревья растить будут), заодно и консультацию какую получишь, почему суставы хрустят или как дом на детей записать.
В целом – смирились деревенские. Все ж равно ничего не поделать.

Ну и миграция кошек тоже слегка изменилась. Сначала из деревни на дачи. Временная, на разведку, кто чем угостит, и постоянная. Дачники в новые дома как-то сначала охотно котят брали.
Пошло у местных переустройство. Особенно пушистых. Или голубоглазых. Брали, в город с собой увозили. Но потом застопорился процесс. И в обратном направлении пошел. Стали появляться брошенные котята. Из тех, что взять то взяли, а как оказалось «на лето только» о чем никакого уговора не было. И те, кто честно удочерял, привозили уже взрослых своих дам и кавалеров на новый сезон. Те, понятное дело, снова котят рожали. Вот эти дети любви тоже уже были мало кому нужны. Несли в деревню по принципу – там молоко, мыши, выживут.
А то и вообще кошка в городе родит не известно от кого, а подкидывали детей в ближайшую, к дачам деревню. В общем по этому поводу бывали у местных и дачных теток «терки». Мужикам не до такой ерунды. Но и помимо кошек разных ситуаций возникало немало, так что вопрос на повестке вроде стоял, но для войны - пустяшный же повод.

Все такое этакое Муся видела своими глазами. Видно, во всех деревнях и дачах так.
Так Мошка то что? Скорее бы уж Бог про нее начал.
Белый красавец Тимофей прожил 11 лет. То есть еще семь лет вместе с Виктором и почти до первого класса сына Сергея. И так он ему ребенку в душе запал, что его, городские коты личные потом были все белые и голубоглазые. И пушистые.
-Как я полуперс? – ввернула Муся. Гляди – да?
Бог сделал вид, что не заметил реплику, чтобы не отвлекаться.
Потом уже чистокровный котенок персидский появился. Как раз весной перед тем, как Мошке умереть.
Полукровка «перевенец» - с Птичьего Рынка.
-Как я! – опять последовал комментарий.
Но назвал не Тимохой в честь того, кто из детства, а Михой.
В честь гонщинка Махаэля Шумахера, карьера которого начала как раз только-только набирать обороты, и всем стало очевидно какого масштаба звезда на небосклоне автоспорта родилась.
Миха прожил долгую, хоть и не девятую пока еще, жизнь. Появился в доме за три года до рождения сына Витюши, а умер, когда уж тому 12 исполнилось. Легко умер. Уснул вечером на своем месте, так там спать и остался. Вот людям такая его легкая смерть далась тяжело. Вроде понимали – пожилой, но не ждали. Как-то все быстро получилось. Встали утром, позвали, а к мискам никто не пришел.

Понятно, что стали опять котенка искать. И хотели, чтобы обязательно белый, обязательно с голубыми глазами и пушистый чтобы. А хозяйка почему-то захотела – породистого. Вроде как давняя мечта.
-Как у мамы – снова вкрутила словечко Муся.

Искать пришлось почти год. Нина даже обмолвилась как-то, может вам не торопиться вам, вот помру, Мошку то куда. Успокоили, сказали, мол ничего, если что и Мошку возьмем. Хотя как тут успокоишься, когда понятно, как старушке в городе будет во всех смыслах слова. И писать по углам начать может и мебель драть. Не со зла, с непривычки, со страха

Нашелся малец случайно. Или не случайно? В питомниках вроде как ничего не отыскалось, хотели обязательно кота, на выставке тоже не нашлось. Двое что понравились – кошки, а один котик 8 месяцев уже, хотелось поменьше.
Даже отчаялись. А потом отец с сыном на форум любителей «Формулы -1» зашли за новостями, а там девчонки (есть среди поклонников и они кто не знал) своими новостями по жизни между делом делятся.
Одна другой пишет кошка моя Феррари трех котят прямо в день гонки родила. Прикинь и все коты! Первый помет. Называть буду на А.
Одно имя уже есть – Алонсо. А вот как еще не знаю..
Видно из молодых, девчонки, подумал Сергей, ну и возьми и подскажи
-Алези, Амик – не годится?
Ну и интересно стало, что за порода у кошки таким звучным именем. Забавно, у девушки такие увлечения и такая кошка. И сам сказал что, мол у него кот был Миха в честь Михаэля.
Сергей в общем-то тоже не так чтобы особо общителен был. Некое стеснение с незнакомцами от отца передалось таки…

Автор:  POCA [ 14 мар, Чт, 2019, 11:24 ]

С техникой ему выходило проще общаться. Но общение сети…это общение посредством техники отчасти. И оно давалось легче. Вот услышь такой разговор он в метро или автобусе, вряд ли бы встрял. А тут – само собой получилось. Писал в целом грамотно, интересно, но всегда лаконично и по существу. Это собеседники ценят. Благо теперь была доступна людям и такая вот форма общения. Сынуля так вообще вообще компанейский, в маму, несмотря что имя деда носит.

-Ой… как у моих прямо. Папа – молчун, Мама – болтушка, а молодой хозяин как правильно сказать – серединка на половинку, да?
-Правильно, так можно сказать. Что ты перебиваешь то все время меня – улыбнулся Кошачий Бог, но не осерчал. Потому что уже понимал, что вроде сам первый начал и информация столь детальная была и не обязательна. Теперь Мусе стало все это крайне интересно.
-Так устроено в жизни. Может быть вот я тут души сотворяю, Господь и Вселенная тоже. И люди не просто так оказываются парой.
-По любви? – убежденная в правоте своей уточнила Муся
-По любви, конечно, но сама то любовь о чего-то рождается. Почему-то в одном случае она есть, в другом нет. И пары складываются по-разному.
Иногда рядом две противоположности. А иногда наоборот – два совершенно похожих во всем человека, иногда даже внешне похожих, что за брата с сестрой принимают. Почему так?
-Почему? -переспросила Муся.
-Так это тебя спрашиваю, ты ж у нас все знаешь.
-Не все -сконфузилась кошка. Расскажи!
-Да я и сам не расскажу. Может Господь Вселеная или еще кто…так ищут какой-то свой путь к совершенству? Вот ты сказала, что молодой хозяин – «серединка на половинку», то есть что-то взял от мамы, что-то от папы. А вот плохое или наоборот хорошее?

-Мама и папа все целиком хорошие! – попробовала спорить Муся.

-Так не бывает – усмехнулся Бог. В каждом человеке есть хорошие качества и не очень, как и привычки.
-Ну… ну тогда… если так… то всего, наверное от всех - и хорошего и не очень…я думаю.
-Вот видишь. И кто сказал, что мама и папа совсем уж разные? Может лишь в чем-то одном…
-Да… папа еще поздно ложится, а мама рано и встают наоборот!
-Значит, твоя мама жаворонок, а папа – сова. Так принято называть, потому что первая птаха ранняя, а сова – птица ночная.
-А молодой хозяин кто?
-Так сама мне скажи.
-Да тут он тоже серединка на половинку. Между мамой и папой размещается.
-Вот видишь. Может голубь?
Говорим мы о том, что разные и одинаковые или частично разные и частично одинаковые люди образуют половинки не просто так. Может кто-то сводит свыше через любовь и оценивает потом результат? И ошибается тоже в том числе.
Может быть…- согласилась Муся. Может это и правда поиск какой-то, про который мы тут ничего не знаем. А к чему мы все это начали?

-К тому что ты меня перебила. Я просто повествовал, а ты как обычно.
-Я больше не буду…-обещала кошка.

Слово за слово… и выяснилось, что Фаррари – белая персидская кошка, и все три котенка тоже белые. Как и папа котят. Специально так в пару свели.
Вот кто опять за язык тянул?
Муся тут же забыла все свои клятвы и встряла.
-А котов ставит в пары кто?
-Мы с тобой это уже обсуждали, забыла? Случай ставит – если они на улице сами по себе живут. Личные симпатии и инстинкты.
-Не Вселенная?
-Да откуда мне точно знать. Вселенная может быть причастна к формированию этих симпатий.
Ты себя в юности помнишь?
-Помню! Но в голосе улавливалось легкое такое сомнение.
-Ну и чего как, как ты там с этим вопросом? Вот ты мне и расскажи, просвети.

-Да не было у нас пары. Был Рыжий, потом Барсик… потом опять Рыжий.. потом Мурзик был…
Потом опять рыжий, а такого серого с другой слободы я прогнала, он сильно вонял. Еще Барсик с ним подрался, тоже прогнал.

-Выходит пар не было, а симпатии все же были? Раз аж три раза про Рыжего…упомянула.
-Выходит были. Рыжий через пять домов кот. Продавщицы Нюрки.

Тут почему-то Мусе вдруг захотелось отыскать в раю того самого Рыжего. Тут ли? Разница в возрасте у них была большая, небось уж следующая жизнь у него земная идет...А сюда прибудет – и не узнают друг друга.

Бог увидел, что кошка задумалась и даже кажется догадался о чем.

-Так вот Рыжего того как Вселенная подослала или он сам пришел?
-Не знаю…сам…а может… сам пришел.. не знаю я. Теперь ты меня путаешь?
-Ничего, ничего, побудь на моем месте – заменялся Бог и подмигнул Трюфелю.
А если по существу, то да, часто котов в пары объединяют люди. И они уверены, что это целиком их желание и решение сделать именно так. А как а самом деле и почему было принято это решение или возникло это желание – тайна.
-И всегда получается?
-Не всегда. Часто. Потому что не так уж кошки переборчивы в вопросах любви, как люди. Но и так как у вас с серым тоже случается. Когда мнение самих жениха и невесты вдруг учитывать приходится.
Но у Феррари все получилось. И жених понравился. И котята родились один лучше другого.
Недешевые, правда, оказались. Но Алонсо достался Сергею со скидкой за общее хобби и содействие. Судя по задаткам – шикарный будет кот.

Правда не скоростной породы. Миха тоже особых надежд в этом плане не оправдал. Спокойным котом был. Но когда обои за дверью в коридоре драл и был пойман с поличным, удирал за диван очень даже лихо, фиг Шумахер бы еще догнал. В такие моменты его звали в семье по фамилии.
Если Шумахер куда летит, значит что-то натворил или открылась дверь холодильника может быть.
Теперь вот в доме было новое чудо – Алонсо. Мохнатый белоснежный шар с глазками. Само очарование. Привет, наверное. от Михи. В тот день даже на форум заходить не собирались, этапа гонок не было, обсудить было нечего. Но почему-то зашли. Потому что дождь пошел и поход в парк отменился. А поскольку испанский гонщик носил имя Фернандо, Алонсо – это фамилия, дома котенка по-русски еще ласково звали и Федей.
Муся опять задумалась…. Вот кому-то дождь принес в дом беду. Как Бутузу и хозяевам его. А кому-то неожиданное счастье.
Да.., Бог прав, нет ничего определенного и постоянного. Даже дождик может быть плохим и хорошим. Причем даже один и тот же дождик может быть таким разным. Как и день. Кто-то рождается – и это счастье и праздник на всю жизнь, кто-то уходит в туже минуту – горе и скорбью И такое разное восприятие этого дня у людей.

Все обсудили, всех, так что даже забыл Бог уже сам ан чем остановился. Оставалось только «Формулу -1» обсудить. Фанатом Кошачий Бог никогда не был, но зрелище увлекательное, поддержать беседу на уровне дилетанта у него бы получилось.
Правда речь совсем о другом.
Отвлекся от Нины, от Мошки. Но на котов же отвлекся. Это прощается. Упоминание кота – никогда в его деле не лишнее.
А эти все коты – так или иначе тоже члены семьи Нины, а значит и Мошки. Несмотря на то, что там внизу никто ей лично не был представлен.

Надо возвращаться мыслями обратно, ближе к Матвеевке.

Так вот между белым Тимохой и Мошкой… еще один Матвей был. Этот сам к дому прибился. Уже взрослым, почти, примерно годовалым котом. Из дома с другого края деревни. Не кормили его там, пинали. Подбросил кто…. Под зиму. На зиму в дом пустили, пожалели, грех вроде. А кот не нужен – своих трое, два кота и кошка и котят по три раза в год. Но пустили. Кормить не стали. Специально. Мол, зимуй, на мороз не погоним, а уж в остальном – сам за себя. Кот тощий был, блохастый, но еще молодой и крепкий. Окрас тоже ничего особенного – черно-белый. Рисунок такой пятнами, не интересный. Нет такого чтобы симметрия какая, манишка, носочки, или там сердечко на спинке или еще какая фигура. Как будто по белому коту черной краской щедро полили куда полетело. Не удивительно, что подкинули. Уши большие, морда узкая, глаза узко посаженные. Не симпатичный по большому счету кот. Но Нине было его жалко. Знала, где ночует, видала его там. К пожилому уже Тимошке кота не подпускала. Еще подерет ей старика.
Но еду за ограду выносила. Больно уж голодный был. Готов был даже хлеб с водой есть или холодные макароны пустые, без масла совсем.
Мышей ловил, сама видала. Но в тот год мышей что-то меньше было, то ли из-за морозов, то ли ушли куда. Тимоха ее вроде уже в годах, больше одной мыши в день давно не приносил, но засилья не было. Да и пушистость тут помогала – белая шерсть всюду была. Может ее мыши тоже пугались. Иначе пришлось бы кота взять второго по-любому.

Весной черно-белого бедлогагу за порог совсем определили. Все, тепло, весна, там и лето – дуй отсюда. Не понял, что надо дуть – покажем палкой, чего хотим.

А куда? К Нине пришел. В апреле Тимошку в саду похоронили. Ну и что кого-то искать, когда несчастный скиталец каждый день у порога. И даже имени у него никакого нет. Кто Поганцем назовет, кто Блохастым, кто просто молча пнет. И не нужен он совсем никому.
Дачники такого тоже погонят. Не презентабельный вот совсем. Даже перспектив не видно. Бывает смотришь на кота и видишь – его бы отмыть, его бы откормить… и будет симпатягой. А тут никакого на первый взгляд потенциала.
Стал невзрачный кот Матвеем. После бесподобного белого красавца контраст был заметный. Но коты ж не виноваты в том, кто каким уродился. И люди в таком не виноваты.

Матвей как понял, что у него теперь настоящий дом есть, стараться начал остаться изо всех сил. Мышей ловил, не ел, на порог складывал, потом только кушать начинал.

-Как я! – раздался голосок Муси….А газетку ему клали? Чтобы пол на пачкать?

Трюфель уже еле сдерживал смех. Вот ведь дотошная какая.
Никак себя ей не сдержать. Что ж, как раз то, о чем Бог и говорил – характеры у всех разные. Ему тоже интересно, но молчит же, не перебивает.
Может поэтому им и хорошо вместе. В паре партнерской. Она болтунья, он сдержанный. Как-то в этом ключе подумалось…

-Нет, тарелочку с золотой каемочкой ставили под каждую мышь – прикололся над кошкой рассказчик.
-Чего? Это под мышей? – удивилась сначала Муся, но по глазам Бога поняла, что это шутка такая, что опять значит влезла она не по месту. Приготовилась дальше слушать.

Прижился в доме Матвей. Бочка нарастил, щечки, шерстка стала гладкая, блестящая. Красавцем не стал, не суждено ему было им быть. Но вполне себе приличным таким обычным котом. Ручным, ласковым. Благодарным. Именно – благодарным.

Сначала Нина его никак полюбить не могла, так чтобы всем сердцем, чтобы прижать хотелось и не отпускать. Но потом полюбила. Именно так. Всей душой. Просто не сразу. Время понадобилось для этого. Около года. Да и коту тоже. Чтобы благодарность за кров и еду в любовь перешла.
Когда он просто рад был видеть хозяйку, не важно с угощением она или без, просто рад потому, что она есть. До самого почти конца жизни от резких движений шарахался. Взмахнет Нина рукой резко случайно или возьмет что, отходит, к земле прижимается, уши прижимает. Будто страшно. Видно били его частенько, да гоняли. Страх из глаз в таких случаях постепенно ушел, но вот привычка сжиматься и напрягаться так и осталась. Пришлось Нине лишний раз это учитывать, чтобы Матвейку своего не пугать. Вот ведь как детство сказалось. Слышала она от людей, что мол на жизнь влиять может детская травма, что вот становится кто-то даже маньяком с того. Верила не сильно. Но глядя на кота своего, понимала -что что-то из детства может сопровождать на самом деле всю жизнь. И пугать возможно. Как тех кто постарше был война пугала. Снилась ночами. Виктору тоже. А кот побоев так забыть и простить не смог. Хорошо хоть на руки давался, не озлобился на людей совсем, на весь мир. Виктору так до конца дней и доверял меньше, видно с мужчинами у него особо отношения в юности не задались. Да, руки распускают с котами чаще всего мужики. Но нового хозяина по-своему любил и уважал.

Мотя как пришел с дом со стороны, так и ушел. Куда – никто не знал. Пропал и все. Нина искала. На дорогу выходила, в поле выходила. У соседей спрашивала. Даже к старым якобы хозяевам ходила. Мальчишки говорили, что то там, то тут кота встречали черно-белого, но оказывались то все другие коты. Одного даже готовы были отдать – мол, вам нужен, берите нашего.
Но ей нужен был Мотя. Видно понял, что прожил свою жизнь и ушел куда-то кот сам по себе. Даже похоронить было некого.
Что как раз для деревни абсолютно нормально, а находить и закапывать – лишняя морока. Уходят -и славно. Но они с мамой всегда закапывали, если могли.
Один кот тоже ушел. Соседи его в лесу нашли, сказали че кличешь кота своего, он околел в лесу валяется.
Как узнали, пошли, закопали. Правда там же в лесу, под приметной березкой. Нести домой через поле на глазах у людей мама Нины тогда не стала.. Засмеют бабы…. Мол, устроили коту процессию. Зато березку выбрали приметную, два ствола словно косицей сплелись. Потом берез выросла, и рядом с ней, чуть поодаль, в осоке всегда подосиновик Нина находила. Называла его приветом от Тимошки.
Береза высокая-высокая стала, раскидистая. Иногда Нина, когда из леса выходила, специально мимо нее шла, даже если надо было лишние метры пройти. Чтобы Тимошке не одиноко было.
Это был первый кот, смерть которого она в детстве запомнила. Ей примерно лет шесть тогда было. После войны. Голодно. Людям голодно, какая уж забота о котах, тем паче похороны. Даже котов стало будто меньше, войну сами не все пережили. Вот один тогда тоже кот в доме был.
Так что первые воспоминания о кошках у девочки были связаны лишь с этим котом, потом опять по два держать стали, и снова одного. И потом уж Мошку.
Другие коты в дальнем углу сада захоронены. У самого тына. Без примет и пометок каких. Потому что это бы люди тоже не поняли.

Автор:  POCA [ 14 мар, Чт, 2019, 11:24 ]

Белого Тимоху уже с Виктором а последний путь провожали. Он тын к тому времени заменил, а как кота прикопали, сложил вокруг особого места поленца-бревнышки красиво шалашиком. Но все домашние знали что это. Сын, когда приехал, сходил, попрощался, под бревнышко кусок докторской колбасы подсунул и шарик бумажный – любимую игрушку. И всегда подходил, когда приезжал к любимому коту своего уже детства. Видимо – первый кот в жизни всегда особенный.
Первый кот, с кем подружился вообще, а уж первый свой личный – тем более.
-Как я!
Не трудно было догадаться, кто это сказал. Но Трюфель точно та же подумал. Для кого-то он был первым котом и это здорово.


Так что Мошку Нина вместе со всеми пристроила.
И с поля открыто принесла, не стала думать, кто что подумает. Времена изменились. Отношение
менялось тоже. У деревенских не очень быстро, но у городских да. А городе кошка – подружка.
Кот – друг. И плакать по друзьям и скорбеть – это нормально, это правильно даже. Если бы только не эта история с Лизой… Не могла Нина просто только горевать по кошке, не могла.

Так что все поленницу то время от времени навещали, и Нина, и сын ее и внук. Когда маленький был любил, чтобы бабушка истории про котов своих рассказывала. Не была она местаком на это дело, но придумывала что-нибудь. А то и вспоминался какой-нибудь эпизод.

-И у нас так, и у меня так, и ко мне так! Приходят! - раздался чей бы вы думали голосок

И почему-то именно сейчас Трюфель решил подать и свой впервые голос. Момент что ли такой. Или тоже захотел, чтобы Бог и Муся узнали, что его тоже любят и помнят. Вполне себе оправданное желание.
-А я городе был. Меня превратили в пыль, положили пыль в красивую очень красивую коробочку, потом за окошком, куда я смотрел всегда ее высыпали… а коробочку под деревом закопали. Мама говорит, что я теперь рядом с ней везде! И кормушку повесила, чтобы птички прилетали, и мне было весело.

-Так и есть – успокоил кота Бог. Она тебя помнит и ты всегда рядом.

-А я, что не всегда, если я не специальная пыль?

Все, опять как-то в не то русло слегка Бога занесло. Сейчас Муся будет думать, что и как лучше, как правильнее, еще завидовать друг другу станут.
-Вы рядом оба всегда и везде. Забыли что ли про Окошко, про облака?

Не важно где ваше место памяти, даже не важно есть ли оно вообще. Потому что память – она в душах, в умах, в воспоминаниях, в ощущениях, в сердцах.
Ушел в никуда кот Мотя, нет у него места памяти, а в сердце Нины остался навсегда. И здесь, я уверена, как только настанет ее черед она его не забудет позвать. И с Виктором они давно уже вместе. Так ведь? Может теперь рассказал ему куда уходил и зачем.

У кого-то ни места особого, ни фотографий даже не остается. А любовь при этом жива. Вот что главное, поняли?
-Поняли, поняли, поняли - дружно закивали оба в ответ Богу.
Только теперь Мусе уже хотелось отыскать всех – всех Тимофеев и всех Матвеев, включая Мотю.
Кто из них тут? Имеет ли к ним отношение Мошка? Вдруг она кто-то из них?
Будет над чем задуматься снова перед сном.
Кошачий Бог знал ответ. Знал, что Мошка приходила в тот дом не один раз. Муся и Трюфель не знали, им еще предстояло узнать, может быть, однажды.
Сейчас он им расскажет только про одну, про девятую кошкину жизнь.

Итак, Мошка появилась у Нины и Виктора, когда Нину по имени называли уже лишь сверстницы,
а для местной детворы она стала даже не тетей Ниной, а бабой Ниной. Когда уже перестала она работать. То есть ходить на работу. Перестать работать по дому, да еще на селе, да еще с хозяйством невозможно. Когда она уже работала только по дому.
После того как стало понятно, что кот Метвей ушел без возврата, решили искать замену. Надо ли? В городе, возможно, она задумалась бы над этим вопросом всерьез. Там мышей в квартире нет, а сын, потом и внук по-любому жили бы ближе. А значит проводить время с ними и не скучать было бы проще. Дома и без кота не заскучали глядишь. Может и не рискнула бы тогда брать.
Мало ли что. Бывало, когда умирали местные старики, их животинки без хозяев маялись. Тут хоть добрые люди кто в дом пускал, кто прикармливал в память так сказать, кто и гонял. А в городе? Если родня какая не возьмет, считай все - всем чужой.
Что подумала – бы факт. Что никого не взяла – нет.
Душа все еще была молода, здоровье сильно пока не шалило, все по возрасту. Но тут и размышлять, и думать было нечего.
Она и не одна, а при муже, а без мышелова не проживут.
Без собаки и то проще. Да не лает, не охраняет, да не с кем в лес пойти. Непривычно, но возможно. Может после нынешнего очередного Полкана и не станут никого больше щенка брать. А вот кот обязан быть.

Хотели было в город поехать и там тоже красавца какого-то прикупить. Снова чтобы краше всех не деревне. А потом рассудили – красавцы дом себе всегда найдут, кому-нибудь там да нужны обязательно будут. Вот кому здесь обычные котята за надобностью – большой вопрос. Будут слоняться от дома к дому, как бедный Поганец слонялся пока Тимошкой не стал.

Вот кто первый на глаза попадется из молодняка нового сезона, того и возьмут. Только чтобы непременно кот. Ничего удивительного в том, что первыми на глаза, естественно попались два магазинных котенка. Как пошла Нина за хлебом, так те сразу на глаза и попались. Собственно, они там уж месяца полтора как были, только сначала не вылезали из коробки своей, потом из-под прилавка, да и она сама внимания не обращала. Эка невидаль – котята на деревне. Их и перестать замечать привыкаешь, тем более когда без очков.
Сама продавщица Варюха подначила «Баба, Нин, возьмите котеночка».

Варюха была внучкой местной продавщицы Зинаиды. Семнадцати годков. Все на сына Нины бывало поглядывала, нравился он ей. Но робела, парень старше, такой серьезный. Варя уже в городе родилась, правда в ближнем, не в том, куда Серегей уехал. К бабушке на все лето приезжала. В торговый колледж поступила, вот год как отучилась. И удачно так договорилась, что будет в магазине практику проходить станет. Бабушка разрешит. Не молодая уже, по огороду дел полно, а внучке и польза, и интерес, и заработок. Для училища отчет, с парнями со всех окрестных дач общение, да и с девчатами, что наторгует – пусть уж себе берет, на обновки. Сама Зинаида появлялась в магазине дважды в день, принять товар, снять кассу, закрыть магазинчик на ночь. Жила рядом, через пять домов от него.
И всю жизнь там и проработала.
Но вот в отличие от самой Нины в качестве охотников на мышей предпочитала на должности кошек держать.
Потому что закрывала охотниц в магазине на ночь. На ночную вахту, так сказать.
И они всегда справлялись исправно. А когда кота взяла… так тот в сахарный песок нассал. Нарочно наверное. Через холщевый мешок. Да откуда только в том коте столько жидкости набралось? Весь мешок на выброс пошел, да еще соседнего половина. Убыток. Отлупила? А то. Так, что три дня не показывался. А потом пришел, злодей, как ни в чем ни бывало. Гнать совсем не стала, но под присмотром «служил», только днем. А на ночь пришлось кошку искать. Кот хитрым оказался, приноровился за Зинаидой вечером домой ходить, а утром обратно на работу. Но и она не промах. Дома его дальше крыльца не пускала, где мешков с сахаром и прочих ценностей не держалось, а на работу брала, потому что покупатели нет нет, да подкормят. Ей меньше хлопот.
Но с тех пор, после того кота – только девки у нее «работали».

На тот момент Мурочка. Трехцветная обычная такая кошечка. Имела два больших достоинства. Мышей ловила хорошо, а котят рожала редко и по малу. Почему – кто ее знает. Один раз в год строго по два котенка, и всегда по два кота. Вот уж пятый раз – двое. Зинаида подходила к приплоду жалостливо, но практично.
Если случалось прибавление перед дачным сезоном или в разгар – оставляла. Двоих, да еще котов всегда кому-нибудь «впарит». Дачников с детьми много, те котят всегда просят. Да еще в каждом помете по одному рыжему обязательно! И пушистые тоже случались, может потомки дальние Нинкиного котяры. Рожала кошка не в сезон – знать сама виновата, не судьба жить малышам.
Правда и этих намеревалась утопить, несмотря на то что в конце мая родились под самый сезон. Потому что спрос меньше стал. Все, кто хотел вроде как окошатились. Да и мода среди городских дачником пошла на породистых, на особенных, чтобы за деньги, и смешно сказать -с родословной и паспортом. Паспорт то у самой Зины тоже имелся, а родословную она дальше второго колена не помнила, а дальше третьего и не знала. Выдумали. Кошкам – родословные. Как у дворян прям. Все от безделья. Здешние бабы придут с работы и в сад, и в огород, и к скотине. И до работы туда же. А городские вернутся из своих офисов, заняться нечем. Сидят родословные сочиняют. Зина думала именно так.
Да и другие бабы в плане сбыта приплода не дремали. У нее, конечно, как у продавца в постоянном контакте с народом, были преимущества, но у конкуренток котят по 5 штук. И по три раза в год. У Клавы кошка так каждый шестерых-семерых родит. С ума ж сойдешь с такой плодовитостью.

Автор:  POCA [ 14 мар, Чт, 2019, 11:25 ]

Решила топить обоих. Да тут Варюха вмешалась. Нет, нет, бабушка, не надо… рыжего я себе возьму, а второго сама пристрою, я тебе обещаю. Рыжий, правда, милашка вышел. Про него покупатели спрашивали даже, не отдаете? А на второго, кого Варюха сразу же всем вместо рыжего предлагала внимания не обращали. Обычный, черный, ничего примечательного. Да еще маленький какой-то, меньше Рыжика.
Так что и бабе Нине девушка предложила котенка без особой надежды. А вдруг? Слыхала, как та кота своего искала. И как будто бы не нашла.
-Это которого? – заинтересовалась баба Нина и достала очки.
-Да вот черного котика. Рыжего я уже себе взяла, в город со мной поедет! – объяснила девушка. Такого милашку она никому не отдаст, даже бабе Нине.
Если только очень-очень просить станет. Бабу Нину из-за Сергея, она всегда особо выделяла из других местных баб.
-А че такой дохлый то? И маленький? Точно кот? – уточнила кандидатка в хозяйки.
-У Мурки всегда только коты. Точно. Кот. Бабушка сказала.
Ну не доверять Зинаиде не было оснований. Самой бы проверить. Да как наваждение что ли какое напало, та самая «проруха», гроза старух, ее подкараулила. Смотрит и видит будто точно кот.
А котенок на бабку в очках уставился, глаза такие круглые, смелые. Черный вот только. Чисто чертенок.
Не все черных любят. Это факт. Хотя баба Нина сама в приметы не верила. С другой стороны черный не белый. Практичный, не маркий такой в общем-то цвет. А мыши его ночью не разглядят.
Да и первый самый котик, то что в лесу под березой… был темно-темно серый, как темный дым, почти что черный. И от этого не меньше любимый. А Полканы то в доме всегда были черными.
Но собаки не кошки, про них особых примет нету.
-Черный говоришь? – переспросила баба Нина, и в голосе звучало сомнение.
-Да он не весь черный. Поглядите! И девушка поднесла котенка поближе. Он растопырил лапки и запищал. Нет чтобы в тот момент под хвост глянуть, бабулька туда, куда Варюха пальчиком указывала уставилась. А там на груди пятнышко. Небольшой такое беленькое, вроде на бабочку похоже или на листочек клевера.
-Видите, не черный, а с белым! – уговаривала Варюха. Это был единственный пока заинтересовавшийся котенком человек. Нельзя было шанс упускать.
-А уговор заключим? – решила извлечь хоть какую-то выгоду из авантюры Нина. Не из какой-то особой практичности, а больше из интереса. Она и в карты с Зинаидой всегда играла «на интерес». Зина уж очень любила, ну а Нина ей не отказывала, они с юности знались, Зина лет на 5 постарше была.
-Какой? – любопытно теперь стало уже девчушке.
-Так на скидку. Будешь коту скидку делать. Два раза в год, к празднику на курицу или на минтай.
-А, это ладно, это сделаем я с бабушкой договорюсь – засмеялась Варя. Вы только кота то возьмите. Прямо сейчас. Я вам его коробку сейчас посажу. От печенья. Земляничного. Вам не надо?
-Так я три дня как брала, не надо, не съели еще. И куда мне такой ящик даешь? Давай сюда его, в карман сажай, я донесу.
Котенок был еще маленький. Недель 6-7 от роду. В карман халата отлично поместился. Весь целиком. Вместе с очками.
Бежать оттуда никуда не собирался, да и кто бы ему дал. На полпути высунул мордочку, ой, что-то высоко и качает, решил будь что будет, вроде пахнет в кармане хорошо, по-доброму так, по-домашнему.
Так прибыл Тимошка домой. Мог бы добежать до магазина обратно? Вполне. Не так, чтобы далеко было. Но первый день его баба Нина в чулане закрыла. Чулан хороший, с окном, свет есть. Туда и молоко поставила и кашу даже сварила. Воды налила и в старый таз земли с гряд насыпала. Мол, вот тебе, милый, друг, туалет. А на второй уж день, Тимофей решил, что это и есть дом родной, и от бабы Нины, от ног ее никуда не удалялся. А то вообще сядет на тапок и едет, катается.
Смышленый такой оказался малец, бойкий. Виктору сразу понравился. Как будто всегда тут и жил.
Даже Полкана не боялся, спину выгнет, шипит, усы во все стороны. Смешной такой. Зажили вместе, дружно, сытно, даже весело иногда. Ребенок он и есть ребенок, хоть и кошачий, на проделки все дети горазды. А потом сын в городе, остались одни, дома хозяйка почти все время, хочешь не хочешь, а внимания этому коту доставалось, выходит, что больше всех остальных. Особенно когда Виктор на работе. Есть с кем поговорить. Все вместе и делали – пололи, окучивали, поливали, кур из гряд выгоняли и вечером в курятник собирали. Тут и Полкан подтягивался, помогал. На дворе лето, осень теплая выдалась. А зимой в доме печка обнаружилась. Теплая! И валенки. В них можно было забраться и спать. Теперь хозяева, прежде чем обуться, проверяли нет ли в обувке жильца. А что самое необъяснимое под хвост ему так никто и не глянул.
Когда там ничего не должно быть, но заметно оно виднее, чем когда наоборот. В общем сюрприз всех ждал в апреле. Точнее сказать в последние дни апреля, точно перед майскими праздниками. Вокруг суета. Дачники после зимы как «подснежники» появляются, внуки, дети к старикам приезжают, кто на шашлыки, кто помогать, то успеть все надеяться. Сергей тоже приехал.
Сказал «Мам, ты мне в чулане постели, я утром пойду порыбачу… пораньше, чтобы не шуметь, да и дышится там хорошо, свежести хочется.»
Баба Нина стелить то пошла, а покрывало то все мятое, вроде даже испачкано, а на нем Тимошка.
Кот чулан любил. С того самого первого своего дня. Но не так, чтобы днем там лежать. Да еще в хорошую погоду. Глянула, а с ним два котенка. Да Тимошку так сладко сосут.
Вот тут и прозрела. Под хвост можно не заглядывать, очки не нужны. То то ей Тимошка каким-то уж очень изящным, даже манерным казался. И хитрым не по-мужски.
Стала мужиков своих звать. Эй, идите сюда, поглядите, что делается.
Муж с сыном пришли и давай хохотать. Кот лежит смотрит так виновато-виновато, словно натворил что, чего от него не ждали. А ведь точно – не ждали просто совсем.
Котятам не больше дня от роду. Утопить? Праздники, настроение такое хорошее, весна в разгаре, сын приехал, тесто на пироги почти подошло, вечером концерт смотреть будут. И так омрачать это настроение не хочется. Да и кошку жалко. Как-никак мать. Как-никак первенцы.
Вот поэтому никогда девок в доме и не держали.
-Ну, что ж лежи, корми, корми детей своих. Тут уж баба Нина не растерялась, оторвала детей от кошки на инспекцию. Кошка было заволновалась, но, увидев, что детей никуда не уносят, успокоилась. Да не, эти люди не отберут, не унесут.
-Гляди ка… оба коты.
-Ну и оставим себе одного. Посоветовал муж.
-Чтобы у нас постоянно такой вот цирк был? Прямо на дому?
-И то верно – подумав, согласился Виктор.
Ладно, пойдем мы грядки заканчивать, а ты ж пироги хотела. Пусть дети растут, там видно будет.
И правда – видно будет.
Только с того момента Тимошка сделался Мошкой. Привыкли не сразу. В том числе и сама кошка.
Ей невдомек было что у кошек имена делятся тоже на мальчиковые и девчачьи, ее Тимоха вполне устраивало. И вдруг Моха, Мошка. Ну ладно, если кормить так же будут, и любить, пускай Мошка. И уж до конца жизни Мошкой жила. Правда первое время хозяйка путалась. Нет, нет да прикрикнет «Тимофей, куда… а ну брысь со стола..», потом опомнится и сама над собой смеется.
Вот это поворот! Муся, то Муся то думала, что она уже все про всех знает и может угадать. И что Мошка - это от пятнышка имя. А оказалось от Тимошки.
Были же, были такие случаи, когда кот Васька потом делался Василисой или наоборот, но у этот раз Муся не догадалась. Совсем-совсем не догадалась. Хорошо никому не успела похвастаться, какая типа умная.

А Бог рассказывать дальше.

Тем не менее судьбу двух кошачьих детей пришлось решать.
Зинаида на Победу зашла, она войну больше Нины запомнила, с Виктором повспоминать, посидеть. Выпить. Выпить Зина никогда не отказывалась. Но меру четко знала. Как и сам Виктор.

Нина ей из чулана двоих и принесла. По одному в каждой ладошке. Они как раз только глазки открыли.
-Зин, подруженька, это ты мне что подсиропила? Это какого такого кота?
Зина аж креститься начала.
-Да ты, че, Нин, это не мои. Варюха отдала кота! Так кот был, всегда у Мурки коты нарождаются. И в этот раз, опять двое, одного она задавила в родах видать, неживой был, одного уж ей так и быть оставила, видать мучалась в энтот раз сильно. Вот тебе крест кот был.
Тут на писк котят прибежала и мамашка.
-Твой? Этот?
-Ну вроде как… похож, черный, с пятнышком – он.
-Так вот народил твой кот, надо телевидение вызывать. Чудо свершилось. Может прославимся.
Ну потом разобрались, конечно, посмеялись обе от души.
Правда обещание с Зинаиды Нина взяла. Давай типа вместе теперь пристраивать, ты ж умеешь, а у меня опыта нет, раз ты сплоховала.
Та пообещала, но не шибко старалась. Письменного договора с печатями не подписывали.
А Нине хотелось найти Мошкиным детям хорошие дома. Раз уж так получилось. Почти что «внучки». Но и отдавать не передумала. При кошке, себе свой личный кот – нет, не пойдет.
Одного котенка Виктор очень удачно пристроил. Полосатого, по окрасу простенького, но пушистенького.
Зная, что он на все руки мастер, обращались к нему нередко. В том числе и дачники. Как что по технике -к Виктору. Но чаще через Нину.
Пришла как-то Валентина. Мол, приехал сын с невестой. Сюда нормально добрались, а стали уезжать, машина не заводится. Вроде трехлетка всего, а капризная такая машина.
Мол, твой Виктор не глянет, может подскажет что, сын третий час уж бьется.
Конечно, посмотрит, в чем вопрос. Валентина сама на пенсии уже, без мужа, но с двумя собаками. Может поэтому и без котов. И не держала кошек никогда. Собаки умные, послушные, обученные. Ухоженные. В каком-то там клубе состоят, в выставках участвуют. Звезды. Красивые. Породы боксер. Вроде щенков даже продает. Собачница, одним словом. Сын доктор. Уже 36 лет. Только сейчас жениться решил, невеста на 11 лет младше.
Валентина переживала, хоть и не девка, а засиделся парень. Но зная историю (все от той же продавщицы), Нины и Виктора надежды не теряла. Вот у них все же получилось, и семья, и жизнь. И у сына получится. И девушка хорошая, а он то вообще молодая, все еще успеет. Потом волноваться опять начинала, что молодая. А как бросит мужика? Итак столько холостевал…Но вроде правда милая барышня.
Девушка такая общительная, бойкая оказалась, даже застенчивого Виктора расшевелила.
-Вы из деревни? У вас там ни у кого котят нету? Мы котенка хотим. Ну чтобы обязательно простого и деревенского, чтобы сильный такой, крепенький, не из городских неженок.
-С исторической родины – засмеялся сын Валентины.
-Так у нас как раз есть. Двое! Как по заказу. Приходите, смотрите, выбирайте.
-Правда? – обрадовалась Валентина. А то в магазине был котенок, да я не знала что ищут, его Зинаида уже отдала кому-то.
-Можно, можно прямо сейчас? – обрадовалась девушка.
-Да чего ж нельзя? Пойдемте. Машина в порядке, тут контакт отошел, можно ехать.
Пойдемте, жена вам яблок с собой даст.
-И кота- снова пошутил молодой мужчина
Ему нравилась Валентина, и сын с подругой произвели приятное впечатление. С чувством юмора, с чувством такта, взгляд такой открытый, прямой. И потом врач. Не хотелось верить, чтобы в этой профессии были люди с черствой душой, чтобы животинку обижать.
Из двух котят выбрали полосатого. За пушистость.
-Вы только его там, в городе своем, на улицу не пускайте. Машин у вас там больше, да и потеряется вдруг.
-Не будем, не будем – успокоила его девушка. Все хорошо будет, честно. И поцеловала котенка в нос. От неожиданности или запаха городских духов малыш три раза подряд чихнул.
-Вот, видите – правда! – засмеялась будущая хозяйка.

Она посадила мальца за пазуху и суждено было стать тому горожанином.
Назвали его по-деревенски Мурзиком. Это потом уж Валентина рассказала, и поведала, что у кота все хорошо.
Второго ребенка уж в новую семью баба Нина определила. Тоже по чистой случайности. Или по судьбе?
Юность Мошки почти-почти совпадала с юностью самой Муськи, поэтому очень и очень живо представляла кошка все, о чем Бог рассказывал. И образ бабы Нины видела, как будто лично знакомы. А что? Ее бабушки как раз то самое поколение. Похоже!
Поэтому и слушала, затаив дыхание, даже перестала перебивать.

Баба Нина второму котенку уж сама имя дала. Сколько ж можно все кис-кис, да кис-кис.
Чтобы в доме не остался не быть ему ни Тимофеем, ни Матвеем, будет Дымок. За цвет.
Только на этот раз светлый такой Димок, серенький, можно бы сказать серебро. Но гладкий и однотонный, ни полосок, ни пятнышек И сам не пушистый. Зато длинные уши и хвост.
Наверное, от кота с крайнего дачного дома. Тот такой – ноги как ходули, уши как у кролика и тонкий длинный хвост. Точно от него. Жаль алименты не припишешь. Баба Нина всегда того кота чудным считала. Но дите вроде не такой уж чудное получилось. И ли потому что смесь кровей, или потому что теперь – свой. А свой – всегда лучше всех.

Поехали с Виктором с ближний город. На Родительскую субботу. Записку в церкви оставить, свечки поставить, за сыночка тоже помолиться, чтобы было у него там все хорошо.
Церквушка больно хорошо стояла. На пригорке, внизу речка протекает, виды вокруг куда ни глянь – красота. В ней они и Сергея крестили. Нина настояла. Считала, что он не иначе как Богом ей дан, поэтому должен крещен быть всенепременно. После встречи с Виктором, рождения сына как-то больше она стала верить, чем раньше, чаще благодарить. Все сделали что хотели, на душе так хорошо, светло сделалось. А тут женщина одна на Нину смотрит и как будто узнать пытается.
И Нине будто лицо знакомым показалось. Точно! Работали же вместе. Это ж еще девчонками, лет 40 назад! Еле еле узнали друг друга.
Проговорила на лавочке у храма наверное целый час. Каждый все про себя рассказал. Нина тогда Марине завидовала немного. Вышла замуж та уже в 18 лет, к 23 двое деток, муж замечательный, комнату им дали с водопроводом, с газом, отоплением. Все как в мечтах, как с сказке. А конец вышел получается не такой уж сказочный.
Муж ни с того ни сего к другой ушел. Бес ребро, значит. То была не настоящая любовь, по молодости страсть, а теперь настоящую нашел. Что ж, нашел, иди, отпустила.
Сын в люди выбился, даже в чиновники, но мать позабыл совсем. Считай, что отрекся. Где-то спросили его про семью, про родителей, так чуть ли ни сиротой прикинулся. На другое разговор перешел. Видно не хотел говорить, что мать обычная деревенская с пятью классами образования.
За отца еще ладно – может и стыдно было ему, но мать такого повода не подавала.
Дочка – эта умница. Не забывает, помогает, поддерживает, денег каждый месяц шлет. Но замуж финна вышла, хоть и не через океан, а все ж одно – заграница. Видятся редко. Внуки тоже там живут и учатся. Старший уже и женился.
Семья как бы есть. И семьи как бы нет. То есть созваниваются, переписываются, видятся пару раз в год, в курсе дел друг друга. А все равно одна. Большую часть времени одна. И кошка любимая померла. Четынадцать лет прожили душа в душу, и померла. Надо было Марине душу кому-то излить. А Нина всегда умела слушать. А Виктор терпеливо в стороне ждать, пока женщины наговорятся.
Пришла в храм тоже на Родительскую…, а потом хотела на рынок.
-Так мы подвезем – предложила Нина. – Тебе там чего?
-Да вчера бабка с котятами была. Я поглядела, поглядела… и не взяла никого. Три котенка у нее были. Не решилась. Сейчас жалею. Не могу я без своей Мани. Встану утром, зову – нет никого Ложусь вечером – тоже никого. Тяжесть на груди почувствую думаю «Манька легла»…глаза открою, а то боль давит или сердце или еще что.
-Ты с сердцем то осторожнее, знаешь оно как. Одна живешь? – начала сопереживать приятельнице Нина.
-Ну как одна. Ты же помнишь наш дом. Там и живу. Комната в коммуналке, все та же самая. Как ирод мой свалил, так больше ничего не положено было. Двое соседей у меня. Семья молодая с ребенком и пара средних лет. Все хорошие люди. Так что «Скорую» бабке есть кому вызвать. Я думаю и комнату потом у дочки выкупить тоже будет кому…
-Это хорошо. Когда соседи хорошие – хорошо.
А Муся сразу Василису вспомнила и всех ее соседей.

В этот момент как-то Нина не только о знакомой думала, но и о том, что кота ей можно бы и предложить. Такие соседи вряд ли животное выбросят, даже случись что. Да и не выглядела знакомая неплохо, вполне себе бодрая, только одинокая. А она то думала, что двое детей – точно уж гарантия от одиночества. Не один так другой – будут рядом. Оказалось, не факт.

Автор:  POCA [ 14 мар, Чт, 2019, 11:25 ]

И в таком деле кот, кошка – лучший лекарь и компаньон. Это понятно. Как ей было не понять, когда почти после смерти мамы и до встречи в Виктором только коту душу и изливала. Обо всем обо всем.
С другой стороны старушка та с рынка с котятами. Их тоже жалко. Вот может точно так же стоит и надеяться. Вряд ли мошенница какая-то, городок слишком маленький.
Приехали. Бабку ту даже нашли. Нынче она с букетами пионов стояла.
И она Марину узнала сразу.
-Что ж ты, подруга, так долго шла? Я утром последнего сторговала. Даже денег дали. Вот ту кошку, что ты и смотрела забрали. Все тебя ждала, а тебя нет. Кто ж знал, что придешь. Но ее хорошие люди взяли, второй кошкой в дом. Для компании. Теперь месяца через четыре приходи.
Марина была расстроена. Видимо никак не рассчитывала, что котята кому-то станут нужны. Так выходной.. Лето. Туристы, дачники, паломники, прочие разные гости. А у бабули явно талант к продаже. Вот и цветы ни у кого не берут, а у нее смотрят.
Да не редкий то товар – кошки. Просто хотелось уже сегодня уже сейчас, всю ночь думала, жалела, маялась, слово себе дала – вечером ляжет спать не одна.
Нина все вроде как поняла и решила действовать.
-Так тебе именно кошка нужна?
-Да у меня все больше кошки…привыкла.
-А у меня все больше коты. Даже не думала, что кошка будет. С котами проще. А сейчас вот кошка. Так получилось и котенок у нее. Давай, бери, может это судьба? А то зря что ли встретились?
Может и правда судьба. Кот – тоже хорошо.
-Очень маленький? А то я уж боюсь не слажу с таким, уж забыла как это.
-Да в самый раз. Уж мать его отгоняет, сосать не дает. Ест все сам. Зубки острые. А игривый, игривый.
-А ласковый?
-Ручной! Дымок зовут.
-Знаешь, что, поедем к нам. Погостишь, заночуешь, смородины соберем, всех наших вспомним. Нина на самом деле удивлена была, что Марина до сих пор в этих краях живет и в том же доме.
Проезжали мимо иногда, но ни разу не задумывалась. Может потому что были они все же коллегами, а не подругами. Сложно тесно дружить семейным и одиноким. Жизнь вне работы совсем разная.
Давай, давай поедем.
-Соседям надо бы сказать. Не приду – дочку волновать начнут.
-Так заедем, скажем.
Заехали, сказали, погостили. И слово дали, что как в город Нина и Виктор соберутся, так встретятся. Теперь Марина их угощать будет.
Что ж, сейчас как-то ближе что ли они уже стали. От разного пережитого. Почему бы не общаться.
В воскресенье подбросила Виктор Марину до города. С Дымком. Нина все боялась, что немного необычный вид кота отпугнет знакомую. Уж очень ушаст и хвостат. Но она как увидела, так и влюбилась, говорит какой хорошенький котик.
Как жизнь их сложилась? Так хорошо. Кот исправно справлялся с ролью друга и компаньона.
Когда Виктора не стало, связь опять прекратилась. Без авто до города на старых ногах куда уж.
Мобильные телефоны тогда уже и до бабушек добрались или бабушки до них. Но созванивались редко, все казалось, что надо только по делу, а то ж дорого.
Бог он в душе Бог, а провизию ближе найти можно и сын всегда привезет.
Мобильные телефоны тогда уже и до бабушек добрались или бабушки до них. Но созванивались редко, все казалось, что надо только по делу, а то ж дорого.
Через год вдовства…нашла Нину дочка Марины. На поминки позвала, уже на 40 дней.
Все как-то вокруг потихонечку уходили. Поехать Нина уже не смогла. Сказала не могу, прости, сама почти одной ногой там. Но как все случилось спросила, что с комнатой теперь…и с котом.
Кот молодец оказался. Долгожителем. Чуть меньше, чем сама Мошка, протянул, но все равно много – 17 годков. Комнату соседи у дочки выкупили вместе с котом. И честно о нем заботились до самой смерти. В общем-то он уже давно общеквартирным котом стал. Все его любили.
Так что захочет вернуться – даже выбор у него будет – думала Муся. В одну семью или другую, а то и в саму Финляндию к дочке. Станет иностранным котом.
Но пока они вместе с хозяйкой в раю оба по всему получается.
Может Дымка и с Виктором повидался. А почему нет? Должны были запомнить друг друга, котик был уже месяцев трех, когда отдавали. Даже хозяином какое-то время считал. И Виктор с Мариной знакомы.
Мусе тут же стало любопытно узнать каков из себя Дымка и на какую породу он смахивает…

А как же все получилось с Мошкой и ее материнством? В то время как-то не особо население, особенно сельское было озабочено вопросами продолжение рода у котов. В городах уже подвижки да, начинались. Но не на селе.
Да и не знали даже многие о таком. Даже Сергей, будучи уже горожанином, как-то до появления личного кота совсем оказался не в теме. Даже и в мыслях не было матери предложить что-то подобное.
Но вмешался должно быть тогдашний Кошачий Бог. Нечего уже в девятой жизни кошке полжизни котят рожать, а то и дольше.
Раз уж возможности появились, то в девятой жизни один раз стать матерью…вполне достаточно, да и хозяйка явно не из тех, кто легко решает все вопросы ведром с водой без боли в сердце.
Зачем ей на старости лет душевные шрамы и лишний грех на ту же душу.
Но Нина была уверена, все решил случай.
Местная ветеринар была молодой, лет тридцати и своим делом увлеченной. Всегда мечтала. Всегда хотела. С одним только «но». Никто не учел, что внешние обстоятельства будут меняться.
Фермы закрываться, молодежь уехазжать, старики сокращать поголовье своей живности до минимума. Минули времена, когда каждый день у кого-то корова телилась или кобыла жеребилась, когда то на ферме вакцинация, то еще что-нибудь.
Того и гляди работы вовсе не останется. К этому все и шло. Чтобы остаться на плаву, чтобы заниматься тем, что ты любишь и интересно, надо как-то переквалифицироваться. Возможно, перебраться в город и сосредоточиться теперь не на рогатом скоте и кобылах, а на питомцах людей. На собаках, не кошках. Потому что жизнь начала потихонечку, по маленечку устаканиваться. Появилась достаточно заметная прослойка обеспеченных людей, заводящих кошек и собак элитных пород в качестве баловней и любимцев, готовых поддерживать их здоровье и красоту, не жалея средств. Простое население, обычные люди стали образованнее и грамотнее в плане взаимоотношения полов во всех так сказать смыслах, включая кошачий. И в городе ветеринар теперь мог прожить даже за счет одних только операций по кастрации и стерилизации.
Не то, чтобы она собиралась всерьез перебираться в город. Любила все живое, всех живых тварей без исключения, но дополнительная занятость именно в этой «интимной» сфере не помешала бы. Чтобы быть конкурентно способной. А в своем деле, на местном уровне Александра была одной из лучших. Но вот для того, чтобы стать таковой и в определенного рода манипуляциях надо было набить руку. Другие операции или болезни у всех - и человека, у поросенка, у котенка могут быть схожими, но и случаются реже. А вот сейчас востребованы конкретные услуги. И если хочешь выжить – надо научиться оказывать их достойно. А как набивать руку? Только на практике. Приютов в деревнях нет, вет лечебниц для кошек тоже. Остался один приемлемый вариант – пройтись по домам, объяснить местному населению что к чему, убедить, что на ловле мышей манипуляция не отразиться и предложить провести операции бесплатно или дачникам за скромную плату. Предлагать за деньги бабушкам – бесполезно. Тогда они все равно выберут воду и ведро. В большинстве своем.
Баба Нина и Виктор в этом смысле оказались очень понятливыми, сговорчивыми и благодарными. Все выслушали, задали даже какие-то вопросы, дали согласие. Не все с медицинской точки зрения поняли, конечно. Иначе бы и волновались и может быть даже не разрешили на Мошке «пробовать». Но Александра была ответственная, в своем деле дотошная и прежде чем пробовать сама, нашла тех, кому можно ассистировать, и набраться опыта. Теорию еще со студенческой скамьи отлично знала. До практики тогда как-то не дошло, слишком в зачаточном состоянии был сам процесс. Теперь в самом развитии. И надо ковать железо пока горячо.
Всем выгодно -и ей самой, и кошкам, и хозяевам. А дальше, дальше уже придет и прибыль.
В общем-то так и вышло. Все получилось. И имя Алесандры стало широко известно среди любителей кошек.
Но Мошка была практически первым пациентом, одним из первых. Все прошло успешно, удачно, все справились.
И другие бабы вслед за Ниной дали свое согласие. В основном правда хозяйки кошек. Зина, например. Мурочка хоть и редко плодила, хоть и по два, но стало это Зину все равно напрягать.
Метки котов на свободе, на природе не так очевидны, как в городских квартирах. Зато дачники охотно обращались к Александре и с котиками. Как-то от одного к другому имя передавали. Уже и цену можно было назначать. Меньше, чем в клиниках города пока, но уже не в убыток. Все на самом деле получилось. Потом и Дымок в ее руки попал, и Миха… и Алонсо…Все успешно.

А Мошка родила а своей жизни только два ребенка
-А я десять! – не смогла удержаться Муська…. Мама говорила…

Она вдруг поняла, что… не помнит совсем никого, а еще что у них даже имен не было. Их уже хозяева давали. Но одного, одного, кажется тоже Дымкой звали…
А еще почему-то, сама не поняла почему, найти Дымку из этой истории и поглядеть на него желает сильнее, чем разыскивать по раю своих детей и узнавать их судьбу. Так уж устроено.
Видимо срок действия материнского инстинкта на самом деле у кошек ограничен и каждый раз он обновляется заново. А тут уже лет 20 как не обновлялся.
Правильно Бог говорил. Будь иначе, как у людей, при 9 жизнях все бы бесконечно запуталось..
И в обоих Мошкиных деток жизнь удалась. Две из двух. Отличный показатель
Может быть опять потому, что жизнь у мамки была девятая и это отразилось на детях. Эстафета счастья своего рода…Хотя бы первенцам.

Может у Мусиной мамки жизнь была тоже девятая? Кстати, она же была черной кошкой. Такой как Мошка. Это их как бы сближало.
Да и вообще многое – похожий возраст хозяев, похожие деревни, одна эпоха, похожие в чем-тол жизни. Поэтому особенно как-то хотелось Мошке помочь, поддержать.
Муся прямо прониклась к ней и ее хозяевам.

Жила себе Мошка до самой старости не тужила. Каждый год был во многом похожим на предыдущий. Осень, зима, весна, и особая пора – лето. Когда все вокруг оживало. Не только природа. Но и все.
Дни долгие, вокруг постоянно кипит жизнь, приезжают разные люди, и горожане, и дачники.
Обожала она просто лето.
А уж когда сдружилась с Лизонькой – так особенно. Лизоньке тогда три года только было, когда их познакомили. Но ни разу девочка не обидела кошку. Ни за хвост ни дернула, ни за шерстку не схватила. Внучок Нины Витька тот и то провинился несколько раз. Мальчишка же. И не то, чтобы нарочно, скорее по недомыслию. Но и сама бабушка и родители старались изо всех сил взаимных обид никак не допускать.
-Мальчишки они такие – кивнула Муся, вспомнив свои поездки в кузове игрушечного грузовика и дурацкий кукольный сарафан.

Лизонька же была очень, очень очень нежная девочка. Ручку к Мошке тянула, как будто так вот вот рассыпится или разобьется будто хрустальная. Как такую не полюбить?
Может лучше бы было им вообще не знакомиться? Тогда бы это была какая-то чужая девочка, которую и Окно то показывать не стало бы, а кошка просить.
Нет, нет, не лучше. Просто надо что-то придумать, чтобы все стало снова хорошо.

В тот вечер Муся опять задремала не сразу. Вот задавала себе очередной вопрос. Как так получилось, что мама Мошки Мурочка, всегда рожавшая по два котика и передавшая видимо эту эстафету самой Мошке… вдруг родила дочку? Вселенная ошиблась в тот раз? Или сделала исключение? Если да - то зачем? Или все чисто случайно? И не надо искать того, чего нет.
Мошке надо было быть кошкой? Почему? Да, ее дети прожили счастливую жизнь, но она не родила каких-то особых детей – спасителей там вроде кота Василия. По крайней мере в их той жизни, когда была им мамой. Значит ее роль не в материнстве. Она могла быть котом Тимошкой. Без всяческих сюрпризов. Но она кошка.
Или все просто. Хозяйка ее, Нина, всегда была хозяюшкой котов. И так ни разу и не познакомилась ближе с кошечками. Такое вряд ли Вселенная могла допустить. Потому что как ни крути у людей мужчины и женщины разные, мальчики и девочки тоже не только физиологически, но и у котов и кошек тоже можно найти отличия. Не зря же кошатники спорят, кого держать интереснее, а в итоге чаще всего заводят и тех и других или продолжают спорить. Может быть этом дело? Чтобы успела познать? А если если вдруг Мошка уже когда-то жила с Ниной или может мамой ее в доме том, так чтобы успела пожить в разных возможных эпостасях?. Может в других 8 жизнях всегда котом была? Вдруг?
А сделать это можно было только через маленький обман, усыпление бдительности. А Мурочка как никто подходила на роль «усыпительницы» с ее то традицией деторождения. Или сама традиция тоже возникла ради всего этого маленького обмана? Голова у Муси шла кругом. Вдруг все еще сложнее?
Вдруг вся вот эта история с Лизой была известна наперед еще 20 лет назад? И у кошки какая-то особая роль? То есть типа кошки более способны на сочувствие, сострадание и на борьбу за счастье человека или даже за жизнь? Лестно, конечно. Но это не так. И тот же Василий все доказал. Любить они могут одинаково сильно, жалеть и страдать.
Так в чем же тогда дело? Мусе приходилось слышать за долгую жизнь мнение, будто бы коты, они как и мужчины, более бесхитростны, прямолинейны что ли. Мужчины намного меньше женщин подвержены самокопанию и самоанализу и всяким там сложным выводам и выявлениям логических связей. У них какая-то своя мужская, упрощенная логика. Исторически часть своих проблем решали не головой, а физической силой. Вот и про котов как-то слышала подобное.
А что взять того же Персика. Все что хочет, старается добыть по-простому. Или выклянчить или нахраписто взять самостоятельно. Любит открыто, многозадачность не его стихия, продумывание стратегий и тактик тоже. Трюфель – другой. Трюфель – натура потоньше и посложнее. Но он тоже котик.
Поэтому, всегда готовый поддержать беседу о высших материях и тайнах, не стремиться углубиться в тему слишком уж безвозвратно. Вот и сейчас спит уже давно. Обдумывает все сложное до определённого предела, некой границы, достаточной для понимания и принятия решений, а не как, она, Муська до бесконечности.
Но она ж кошка…Теперь вот лежит и придумывает сама себе поводы для бессоницы. Может быть Мошка с ней в этом тоже похожа? Хотя бы как кошка на кошку. И что это нам дает?
Это дает то, что возможно поэтому ей удалось выстроить ту череду событий, которая погрузила Лизу в долгий сон, в последовательность и обвинить себя. Будь она котом что-то да упустила. Не сочла бы себя виноватой, не настояла бы на немедленной встрече с Богом… а была бы сторонним, сочувствующим, переживающим свидетелем, но не инициатором поиска помощи.
Могло быть так? Да – могло. А это значит, что Мошка, то есть кошкам, может даже не ей, а Мусе, Трюфелю, Богу или кому-то еще в кошачьем раю в этом деле отведена особая роль. И на самом деле они могут что-то для Лизы сделать? Хоть среди ночи к Богу беги и говори ему об этом. Неужели он сам о таком не подумал, когда узнал об истории Мошки-Тимошки?
Надо будет обязательно узнать. Но сейчас его отвлекать ничем-ничем не положено. Так что снова до завтра.

Автор:  Elena.M [ 14 мар, Чт, 2019, 15:57 ]

Как все здорово написано про деревенских котов-кошек... И как деревни в дачные поселки превращаются...
И котика так жалко, того, обычного черно-белого, страшненького. Хорошо, что его потом Нина приняла!
У меня самой таких двое - из тех, кто никому не приглянулся, и так у меня и остался. Ушастые, длинноносые - ну точно его типаж) Так они настолько ласковые, что не передать! Только волю дай - не отлипнут!

Автор:  POCA [ 17 мар, Вс, 2019, 10:40 ]

Глава 8. День за днем..

Прошло еще два дня. Кошачий Бог успел уже Мусе и Трюфелю многое поведать, а девочка все спала.
А Мошка все ждала. Правда Хранителю Окна стало кошку так жаль, что он предпринял еще одну попытку что-то изменить.
Объяснил, что ждать – это одно из самых-самых сложных дел. Подчас труднее тяжелой работы.
Ожидание изматывает, опустошает.
А ждать чего-то, не зная когда оно должно случиться – еще сложнее. Время будто замирает, останавливается, ты его торопишь, чтобы скорее дождаться, а оно будто не слушается и поступает наоборот.

Поэтому чтобы стало легче ждать, надо себя чем-то занять. Обязательно. Надо найти себе дело на период ожидания, чтобы время перестало «подозревать», что его торопят и вредничать, а пошло как обычно, а то и быстрее.
Потому что когда человек, кошка, не важно кто чем-то заняты кажется, что минуты бегут ускоренно. И так легче ждется.
А еще в душе живет надежда на то, что пока ты чем-то занят то, чего ты так ждал - уже произошло, и когда ты закончишь свое дело и проверишь – убедишься. А вдруг будет так?

Надо сбегать к дедушке. Может, когда вернется – Лизонька будет уже не спать. Надо придумать себе наконец-то дом, надо выбраться на поляну свиданий к тем, кого знала и любила. И между всем этим возвращаться на Окошко.
Если просто сидеть и смотреть – 9 дней покажутся годом.

И так убедительно это Ангел объяснял, что Мошка поверила. А еще он ей слово дал, как сам вдруг увидит, что что-то очень важное произошло – сразу Мошку вызовет. Тогда да, тогда она согласна. Потому что первый день ей самой сошел за неделю.
Но на Окно прибегала она все равно исправно. Каждый примерно час. Каждый раз с такой надеждой в глазах, что Ангел свои отводил в сторону.

У дедушки Вити успела познакомиться с шикарным белым котом. О нем то она слышала, но лишь теперь лично стала знакома. Не обманывали хозяева. Кот прекрасен. Еще ей были обещано представление всякой разной домашней живности, и котам тоже.
А вот с черно-белым скитальцем, что нашел в доме Нины и Виктора свой приют знакомства пока не было. Потому что его визиты к дедушке – короче и реже, из комнаты сна и покоя. У него как раз следующая земная жизнь.
Мошке об этом было знать не положено, а Мусе и Трюфелю можно.
Как так? Опять где-то без дорогих людей? Опять в чужом доме или на улице? Опять облезлым тощим бедолагой? Нет. Вовсе нет. Белым красавчиком Алонсо. В семье сына Нины? Здорово!
Тот самый котенок? Муся даже в ладоши готова была захлопать. Но потом ее пытливый ум родил вопрос:

-Как? Ведь белый кот Тимоха был в семье раньше? Его срок его ожидания иссяк тут давно! Он должен был бежать первым. Или хотя бы Мошкой. Да, быть Мошкой!
Но судя по всему это совсем не так. Ничего я уже не понимаю! Огорчилась Муся.
И сценарий, какой бы написала она сама, будучи Богом или писателем историй, рассыпался как карточный домик.

-А ты думала все тут у нас просто? Как по часам? Вот видишь, что нет. И Косматого вспомни. Из любых правил есть свои исключения. Кто-то по ним раньше домой бежит, кто-то задерживается.
И Бог попытался все объяснить.

Да, пушистый белый красавец – был первым котом в жизни Сергея. Воплощением его мечты.
Но никто ж не обещал, что он две жизни подряд будет писаным красавцем и обязательно белым.
А если очень очень хочется – жди.
Потому как такое немного нечестно по отнлшению с неказистыми представителями кошачьего мира. Им то когда быть красивыми? Но не это главное.

Мы хотим, чтобы сбывались мечты не только людей, но, прежде всего, кошек. Мы ж вами о кошках заботимся в первую очередь.
Сразу назад ему было нельзя…Не подходило ни одно исключение, не полагалось сокращения срока. И решил кот, что Нина и Виктор непременно должны знать, что он не бросит их, а просто к Сергею побежит. С учетом того, что сам Сергей первого котика из города не вывозил, какие шансы увидеться с бывшими хозяевами там, не земле? В гости в город сами они все реже выбираются, чаще сын с семьей к ним без кота. Это тут в раю так все просто, берешь и человеческими словами все говоришь. А там -мяу, да мяу… И кто поймет, что это он, Тимоха? Может не похожим даже будет. Красивых, и даже белых шубок много разных бывает, не все
Самое логичное – ждать хозяев в раю. Дождаться обоих, пообщаться… и к Сергею уже в дом, когда Кошачий Бог скажет – пора, засиделся, а у Сергея появиться так сказать вакансия. Он любил его еще мальчишкой. И жить дальше с ним, пусть даже в городе, не на свободе был абсолютно согласен. Но должен лично сообщить им куда пойдет на следующую жизнь и зачем. Бог не мог не согласиться, и не разрешить. Потому как понимал что то белое голубоглазое облачко, что прилетит на зов уже из комнаты сна и покоя, если душа на земле, не будет помнить ничего, кроме земной жизни с любимыми людьми и самого процесса их ожидания. Ничего про 9 жизней и свои другие воплощения, где бы они ни были. Значит надо дать коту то, что он так хочет.
Да еще брат Нины недавно умер. Тот самый, что кота ей подарил. Его тоже надо было встретить и поблагодарить за подаренный лучший дом в мире. Как-то все запутано оказалось.
А Вася, Вася, что отдал сразу 8 жизней за Василису, он разве тоже правду забыл? – забеспокоилась Муся.
-Вася – вообще другое дело. Все сознательно согласились на то, что встречи будут редкими, совсем редкими. И прибегает он теперь с замочком – как навсегдашник. Там же особое деление души было. Все с замочками станут, когда придут и каждый со своей как бы копией души.
И смогут быть вместе. На правах девятой жизни, забыла? Забыла, что у тех котов по одной жизни только? И другим такое не положено. Они не могут одновременно быть вместе, только по очереди. Я же тебе объяснял. Если хозяева знают, что там, внизу возвращенец могут назвать его для котика посланником…И что не знают о возвращении и новой земной жизни тоже случается.
Во всех, во всех правила всегда находится исключение.

-То, что они тут, тут вместе будут… потом клево. Банда! Но Василису жалко. Вдруг станет ждать именно возвращения?
-Ну ты ж понимаешь, получить все и сразу невозможно. Чтобы и счастье вот такое, как получило, и всех котов обратно. Неужели такая банда не придумает, как им быть? Без кошек теперь девушка точно не останется. Но появятся в нее детки, расширится семья, так что может так много и не будет нужно. Зачем ты гадаешь наперед, когда у котов 9-ая долгая жизнь там еще в самом разгаре, и меня тут путаешь?
И правда, зачем.
А вот у черно-белого котика Моти, что сменил белого Тимошку рядом хозяевами… своя мечта имелась. Тайная. О ней никто и не догадывался.

Родилась мечта , когда слышал как вспоминали белого любимца-красавца. К любви не ревновал, видел, что любим, понимал. А вот к красоте - да. Чувствовал, что тягаться здесь не может. Даже черные пятна свои пытался добела отмыть, чтобы белым стать. И Сережа ему нравился. Потому что перед ним не робел так, как перед взрослыми мужчинами. Вроде еще не мужчина, так, юноша. Тянуло кота к парню. Тот ему в ласке не отказывал. Даже иногда называл Красавчиком. Сарказма в голосе кот не улавливал, да его как такового и не было, разве что шутки доля.
Но забыть белого мальчишка точно не смог.. А еще в возраст вошел такой, когда интересы в жизни выходят далеко за рамки любви к домашним питомцам.
Подросток, юноша…Жизнь кипит! И кошки в ней не главное. Не обнимал, не целовал, к сердцу не прижимал. Кот понимал, что Сергей не девчонка, но ему казалось, что с белым он все это делал. Потому что маленький был? Или потому что белый был намного красивее?
И когда узрел таки проявление нежности в Окно к первому личному котику…мужскую такую нежность, то начал верить – важнее всего красота. Или что старше стал? Что завел семью, понял что значит на самом деле любить?
Стать белым котом и быть рядом с этим человеком стало почти навязчивой идеей.
Кошачий Бог даже сердился. Не красота в любви главное! С другой стороны это воплощение мечты обоих. Сергей с семьей выбирают белых, Мотя мечтает быть таким. Пусть, пусть…будет так.
И ему было уступлено это право. Он был пропущен вперед по очереди, отбыв свой положенный срок. Даже с Михой успел познакомиться, потому как процесс чуть-чуть у всех затянулся. Миху Мошке тоже еще предстояло узнать. Миха был тут, в раю, его срок был еще долог, поэтому Мошке хороший будет компаньон. Да и белому Тимошке еще десятка полтора лет куковать, пока Алонсо жизнь проживет. Сложиться может компания – два белых кота и черная кошечка.
Тимошка готов ждать. Ждать хозяев…чтобы потом, когда будет уже можно сменить на посту этого самого Алонсо. Может все жизни так и будут менять друг друга, а может и нет. И всегда будут белыми? Как знать. Желания и вкусы людей тоже меняются. Может для этого и затянулось ожидание, чтобы другой раз стать рыжей кошкой? А может на самом деле суждено все жизни прожить в белом окрасе.

-А как же, как же Миха? Он кто? Сам по себе? А его куда возвращать, если Алонсо с Тимохой меняться начнут?
Муся переживать стала за котика. Она его вспомнила. Уже она его принимала! В белом ошейнике кот. На нее похож, только больше и белый. Вспомнила она Миху. Приятный такой котик. Понятливый. Вопросов мало задавал, все по существу. Панике не поддавался, быстро освоился. Так легко и быстро, что вот она подзабыла уже даже. Есть такие, кого не забудешь. Целый год приходят и приходят с вопросами. А этот ненавязчивый оказался. Даже обратно не просился. Только грустно-грустно смотрел в Окно молча. Может Богу и говорил что хочет назад. Но ей, Мусе – нет.
Надо проконтролировать, чтобы они с Мошкой подружились. Проследит, обязательно.

-Кто? Что? А ты никогда не думала, что это может быть просто новый кот в свою первую жизнь?
Или кот из рая в черном ошейнике, которого просто необходимо было «преписать» а неким добрым людям и дому, чтобы потом было куда возвращать хотя бы в девятую?
И кто тебе сказал, что все пойдет так, чтобы четко можно было менять всего двух котов местами? Один, два сбоя и будут оба тут или оба там. И с чего ты взяла что того же Сергея будет всегда только один кот?
Там… и Бог поднял глаза куда-то выше, как это делают люди на земле, думая о Боге…свое расписание, свои планы.
Продолжим?

-Ага – успокоилась Муся. И была рада, просто счастлива за Алонсо. Сама бы ни за что не подумала. Вот бы и Мошкины жизни узнать!

А Мошка тем временем обживалась в раю в ожидании.

Как оказалось, что на поляне свиданий можно даже позвать коровку родную, она прямо там молочком угостит. Вкус дома, вкус юности, прямо парное. По Полкану тоже соскучилась.

Кстати, первым котом, с кем ее дедушка свел оказался вовсе не белоснежный Тимофей.
А серый кот в белых носочках. Так, ничего особенного, но милый. С замочком на ошейнике, таком же как у нее самой. То есть – навсегдашник по-Мусиному словарику. Выходит вечный тут даже друг. Будет с кем время скоротать, когда забудутся в кошачьей территории Миха с Тимохой и останутся лишь короткие встречи с ними в раю человеческом, забываемые «этажом ниже»

И звали его Кузьма. Она думала, что все коты в доме хозяев Тимошки или Матвеи. И Муся тоже так думала. Кроме Михи и Алонсо, но они уже как бы «на стороне» коты. А тут еще какой-то Кузя.
Может быть этот из личного прошлого Виктора, еще до Матвеевки? Удивительно, что за сорок то с копейками лет всего один Кузьма!
Да, так и оказалось. Кузьма и Виктор были знакомы еще в городе. И он был единственным близко мужчине знакомым. На работе прибивались порой коты и кошки, даже делился с ними какой-то едой. Но и имен не знал на более близкий контакт не выходит, чтобы хотя бы погладить или поговорить по душам.
Но у самого мужчины никогда не было раньше в доме животных.
На котов и собак мама ввела строгий запрет, а всех остальных он не хотел держать в неволе. Аквариум, клетка, коробка - все это неволя. Так со своей тягой к природе воспринимал мальчишка питомцев типа рыбок, птичек, хомячков. Должны они плавать в речках, порхать по веткам, бегать в поле. А те, что из теплых краев – там у себя в теплых краях.
Когда жил уже сам мог и собаку бы завести, и кота. Но уже привык так, как привык. Не было тяги. Никогда не пробовал, не было по чему заскучать. Дома сложившийся уже уклад и порядок, которые было комфортнее не нарушать.
Жил на втором этаже, окно прямо над козырьком подъезда. И как-то в окно пришел кот.
Так деловито, с козырька прямо в открытое окно, как домой. Запрыгнул и озирается. Мокрый, на улице дождь начался.

Виктор как раз собрался обедать, поставил воду, достал две сосиски, открыл банку зеленого горошка, порезал помидор и хлеб. Намазал хлеб тонким слоем горчицы… Такой чисто холостяцкий ужин эпохи. А тут гости.

Дал коту кусок сосиски. Не сказать, чтобы набросился, как голодный. Долго нюхал, озирался, загребал угощение под стол лапой. Но потом съел.
Сидит, осматривается. Выходит, что собеседник к обеду. Кот, как и Виктор, немногословный оказался. Но все одно поговорили. Про то как дождь неожиданно принесло. Виктор даже окно закрыл, чтобы не засекало. Кот заволновалась. Понял – путь назад ему отрезан.

-Не волнуйся, кончится дождик - выпущу.

И выполнил обещание. А потом, спустя дней пять, кот опять в гости пожаловал. Потом еще и еще. Виктор уже стал для него угощения припасать. А кот выучил, когда хозяин квартиры дома и когда обедать или ужинать садиться. И за открытым окошком следил.

Прикипел как-то уже Виктор к этому коту. Не нахальный, такой спокойный, в себе уверенный.
Может одинокий совсем. Может им вместе жить, как двум одиночествам? Все веселее.
Но потом, потом оказалось, что никакой это не бездомный Друг…а Кузьма из соседнего дома.
Очень даже домашний и семейный. Поэтому и в угощениях был разборчив. В тот дождливый день домами ошибся. Они одинаковые, в рядок стоят 4 дома. Первый подъезд, второй этаж, а дом то другой. Еще и светильник на кухне один в один – круглый белый с красной полосочкой. Так они у всей улицы были такие. В смысле в каждом доме по два-три. Виктор и сам замечал. Идет с работы, смотрит на горящие окна и видит «близняшек» своей лампы.
В их лично доме было таких три. У него, во втором подъезде на третьем этаже, а в третьем на пятом. Их в местный магазин как-то завезли, очередь даже собрали. Тогда не до выбора было. Все, кому нужен был, купили и радовались. Дома похожи, квартиры тоже.
Холодильник на том же месте, стол тоже, а полка вроде иначе висит и табуреток только две, а не четыре как дома. И о ужас – мужик то совсем чужой. Однако, Кузя был не робкого десятка, на улице бой даже диким котам давал. И в магазин мог пробраться, стянуть чего-нибудь. Не из голода, а ради спортивного интереса.
Он сам быстро понял, что не в то окно залез. И пока оно, окно, не закрылось даже не волновался. А потом мужик этот ему понравился.
Сам жил двумя детками –Верой и сестрой ее старшей. Хороший тетки такие, хлопотливые. Порой так захлопочутся, что Кузьма аж уставал от внимания. Считай один на двоих им ребенок.
У Веры самой семья была – дочка и зять.
Для них и табуретки. Гостевые. У сестры не сложилось. И всегда так уверена была, что все как-то с мужем еще в юности не срослось, потому что жили вместе со свекровью. Тогда все так жили, большинство, по несколько поколений в квартире. Но в этот раз о особо коса на камень нашла. Так и ушла любовь, так и осталась одна, детей родить даже не успели. И семейной жизни аж бояться стала. Хоть сироту себе ищи. Не нашла. Вот такая вышла наука…

Когда уж квартиру от фабрики дали, привести туда было уже и некого, поезд ушел. Привела котенка. На новоселье, через порог. Кошка в цеху окотила, она взяла. Теперь свое жилье, можно.
Кузей назвала. А потом предложила сама любимой сестренке, – давай твоих молодых ко мне переселим, а мы с тобой уж вместе жить станем с Кузей. Вот и жили. Очень боялась повторения у племянницы своей же истории. Вера тоже характером непростая, вдруг как с зятем не заладиться на одной территории. А на расстоянии – мир для любовь. К теще не блины и все такое, как полагается. Так и вышло.
Сами бабушки еще. Вере 54, сестре 58, Вера работала пока, а Екатерина по дому хлопотала. Дружно все жили, и женщины, и кот. Но мужской энергетики в доме недоставало.

А коту, как настоящему котяре, уж очень этого не хватало. Такого немногословного, серьезного мужского общения. И личной табуретки. Хозяйки бывало гостевые под стол задвигали. А ему хотелось чтобы так сесть кружком, они каждая на своей, он на личной и чаевничать. Виктор второй табурет никуда не прятал. Можно было его своим, собственным считать. И сидеть так друг против друга. И молчать. Очень коту это нравилось. Особый такой мужской дух. Повсюду. Не временный, как от гостя или слесаря, когда засор случился, а постоянный. Лапы случайно сюда принесли.. Все из-за дождя. Хлынул как из ведра, да какое там ведро, как из целой бочки полил. Но удачно лапы нужный адрес вычислили.
Виктор в отличие от хозяек порой за весь обед не больше двух слов скажет. Зато как смотрел на кота! Все сразу можно было прочитать в его глазах - какой день был, болит ли чего, грустно мужику или спокойно. Кузьма мог бы отличным компаньоном стать. Но уйти из дома насовсем, оставив двух своих клуш горевать точно не мог. И не ушел бы никогда. Потом раз сунулся в окно, закрыто, два сунулся. Понял – нету Виктора, съехал. Жаль. Очень жаль. Но дружбу эту запомнил.

И тут в раю они уже полным составом были, и Катерина, и Вера и Кузьма. Кузя тоже оказался навсегдашником и никуда уже из рая ему пути не было. Муся даже подумала, что у одиноких людей…как будто подгаданы эти девятые жизни к завершению собственной. Все таки Кузя всегда был больше Екатерины кот, нежели самой Веры. Она же его в дом принесла. Снова вспомнился Персик…
А потом… когда без Кузи в доме стало совсем пусто, уже Вера настояла на том, чтобы снова кого-то взять. Сама захотела больше сестры. Взяли кошку со двора. Мартышку. Очень по деревьям она ловко лазала. И Мартышка больше младшей сестричке симпатизировала, но любила обоих.
А еще внучка у Веры появилась, потом в Мартышке души не чаяла… И уже было ясно всем и Кошачьему Богу… и Вселенной куда эту обезьянку потом «приписать», когда хозяйка или иметь кого откажется или в рай сама пожалует.
Так что Кузьма в гости к Виктору сразу готов был бежать, как узнал, что тот прибыл. А Виктор, разобравшись в райских порядках попробовал не только собственных котов созывать, но и приятеля своего окликнуть. Тот как услышал знакомое Друг Кузьма… так два раза звать не заставил, через ступеньку по лестнице вверх поскакал.
И были они рады видеть друг друга. Вот таким был первый близко знакомый кот в жизни Виктора. Но все равно еще не личный, не собственный.


Какова была роль Кузьмы? Так чувство, что жить совсем одиноким холостяком не обязательно за год свиданий с котом ощущение только окрепло. И возможно, останься Виктор в городе, поселился бы на той кухне кто-то из кошачьих и на постоянной основе. А может даже еще и пес. В этом деле главное начать и войти во вкус. И понять главное. Одиночество – это плохо. С ним надо бороться. Если не можешь иметь семью, заимей друзей. А уж что, что а дружескую верность коты и собаки умеют хранить получше людей. Точно завел бы себе кого-то своего.
Но как раз очередная осень пришла… и грибная пора. А дальше что было все знают.
Так что право стать своими и личными досталось уже Тимофеям и Матвеям, а еще Мошке. К Мошке какая-то особо трогательная любовь была. Потому что она среди всех девочка.
Так что теперь Мошка пыталась жить в раю, ожидая. Или ожидала, пытаясь жить. На что Кошачий Бог изначально и рассчитывал.
Однако сам тоже продолжал терзаться ожиданием. И волноваться. Вот и еще час прошел, вот и еще полдня, вот и день. Снова вечер настал. Что ж, время рассказа с Муськой и Трюфелем. Вдруг именно сегодня Господь подслушивать станет, вдруг вчера не досуг ему было. Сколько на земле бед человеческих, сколько людей каждый день о помощи просят.
Только никак не мог решить, о ком ему лучше сначала поведать -о самой девочке и ее семье или о Падле.
Начнет, пожалуй, с людей. Да и сказ про птицу вроде должен быть покороче, всегда успеется.
Но уже завтра начнет.
А Муся вечером снова все думала, думала, думала. Снова про 9 жизней и возвращения.
Как котики переходят от родителей у детям и дальше. Это нормально. Это здорово.
Однако… однако… будь в их семье какой-то такой «эстафетный» котик, переходящий в возвращениях от одного поколения к другому, тогда, до нее, то они никогда с хозяевами могли и не встретиться, и «преписали» бы ее куда-то еще. Потому что номер со вторым котом в семью там пока не проходит, возможно это вообще люди одного кота. Самого любимого, но одного. Так не бывает? А почему? Теперь она уже понимала – бывает все. И кто ненавидит котов, потом вдруг заводит десять и обожает, и кто любит вдруг отказываете больше заводить. Бывает все.
Но сама стать «эстафетной» она была совсем не против.
Только как это, если мол с первой жизни ты домашний и счастливый, то здесь, в раю будешь хотеть и просить вернуть тебе к тем же людям снова, снова, снова. То есть постоянно. И Бог должен будет дать целых 9 домашних жизней? Коротких или нет – это не известно, но однозначно счастливых и домашних? Честно ли это? Возможно ли?
Если возвращение по конкретному адресу невозможно, кошка может понять, у кошки добрая душа. И скорее всего предоставит в конце концов право создать ярлычок Вселенной. И та отправит на улицу? А если кошка заупрямится. Вот только домой и больше никуда? Она, Муся бы точно заупрямилась. К потомкам – это одно, в чужой дом – другое.
Понятно было, что там этот чужой, если он тебе предначертан будет своим, любимым и люди своими и любимыми и возвращать захочется потом уже к ним. И не будет помнить куда хотела эта душа, оказавшись внизу. Но как, как обмануть тут кошку, которая приходит в шатер Бога. Да, она тоже все забудет. И ее забудут. Уйдет в комнату сна и покоя. И будет помнить только то, что положено. Но как пережить сам момент? Что говорит Кошачий Бог когда кошка верит, что идет по одному адресу, а он вынужден указать другой или совсем не указывать? И вдруг ей вот так выпадет такая же участь? И окажется вовсе не дома…И вовсе не случайно. Об этом думать было больно и страшно. Стоит ли спрашивать Бога о таком? Если он вынужден кого-то обманывать, как же трудно ему это должно быть дается.
Выходило у нее что как ни крути, а цепочка счастья все равно иногда обязана прерываться. Ради справедливости? Ради нее, похоже. Даже если после одного счастливого дома, Бог вынужден уговорить правдами и неправдами кошку на другой, то опять на дом, на нормальный. Кто сам согласиться на улицу? А после того дома, снова захочется в него обратно? Может быть одна жизнь среди девяти только уличная. Может первая? Муся все пыталась примерить ситуацию на себя. Нет, это вряд ли. Слишком уж много на улицах бедолаг. Вот усни после всего этого?
Может правильно было бы, чтобы кошки, попадая в рай вообще не помнили своей земной жизни? Не помнили ничего, дома, хозяев, не видели никакого Окна. А начинали жить заново, с чистого листа, как те, кому стерта память. Не помнить может не так и страшно. А если необходимо прожить 9 жизней, то Бог бы сам разбирался и распределял. Возвращал тех домой, чьи хозяева верят и в возвращение и просят об этом. И то на свое усмотрение. Перераспределял так, как было бы лучше кошкам. И по справедливости.
Но как, как так не помнить? Как же тогда человеческий рай? Хозяевам тоже по прибытии память о всех питомцах стирать? Как будто их не было? Как же тогда любовь? Какой пустой тогда будет здешняя райская жизнь. А если она и правда вечная.? Для людей и для кошек с замочком?
Смириться с положением дел и не думать об этом. Сказать себе «Все будет хорошо» и верить?
А почему должно быть плохо? Кошачий Бог посвящает всего себя заботе о кошках, не допустит он, чтобы все было плохо. Страх ушел. Осталось лишь легкое беспокойство. Если есть 9 жизней.
Пусть из них хотя бы 6 домашние. Прикинем. И вдруг все 6 в разных домах? Нет, 5 в разных домах и впереди жизнь девятая? Если так? Если восьмая была без дома или с плохим человеком, то Бог легко может отправить такую душу в шестой дом или в одних их прежних пяти. Она все равно не помнит не одной из тех жизней и не просится никуда. А если восьмая была счастливая и тоже домашняя? Понятно, куда не девятую захочет кот. А как быть Богу? Он то имеет информацию о всех пяти домах перед этим? И он может выбрать лучший. Там, где было лучше всего всем. Где градус любви был максимальным. Чтобы кот на вечную жизнь с замочком остался уже с этими людьми? А остальные радовались встречам из комнаты снов. Почему рай такой маленький? Почему нельзя создать некую райскую копию души специально только для рая и раздать ее всем девяти воплощениям? Почему они не могут знаться друг с другом? Что стоит Вселенной сделать рай побольше, если она бесконечна. Возможно ли такое, что на самом деле на 9 жизнь кошки отправляются туда, где им просто будет лучше всего, в один из своих прежних домов или в новый и никто никто не говорит им правды? Если в прежний, то значит мама и папа должны были не подкачать, чтобы стать лучшими? Они лучшие, и старались, но не знали же что есть какая-то конкуренция. Чем больше дум – тем больше вопросов. Тем больше сомнений. Как хорошо, что кошки бегающие по раю ни о чем таком даже не подозревают. Лишь те, кто сам попросился у Кошачьего Бога назад верят, что однажды вернуться просто домой. И продолжится их единственная жизнь, в которой они просто погостили у Бога. Может пора ей или назад или попросить Кошачьего Бога сделать ее обычной? Чтобы не ведала о девяти жизнях и всех подробностях, а просто смиренно ждала. Теперь она даже была почти согласна ждать весь срок, без всяких там медальонов или преференций. Просто чтобы засыпалось вечером спокойно, как остальным. Однако устройство рая в целом от этого не изменится. Как и количество жизней и все остальные законы Вселенной. Может быть это она, Вселенная, сама избрала Мусю на эту роль? Если не спасует, если все выдержит – будет награда. Какая? Все жизни в одной семье, например…. Вот за эти бессонные ночи. А может ей суждено быть той самой первой с копией райской души, когда все вместе и рядом. Вдруг Кошачий Бог сочтет идею разумной… и рай станет большим? И все кошки будут бегать к хозяевам вместе или водить в гости к хозяевам друг друга. Будет весело. Смешно было бы поговорить с самой собой, конечно. Уф… до его додумалась. А вдруг? Если она сейчас решит все бросить, то предаст Кошачьего Бога? Не оправдает надежд Вселенной и не получит награду. А может даже наоборот, какое наказание за малодушие? Нет, это она сама маленькая, а душа у нее большая и добрая.
Надо спать. Уже скоро новый день и новые новички. Вот о чем надо думать, а не о том, что тебе не подвластно. Когда занималась только собой и только своим личным возвращением казалось что все так просто. Совсем понятно. А вот оно как...
Муся подняла глаза к нему, как сегодня уже делала Бог… и прошептала «Я буду хорошей девочкой!»… И сладко уснула.

Автор:  Чупакабра [ 18 мар, Пн, 2019, 09:27 ]

Наташ, может схемку набросаешь? Кто вместо кого приходит-уходит... Что-то я немножко запуталась :D

Автор:  POCA [ 18 мар, Пн, 2019, 10:09 ]

Марин, проблема в том, что когда я начинаю думать об этом я тоже путаюсь.
Я как-то когда писала сам Мост была определена. Ну кошка, умирает, возвращается - все просто. А потом как начинаешь думать обо всем всерьез, в том числе и что на 9 вопрощений одна душа, и что вроде как помнить надо одно свое воплощение, начинаю понимать что на самом деле все очень сложно. Муся не может разобраться, потому что не могу разобраться до конца я.

А схемы пока нет. Тут только понятно что Алонсо, второй кот Сергея - это тот самый черно-белый деревенский котик, который был между белым и Мошкой. А остальные вроде никто и никуда - только так, рассуждения теоретические.

Читателей не густо. Видимо все это тоже людей запутало, все это усложнение. Плюс когда в одном с тиле одна книжка, другая, третья, надоедает. Хочется чего-то другого. Но эту историю надо закончить.

Автор:  Чупакабра [ 18 мар, Пн, 2019, 10:52 ]

Обязательно надо! Лично мне очень интересно, мне вообще нравится твой стиль :!: Я жду продолжения :*

Автор:  zevs [ 18 мар, Пн, 2019, 13:17 ]

Наташа, вот ни разу нигде не надоело. Читаю с удовольствием и не представляю себе как дальше быть без Муси, Кошачьего бога и их новых историй.

Автор:  POCA [ 19 мар, Вт, 2019, 11:05 ]

Глава 9. Лиза. Семья.
Светлана, мама Лизы была единственной дочкой в семье.
Ее отец, Игорь – единственным сыном.

Жили они в разных городах, но недалеко друг от друга. Игорь в небольшом научном, раньше даже закрытом для общественного доступа, городке, физиков-ядерщиков. Оба родителя - физики.
Потомственные. Увлеченные. Одаренные. Игорь с самого детства вращался в достаточно узкой, ограниченной научной среде. Это и был его мир.
Физико-математическая школа, бесспорный талант, практически гарантированное научное успешное будущее. Тоже вроде все по четкому плану. Но все же Игорь был в чем-то не таким, как другие рядом.
Как-то у большинства, у Кошачьего Бога в том числе, образ увлеченного своим делом ученого достаточно стереотипен.
Молодые современные ученые, как будто бы должны выходить из умных, усидчивых, неординарных детишек, которых другие школьники назвали бы «ботаниками» или «задротами». Часто это тощие или наоборот упитанные очкарики, со справками освобождающими от физкультуры, вечно читающие разные книжки, играющие в шахматы наравне со взрослыми, смотрящие вместо мультфильмов познавательные каналы, имеющие мало друзей и слегка болезный вид из-за недостатка прогулок и спортивных нагрузок. В общем-то такими и остаются большинство всю жизнь. Умными, не всеми понятыми.
Только стекла очков становятся толще с годами.
Впрочем, из современной жизни под это образ вполне можно подвести и некоторых программистов или даже бесцельно проживающих жизнь геймеров. Понятно, что цели у них есть… но все же.
Первые, если их труд приносит пользу, безусловно тоже отчасти ученый, по крайней мере однозначно профессионалы своего дела, обучение которому требует не меньше времени, чем обучение любой другой профессии. Хакеры, что они не вытворяли, тоже не глупцы. Так рассуждал Кошачий Бог. Игроков не понимал и никогда понять бы не смог.
Но в целом как-то «спортсмены», «заучки», «оболтусы» и прочие группы молодых людей подводились в представлении Бога под некий стандарт и общие приметы.

-Как папа – хотела было вякнуть Муся, потому что в юности в описание «тощий прыщавый заучка в очках» хозяин вписывался в точности.
Муся уже не застала, но из семейных воспоминаний знала.
Но зачем было такое озвучивать? Сейчас же он взрослый обычный мужчина. Из той юности остались лишь очки и высокий уровень интеллекта. И теперь над этим никто не смеется, а уважают. Надо было просто перерасти некий срок. Правда в большие ученые папа не выбивался и никогда не стремился, может поэтому и стал чуть больше «своим» в общей стае людей, нежели в детстве. Но все ж одно – не совсем. Коммуникабельность, определенно, осталась ниже среднего уровня. Задросткая, наверное.
Однако вслух об этом она не станет.

Потом эти «ботаники» получают различные дипломы и научные степени. Совершают открытия, которыми с удовольствием пользуются те, кто дразнился в школе или уводил девчонок.
И нет уже повода надсмехаться. Правда, все равно эти люди остаются особенными. Где-то одинокими, где-то не приспособленными к обычной жизни, где-то слишком заумными, где-то совершенно чудаковатыми. Если получается сбиться в пары, обретают и обычное человеческое семейное счастье, при этом не переставая обладать своим собственным видением мира.
Примерно так и получилось у родителей Игоря. Будучи своими среди своих, они на самом деле удачно «сбились в пару» и не особо часто выходили из личной зоны комфорта. Работа, коллеги, семья.

Игорь же родился у них особенным..Словно милость Господня снизошла на него несколько раз. Он был одарен пытливым умом и явным математическим талантом, как у родителей, но при этом еще удивительной внешностью и коммуникабельным и одновременно целеустремленным характером.
Игорь был красив. Не мил, не симпатичен, а именно красив. Сейчас при взгляде на него, у большинства женщин просто перехватывало дыхание. И да – «бабочки» сами собой начинали порхать где-то внутри.
Правильные, строгие, с математической точностью выверенные и абсолютно симметричные черты лица. Лицо было утонченным и мужественным одновременно. Чисто мужские губы, чисто мужские скулы, никакой женоподобности, но при этом некая нежная красота.
Каштановые волосы слегка завивались, в голубых глазах плясали чертики, а от улыбки вообще бросало то в жар то в холод.
Сколько публичных людей бы душу продали дьяволу за такую внешность, да и сколько парней вообще.

Смотришь на таких и ловишь себя на мысли – дает же природа! В каком таком особом расположении духа должен быть Создатель, чтобы создать такое. Тем более в мужской версии.
И нечасто у него это настроение случается. Правда бывает, что небесные щедроты дальше внешнего образа не распространяются или самому человеку этого подарка для счастья достаточно.
На этот раз было не совсем так. Природа расщедрилась на безупречное лицо, на идеальное тело и при этом совершенно не обделила интеллектом и практически безупречным чувством времени и меры.
И закрепилась вся эта «конструкция» достаточно твердым мужским характером на внутреннем прочном стержне.
Кто бы ни слушал сейчас рассказ Бога, сказал бы, что это мужчина мечты любой женщины и таких в реальной жизни не бывает. Они или герои бульварных романов или женских мыльных опер.
Или детских сказок про принцев на белых конях. Пришел, увидел, спас, победил.

Там -да. Там такое возможно. И Кошачий Бог еще вчера почти бы согласился.
Но теперь знал – такие принцы в реальной жизни встречаются. И уважал этого парня.
Потому что кто другой, имея такие внешние и физические данные, давно бы уже забросил всю свою науку. Подался бы во все тяжкие, сделал бы карьеру модели, кочевал бы по разным ток-шоу, соблазнял бы женщин направо и налево. Да можно вообще просто найти тех, кто положит все свои богатства к твоим ногам, не сильно перетруждаясь.
Мужские эскорт услуги набирали популярность ничуть не меньше, чем женские. Кто бы отказался появиться на людях с таким красавцем? Любая!
Однако, тут совершенно не тот случай.
Математику никто бросать не собирался, но при этом у пацана получалось все. Он почти профессионально занялся плаваньем, от чего фигура только еще выиграла, он увлекался музыкой и научился танцевать, в чем не особо могли помочь ему родители.
В своей школе, где 90 процентов было истинными «ботаниками» а еще 10 – сильно похожими на них, Игорь казался белой вороной. Но скорее в хорошем смысле слова. Словно бросал вызов стереотипам.
Мол, наука наукой, но мир вокруг шире и жизнь больше. И не стоит замыкаться на чем-то одном. И обладая iq гораздо выше среднего, нужно добиться гармонии внешнего и внутреннего. Это же дар, преимущество. Этим надо пользоваться.
Да, принцами не рождаются, и что-то мы не в силах в себе изменить, но поход в спортзал и в магазин модной молодежной одежды по силам любому заучке. И некоторые, хоть и не все, вдохновлялись примером. Возможно им потом проще было в жизни среди обычных людей.
Он и сам лет в 14 надел очки. Но тщательно подобранная оправа и умение себя подать в новом образе, сделали этого очкарика еще краше. Особый талант? Да. И их у этого парня, видимо, было с избытком – разного рода талантов..Сейчас были уже очевидны и талант мужа, и талант отца.

Родители радовались? Родители волновались? Родители гордились? О, да. Было всякое – и гордость, и удивление, и радость, и опасения с сомнениями. Все было.
Они радовались тому, что их сын более нормальный, чем они сами или друзья.
И что важно - не более обычен, а именно более нормален.
Легко сходится и общается с людьми из самых разных областей. Это сложно. Достиг успеха в спорте, вряд ли останется один в личной жизни. И выбор кандидаток в жены у него будет большим. Свет клином на науке вовсе не сошелся, да и времена непростые, может реализует себя в чем-то другом. Однако и сомнения оставались. Такого рода звезды часто быстро зажигаются, ярко горят и так же быстро гастнут. Не все выдерживают испытание популярностью и востребованностью. Да и все это преходяще. Красота, молодость, сила – все тоже не навсегда. Как бы не увлекся, как бы не перегорел. Как бы не ошибся в приоритетах. Уповали на стержень, тот самый, что был им очевиден.
Но и на то, что сын всегда прислушивался к мнению отца и матери. Во всем. Даже в том, в чем они могли разбираться уже хуже него самого. Потому что они – родители. Уважение к родителям было впитано с молоком матери. Может в этом секрет его будущего идеального мира? Или идеального мира вообще?
При этом у Игоря получилось не быть маменькиным сынком, как у многих тихих и умненьких деток. Он нашел четкий баланс в этом вопросе. Равновесие.
На все мамины попытки как-то помочь или упросить любимому сыну жизнь спрашивал «Я мужчина? Или кто?».
Первый раз так спросил, когда ему лет 10 было. И на мужчину был еще совсем не похож. Тогда мама, заметив, что сын заболевает, предложила ему не ходить в бассейн. И даже завтра в школу. Что он отстанет от класса она не боялась никогда. Чувством ответственности ребенка тоже не обделили. Да и болел он реже, чем одноклассники. Видимо из-за постоянного поиска гармонии между душой, умом и телом.
Другой бы с радостью никуда не пошел. Но не Игорь. Правда в тот раз все равно через три дня свалился с высокой температурой и просидел дома неделю, но не сдался же сразу, с первого же «удара» противного гриппа.
К моменту поступления на физико-математический факультет университета родители были за сына уже спокойны. Не пропадет. Чего не скажешь о девчатах. Сердца многих будут разбиты.
Ловеласом и бабником Игорь умудрился не стать, но в него влюблялись частенько без малейших усилий с его стороны, просто взглянул пару раз. И тут в маске ходить он не мог. Благо девчат на физмате немного, но в целом в университете более чем достаточно
И должно быть никто, где-нибудь в метро или кафе никогда не угадал что этот плечистый, голубоглазый красавец – один из талантливейших студентов на своем потоке, и что он – математик. Что именно математика с физикой – это основное по жизни занятие. Да не… только не он..

Это был тот самый редкий случай, когда человек за что не берется – все у него получается.
Он хотел взять от жизни все. Но что важно – только хорошее. Так и не начал курить, никогда не экспериментировал с разного рода жизненными допингами, хотя возможности были.
Не пил ничего крепче хорошего, качественного пива по субботам. А теперь хорошего вина.
Никогда не заводил отношений одновременно с двумя девчонками. Вообще при таких внешних данных и внутреннем содержании на любовном фронте мог считаться тихушником.

Потому как где-то в подсознании была уже им выведена некая формула гармоничных отношений между мужчиной и женщиной и пока для правильного ответа, точного портрета той самой единственной, не хватало неких переменных.
Вот такая позиция для парня в возрасте, когда все мысли как бы об одном, как раз об этом была более чем удивительна. Конечно, и свидания, и флирт и даже коротенькие романы в его жизни уже случались. Но даже мама успела заметить, что известное выражение «Красивый муж – чужой муж», не про ее сына. Он – исключение из правила. Да он вообще исключение из многих правил.
Прямо живое ходячее воплощение другой пословицы «Делу время – потехе час». И все что не жизненно важно, что не составляет основа основ, а лишь антураж – все лишь потеха.
Но он умел и веселиться, и кутить, он мог позволить себе день абсолютного безделья и расслабления, но это был тот самый «час», дозволительный и допустимый, на фоне всего ритма жизни в целом. Быть плохим мальчиком пару раз в год – не такой уж великий грех. Главное, чтобы не наоборот.
Возвращаться в научный городок после учебы не собирался. Ему было там будто тесно, будто бы нечем дышать. Всегда с радостью и ностальгией приезжал в отчий дом, но никогда не хотел остаться навсегда. Ему всего этого было мало. Слишком маленький город, слишком узкий круг общения. Не тот масштаб, при всем уважении.

Автор:  POCA [ 19 мар, Вт, 2019, 11:06 ]

Он легко себя чувствовал в любой среде. Коллеги глянут – коллега, спортсмены – спортсмен, каждый как-то мог признать в нем своего. Нет, не угадать с первого взгляда, тут впечатление было скорее обманчивым, а именно признать после пары слов общения.
И основное дело жизни было определено. Правда ядерная физика, привлекала в меньшей степени чем сама математика. Мир чисел, формул, последовательностей, зависимостей завораживал. А с учетом возможностей современной компьютерной техники и программирования впереди открывался целый мир, в котором так много загадок, требующих разгадки.

Со Светланой судьба свела их еще в школе. И оба эту встречу запомнили. Правда то знакомство не имело никакого продолжения и развития.

Случилось за полтора года до выпуска, в предвыпускном классе. На Областной математической олимпиаде. Победа или призовое место на которой гарантировало зачисление на первый курс института. Это ли ни стимул победить?

Когда вошли в аудиторию, до того как получить задание, конечно же, изучали своих конкурентов.
Большинство – парни. Типичный заучки …. А этот кто? И что он тут вообще делает? – подумала Света, заметив стройного мускулистого красавчика с модной стрижкой и ослепительной улыбкой.

Он как раз видимо встретил кого-то из знакомых, и они разговаривали. Можно было рассматривать объект, не будучи замеченной. Что делали остальные девочки. Которых было то всего человек 5 на несколько десятков парней

Света почувствовала что у нее пылают щеки и очень хочется опустить глаза и не смотреть так откровенно, как смотрит она на этого парня. Но глаза продолжали пожирать его взглядом. Она привыкла видеть вокруг себя обычных мальчишек той или иной степени «ботаничности», потому что сама училась в математическом классе, не все уж из них были типичными заучками. И не все в школе математиками…
Но этот. Этот словно с другой планеты.

Он взял листок с заданием как и все остальные, занял свое место. Он тут не случайно.
Это было настолько неожиданно и волнующе, что девушка никак не могла сосредоточиться на первой задаче. Мысли все возвращались и возвращались к глазам, кудрям, улыбке. Но потом взяла себя в руки. Она была ничуть не менее серьезной и целеустремленной. И сейчас на кону ее будущее, ее карьера. За нее надо бороться.
Будет обидно, если красавчик справится лучше.
Обидно все равно было, но потом. Когда объявляли результаты.
За первый три места вручили награды, еще 7 участникам, занявшим места с 4 по 10 – грамоты. Они давали определенный преференции абитуриентам при прочих равных, но только в этом случае.
Когда в школе вывесили результаты, Света готова была заплакать. Четвертое место. Самое обидное из возможных. Как говорят в спорте – осталась с «деревяшкой». Спортом она не увлекалась сама всерьез, но всегда увлекался отец.
Снова четвертая. До этого она никогда не добиралась до областного уровня. Всегда «срезалась» на городском. Там тоже всегда чуть-чуть не хватало до следующей ступени
На этот раз парень что ехать попал в больницу с аппендицитом. Может быть это был ее единственный шанс, ее судьба. А она упустила.
Первый три места – пацаны. Хоть это не так печально. Проиграть девчонке совсем грустно.
Она даже фамилии того обалденного парня не знала. Будет ли он на вручении или нет? Будет или нет?
Почему она думает о таком всю дорогу? Хотела забрать грамоту и домой. Оплакивать свое поражение. Но будет он там или нет? Он был. Снова - как с обложки журнала. Стилен и безупречен.

Начали награждение с 10 места. Нет, не он. Девятое – не он. Восьмое – не он. Седьмое – не он. Вот уж и ее позвали на сцену. Пожали руку, вручили грамоту и сувенир, пожелали успешного будущего…

Третье место… - опять не Он. И вот наконец принц поднялся на сцену. Вторая премия. Оказалось, он тут не впервые. Был уже дважды. Всегда в призах. Но тогда в силу возраста призы еще не давали каких-то особых абитуриентских привилегий, только право внеконкурсного участия на будущий год.

Первое место досталось мальчишке лет 14. Вундеркинду, который уже получил приглашение сразу из нескольких университетов подать свои документы. Это имя Светлана слышала. Оно было на слуху. Вот теперь познакомились лично. Ему точно суждено однажды стать великим. И первое место – заслужено.
Теперь она фамилию заветную запомнила – Цветков. Простая, не уникальная и как будто не мужская фамилия. Зато теперь она сможет как-то следить за ним, зная фамилию и имя.

Тогда интернет только-только начинал развиваться и становиться доступным, всякого рода социальные сети вообще были еще на стадии эмбриона, так что найти и собрать информацию о ком-то было не так просто, как нынче. Но с именем фамилией, годом рождения и городом проживания задача резко упрощалась.

Заметил ли Игорь Светлану? Да. Но не в первый раз. В первый раз, на самой олимпиаде – нет. Он заметил лишь, что девчонок как обычно не густо. Но не всматривался.
А на вручении грамот – заметил, конечно. Как не заметишь, когда она оказалась единственной в десятке?
Да и было на что в общем-то посмотреть.

Нет, природа не создала девушку Игорю «точно в пару». Она не была высокой стройной обворожительной красоткой.
Два таких математика вряд ли бы могли оказаться в одно время и в одном месте по теории вероятности. Это же не модальное агентство или кастинг на съемки в кино.
Но девушка была по-своему мила и обаятельна.
Таких как раз любят снимать режиссеры. В серьезном кино.
Когда нужна героиня не с обворожительной внешностью, затмевающей собой всех и вся, но при этом не дурнушка, чтобы визуально зритель сразу же проникся симпатией.
Маленькая, можно сказать Дюймовочка. Очень похожая на лисичку. Носик остренький такой, чуть вздернутый, тонкий. На нем несколько веснушек. Глаза не большие, но очень интересным разрезом, будто слегка восточным. Зеленые, как у кошки. А волосы – просто беспорядочная копна маленьких куделек. Про такие иногда говорят «вьются мелким бесом». О, как не любила Света свои волосы. Как ей хотелось иметь спокойные, плавные волны. Вот как у Игоря. Но что бы она не придумывала, все равно природа побеждала и через пару часов после любых манипуляций и распрямлений кудельки возрождались снова. В отца. Тот всегда стригся очень коротко, потому что тоже на любил свои волосы. Но ей почти налысо под мальчика стричься совсем не хотелось. Оставалось смириться.
Фигура? Тоненькая. Стройненькая. Похожа на подростка. Игорь так и подумал, что должно быть еще одна «вундер», лет этак 13 -ти. Груди почти нет, легкий намек. Таких обычно в художественную гимнастику зовут. Их сразу хочется пожелать и накормить. Но в целом образ был притягательным.
Захотелось встать рядом и оберегать даже от дуновения ветра. Парень был очень удивлен, узнав, что они ровесники. Запомнил? Да, девушку в целом. А вот озабочиваться запоминанием тоже не сложной фамилии или номера школы или даже городе не стал. И ничего внутри как бы не екнуло, не затрепетало. Понравилось платье на этой «малышке». Подумал тогда, что тоже не вся жизнь математика в ее жизни еще не вся жизнь . Одобрил. И как-то все равно забыл. Не к вечеру того же дня, к вечеру он девушку еще помнил, даже что звали Света…, но через пару-тройку дней события того дня выветрились. Осталось лишь главное – пропуск в будущее.

Света не вышла из научной среды.
Ее родители вообще никогда не имели прямого отношения точным наукам и числам. Мама – преподаватель истории. В ее жизни числа – это лишь даты. Отец – тренер в тренажерном зале, из бывших спортсменов пятиборцев. В его жизни числа – показатели секундомера, скорости, дистанции. Вот и вся математика.
Где судьба могла свести скромницу- учительницу со спортсменом?
Да он на родительское собрание пришел. К племяннику. Мать не смогла. Так и свела судьба. Тогда молодой еще маме Светланы первый год классное руководство поручили в 7 классе. Она была в ужасе. Подростки! Это кошмар.. Это же не просто урок провести, а столько вопросов решать. А дядя не самого простого по характеру мальчишки в классе прямо как успокаивающее на ее подействовал. Даже пару советов дал, относительно трудных пацанов. У него был опыт. В спортивном лагере и сам бывал, и работать приходилось. Да и подростком сам был непрост.
Вот так и жили вместе уже много лет счастливо.

Света любимой доченькой была. Единственной. Так получилось. С воспитанием вроде все тоже ладилось.
К спорту, правда, приучалась с большим трудом, но отец и не давил. Сама поймет, что надо однажды. По физкультуре пятерки они с ней добились – этого вполне даже достаточно.

Девочка вообще росла достаточно тихой, даже слегка замкнутой. Любила играть сама с собой, и от этого не скучала. Разложит, бывало, кубики и играет. Красные в одну сторону, желтые в другую, потом соберет другую фигуру. Воспитательница в детском саду даже посоветовала психологу показаться, вдруг легкая форма аутизма какая. Нет. Просто характер….

Учиться пошла – успевала, подружек немного, но завела. Бывало, в школу видно было что с неохотой собирается. Но причин не пойти не искала. В общем обычная такая девчонка. В обычной школе. Однако уже во втором классе, учительница настоятельно рекомендовала родителям отдать девочку после начальной школы в класс в углубленным изучением точных наук, особенно математики.
Потому что у девочки дар. Откуда? Как бы знать. Но и сами родители заметили, что никогда дочка не обращалась за помощью в подготовке задания по арифметике, что именно по этому предмету пятерки стояли в тетради и дневнике всегда, тогда как русский давался сложнее.

Еще в раннем детстве, помнится, отец удивился, когда смотрел теннисный матч по телевизору, а малышка трех лет объявляла счет раньше комментатора за кадром. То есть он не помнил этого счета, а она да.
А когда в шутку в парке спросил все ту же трехлетку, сколько бабочек останется если на цветке сидели пять, а две улетели, малышка ответила ему «Тли, пап»…удивился не на шутку.
Еще пару задачек простых придумал. Дочка решила. Потом удивила и маму, и бабушку, и дедушку. Выходит, способности были. Но она никак не выказывала своего интереса. Скрывала его внутри.
Поэтому и значения способностям не было предано настолько, чтобы сразу записать малышку в специализированную школу. Но после совета учителя – задумались всерьез.

И перевели Свету в лицей. Лицей не был строго физико-математическим, как школа у Игоря. Там были классы по направлениям – гуманитарный класс, физико-математический, биолого-химический и литературно-исторический. Был даже художественно-театральный. На такой школе настояла мама девочки. Потому что не без оснований считала, что постоянное вращение в талантливыми лишь в определенной области детьми, а именно математиками, обострит а не сгладит острые углы характера дочки, может сделать ее еще более замкнутой в себе и закрытой.

А в пределах школы все вместе – и физики, и лирики, и театралы, и художники. Все это обогатит общение, сделает его разнообразнее. И педагога интуиция не подвела. В общем-то так и вышло.
Теперь Свете было не скучно на уроках математики. Потому что наконец-то не надо было решать задачки за 5 класс, когда хотелось за 7.
Ей даже пришлось нагонять первое время. Потому что пятерки из прошлой школы в новой вдруг стали четверками. И на домашние задание уходило больше времени. И учебники приходилось открывать чаще. Но ей это нравилось. Ей это было не просто интересно, ей это было близко.
Окуналась она в мир цифр и чисел -как рыба в родную стихию, в воду. Но все же морским обитателем она не была. Скорее каким-то животным, живущим в море, обожающем море, но не погибающим на суше, как выброшенная на берег рыба. Морским котиком, может быть? Расчеты мамы оправдались. Она смогла найти интересных ей людей в школе, вне своего класса, а они нашли ее.
Поэтому и заметил Игорь, что девушка не серая мышка, не «синий чулок», а обычная современная девчонка, которая просто, как и он сам, сечет в математике. Платье то вместе с подружкой из художественного класса они, например, выбирали.
Сначала подружками не были. Просто «гуманитарии» иногда просили «технарей» хоть чуть по точным наукам подсобить. Вот Светлана и помогла. А оказалось – не такие уж они с Наташкой разные, как могло показаться. Так и дружили до самого выпускного и после. Наталья художником стала. Вполне себе успешным для своих лет.

Автор:  POCA [ 19 мар, Вт, 2019, 11:06 ]

Так что видела Светлана вокруг себя в общем-то разных людей. В том числе и будущих представителей «богемы», которые начинали «репетировать» роль еще в школе.
Однако, встреча с Игорем все равно была как удар током.
Во-первых, он был интереснее и эффектнее всех артистов и художников в ее школе вместе взятых, во-вторых оказался еще и в том месте, где на общем фоне «заучек» выделялся особенно ярко.
И он – математик! Забыть совсем у нее не поучилось.

И вот, спустя полтора года она стоит в вестибюле университета и проверяет списки зачисленных. Длинный список. Ура, вот и ее собственное имя. Принята, ничего не перепутано, она на месте.
На букву «В», в самом почти начале. Но интересно прочесть всех. Зачем? Да просто настроение такое хорошее, что интересно вокруг буквально все. Или какая другая причина.
Дошла почти до конца. Ага, вот Юрка, которого по районной олимпиаде знает, а вот Денис, с ним
тоже знакома. Цветко…Сердце застучало сильнее. Цветкова Инна Андреевна. Сестра? Однофамилица?
Сердце продолжало сбиваться с ритма. Цветков Игорь Павлович. Не, не сестра. А это правда он?
Да, правда. Это был на самом деле он. Правда, узнала это она только на второй день занятий. Потому что попали в разные группы и пересеклись на общей лекции только 2 сентября. О чем была так лекция, Света запомнила смутно.
Она что-то записывала, но на автопилоте. Потому что через ряд, совсем рядом сидел – Он. Тот, кто так и не выходил из тайных мыслей все эти месяцы.
На этот раз Игорь тоже заметил знакомое лицо. У него тут оказалось много знакомых лиц, но вот женское – только одно. Девочки-лисички. Она как будто не подросла совсем, все такой же подросток, разве что грудь теперь подчеркнула. Она у нее есть, маленькая, аккуратная такая. Весь вид девчонки был слегка кокетливым. Так что приметил ее не только Игорь. Такой уж факультет, невест мало, женихов с избытком. И не все уж совсем-совсем «полные математики». Явных чудиков, вроде тех, кто бормочет что-то сам себе под нос или приходит в разных ботинках – один-два на поток. Другие может и заумные, но не безнадежно странные слепцы. Девочек от мальчиков отличить в состоянии и как-то на эти отличия среагировать. Молодость! Вся жизнь еще впереди. Столько надежд и планов. В том числе не любовь.

Так что первым знакомиться к Светлане подошел не Игорь. Но он подошел. После лекции.
Повод был прост – они же встречались раньше. Достаточно было спросить – это ты получила грамоту тогда-то и тогда-то? И все – разговор начат. Да и не был он робкого десятка, чтобы не начать разговор даже с совсем незнакомой девушкой, тем более, когда одна то общая тема есть точно – выбор дела жизни.
Светлана бы не подошла первой точно. Ни за что. Даже если бы придумала тысячу поводов. Корила бы себя, ругала, терзалась, обещала бы сделать это завтра, но не подошла.
Но первым был он. И как-то все быстро у них завертелось. Оглянуться не успели, первая сессия еще не грянула, в они уже пара. И как будто появилась в формуле любви у парня недостающая переменная. А она перестала краснеть и терять дар речи при общении. Стала самой собой. Что покорило Игоря окончательно.

Университет был большим. Здесь тоже водились свои театралки и художницы, моментально заметившие красавца и обалдевшие от того, на кого он учится. И он заметил их в ответ. Даже согласился попозировать для портрета. Но строго в рубашке и джинсах. И в других затеях всегда готов был участвовать. Заветная формула и итоговый результат уже не менялись. Как и правило про час на потеху.
Так что у Светы по сути и ревновать повода не было. А общее дело очень быстро нашлось. Общий курсовой проект. Который и стал потом делом всей жизни.

Нет, ни Светлана, ни Игорь не стали нобелевскими лауреатами или даже кандидатами в таковые, не сделали себе громких имен в науке.
Но успешно нашли свою нишу, разработав собственную систему и алгоритм составления различных прогнозов и расчета степени вероятностей. Клиентов год от года становилось больше. Разных. От крупных банков, до государственных структур. Финансово-математический анализ, расчет вероятности даже катастроф или террористических атак. Метод оказался очень достоверным, с минимальным процентом погрешности..
Это позволило, не распыляясь на другого рода исследования, а совершенствуя выбранное направление, встать на ноги.

Светлана вообще вполне себе справедливо предполагала, что весь мир вокруг – числа. Все вокруг можно представить зависимым от математических законов. А еще просчитать наперед. И ее жизнь была полностью просчитана. По собственному же алгоритму.

Когда пора начать жить вместе, когда стоит оформить отношения, когда заводить ребенка, что и как должно быть в жизни достигнуто до момента появления детей.
Игорь не возражал. Потому что доводы любимой были логичны, оправданы и еще и научно доказаны.
Они любили друг друга. Возможно, любовь с научной точки зрения – физика или химия, но она все равно существует. Даже если это всего лишь последовательность все тех же чисел.

И была цель – независимость и стабильность. Независимость прежде всего финансовая от родителей. Стабильность – в жизни в целом. Просчитан был почти каждый этап. И система ни разу не подвела.

Никто не стремился к несметным богатствам или большой славе. Достаточно того, чего достаточно.
А это – собственное жилье. Вовсе не обязательно царские хоромы, но оно должно быть собственным. Самореализация в карьерном плане и возможность не думать о том, на что содержать семью и детей. Учить, лечить, развивать в том числе.

Поэтому Светлана сделала сначала ставку на карьеру. Даже простой статистический анализ показал, что схема, когда сначала родитель посвящает себя профессиональной карьере, а потом детям отрабатывается надежнее, чем когда наоборот.

По двум причинам. Во-первых, к моменту появления ребенка имеется некий фундамент, в том числе и материальный для нового статуса, во- вторых, дети вырастают. Перестают нуждаться в постоянной опеке. И перед женщиной встает вопрос – что теперь? Не поздно ли теперь для карьерного развития, если на пятки наступает молодежь, а ты всего лишь жена и мать?
Надо хотя бы сначала наработать некий опыт перед той молодежью на будущее.
Редко удачно получается совместить и раннее материнство, и успехи в профессии. Родить как можно быстрее и потом наверстать? Или сначала самореализация, а потом дети?
Второй путь выглядел более надежным. И по всему выходило, что рождения малыша на первом-втором году брака – не гарантия его стабильности. Часто – наоборот. Вот когда вы уже долго вместе, когда отношения не сходят на нет и не требуют закрепления, когда ты точно уверен в партнере и готов, хочешь иметь от него детей – результат более стабилен.
Самое главное – не опоздать. Не заиграться на карьерном поле, упустив счастье стать матерью.
Поэтому все было по четкому плану уже годам к 19. Жить вместе начали после второго курса, отношения официально оформили вместе с ипотекой. Рождения ребенка было запланировано на возраст от 29 до 31 года. Потому что вероятности возможных проблем со здоровьем, исходя из истории семьи, генетики, образа жизни, внешних факторов, тоже достаточно легко рассчитывались. И это был оптимальный план.

К моменту рождения дочки была почти выплачена ипотека за хорошую двухкомнатную квартиру, каждый из супругов владел личным авто добротной, но не элитной модели. Никто не стремился объять необъятное, никто не страдал ни накопительством, ни собирательством. Казалось, что даже необходимое число рубашек, пару обуви и посуды в доме было просчитано. А если и так – что же в это плохого? Не надо больше, не надо лучше, достаточно того, что имеешь, но то что имеешь обязано быть качественным. Никто не переплачивал за модный бренд, никто не экономил в ущерб качеству.

Кто-то скажет – так скучно. Скучно жить, когда все вокруг постоянно как законы физики.
Может быть. Но при этом сохраняется равновесие. Во всем. Светлана была математиком, рожденным под знаком весов. Ничего удивительного, что душа постоянно стремилась к уравновешиванию всего и вся – доходов, расходов, отношений.

По удивительному совпадению у них в обоих были визуально сдвоенные знаки. Когда в их изображении неких два симметричных объекта.
Она – весы. Он – рыбы.

Знаки разных стихий, но по какому-то исключению, прекрасно ужившиеся вместе. Возможно,. потому что симметрия и математика связаны. Будь они в иной профессии, могло быть и иначе…

Они были разными, но похожими. Не одинаковыми по темпераменту, но при этом с идентичными взглядами на свое место и цели в жизни.
Очередная пара. Очередной опыт Вселенной возможно. Чтобы узнать, а что будет, если вот так?
Кто ж знает точный ответ почему..

Их семейная жизнь была гладкой и спокойной. Они всегда вместе брались за один проект. Никогда не ревновали, если вклад одного был больше другого. Подменяли друг друга. А главное получали от работы удовлетворение, которое еще и неплохо оплачивалось. Никогда и никому не завидовали. В том числе и работодателям, на фоне которых иногда выглядели скромно, или даже жалко в плане материально-имущественного благополучия.

Им нужно ровно то, что они имеют. Достигли они этого своим умом, своим трудом. Прыгать же выше головы – бесцельное времяпровождение.
По поводу детей Игорь был с женой солидарен. Потому что даже умудрился запомнить, как мама, когда ему было года три все время говорила про какой-то диплом. Запомнил как суетилась, и ничего не успевала.
А из рассказов бабушки выходило, что это были трудные времена. Когда двое студентов пытались достичь всего одномоментно – закончить институт, воспитывать сына. Это Вселенная была на их стороны. Все выдержали. Ну и родители тогда реально подстраховали – на всех, так сказать, фронтах, включая профессиональный. Потом все наладилось. Но было сложно. И не каждый через такие сложности пройдет без потерь. И надо ли?

Родители Светланы познакомились позднее, уже состоявшимися пусть и молодыми профессионалами, им было полегче.

Так что Лиза, любимая дочка появилась на свет точно по графику. И что удивительно – под симметричным знаком – Близнецов – 22 мая. Даже сама дата рождения была симметричной.
И составила последовательность с датами рождения родителей – 21 октября и 20 марта. Все вокруг – числа. 20, 21, 22…
Все вокруг математика. И физика еще с химией и биологией. Точные и естественные науки. Но математика – главная. Царица всех наук. Без нее никуда, наверное даже в философии.

И потом, целых еще семь лет после рождения малышки, все расчеты сходились, а планы сбывались.
Они были счастливой семьей. Сразу, как узнали, что будут родителями, приобрели дачный домик. В той самой Матвеевке. Получалось даже не бросать работу, а страховать в ней друг друга.
Игорь стал прекрасным отцом.
Лиза - доченька, о какой мечтают любые родители. Здоровенькая, миленькая, добрая, умная и послушная девочка.
Еще не ясно было вырастет ли красавицей, но умницей обязательно. Волосы вьются чуть сильнее чем у отца, но не так как у мамы, глаза большие – отцовские, в вот носик – точно мамин. Как у лисенка. И сама такая хрупкая, нежная вся.
Она с детства купалась в родительской любви, но никогда не была капризной или избалованной.
Потому что капризам не потакали и не баловали.

В доме было не так много игрушек. Но все хорошие, качественные.
Маме удалось объяснить дочке, что достаточно иметь две хорошие куклы и с ними интересно играть, чем десять разных и не уметь придумать никакую другую игру, кроме как покупка еще очередной и знакомства новенькой с остальными. То же самое и с одеждой. И даже время нахождения у зеркала лимитировалось. Любая девочка, любая женщина должна взглянуть на себя в зеркало, трезво оценив результат. Но крутиться перед ним часами. Может быть сам алгоритм воспитания тоже был всего лишь математическим уравнением. Не важно. Это работало.
Рассуждала Лиза иногда как взрослая, слушалась мать и отца практически с первого слова, с одной всего четверкой по физкультуре закончила первый класс и успешно перешла во второй. Начались ее первые в жизни школьные летние каникулы. Совсем уже взрослая.

Родители отдали ее в обычную школу, как в свое время Свету, не пытались форсировать события, насаждать ей какие-то интересы или занятия. Да, она поразительно легко для своего возраста обращалась с цифрами, могла объяснить физическую природу например молнии или принцип действия магнита. Но это обычное дело для детей в семье профессионалов в той или иной области. Это еще не основание считать ее потомственным математиком и направлять по этому пути. К окончанию начальной школы станет больше понятно, куда двигаться дальше. А может даже позднее придет озарение. Сейчас – всестороннее развитие без фанатизма. Чтобы не лишить малышку всех радостей детства, записав ее во все возможные секции разом.

Автор:  POCA [ 19 мар, Вт, 2019, 11:07 ]

Лиза и правда не производила впечатление утомленной жизнью малышки. Как часто бывает с детками, которые учат языки, ходят в музыкальную школу, занимаются спортом – и все это сразу.
Кому-то дается легко. Как Игорю давалось. Для кого-то это не по силам. Поэтому Лизу учили всему, что знали сами, поощряли любые ее позитивные интересы – к рисованию например или моделированию из бумаги. Но не пытались любой ценой развить все таланты разом сразу при помощи профессионалов до высокого уровня.

Поэтому ее все радовало. Все, чем занималась. И не появлялось желания бросить, потому что устала и надоело. Были и правила, которые стоило соблюдать через «не могу» и через «не хочу».
Это учеба в школе. Это уборка своих же игрушек в комнате, это аккуратное складывание одежды, употребление фруктов и супа. В общем все то, на чем обычно настаивают все хорошие мамы. Не у всех правда это получается. В любви проявить твердость, сказав «никаких мультфильмов, пока не уберешь игрушки» - самое сложное.
Но у Игоря и Светланы получалось. Даже без повышения голоса. Возможно, в силу своей взрослости в том числе. С годами приходит и мудрость и терпение. Когда ты сам еще ребенок, наломать дров в воспитательном процессе проще простого.

Лиза смогла наладить добрые отношения со всеми одноклассниками. Без того негатива, который часто сопровождает жизнь примерных девочек-отличниц.
Со всеми нашла общий язык.
Учительница, педагог с внушительным стажем, не переставала удивляться гармонии отношений в этой семье.
Единственное чадо, в семье с достатком однозначно выше среднего в классе, при этом совершенно не испорченной современностью.
Явно, что у девочки есть все лучшее из возможного, начиная со сменной обуви и заканчивая телефоном. Но все это не кричит «Посмотрите, я какая и что у меня есть!». Все это вообще не заметно не опытному глазу. Просто у учителей он опытный. Девочка ела школьную еду без всяких капризов. Да, не всегда доедала всю порцию, но видно было привитое уважение к пище.
Учительница словно получала опровержение тому, что современные мамы и папы из среднего класса, будучи постоянно занятыми карьерой, зачастую «упускают» своих деток, часть возникающих проблем решая за счет бумажника, а том числе и компенсируя этим часть любви и внимания детям, а школе те неудобства, которые эти дети причиняют своим поведением.
Непростых учеников в ее практике было много. Непростых родителей тоже. Время такое. Сложное.
Большое социальное разделение, разные нравы, разная вера, разные семейные уклады, разные возможности. Все это неизбежно сказывается на взаимоотношениях как между детьми, так и между родителями и родителями с учителями.
Работать было интересно, но непросто. И казалось, что если бы все дети были Лизами, а все родители – ее мамой и папой наступило бы всеобщее благоденствие.
Совершенно адекватные, думающие, уважительные, интеллигентные родители. И практически эталонное воспитание ребенка.
Ей самой такого в собственной жизни не удалось до конца. Только почти. Но почти, как ученики говорят, – не считается. Реализовать себя как родителя в полной мере не вышло, остались вопросы как к себе, так и к мужу, так и сыну с дочерью. Достигли многого, но ошибки были и были очевидны. Работа на четыре с минусом. А тут на пять с плюсом! По крайней мере пока и в перспективе.
Ни к чему не придерешься. Девочка всегда готова к занятиям, никогда не отвлекается, никогда не мешает другим, внимательна, аккуратна. Дневник всегда заполнен без напоминаний, подписывается родителями регулярно. Или мать или отец постоянно присутствуют на всех собраниях. Мама заходит и просто так, спросить все ли в порядке у дочки и не надо ли в чем-то дополнительно позаниматься. При этом не донимает излишним контролем и частыми визитами.
И помощь классу всегда готовы предложить, несмотря на то, что оба работают. И няни в доме нет. Как получается? Чудеса. Даже немного завидно.
Вот такой была Лизонька дочкой и маленькой первоклассницей.
В чем секрет успеха? Да в общем-то никакого такого особого секрета. Видимо просто родители крайне ответственно подошли к своей роли – это первое.
Они были согласны друг с другом во всех вопросах по поводу ребенка – это второе. Пожалуй, главное. Когда в семье есть единство, между родителями, бабушками, дедушками, о том, когда ребенку ложиться спать, что ребенку кушать, как и сколько смотреть телевизор, что одеть на прогулку и можно ли есть шоколад – то львиная доля проблем, в том числе будущих, отпадает сама собой. Никто не тянет одеяла на себя, нет никаких споров по поводу того, кто как поступил и как надо было бы поступить, тем более при ребенке, все четко – как в математике.
Все же в ней все чудо, в науке?
Эта семья была интересной. Во всех смыслах слова. Даже Кошачий Бог заинтересовался. Потому что на самом семья, у которой получилось создать некий свой, близкий к идеальному мир. Кошачий Бог, прожив долгую жизнь, и узнав немало историй разных людей от кошек теперь, до сего момента был убежден –такой мир сотворить невозможно. Неужели возможно?
Тем более необъяснимо в нем было то, что случилось сейчас.
Какой-то злой рок или на самом деле гром среди совершенно ясного неба. Когда все и везде хорошо, просто отлично и вдруг не просто мелкая неприятность, а сразу большая беда. Вселенная решила уравновесить? Как-то уж очень жестко. Череда разных мелких проблем – гуманнее на взгляд Кошачьего Бога. Как у большинства. Жизнь – полосата. Но тут после одной большой сплошной белой полосы, вдруг сразу черная. Краев у которой пока не видать. По силам ли людям такое испытание?
По силам ли именно этим людям такое испытание?
Вот о чем думал Бог, когда рассказывал своим собеседникам о родителях Лизоньки.
Дома, кстати, Лизонькой ее никто и не называл. Это так ее баба Нина называла, на даче, ну значит и Мошка тоже так.
А мама звала просто Лизой. Иногда Лизочек-дружочек, когда сердилась, то Елизаветой. Но сердилась она нечасто…
Неужели это наглядное доказательство того, что не стоит загадывать и просчитывать тщательно жизнь наперед?
Теперь уж и сама мама Лизы думала об этом.

Она сидела у постели дочери и молилась. Кому? Верила ли в Бога? Она верила в пословицу «Бог, Бог, да не будь сам плох»…то есть верила прежде всего в себя.
Но существование Бога или какой-то иной силы не отрицала. Наука уже доказала существование того, что когда-то считалось вымыслом. И не исключено, что однажды будет точно доказано и существование параллельных измерений, рая, и ада, и Бога. Она была крещеной, Игорь тоже, Лизу крестили еще до годика.

Не из-за истинно веры как-таковой. Скорее традиция предков. Если из поколения в поколение, люди верили, что крещение – это защита, защита Господа и его Ангелов от бед ужасных от слез напрасных, то какая мать откажет в защите чаду своему? Все равно так спокойнее.

Одна пожилая, очень пожилая нянечка в больнице, сказала женщине. «Дочка, не надо так убиваться, не плачь. Иди по семи храмам, где сможешь – пешком, подай сорокоуст о здравии во всех семи, молись. Бог он поможет»…А потом поглядела на Светлану… и спросила – деточка то твоя крещеная?
И узнав что да – светло так улыбнулась. В этот момент Светлана была искренне рада, тому что это так. И всерьез задумалась о словах старушки.

И все исполнила в точности. На душе будто бы воспряла надежда. Казалось, что будто услышана. Пламя на свечи словно кивало – да, да, слышу, слышу.. Сколько людей еще рядом молилось о чем-то своем. Но надежда впервые за эти дни была такой живой, такой ощутимой.
Она шла по улице, а все равно вопросы кружились в голове, как рой мошкары.
Почему она? За что нам?
Те самые вопросы, которые задают себе все, узнав о беде или болезни.

Ну, правда – за что? Они жили в любви, согласии и верности. Они не распылялись на разного рода утехи, чтобы «жить только для себя» пока нет дочки. Нет. Когда ее еще не было, они уже ее любили, они уже работали – ради нее, возводили фундамент.
А потом, потом ни разу не сказали малышки «Отстань, видишь мы работаем». Никогда. Они всегда находили для нее время. Никак и ничем не показывая Богу, что дочка не любима или чем-то мешает. Да, иногда Светлана сжимала зубы ночами, чтобы не заплакать в подушку, потому что днем проявила твердость, не поддалась каким-то капризам в целях воспитания. Но она же мама. Это ее работа. Зато никогда, никогда она не давала девочке обещаний, которых не собиралась выполнять. И Игорь тоже. Обещать можно лишь то, что ты не просто в состоянии выполнить, но и намерен сделать.

Как покупка котенка, к примеру. После знакомства с Мошкой, девочка стала просить котенка. Чтобы он был с ней всегда.

Светлана была против. Игорь тоже не особо за. Животное в доме – своего рода «ребенок», и ответственность на долгие годы. И если вся жизнь идет по плану, в который котята не входили, значит пусть пока будет так. И, если это покажется разумным, второго ребенка или питомца они включат в план на ближайшие года три, когда снова будут его корректировать. Хочешь насмешить Бога? Расскажи ему о своих планах на завтра…
Или Жизнь – это то, что происходит с нами, когда совсем другие планы. Но еще неделю назад эти цитаты не имели под собой никакого основания и не несли реального смысла. Потому что уже много лет все получалось. И Бог не смеялся, и жизнь шла так, как предполагалось.

Светлана не стала обещать дочке котенка. Девочка знала, что если мама сказала – так и будет.
Обидно было? Да, конечно. Но если бы пообещала и не купила – еще обиднее. Зато целых два НГ подряд писала Деду Морозу письма. Когда еще не умела писать, рисовала котенка, похожего на Мошку. Когда лет в 5, выучила все буквы подписывала рисунок. Конечно, Светлана видела эти такие дорогие сердцу каракули. Малышка, видимо, верила, что если котенка принесет Дед Мороз мама разрешит его оставить. Светлана даже сохранила на память, в специальной папке. Вырастет дочка – вместе посмотрят. Но проявляла стойкость.

Подавлять веру в чудеса и компрометировать Деда Мороза раньше срока тоже не хотелось. Поэтому он дарил котят. Только игрушечных. Плюшевого с батарейками, который умел мяукать и шевелить лапками. Другой раз пижамку для сна в виде кота – с ушками и хвостом. Лиза искренне верила, что сама виновата, что просто плохо ее Дедушка Мороз понял. Не сказала ему, что живой, живой котенок ей нужен. Сколько тогда магазинов обегала Светлана, чтобы найти подарки похожие на картинку дочки. Она любит. Неужели Бог этого не видит?

На следующий уже Новый Год шестилетняя Лиза перестала верить в Деда Мороза. Просто выросла. Думала ли она о том, что все подарки дарили родители? Да. И она была умной девочкой, она поняла, что они старались. Просто не хотят в доме кошек. Братика или сестричку тоже не хотят, кошку не хотят. Любят ее одну? А, что в этом плохого, если так?

А еще она изучила уже свою маму. Та считала, что, если человек чего-то по-настоящему хочет, он это получит. Будь то новый навык или новая игрушка. Но нужно время, чтобы убедиться, что желание не блажь, не каприз, а мечта.
Если Лиза просила новую дорогую куклу, то значит должна уметь отказаться от других покупок и желаний и испытать свою мечту временем. Мечта ли это?
Если на следующий день хочется уже плюшевого зайца – нет, никакая это не мечта. И правило в целом работало. Котенок – он не игрушка. Это мама объяснила. Просто, чтобы она поверила в то, что он мечта нужно чуть больше времени, чем в историях с куклами или нарядами.
Так что пока мечта так и оставалась ею. А родители продолжали испытывать ее временем. При этом Светлана никогда не отказывала в помощи кошатникам и очень нежно относилась к Мошке.
Как-то по подъезду ходили волонтеры, собирали деньги на стерилизацию шести дворовых кошек.
Светлана и Игорь целиком оплатили операцию двух из них – на выбор волонтеров. Доброе дело, правильное.
Мошка почти-почти уже было растопила материнское сердце. Может быть еще одно лето… и тогда. Но все рухнуло в один день. Мошки не стало, а лето словно превратилось в зиму….в самом его начале.

Автор:  POCA [ 19 мар, Вт, 2019, 11:08 ]

Были ли в их с Игорем жизнях кошки? Почему при такой любви такое табу? Неужели никто из них никогда не ощущал, как это приятно, когда проводишь ладошкой по мягкой шерстке, когда мокрый нос тыкается в эту ладошку и под ней будто включается маленький моторчик, как приятно, когда тебя встречают после разлуки и «бодаются» головой в ноги. Ни у одного из родителей не было такого?
Почти что.

Кошки в их жизни были. Но мимоходом. В семье Светы кошек не заводили. Она никогда не просила. Вроде бы стоило. Это могло как-то отвлечь девочку от игры самой с собой. Но не догадаюсь, должно быть.
Могла она надолго «уйти в себя», в какой-то свой закрытый мир и это ее успокаивало. Никогда не придумывала себе воображаемых друзей, никогда не хотела брата или сестру и не мечтала о питомце. Ей было комфортно в своей «ракушке». Жили тогда вместе с бабушкой по отцу.
И она однажды принесла в дом кошку. Светлане тогда было лет 6, то есть почти как Лизе теперь. Кошка была уже взрослая, даже сказать пожилая была кошка. Старенькая. Умерла лучшая подруга бабушки, и взяла с нее обещание – не бросать Тешу. Тешой звали кошку от слова «утешать, утешитель». Подруга была одинока, болела долго и бабушка просто не могла ее обмануть. Да и кошка того и гляди побежит за хозяйкой. Они не могут уже друг без друга. Всегда жили вдвоем.
Достаточно закрыто жили. Так что Теша оказалась не только старенькой, но и очень боязливой.
Нет, дикой она никогда не была. С хозяйкой все делали вместе, а когда уже та не вставала, кошка была всегда рядом. Бабушку Светланы она еще признала. Как кормилицу новую. Потому что знакома была с ней, потому что бабушка тоже была рядом с ее любимой хозяйкой до последних дней. А может и наказала кошке слушаться новую хозяйку перед тем, как уйти.

А вот других членов семьи продолжала бояться. Пряталась, шипела, не позволяла себя погладить. Гладиться не давала даже бабушке. Только не пряталась от нее никуда и всегда приходила на зов. Она скучала. Она переживала свое горе. Она была стара. Может быть, если бы девочке это все объяснили, сердце наполнилось бы жалостью. А так оно наполнялось обидой. Не все идеальные воспитатели. Казалось, будто кошка нарочно не хочет дружить. При этом никого она ни разу не оцарапала. Просто пряталась от Светы и убегала.
А еще приучена была Теша делать свои дела в ванну. Хозяйка смывала. И лотка было не нужно. Но для непривычных к такому людей – это не всегда понятно. Как это так, ты приходишь принять душ, а там -кучка.
Бабушка все понимала, все убирала, домашние тоже терпели. Не переучить уже в этом возрасте.
Но то, что кошка гадит в ванну у Светланы - одно из ярких впечатлений детства. Ей тогда казалось, что все они так. И это ужасно. Она даже перестала сидеть в теплой ванне с игрушками, мылась только под душем. Теша долго не прожила. Примерно года полтора.
Так к рукам чужим и не привыкла, так и стала эта квартира вторым домом. Все очень старались. Даже Светочка ничем не обижала Тешу и не пугала. Но кошка просто ждала своего часа уйти к той, кому оставалась верна. После того как ее не стало, бабушка даже спросила внучку, мол, может кошечку еще в дом возьмем? А та сказала – нет. Теша, первая в ее жизни кошка не породила любовь к кошачьим на всю жизнь. Кошка в доме – скучно. Погладить, не погладишь, от всего прячется, кладет кучки в ванну. Зачем она? Вот такая «программа» из детства. Мошка могла бы ее переписать. Но не успела.

Что интересно, у Игоря случилась практически симметричная история. Что еще раз доказывало их во многом схожесть с супругой. Только там бабушка жила отдельно, а у нее был кот. Боксер. Так его звали. Кот был красивый, но чрезвычайно строптивого нрава. Врагом признавалось все новое, что появлялось в доме. Или все то, что редко там появлялось. Стоило ему увидеть нечто для себя непривычное, как он начинал лупить это нечто своими лапами, точно боксируя. При этом выпускал все когти и бился, так сказать, всерьез.
Отлупил новый диван, которому доставалось аж две недели, пока был признан членом семьи. Ему нравилось постоянство. Чтобы годами вокруг ничего не менялось. Стояло на своих местах, выглядело одинаково. Тогда он был спокоен и даже благодушен. Внука привозили к бабушке не так уж часто… и никогда на две недели.
Так что после каждого визита приходилось вооружаться зеленкой. Как бабушка ни пыталась их подружить, кот все равно находил момент, чтобы выразить свое отношение. Перепадало всем, родителям в том числе.
Когда к бабушке приходил врач, соседка, знакомый, она закрывала кота в чулане. Но они приходили не больше, чем на час. Дети с внуком гостили подольше, да и надежда не то, что их наконец признают за родню не умирала. Умер сам кот. С ним и надежда. Когда кота не стало, Игорю было уже лет 14, но Боксер к старости обороты не сбавил. Только передвигаться стал медленно и слышать плохо. Поэтому избежать встречи с ним стало проще. Но уже если нос к носу сошлись, вспоминал молодость. Вот что за кот? Бабушка его любила. Ее он не трогал. Она – главная. Все остальные – враги. И он защищает «маму» от них. Больше котов бабушка не заводила. Даже не говорила почему. Но Боксер был первым котом в жизни Игоря. Который тоже не особо доказал, что кошки – это хорошо.
Сейчас он понимал, что жили бы вместе, царапанные руки были бы не навсегда, и что не все коты такие. Но тяги не было. Не было ощущения, что в жизни чего-то не хватает. Мошка была ему симпатична, но с ней больше дочка с женой общались.
Он просто не возражал. Потому что ребенку необходимо общение с живой природой. Для того и дача покупалась. Пусть летом общается с кошками, собаками, теленком, цыплятами – это только на пользу. Но лета общения достаточно. Кого-то заводить в дом пока не обязательно.
Вот такая сложилась ситуация.

Корили ли себя родители за это? Что не успели исполнить мечту малышки? Нет, сейчас не корили. Им было совсем не до этого. Они не могил думать о смерти, а в связи с этим о том, чего не успели.
Такие мысли парализовали. А надо было действовать. Игорь подключил все свои связи, добрался до всех медицинских светил. Но все в один голос сказали – больница хорошая, оборудование новое, врач грамотная, транспортировать малышку, тем более за границу – не целесообразно. Если только на реабилитационный период. Сейчас делают все правильно и не надо врачам мешать.
Светлана же добилась разрешения быть с дочкой почти весь день. О чем за этот день только не подумаешь. Сколько раз не возникнет снова и снова этот вопрос «За что?»..
Лезли даже совершенно крамольные, можно сказать эгоистичные мысли. Почему Лиза только одна? Почему они не родили троих детей? Почему не сделали это раньше, наплевав на карьеру? В тесноте, в бедноте – не в обиде. Потому что этого могло не случиться… а если суждено…если вдруг… то было бы, было ради кого продолжать жить…,сохранить рассудок и желание бороться.
Вдруг она будет лежать так год, два, больше? Читала же о таком. Родить малыша, пока еще не совсем поздно? Другого? Предать? Смириться? В какой-то момент она подумала о девочке из соседнего корпуса, с мамой которой познакомились случайно…Валюшке. Валюшке нужна пересадка костного мозга…..и лучшим донором будет брат. Который должен родиться уже через три недели. Родиться специально, спасителем.
Это правильно? Рожать, не чтобы любить, а чтобы спасти? Светлана никогда раньше даже не думала о таком. Да, это правильно. Потому что они будут любить, они не смогут не любить. Просто не смогут. И если Валю не спасут, они не останутся одинокими. Боль тише не станет, но будет спасательный круг, за который можно зацепиться в этом море боли. У нее такого круга нет…
И уже начинается шторм.
И предпринимать что-то именно в ее ситуации – это предать. Это совсем другой случай. Появилось в душе даже некое подобие зависти к беде другого. Господи, о чем это она? Ее дочка может в любой момент очнуться и остаться здоровенькой. А у Вали такая страшная болезнь, такие минимальные шансы, плюс жизнь в постоянно страхе за рецидив. Как она может думать о таком вообще?
Но мы не всегда можем в стрессе контролировать этот процесс. Ее буквально сводил с ума страх возможной потери. И ощущение собственной беспомощности только усиливало этот страх. Когда ты можешь действовать – куда-то бежать, что-то делать, предпринимать – проще. Просто ждать – невыносимо.
Вот так они и ждали. Светлана, Игорь, их родители, Нина, соседи, друзья… и кошка Мошка..
Но как Бог выяснил не только она одна. Ждали и Боксер, и Теша. Да, да, те самые Теша и Боксер, которые вовсе не забыли девочку по имени Света и мальчика по имени Игорь. Они не могли сидеть на Окне…но могли общаться с хозяйками. И Теша теперь знала, как много на самом деле добра для нее сделала семья Светы, и что была не права, не даря им свою ласку и любовь. А Боксер тоже, обретя возможность говорить, многое осознал. И ему было даже немножечко стыдно. Так что котики просто молились вместе с хозяйками…за девочку Лизочку, дочку Светочки и Игорька.
А молитвы кошек, как известно отправлялись к Кошачьему Богу. Как и молитвы людей о кошках. Ангел Свитков ничего не упускал из внимания, когда в деле замешены кошки. Молитвы кошек – Кошачьему Богу. Даже если они о людях, то все равно тот должен знать. Вдруг как Господь услышит только человека. Вот так, собственно, Кошачий Бог и узнал про Тешу и Боксера. Прочел – кто такие? Разобрался. Вот так и рассказал о них Мусе и Трюфелю.
А дни тем временем все шли. Девятый день приближался. Хорошо что Мошка пока не научилась считать. Просто спрашивала каждый раз – сегодня уже? Ей отвечали – нет. Успокаивалась, что вроде как назначенный срок не вышел, надо еще ждать.
А Бог успокоиться не мог.

Не говоря уже о родителях. Они совсем никаких сроков себе не ставили.
Винили ли кошку? Нет, очень косвенно. Себя. Винили только себя. Оба. Сейчас больше всего хотелось быть рядом, когда это случилось. Даже если неизбежное и должно было произойти – быть рядом. Чтобы на вопрос доктора «Как все случилось?» был подробные ответ, а не информация, что взрослых рядом не было. Будто бы перечеркнуто все, что было, будто бы ты сразу ужасный родитель, а главное – всегда был таким. Да, нередко беды с детками происходят прямо на глазах родителей, при их непосредственном даже участии. Но тогда они могут дать четкий ответ и себе, и другим – что пошло не так. И не сходить с ума только от того, был в этом время где-то еще.
Зачем только купили этот велосипед? Девочка даже не просила. Просто врач в школе сказала, что она очень уж худельная, субтильного телосложения, ей бы мышечной массы чуть-чуть набрать, а то в период активного роста могут начаться проблемы. Например, опуститься почка…а девочке еще потом рожать. Да и разные другие моменты. Светлана сама всегда была такой, понимала, что это генетика, но и врача понимала и была с ней согласна. Ходила Лиза по субботам с папой в бассейн, лучше бы ходила теперь два раза в неделю. Обходились всегда дома велотренажером сами, надо было и ей собрать спортивный комплекс…
Хотелось как лучше. Дедушка посоветовал. Вы купите ей велосипед хотя ба на лето. А с сентября уже подобрали подходящий кружок – спортивного танца. Там и спорт, и музыка, и искусство. Без лишних нагрузок – все в одном. Решено.
Жизнь была такой прекрасной. Такой определенной. Оба родителя и у Светланы и у Игоря еще живы и здоровы, вместе и счастливы. У каждого своя дача.
И молодые настояли на том, чтобы все было отдельно. Так лучше сохранять гармонию отношений. И у всех получалось. Дружны стали даже старшие поколения. Вот уж четвертое лето должно было пройти по тому же сценарию, что и предыдущие три. Светлана и муж подбирали тщательно в течение года интересные предложения и проекты, которые можно осуществлять дистанционно, хотя бы частично с дачи. Чтобы Светлана была с дочкой всегда там, а Игорь наездами. Потом последнюю неделю июня девочка гостила в родителей Светы, те уже вышли на пенсию оба. Дальше они втроем ехали к морю еще на две недели, потом недельку малышка жила с родителями Игоря, у них на даче. В свободные от воспитания недели молодые родители отрабатывали все что, что обязаны были закончить перед отпуском, а после занимались ремонтом или здоровьем. Все четко как поезд по рельсам.
На этот раз родители Игоря предложили что-то возможно переиграть, возможно перенести свой отпуск на июнь, взять внучку у себе в самом начале лето, а на море посоветовали поехать в августе. Перед самой школой. Она же теперь ученица, надо набраться сил. И родители готовы были подстроиться под любой график.
Но Светлана не стала ничего менять. Зачем что-то менять, если все работает. Привычка – вторая натура. Сейчас она терзала себя за это. Гостила бы девочка у бабушки с дедом не упала бы. И не дала бы она туда им никакой велосипед. Вот туда не дала бы. А тут? Тут же была совсем рядом. Аллея дубов с дорожкой протянулась между лесом и деревней вдоль поля. Сначала стояли дачи, до них дорога шла полем, потом начиналась эта аллей и до конца деревушки. От конца до конца не так далеко, все просматривается, докричаться можно с края до края.
Уже утром, до завтрака Лиза и Игорь опробовали этот маршрут. Она ехала, он сзади бежал. Все отлично было. После завтрака запросила еще. Папа только-только велосипед из города привез.
А он обещал бабе Шуре помочь антенну на крыше настроить. Обычно Виктор в таком помогал, так его уж несколько годков как нет. Виктор и Игорь были знакомы. Как-то даже Игорь расчет помог сделать по точному расходу материалов, а Виктор ему кое-какие дельные советы по тому, как лучше крышу покрыть давал.
Старикам в помощи ни Светлана, ни Игорь никогда не отказывали. Сами родителей пожилых имели и сами были рядом далеко не всегда. Как старушке без телевизора? С мужем вдвоем живут. Одна отрада – телевизор. Связь с миром. Да и сериалы стали интересные показывать, ток-шоу всякие. Бабы в магазине обсуждают, а она что, хуже других. После грозы сталось с антенной что-то, а дочка будет только через две недели, и какой с нее толк, если сама без мужа. Что она смыслит в антеннах, она бухгалтер.

Там дел на полчаса. Вот и решили. Светлана около своей калитки будет, освежит столбы у ограды. Красить она с детства любила, ее это дело успокаивало своей простотой и монотонностью. Ей тропинку точно до половины видно. А Игорю с крыши вообще вся аллея как на ладони. Девочка все время в пределах видимости. Что не означало, что он все время на нее смотрел. Велосипед слышно. Даже как кричит маме «Я еще раз!» и то можно разобрать. Первый раз он даже помахал дочке с крыши рукой, а она ему в ответ помахала. Зачем он это сделал? Это же было опасно. Первый раз ничего не случилось. А вот другой… хотела, наверное, отцу помахать снова. Руль отпустила. И на этот раз кочка.. или ветка…или кошка. Он был просто уверен в том, что дочка хотела рукой помахать папе своему, только слишком уж заранее начала. Про прядь волос и не думал.
Не видел от в точности как все было. Посмотрел только, когда железо лязнуло. И Светлана услышала. Около девочки через минуты две оба были. Но оба не могли ответить на простой вопрос – как это случилось?
А главное теперь между ними, между родителями стояли личные тайны. У каждого свой секрет.
Чего еще не было никогда, и что еще никогда не шло на пользу любых отношений.
Игорь был уверен, что дочка махала ему…, но не озвучил эту версию жене. Светлана же думала, что дочка ехала и считала секунды, поэтому и была не внимательна.

Была у них игра такая. Они часто играли в математические загадки с числами. Сколько маминых шагов от дома до школы и сколько Лизиных. Потом сверялись.. Сколько метров до того места, куда они собрались дойти и сколько это в шагах. В этот раз, перед тем как поехать снова, девочка спросила «Мам, а сколько секунд до папы?»…Светлана не приняла это как пари… Не было серьезного настроя. Она зрительно прикинула расстояние, предположила скорость движения детского велосипеда и приблизительно ответила «Может 210?»…
Но у них не было уговора проверять. Лиза даже на этот раз не высказала свою версию как обычно. А вдруг она решила проверить? Ехала и считала секунды? Почему мать не запретила ей отвлекаться. Почему не попросила ехать тихо и считать медленно в конце концов! И как о таком сказать мужу. Чтобы он первый раз в жизни сказал: «Это ты виновата».
О да, по работе спорили они подчас яростно. Даже до битья посуды могло дойти и хлопанья дверью. Но всегда только по работе. Чтобы в споре родилась истина. И она рождалась. То один был прав, то другой. Пар успешно выпускали.
Но в домашних делах, в воспитании дочки, во всем остальном никто из них не обвинял друг друга никогда. А тут сразу в таком. Не просто в синяке на коленке или насморке после бассейна.
Игорь и то не мог решиться признаться в своей вине. Так вот и винили все себя кто в чем. Нина винила за Мошку, Мошка винила за Падлу, Светлана за этот счет, Виктор за эту крышу..дедушка за совет с велосипедом, бабушки за то, что не вмешивались в процесс воспитания. Может избаловали бы, но беды избежали. Играла бы со сто первой куклой или даже с котенком во дворе спокойно…и было бы все как у других. У других – продолжается веселое лето!
И Бог, и даже Муся понимали, что им надо показать как оно было. Все, до малейших деталей. Как? Через сон, как по-другому. Через Мошку.

Но нельзя было переусердствовать. Если Мошка сама еще раз увидит все, то опять может неправильно что-то понять. Она все-таки кошка. Только только «перепрограммировали».
Значит надо как-то «заложить» в ее сознание запись, чтобы она лишь показала ее, и не видела снова сама и не помнила. Или послать кого-то вместо нее. Кого? И насколько это возможно?
Хранительницу Снов? Ей самой нельзя спать, не положено, мало ли что и как. Нельзя оставлять шатер без контроля. Эмоциональную Муську? Эта того гляди и лишнего чего покажет или напутает. Бодрствуя она себя все же контролирует, а во сне как знать.
Оставался один кандидат – Трюфель. Мошка в свою очередь пусть приснится Нине. Спокойная, счастливая, вместе с Виктором и другими общими знакомыми. Вместе с белым Тимофеем. А Светлане кто-то расскажет всю правду другой. И это должен быть кто-то выдержанные, спокойный, уравновешенный. Как Трюфель.
Такой сон не вернет матери дочку. Такой сон даже на подарит успокоения, но даст ответ хотя бы на один из возможных вопросов. Показать сразу и всем – не вариант. Все настолько взбудоражены происходящим, что вряд ли спят больше часа без пробуждения вообще, а уж особенно одновременно. Надо выбрать цель. В идеале отца и мать. Может хотя бы этих двоих получиться застать спящими вместе 10 минут. Дляпоказа больше и не надо.

Автор:  Чупакабра [ 19 мар, Вт, 2019, 13:04 ]

Наташ, жду с нетерпением продолжения! ^^

Автор:  Сардуся [ 19 мар, Вт, 2019, 20:48 ]

И я, и я жду! После "За мостом..." я начала задумываться правильно ли поступила, взяв двух подобрах почти сразу после ухода Сары (кошка моя - трёхцветка), не дождалась возвращения. Читая Ваши повести - успокоилась, значит так было надо. Сара умерла на 21 году жизни - а вдруг это была 9жизнь. И те - кто сейчас у меня - ее посланцы.

Автор:  POCA [ 21 мар, Чт, 2019, 14:27 ]

Рада, что кто-то ждет.
:||:


Глава 10. Падла. Сон.

В ожидании очередного вечера у Бога и не теряя надежды, что вот сегодня они будут праздновать счастливое пробуждение Лизы, Муся все размышляла о кошках. Точнее о первой в жизни кошки каждого.
Вот она всегда гордилась тем, что первая личная кошка в жизни мамы. Но до каждой первой личной, должна же быть первая вообще. Или даже несколько первых. И Бог знал, что сама Муся была одной из них…

И роль этих первых до личных породить желание заиметь свою. Да, они могут быть самыми разными. Ласковыми, дикими, уличными домашними, главное итоговый счет. В пользу кого. Тех, кто «уговорил» или породил сомнения.

Вот ведь как с Тешей и Боксером получилось. Они породили сомнения. В столь юном возрасте Светланы и Игоря, когда любая деталь может повлиять на всю жизнь. Почему так получается? Не каждая кошка создана и направлена свыше чтобы творить добро? В смысле всеобщей любви к кошачьим.
Однако, котяток обожают почти все. Хотя бы на картинках. Значит отчасти творить получается. Но если бы каждая кошка побуждала бы сразу жаление заводить свою, не было бы столько на улицах бездомных зверушек. А туда же тоже попадают в том числе уже из заведенных личных.
Сначала хотят, верят что любят, а потом? Ложная любовь, ошибочная? А как она появляется?
Сделала кошку лужу или кучу не в том месте – за дверь. Оцарапала ребенка – за дверь.

В этом плане Муся прониклась уважением к бабушкам обоих героев. И кошку старушку никто не стал переучивать и Боксера на мороз не выставили. Могли? Да, могли. Мало ли кто кому что обещал. Да и ребенок по-любому дороже кота, свой родной. Внуков любят даже сильнее детей.
Радовало, что были такие понимающие люди. Но всякие вопросы все равно оставались.
Неужели это теперь навсегда? Вот и Мошка не успела исполнить свою роль первой не личной, но ласковой кисы. Не переписала историю. Или переписала? Потому что Лиза хочет котенка!
Лиза однажды подрастет, однажды станет самостоятельной, вольной решать, кого из питомцев себе заводить в дом… И вот тогда, тогда она обязательно вспомнит ее – Мошку.
Но Мусе хотелось, чтобы и родители девочки получили свой второй шанс. Очень хотелось. Нельзя сдаваться, если первый раз что-то не задалось. Вселенной нельзя сдаваться. Даже плохие хозяева, возможно, заслуживают второй шанс, как и не очень хорошие родители тоже.
А тут даже не ясно, какими бы стали мама и папа Лизоньки хозяевами. Если такие замечательные родители, вдруг и хозяева самые лучшие? А кто-то из котов тоже не получит шанса убедиться.
Первая кошка – это серьезно. Это как первый поцелуй, первая любовь, первый ребенок. Все то, что запоминается на всю жизнь, навсегда. И если первая любовь вдруг случилась несчастной, не значит, что не придет вторая и не принесет того, чего ты хочешь и ждешь. Мусе очень и очень хотелось, чтобы Лиза не просто очнулась.
Чтобы она очнулась и вспомнила о своей мечте - о кошечке или котике. А на радостях родители не откажут. В такой момент не отказывают. Вообще больным во всем потакать принято, а уж в сложившейся ситуации, сама Муся, будучи на месте родителей сразу бы десять котят взяла. Всех пород и расцветок! Чем больше кошек – тем больше счастья. И каждый цвет играет свою роль, как Бог же рассказывал.
Вот о чем размышляла Муся между своими райскими делами. Она снова видела во время экскурсии на Окне грустную Мошку. Скорее бы уж или Лиза проснулась или Кошачий Бог что-нибудь придумал.
А он и придумал – сон. И хотел было уже нынче осуществить свой план, как вдруг понял, что для более точной детальной и яркой трансляции тот, кто передает сон… должен сам образно и детально все представлять. А этой истории не хватает пока еще одного образа – Падлы.
Думал, что птица не главное, что про нее напоследок. Но если вдуматься, то она была непосредственным участником событий. И в этом контексте важнее чем Нина, Виктор, Светлана и Игорь и другие герои, про которых Бог уже рассказал, включая котов и кошек.
Значит сначала он должен дополнить сюжет образом птицы. А потом…потом поручит Трюфелю показ.
Рассказывать вот только о нем Мошке или не стоит? Вроде бы надо взять у нее разрешения. Но это значит всколыхнуть сомнения по поводу возможной собственной вины. Придется просить совета у Хранительницы Снов. Раньше как-то такого посредничества он не практиковал. Муся там какую-то историю вроде замутила однажды с котенком…или нет? Столько уж было тут разных случаев и истории. А с появлением баламутки Муськи и разного рода исключений и экспериментов. Что ж, будет еще один.
Но сначала расскажет о Падле.

Вечером Муся и Трюфель снова были готовы слушать. А Лиза пока так и спала.

Сразу оказалось, что не все черные птицы – это вороны. Самое название было дано таким птицам за их окрас. С одного из языков похожее слово переводилось как жженый, горелый. По принципу, как иногда люди называют черных котов Угольком или Дымком. Только это была не кличка, а название вида. Однако не все птицы с черным оперением – это вороны.
Есть грачи, есть галки, а что самое удивительное ворона и ворон – разные птицы! Родственные, но разные! Не то чтобы ворон это как кот, а ворона это как кошка. У воронов своя пара, у ворон своя – он и она.
Вот это было для Муси настоящим открытием. Для Трюфеля тоже. Он вообще ворон видел только в окно городское. Муся помнила, что да… в деревне были разные черные и черные с серым птицы. Одни побольше, другие поменьше, у одних были серые бочка, у других нет, одни летали большими стаями, другие в одиночку или парами. Четко она умела определять только сорок. Эти горластые, длиннохвостые и с белым. И голосок такой противный у них.

Мало того, у самих ворон есть много разных видов. Ну как пород у кошек. Все они вороны, но разной породы.

Кем же была Падла?

Падла была не вороной, она была самкой вОрона. Именно поэтому отличалась от большинства птиц в деревне. Своим крупным размером, своей сметливостью и можно даже сказать мудростью.
ВОроны – чрезвычайно умные птицы, по мнению ученых обладающие интеллектом.

Именно поэтому про них сложено немалое количество разных историй и легенд, в том числе мифических. Впрочем, как и про ворон. Люди тоже не всегда способны их отличить.
Но Падлу они отличали. Она была очень крупная и вся черная. Даже лапы.
Вороны в отличие от ворон не селятся в крупных городах или непосредственно среди людей.
Даже если это деревня, то выберут самую окраину какие-то деревья, куда редко приходят люди.
Еще не сбиваются в большие стаи, а выбирают себе пару нередко на всю жизнь. И хранят верность.
При этом птицы хорошо приручаются и могут долгие годы жить в неволе. Дольше, чем в дикой природе, нормально контактируя с хозяином.
Но Падла не была домашней и ручной. И предки ее тоже не были.

Все это было так интересно и ново, что Муся слушала, затаив дыхание, не перебивая и не задавая вопросов. Только пыталась вспомнить были ли у них на даче именно совсем черные большие птицы, которые реже взмахивали крыльями в полете, чем другие, умели подражать голосам и жившие парами. Не вспомнила. Но ей казалось, что она очень и очень четко таких представляет. Может видала?
Живут в дикой природе вороны до 20 лет, в неволе дольше.. Ну прямо как кошки. Те тоже на улице долго не живут, а дома да. Хотя … редкая кошка на улице протянет и больше 10…Выходит вороны даже более живучие…

Этого Муся про птиц и не знала. Вообще думала они каждое лето новые берутся откуда-то, как бабочки. Подружек среди птиц как-то не завела, чтобы узнать побольше. Мелких ловила, какая ж это дружба, больших сторонилась. А после того как от соседского петуха еле лапы унесла, так с тему, у кого клюв больше когтя на связывалась.

Автор:  POCA [ 21 мар, Чт, 2019, 14:28 ]

Падла была долгожительницей. Ровесницей Мошки. То есть помнила ее котенком и продолжала жить.. У нее все в роду были долгожители. И все друг на друга похожи – крупные, сильные, умные.
Когда-то в здешних краях было шесть пар Воронов. Они жили на старых ветлах на самом краю деревни.
Там, где раньше протекал ручей. Сейчас речка осталась, а ручей пересох. Однако в низине сохранилась топь. Там почти постоянно было влажно, а после дождей эта канавка напоминала болото. Ветлы были старые-старые, само место для людей бесполезное. Ни грибов, ни ягод, ни травы на покос.
Того еще и гляди сук отломится. Так и случалось. Часть веток старых ветел была уже давно сломана. Поэтому ходить там стало совсем проблематично. Раньше еще через это место путь из леса можно было срезать, под бревнышкам через ручей, теперь обходили все. Только ноги ломать
А деревья не вырубали. Вроде никому не мешают. Галки и вороны облюбовали тополя у дороги и некоторые дубы.

Так что Падле тут было спокойно. Только из шести пар постепенно осталось три птицы. Отец самой Падлы, она и ее спутник по жизни. Одна пара улетела, а мать Падлы пристрелил кто-то. Из ружья.
Со страха или по глупости.
Никогда эти конкретные птицы ничего плохого людям не делали.
Но пугали. Пугали изрядно. Из-за примет и предрассудков.
Кто-то считал, что черная птица – проводник между миром живых и миром мертвых. Не зря их на полях сражения бывает так много. Кто-то верил в примету, что если ворона пролетела над домом и каркнула, быть смерти в доме том. Да вороны стаями летали над деревней. И галдели тоже все. Особенно по весне. Если верить конкретно в эту примету, вообще бы живых людей на земле не осталось. Но если есть примета, есть и верящие.
Но что птицы могут чувствовать смерть – правда. Потому что они падальщики. И вороны, и вОроны. Вот почему там где война – там и птицы. Люди еще полагали, будто бы увеличение популяции – обязательно к войнам. С какой стороны не посмотри на эту птицу – ничего хорошего

Среди горожан и дачников суеверий было меньше. Но любви к птицам, причем не важно кто это – ворона, грач или ворон не наблюдалось. Чем крупнее птица – тем страшнее. Есть все такое выражение – накаркать беду. Или когда люди бояться чего-то, что может произойти частенько говорят «не каркай» или «не накаркай»
В общем вороньему роду с людской любовью однозначно не повезло.
Времена меняются, но стереотипы остаются. По-прежнему, даже в кино и литературе ворон – некий спутник черных сил или предвестник чего-то плохого или же вообще наделен некой магией.
А колдуны и маги заводят их в качестве питомцев.
Еще вороны хулиганят во дворах.
Растаскивают мусор… забивают печные трубы ветками, в общем ведут себя достаточно беспардонно и скверно. И как тогда дать ответ на вопрос – зачем стреляют и почему застрелили конкретную птицу? Мать Падлы вообще не была виновата ни в чем. Семейство вело отшельнический образ жизни, они даже в деревню все вместе никогда не летали. Всегда кто-то один, на разведку.
То есть люди почти не видели их вместе. И казалось, что это на всю округу одна такая огромная черная птица. Она, что живет вечно? Когда застрелили… появилась опять! Мистика? Это нагоняло еще больше страха на суеверных. Так что Падла – собирательный образ. По сути любой из ее семьи. Одна. Так теперь это стало правдой. Она уже три года как жила на старой ветле одна. Потому что «муж» умер от старости, да и ей уже недолго осталась. Но пока жилось – жила. И исправно выполняла свои обязанности – своего рода санитара.

Откуда это у них в семье пошло и как повелось? Кто знает. Тут и бои шли, тут и скотобойня раньше была и падеж скота. Давно. Но каждая птица передавала своим детям свои навыки.

Падла умела чувствовать смерть. Нет, она никогда не летала над крышами и не каркала.
Люди давно уже сами решают проблемы такого рода. Да и не чувствовала она приближение смерти за год, за месяц или какую-то несчастный случай. Не было никаких мистических способностей.
Сметливость была. Осторожность была. Инстинкты хорошо развитые. Но не более того.
Она могла чувствовать смерть, когда та уже прикоснулась а чему-то живому, когда уже повела за собой и нельзя ничего сделать. Будь то цыпленок, котенок, старая мышь и еще кто на деревне.
Дух тогда рядом уже особый. Его и кошки могут чувствовать, и другие звери. Не люди только.
Кстати, кошки относятся в хищникам и тоже могут питаться падалью, если это борьба а выживание. Муся в ужасе была от такой новости. Даже не стала просить Кошачьего Бога привести пример….Но если он говорит – значит правда.
Так что ворона или ворон около падали – не удивительное явление.
Только люди порой путали причины и следствие. Увидев где-то поблизости Падлу думали, что это она накликала смерть курицы или кролика. Нет, это смерть окликнула ее.
Все слегка наоборот. А уж если она уносила мелкую добычу типа цыпленка с собой, почему-то ненавидели сильнее, чем коршуна, который делал ровно то ж самое, только с живым и совсем здоровым. Почему так? Такие вот эти люди.
Парящий коршун наравне с опасениями вызывал у них восторг, а летящая Падла одно негодование.

Правда связи появления этой приметной птицы с уходом из жизни кого-то из местных жителей среди людей установлено никогда не было.
Поэтому ее не любили, боялись, но не паниковали при виде. И на том спасибо.
Гоняли. Сочиняли разные истории. Иногда пугали непослушных детей.
Для детворы Падла была развлечением. Увидят и давай убегать прятаться, будто она к ним, а не по своим делам летит.

Такая вот непростая судьба. Вроде хорошее дело делает. Санитарит. Когда какая крупная падаль – вроде теленка в лесу или собаки… и сородичей разных видов созывала на подмогу. Люди вроде должны были понимать, что все во благо. Но не понимали. Разве что некоторые. Меньшинство. Но в этом меньшинстве были и родители Лизы. Они не стали объяснять малышки все особенности питания этих птиц, просто сказали, что бояться Падлу нечего. Ничего она плохого никому из них не сделает.
Но если видели птицу в саду, всегда шли проверять, не валяется ли на там где-то дохлый крот или мышь. Чтобы выкинуть. И чаще всего да, находили. Когда воробышка, когда ежонка. Выходит что Падла даже помощница.
Боялась ли ее Мошка? Немного. Она как-то видела, как Падла несла в лапах маленького слепого котенка. Убила? Нежели?
Но потом сама же обнаружила еще двух таких в канаве за забором.
И поняла – убила котят не Падла. А человек. Перестала бояться? Почти. Чем больше следила за птицей, тем больше уважала. А это уже не страх. Видела как еще она стащила котенка прямо из гнезда в в овечнике, где кошка их родила. И хозяйка кошки это видела. А потом еще Нине рассказывала. Мол, представляешь Падла мальца утащила того ,что родился с чудным ртом, что сосать не мог. Не жилец. Отмучался. И обе женщины пришли к выводу, что ворона не дура совсем, что выбрала того, кому жить было не суждено. Опознала ведь как-то и поняла. Только у Мошки тогда страх совсем как будто прошел, а у баб все равно ж остался. Не дура, не дура, а стремно как-то. Шибко умная тоже опасливо. Она ж птица. Или еще кто в птичьем обличии? Тут и креститься в пору начать. А кто ее в те разы с этими котятами еще по деревне видел? И каждый подумал – убийца.

Так что Падле жилось среди людей несладко. Показывалась она им на глаза нечасто.
Что Мошка совсем плоха почувствовала птица еще накануне. Будто бы уже радугу, ее очертания, ее будущее место над полем увидела. Поэтому и присматривала. Если хозяйка сама поймет и будет рядом – хорошо. Но кошки эти вечно порываются из дома уйти. Или смерть их сама уводит? Вот И Мошка куда-то собралась. Глаза старые уже и у самой Падлы, но все еще видят.
Надо же. Еще недавно котенком была…Да она будто вчера была молодой птицей. Только только на взрослое крыло встала.
И потомки все разлетелись куда-то. Неужели в деревне она последний ворон? Грустно как-то. Еще пара в соседней деревне живет, может даже ее же дети, может потом снова ветлы обживут. Плохо быть мудрой птицей. Думается вот всякое. Вон пустоголовы сороки – стрекочут и стрекочут себе, путобрешки.
Но в тот день ее делом было – проверить, что с Мошкой сталось. Может самой оттащить куда или позвать остальное воронье…Может покружить над тем местом, чтобы Нина увидела и догадалась? План с Ниной ей нравился больше всего…
Мошке Падла симпатизировала. Потому что черной кошкой жить тоже непросто.
Но все пошло как-то не по плану. Дорогу перелетела нормально, Мошку нашла, даже проверила клювом жива ли.. Нет, теплая еще, но не жива. Да ее и видно на Радуге, вон уже побежала…
А тут люди прибежали, кричать стали. Унесла крылья в лес. Потом узнает, что у них там случилось. Но лишний раз на глаза попадаться не стоит.

Узнала? Да. И сама видела, что не виновата. И знала, что Лиза хорошая девочка и Падлу совсем не боится. Как-то даже крошки печенья ей предлагала насыпать. И в тот день не могла испугаться. Только не время, не время ей уходить. От нее всегда дух жизни шел такой сильный, такой яркий. Дух молодости, дух здоровья. Не должно было так случиться. Падла даже стала чаще в деревню летать, чтобы разговоры деревенские подслушать. Только что она сделать могла? Ей бы в пору ненавидеть людей. Всех, за все. За страх, за ружья, за камни, за имя свое обидное. Но она не могла. Лизу ей было жалко….
Вот говорят эти люди проводник, проводник, между мирами….Было бы это чистой правдой – давно бы уже слетала туда, куда следует, попросила бы за девчонку. И сама просто так не умрешь… по заказу, хоть и по срокам пора. Может Мошка? Может Мошка там за девочку заступится? Они похожи. Обе такие черные. Черный кошки, наверное, следующие по нападкам после ворон.
Так что Падла тоже ждала, что Мошка не подведет и все будет хорошо. Нина ведь ее нашла. Это хорошо. Захоронила как полагается. Прилетела как-то Падла на рассвете на то самое место, где все коты Нины вместе лежали… и попробовала с ними «поговорить». Негромко, чтобы никого не испугать. По-своему, как умела.
Но Нина все равно птицу заметила. Не испугалась.
Просто подумала – иж ты, сидит, Мошку мою помянуть прилетела, почуяла. И не погнала.
Услышала ли птицу Мошка? А вот и да…, теперь отсюда то любую речь понимала, только уже к тому моменту сама сделала все, все что только могла, чтобы за Лизу попросить.
Но то что даже Падла не осталась безучастной ее порадовало. Не зря она о ней ничего такого плохого, как люди, не думала.
Сейчас, когда участие птицы в событиях страшного дня Кошачьим Богом в сознании Мошки было уже размыто, так как оно и привело к заключению о виновности собственной, зла в душе Мошки
не осталось. Только одно беспокойство за саму девочку.

От Мошки о визите Падлы на место памяти и Хранитель узнал, и Кошачий Бог следом.. Есть и у нее душа. И вовсе не цвета вороньего крыла, как подчас называют люди черный окрас. Словно хотят его сделать еще чернее. Зря люди о ней так. Да и о черных кошках тоже зря…

Теперь у Муси и Трюфеля сформировался полный образ всех участников событий того самого дня.
Правда обидно, что Падла имеет такое вот имя. Даже если от слова падаль ничуть не менее обидно… Эх, люди, люди…Неужели за 20 лет никто иначе так и не назвал?

А еще, еще очень хорошо, что из людей никто птицу в тот день в том месте не видел.
Во-первых, эти люди опять все неправильно поймут. Еще выдумают, что за детской душой прилетала, что вон настал момент, когда и до людей добралась. И с детей начала. НЕ жить тогда Падле и умереть не своей смертью. Во-вторых, это бы совершенно лишило маму девочки надежды. Сразу бы и страх пришел и вера во всякие предрассудки.
И все могло бы пойти наперекосяк. Падла – она умница оказывается. Еще Кошачий Бог рассказал, что одного котенка один раз даже сама спасла. Месяцев уж двух кот был. Сам на улицу вышел, сам в таз с водой с лавки упал. Дело нехитрое. Таз глубокий, бортики скользкие…тонуть стал. Естественно, смерть тут де подоспела, рядом встала, ждет, душок свой испускает.
Падла было сначала повелась, прилетела, а потом поглядела, поглядела, да нет….ту смерть еще и прогнать можно. Просто вытащила обессиленную тушку на траву. И улетела прочь. Больше ничего сделать бы не смогла. Выживет – молодец, нет – значит вернется к нему совсем скоро. Но котик выжил. И прожил весьма неплохую и долгую жизнь.

Падла даже этот случай сама почему-то вспомнила. И полетела на то место, где все с Лизой случилось. Будто хотела проверить, была ли тут вообще смерть поблизости, может надышала, может натоптала, а может и вовсе не приближалась. Ничего не почувствовала. Совсем. Только дает ли это надежду или лишь говорит о том, что поздно с проверкой свой явилась?
На этот вопрос не было ответа.
Иногда в сказках можно прочитать «Он был старый и мудрый ворон». И в этом случае часто птица дает героям какой-то ценный совет. Падла была старой, Падла была мудрой, но сказки в ее жизни не было.
Этой же ночью Кошачий Бог решил устроить показ. Кроме как в ночи родители уже давненько не оказывались вместе надолго. В больнице ночью находиться было нельзя. Так что были дома. Это было тяжело. Это было невыносимо. Все время казалось, что девочка спит в своей комнате. И будто бы все хорошо, кошмар лишь приснился. Сейчас откроют дверь детской, а она там, мирно сопит, выставив из под одеяла пятки.
Но организм – не вечный двигатель, он не может не спать совсем. И они должны спать ради дочки. Чтобы на утро быть в силах принимать адекватные решения, оперативно предпринимать любые необходимые действия.
Хотя бы два часа сна. Первые две ночи не спали больше получаса. И то по очереди. Не выпускали из рук телефон. Вдруг позвонят и скажут, что Лиза очнулась…
И при этом ужасно боялись услышать звонок. Потому что среди ночи с хорошими новостями звонят редко, оставляют их до утра. А вот с плохими….
Человек во всему, говорят, привыкает. Жить в стрессе, в горе, видимо тоже. К этому моменту родители по ночам ненадолго засыпали. Наговорившись и убедив себя в том, что завтра, завтра обязательно все будет хорошо.
А еще… еще во сне Лиза всегда была здоровой и веселой. И Светлана все время пыталась, там, внутри сна сказать дочке, чтобы просыпалась и они снова будут вместе. «Я не сплю же, мама, ты что?» - смеялась малышка. «Я уже большая, чтобы днем спать!»…
Игорь в эмоциях был более сдержан. Он мужчина. Он должен поддерживать жену и не дать ей отчаяться. Он изучил массу литературы по подобным состояниям, он даже рассчитал вероятность того, что все исход будет позитивным. И не такой уж маленькой эта вероятность пока оказалась.
Это обнадеживало.
Больше всего его беспокоило то, что врачи не могут объяснить почему так получилось. Во всех изученных им случаях практически всегда была первопричина – серьезная травма, воспаление, опухоль, послеоперационные осложнения, инфекция в конце концов, а тут максимум – легкое сотрясение. Не приводит оно к коме.
Но что не спать нельзя – он понимал. Тем более, когда ты за рулем. И чтобы в любой момент сорваться в больницу надо быть без тумана в сознании. Оба пытались поспать.

Однако разведка уже донесла Кошачьему Богу, что удается им это обычно с промежутке с 3 часов ночи до 5 утра…..
Значит надо рассчитывать на это время.
Переговоры с Хранительницей Снов дали следующие результаты. Мошка – важное звено цепи.
Потому что Мошка была на месте трагедии, потому что Мошку знают лично те, кому предназначен сон. Но ей на самом деле не стоит переживать все пережитое снова. Поэтому она станет проводником. Проводником для сна, которые покажет Трюфель.
Ей это будет полезно. Потому что она сейчас должна ощущать свою значимость и причастность, понимать, что не просто ждет, а делает что-то конкретное, чтобы помочь. Значит сон будет как повесть, из трех частей. Пролог, основная и эпилог. Пролог и эпилог покажет Мошка. Она введет в сновидение, она выведет. И ее роль будет в том, чтобы показать, что на облаках Лизы нет, а те, кто есть, кого родители могли знать и помнить, включая котов – за нее молятся.
А вот Трюфель вернет спящих в тот самый страшный день. Им в отличие от Мошки надо видеть подробно, как это было.
Поэтому в шатер пойдут они вместе – Мошка и Трюфель. И лягут рядом, обнявшись. А уж дальше дело Хранительницы, как сделать так, чтобы показ состоялся и был таким, каким его Бог задумал. В этот раз не стоило рисковать и позволять кошке самой сочинять свой сон.
Она просто счастлива была помочь. Счастлива была, что ее позвали на столь важную роль. И еще больше счастлива о того, что Кошачий Бог не обманул. Не забыл. А помнит о Лизе и даже что-то делает до истечения назначенного срока.
Так что Кошачий Бог занялся ночными сотворениями, а у Шатра Сноведений собрались Муся, Хранительница, Мошка и Трюфель.

В ту ночь оба родителя увидели странный сон. И Светлана, И Игорь. Они видели рай. Рай для людей. В нем видели родных и другие знакомые лица. Там как будто бы была жизнь.
Но с бабушками, с прабабушками Лизы были подруги, были кошки, не только Теша и Боксер, которых сразу узнали, но и другие какие-то. Видно те, что были еще до знакомых. Но не было Лизы. Никто не ждал ее, никто не готовился встретить, никто никуда не вел за ручку. Все были спокойны. И не грустны. Но как будто знали о случившемся. Как будто рассказывали друг другу что случилось….
Это была часть Мошки…
А потом включился Трюфель. И родители увидели все в малейших деталях. И как пролетела Падла, но девочка не испугалась. И как Падла кружила над Мошкой, которая никому дорогу не перебегала, а у же лежала не поле, и под велосипед не попадала. Да, были были у Кошачьего Бога сомнения по поводу птицы. Может ее вообще не показывать?
Ну тогда и Мошку не стоит. Если уж как было – то как было. Люди, не Мошка, она в состоянии не запутаться в фактах. Плюс ко всему очевидно, что птица и девочка не связаны даже мистически, какими-то там суевериями. Птица летела к Мошке. Это правда. А правду люди и ищут. Поэтому принял решение показать все без утаек, ну и рассказать поэтому еще до показа помощникам своим все про Падлу.
И то, как дочка попыталась заправить упрямую прядку под шлем было хорошо понятно, и как подпрыгнул велосипед и потерялось управление. Как малышка закричала и ударилась. Да, шлемом прямо об дерево.. Но не казалось, что сильно. Потом родители увидели себя, бегущих к дочке с разных концов дорожки.
Затем вдруг промелькнул Виктор. Который гладил черную Мошку по спине и говорил «Не, переживай, все обязательно будет с Лизой твоей подружкой хорошо и с Ниной нашей тоже»…
Это уже снова была Мошкина часть – эпилог.

А потом вдруг показалось такое, что и объяснить было сложно чем-то, кроме переутомления.
Потому что все что видели до этого объяснению поддавалась. Мозг постоянно пытался восстановить события того дня, оба родители просили небеса, и всех, всех кто любил Лизоньку им помочь, они часто думали о рай, о судьбе, о душе, о теле. Поэтому и сон мог быть таким.
Они часто общались с врачами. Ничего удивительного, что сознание переключилось на больницу, на палату, на спящую Лизу. Как она просыпается и тянет к маме ручонки снилось почти каждую ночь.
Но на этот раз доктор был большим и белым котом. Причем руки, ноги – все было как у человека. И белый халат. Но сама голова – кота. С ушами, усами, все как положено.
Совершенно белоснежного. В ослепительно белом халате эта фигура походила на Ангела.
Только стетоскоп на груди был как медальон.
Большой, высокий, весь в белом, стоящий рядом с кроватью девочки человек с головой кота. Он не мяукал по-кошачьи, он не говорил человеческим голосом, он просто стоял рядом и смотрел. По-доброму так смотрел, спокойно. Так спокойно, что спокойствие это достигло даже души самой Светланы. И души Игоря.
Кто подослал этот сон? Кто запрограммировал его? Откуда и как он вообще появился? На этот вопрос не было ни у кого ответа. Будто что-то пошло не по плану. К лучшему? Или к беде?
Или вообще просто так?
Как бы то ни было впервые родители проснулись отдохнувшими, а главное с верой в чудо. Вдруг оно случиться уже сегодня?
И самое главное рассказали сны друг другу. Но только в той части, которую передал Трюфель. Как это было. Все совпало у них полностью. Они видели совершенно одинаковый сон. И теперь точно знают как это было! И каждый знает, что доля его личной вины не так велика, как казалось. Девочка ничего не считала, она никому не махала. И кошки под колесами тоже не пробегало.
Мошка тоже не виновата, зря Нина переживает.
Стало ли легче? Отчасти. Потому что еще в душе появилась вера в то, что жизнь, там, после земной существует. И от этого расставание не так горько? Вовсе нет. От этого появляется надежда, что ты в горе, в молитвах своих не один, что молитвы не уходят совсем в некуда.
А вместе с этим укрепляется вера в чудо. Да, чудес меньше, чем страждущих. Но это не мешает каждому надеяться.
Но эту часть сновидения Светлана и Игорь рассказывать друг другу не стали. Да там и не обязательны совпадения. И бабушка у каждого своя, и знакомые все не таких уж общие. Разве что Виктор с Мошкой. Поэтому и в обликах райских людей каждый может увидеть своего.
А вот дочка и все что с ней связано – общее.

Надо же, Мошка переживает. Значит они видят оттуда нашу жизнь? Кошки и люди?
Это было своего рода откровение для Светланы. Да, может всего лишь сон. Не вещий, а просто так сон. Кино на эту тему снято много, книг написано еще больше.
Не факт, что даже часть правда. Только сейчас Светлане очень хотелось, чтобы было так, как она видела. Ей хотелось поддержки отовсюду, от всех вокруг. Чем больше просьб, посланных во Вселенную, тем выше шанс, что хотя бы одна да будет услышана.
Но рассказывать мужу ни что видела, ни что думает - не стала. Итак заморочила его в последнее время версиями, догадками, предположениями, фантазиями. Всем тем, что давало надежду.
И про кота белого в образе врача или о враче в образе кота тоже не поведала. Как-то это совсем уж странно было. Непривычно очень.
Ей вообще всегда снились достаточно жизненные, вполне себе реалистичные сны.
Может как профессионалу в точных науках. Для ее сознания и рая то было уже многовато, а тут еще коты в человеческом облике.

Игорь, признаться, проснувшись, даже забыл того кота. Так бывает. Что мы помним сон лишь до того момента, пока не открыли глаза. Вот с последним эпизодом так и вышло. Возможно, если бы Светлана рассказала свое ведение до конца, муж бы воскликнул «Надо же, мне тоже он снился, я вспомнил!»
Такое бывает случается с близкими друг другу людьми. Когда даже на расстоянии могут увидеть одинаковый сон. Даже без потусторонней помощи, просто транслируя друг другу, имея тесную связь. Но она не рассказала, и он забыл.
Что ж, новый день, очередное утро. Надо снова ждать. Ждать и надеяться, как бы сложно это ни было.
На это был настроен и Кошачий Бог.
Но даже подумать не мог, что в этот, как раз девятый день, после случившегося…Господь сам позовет его к себе. Как раз по этому делу…

Автор:  Чупакабра [ 21 мар, Чт, 2019, 15:58 ]

Наташ, ну на самом интересном месте! Ждем... :*

Автор:  Чупакабра [ 26 мар, Вт, 2019, 08:11 ]

Наташ, ау! Каждое утро заглядываю, а все нет и нет :(

Автор:  POCA [ 26 мар, Вт, 2019, 09:37 ]

Мариш, мы тут с тобой наверное вдвоем :)))

Сейчас сложнее. Сначала был некий запас глав, а теперь кончился, надо писать дальше уже каждый раз новую главу. День написать, день перечитать на опечатки. Если повесить сразу будет совсем нечитаемо. Чуть пропустил день... и вот.

Но я постараюсь исправиться.
Сейчас переедем с небес на землю, будут земные главы. Эта сложная, переходная, совершенно НЕОДНОЗНАЧНАЯ. Но это лишь фантазии, на истину же я не претендую. Даже не особо претендую на соответствие принятым канонам.
И кто-то обязательно возмутиться именно такому подходу. Но привилегия автора - придумать так, как оно придумалось.

Разговор

Утро девятого дня выдалось какое-то особо тревожное. Знаете, это когда просыпаешься и чувствуешь, что что-то произойдет, только никак не понять плохое оно будет или хорошее.
Примерно так ощущал себя и Кошачий Бог.
В любом случае, он – человек слова. И даже если совсем ничего не случиться, и девятый день сна Лизы будет точно такой же как восьмой, да и день в раю тоже, ему придется признаться Мошке, что установленный ими срок ожидания истек.
А значит он должен был придумать еще что-то. Чтобы успокоить Мошку, чтобы хоть как-то, хоть добрыми помыслами помочь ее юной подружке.
И вот когда, когда он уже начал придумывать правильные слова, которые вынужден будет сказать вечером, Ангел Свитков назначил принес не только свои обычные свитки но и приглашение на беседу с Господом. По какому делу – не сказал.

Но интуиция Кошачьего Бога , которая всегда была неплохой, а после общения тесного кошками стала приближаться даже кошачьей, подсказывала, что его нынешние тревоги и этот вызов как-то связаны.
И затеплилась надежда. Если судьба девочки такова, что ее счастливая жизнь должна была быть слишком короткой? Есть и короче детские жизни. Даже в один день или пару часов….
По крайней мере он сегодня узнает об этом и сможет принимать конкретные решения.
Но ему очень и очень не хотелось сообщать Мошке, чтобы она готовилась встречать малышку. Сердце прямо сжималось при мысли об этом.

Господь был как обычно приветлив и спокоен. И разговор снова скорее напоминал беседу двух давних добрых знакомых, нежели самого Господа с бывшим простым смертным на временной должности Бога Кошек.

-Что у тебя там за история такая с кошкой и девочкой? Ну как поведай подробности.
Откуда Господь мог узнать? На то он и Господь.
Да и сам Кошачий Бог и надеялся, что узнает.
Из молитв людей, из контроля за его райской деятельностью или из вечерних бесед с Муськой и Трюфелем. Хоть как-нибудь да узнает. Может от своих Ангелов. От того же Ангела Хранителя самой девочки. Почему нет? Он же к душе и телу приставлен. К душе? Или к телу?... Все таки к душе, видимо…
Сейчас должно стать ясно.

Не то, чтобы Господь подсматривал или подслушивал, но сведения о том, что в Кошачьем Раю появилась некая кошка Мошка, считающая себя виноватой почти что в смерти ребенка до него не могли не дойти. Потому что маленькая душа маленькой девочки совершился некий переполох, не только в кошачьим раю, отбившись от тела.

С теми душами, которые поступают в рай после настоящей смерти у Господа уже давно свое расписание, и вроде бы все с ними понятно. И тут и третий, и девятый, и сороковой день на самом деле значимы как рубежи.
Но вот с теми, что обитают, как принято говорить, между жизнью и смертью, все каждый раз по-разному.
С умершими Страшный Суд тоже выносит каждый раз индивидуальный «приговор», но это другое. Это распределение по кругам рая и ада, если угодно. А детские души – они вообще чисты и безгрешны, не за что их судить.
Ангел приводит умерших в рай на третий день. Значит Господь непременно узнает о всех «новичках» примерно как Муся и Кошачий Бог узнают о своих. Может не обо всех лично, но о необычных случаях – обязательно.
Но Кошачий Бог прав. И люди правы в своих ощущениях, что есть, есть некая ниша, некий мир, некое пространство, где могут оказаться души тех, кто оказался в пограничном состоянии между мирами. На срок дольше, чем пара дней, когда душа может быть рядом даже с умершим телом.
Вот и Лиза оказалась в числе не живых, не мертвых. Когда дух уже не в теле, но смерть как таковая не состоялась и она не является пока неизбежной.
Возможной, но не обязательной. С разными шансами у всех.
И кто-то должен разобраться, понять, что случилось и определить эти души куда-нибудь.
Здесь не решается вопрос в рай попасть душе или в ад..,здесь идет речь о том жить человеку или умирать.
Хироманты иногда говорят – на одной руке «написана» та жизнь, что нам Богом задумал, на второй – та, что случается по факту. Они могут совпадать, и отличается, как глобально, так и лишь в мелких деталях.
Возможно ли что-то менять по ходу? Все это Господа дела. Может быть даже Вселенной, поэтому Кошачьему Богу, а тем более людям всех тонкостей знать не положено.

Достаточно было открыть лишь один секрет. Что оказаться душа в такой сложной ситуации может, и Господь разбирается, сам лично или через Ангелов помощников – почему.

Вот об этом и решил Господь поведать Кошачьему Богу без особых подробностей.
Что ж, если ради спасения детской души придется поделиться некой информацией, то видимо тоже придется ее «стереть», как Кошачий Бог стирает память кошкам…тогда, когда придет его черед идти в рай человеком.
Сначала Господь выслушал все, что знает об это истории Кошачий Бог. Про Мошку, про Падлу, про то, как это было. Еще один взгляд, еще одно понимание были сейчас не лишними.
Ну в потом дал свои пояснения…

На самом деле таких случаев, когда душа выходит из тела на время и по каким-то причинам не может вернуться в физически живое тело назад не так много. Чаще это случается, при резком выходе из сосуда. В этот момент душа в смятении, она настолько растеряна, что может подумать, что уже находится в раю и даже перед самим Богом, все вокруг меняется слишком резко, что становится сложно отличить земное от небесного. И расслышать, разглядеть вокруг союзников, проводников, врагов. В том числе даже Ангела Хранителя.

В большинстве таких случаев все равно душа не отходит от тела далеко. Все именно так, как думал про себя Кошачий Бог. Душа малышки, если вдруг как-то случайно покинула тело при падении, не должна была удалиться. И да, быть рядом, и да, буквально не отпускать свой сосуд.
Расстаться с телом для души – само по себе очень непростое испытание.
Ведь вместе они были всегда, еще до рождения. Еще когда мама не увидела своего малыша и не услышала его первый крик. А душа и тело уже вместе. И легко не покинет душа даже тело больное и старое. 60, 70, 90 и даже больше лет вместе – шутка ли?
Не важно что чаша стара и разбита, в ней все равно уютно, как было когда-то….

Здесь же молодой детский организм, еще вчера совершенно здоровый.
Да, молодая душа тоже в силу этой молодости не удержалась, не зацепилась. Не должна она была так легко, будто испугавшись, взять и выпорхнуть наружу от не такого уж сильного сотрясения сосуда. Не вода же в бутылке, а душа в теле. Но вот так получилось.

Бывает такое случается с младенцами. До года. У явления даже есть научное медицинское название – внезапная младенческая смерть.
Вот когда неопытная душа вылетает и не может вернуться, даже кажется порой, что без видимой причины. Будто правда пугается жизни.

Тут уже не младенец, но душа оказалась нежная, к потрясению не готовая. Пусть так. Это возможно. Но через пару секунд или минут, она просто обязана была занять снова свое место.
Если уж не сразу, то в течение пары дней непременно.

Даже душа умерших людей, умерших безвозвратно первые пару дней остается на земле. Не обязательно рядом с собственным телом, но на земле. А если хочет – то рядом с ним.
Душа же того, кто по сути не умер почти всегда поблизости, очень и очень близко.
.
В тех случаях, когда клиническая смерть наступает на операционном столе, в серьезной аварии, в любой ситуации, когда в спасении «сосуда» счет идет на минуты, так и происходит.
Душа рядом ждет и надеется на возвращение. И не летит сразу в некую зону между миром живых и миром мертвых. Только если срок ожидания прошел, в тело вернуться не вышло, а тело еще живет.
Да и туда просто так не попадешь. Все равно нужен Ангел-проводник. Не тот самый, который уведет душу на сами небеса после смерти, а тот, что провожает в мир душ с неопределенной судьбой. И в целом таких душ не очень то много.
Потому что большинству за 2 дня после какого-то пограничного состояния удается или вернуть свой сосуд… или лишиться его. Врачи бывает говорят «следующие сутки или следующие двое суток» решающие. Они о другом, они о своем, но по срокам выходит что есть совпадения.

Однако в случае с Лизой докторами такого даже сказано не было. Потому что все ждали, что очнется малышка еще по пути в больницу или сразу же как начнут лечение. Лечить по сути было нечего! Люди после тяжелого сотрясения приходят в себя быстрее.

А что самое необычное и редкое, Ангел Хранитель не смог удержать душу малышки на земле даже положенных два дня. Он даже не успел увидеть эту душу, чтобы за ручку ухватить и удержать, не дать удалиться.

Такое бывает? Да, очень редко. Естественно, Господь просто не мог оказаться не уведомленным о случившемся. Не найдя душу нигде не земле, Ангел Хранитель обязан был доложить. Для Ангелов Хранителей остаться без подопечных – тоже рубеж. Остаться при необычных, не типичных обстоятельствах – испытание. И дополнительная ответственность.

Кошачий Бог слушал и не перебивал. Он понимал, что если Господь позвал, то не только для того, чтобы рассказать всю эту историю. Он явно намерен спасти малышку. Но зачем для этого Кошачий Бог? Кто он по сравнению с самим Господом?
Слушал и ждал ответа на этот вопрос.

Оказалось, что маленькая душа Лизы, когда велосипед резко упал, правда в ужасе выпорхнула из тела. Душа – это нечто эфемерное, нечто похожее на газ, на воздух, на скопление капелек, будто туман. То есть в принципе делимое. Выпорхнув, она словно разбилась, как разбивается чашка на черепки. Для эфемерной субстанции это не страшно. Надо лишь , чтобы все кусочки притянулись друг к другу и стали единым целым. И целое вернулось в тело. Это не страшно, и не сложно для самой души.
Однако, в тот день случилось одно совпадение. Именно в этот самый момент в том же самом месте в рай поднималась душа кошки Мошки. Ее путь был предначертан и понятен. Но вдруг одна летящая душа была словно смешана с другой. Они соединились и перепутались. Как соль и сахар. Когда песчинки уже не могут соединиться друг с другом по размеру и сорту. И кошкина душа, пусть маленькая, но более взрослая и сильная удержала подле себя человеческую, детскую.
Мошка стала невольным проводником. Душа Мошки. Вот откуда ее это беспокойство и чувство настоящей вины!
По сути она виновата. Только вина эта не преднамеренная, случайная.

Для наглядности Господь даже выложил перед Кошачьим Богом глиняные черепки, которые если сложить вместе образовывали круг. Шесть черепков. Но когда Господь собрал этот круг, одного фрагмента не хватало!
То есть душа маленькой девочки разделилась на 7 частей. Одна каким-то чудом вернулась обратно в тело, а другие, другие полетели к небесам.
Это не было чем-то из ряда вон выходящим, с чем бы Бог не был знаком.
Иногда в момент быстрой случайной смерти, чаще всего в катастрофах и авариях, души на самом деле могут зацепиться друг за друга, смешаться. И та душа, которой выпала смерть, оттянуть от сосуда ту, которой суждено выжить. В какой-то момент они могут на время даже слиться друг с другом. Поэтому порой случаются необъяснимые смерти. Когда в катастрофе умирает тяжело раненный человек, а рядом не выживает раненный не смертельно. Нечасто, однако случается.
Во время войн всякое вообще происходит. Там и души всего живого в одной общей беде.
И даже Ангел Хранитель не всегда в силах оперативно разобраться, чтобы помочь.
Душа животных не бродит после смерти по земле, она взмывает на небо, так что душа малышки попала практически сразу в рай. В кошачий? Нет. В человеческий. Почти что
Потому что Врата пропустили в свой рай только кошку, а «кусочки» человеческой души смогли сблизиться друг с другом. Но не смогли соединиться. Потому что одного не хватало. Но Врата человеческого рая то, что прибыло, да без Ангела, тоже не приняли.
Так просто в рай не попасть. Так что оказалась душа на короткое время даже бесхозной, пока Господь не вмешался лично и не определил ей личную «полочку» в своем хозяйстве.
В Лизе теплилась часть души. А это даже больше, чем физическая жизнь.
Можно ли вернуть, вернуть душу в девочку?
Вот какой вопрос не удержался и задал Кошачий Бог Господу.

- Из мира между жизнью и смертью – можно. Иначе бы никто никогда не очнулся. И это по силу Ангелам.
-Так давай, что же ты медлишь?
-В это и вся трудность, поэтому тебя и позвал.

По сути этого не должно было случиться. Если один фрагмент души вернулся в тело, то вместе они должны были притянуть к себе все остальные кусочки как магниты. Если бы душа была рядом, так бы и вышло. Скорее всего даже врача бы вызывать никто не стал. Поцеловала бы мама разбитые коленки и шишку на макушке, почитал бы папа книжку и забыли бы о падении уже к вечеру. Все дети падают. Это детство. Не будь на месте случившегося Мошкиной души так бы оно и вышло.

-Выходит виновата моя Мошка? Что ж делать то?
-Виновата. Но не так, чтобы ее за это судить. Откуда она могла вообще подобное предвидеть? Признаться, я сам не мог. Разное всякое бывало, но чтобы вот именно так – сразу и не припомнить.
-Так почему Ангела со всеми кусочками назад нельзя отправить?
-Душа не только раньше срока от земли удалилась, оборвав связь с Ангелом, она сменила проводника.
-То есть проводником стала кошка?
-Да. Именно. Ты прав. Проводником стала кошка.
И значит обратным проводником должна быть тоже кошка!

-Ну так давай Хранителя пошлем! Мой Главный Хранитель все сделает. Он такой у меня умница, никогда не подводит.
-Не получится.
-Это еще почему? Он вроде бы и Ангел, вроде и бы кошка.
-Ты думаешь, чего я тебя сразу не позвал? Если бы так все просто было, Лиза бы уже дома была.

Я думал об этом. Тяжела для него ноша. Одному не унести.
-Мошка же унесла!
-Не совсем Мошка. Сила притяжения небес в момент смерти для той души была очень сильная.
Как воронка, как втягивающий насос. Это не совсем силы души, понимаешь? Это некая высшая сила, которая помогает слабым лапам по Радуге как здоровым бежать, оздоровляет в пути, ведет, тянет. Силы самой души проявились в сцеплении с детской.
В обратном направлении сложно все. Даже Ангелам сложно.

-А если ты говоришь душа в кусочках? Может быть шесть Хранителей? Каждому по фрагменту.
-Я тоже думал и о таком. Даже уже вызвать тебя собирался. Но шансы на успех тут минимальные, почти нулевые.

-Почему?
-Потому что эта душа теперь особенная.
Она практически достигла самого рая, сразу и очень быстро. Так скажем – пролезла без очереди.

Души, когда возвращение еще допустимо, они не поднимаются так высоко, не подходят к самим райским вратам. Они в нейтральной зоне, если так тебе будет понятнее. А эта почти пережила то, что переживают души умерших. И рай для нее теперь желанная цель, врата тоже как магнит.
Один кусочек тянет к себе…остальные, зовет, но он один. А те, что вместе они на распутье, они будто не могут определиться. Понимаешь? Поэтому и сон такой глубокий, и сделать врачи ничего не в силах.
Но любые Ангелы они небожители. Хранитель твой или мои посредники. А это значит, что они курьеры в оба конца. И душа это чувствует, она это знает, понимаешь? Будто бы знает, что возможен билет обратный
Если что-то пойдет не так, если по какой-то причине душа не вернется в тело надежно, она может, прости за это не очень подходящее сравнение, «увязаться» за ангелами снова! Обратно. И вытянуть еще из сосуда последний фрагмент. Никакой душе такие вот испытания не по силам, не вернешь ее снова, и снова. Это же не теннисный мячик, которым играть можно туда и обратно сколько сумеешь раз.

В работе Ангелов всегда есть риск. Некоторые чудеса, а люди воспринимают их работу именно так, требуют не только таланта и осторожности, но и доли удачи. Легко сказать - Ангел коснулся крылом, Ангел коснулся рукой. Или вот твой Хранитель лапой. Но контакт при этом очень непрочный, совсем легкий не всегда надежный. Потому его никто не видит, никто не ощущает. Малейшее неловкое движение и нет контакта. И нет чуда.
И спросит в отчаянье человек – где же ты был, Ангел Хранитель? Рядом. Рядом был. И очень старался. Но в какой-то раз не получилось. Не коснулся, не удержал, не смог.
Силы зла тоже сражаются за души.
-И нет никаких вариантов? Неужели только «отобрать» как то оставшийся кусочек души у столь юного тела, чтобы хотя бы в раю душа была цельной и упокоилась?
-Как вариант. Самый грустный из возможных.
-А есть хоть один другой?

-Сам подумай. Посредником должна быть кошка. Одной это кошке это не по силам совершенно.
Посредник должен пойти на землю жить! Он не должен стать лишь курьером, за которым можно как за мамкой ребенку в слезах от дверей детского сада напроситься назад домой

-Шесть кошек? Каждой по крупице души? Чтобы создать реальный контакт – тело к телу, душа у душе?

-Вот! Вот зачем я тебя сюда вызвал. Ты должен об этом подумать и как можно быстрее дать мне ответ. Потому что все сложнее, чем ты сейчас думаешь. Я попытался как мог дать родителям маленькую подсказку, что в кошке их будет спасение. Но поняли ли? А потом в кошке и в шести кошках, сам пойми, большая разница. Таких как Василиса немного. Если ты вдумаешься, то увидишь все подводные камни. И никто не в силах отсюда растолковать людям все наши планы. Все очень неоднозначно.

Я предлагаю план. Ты его обдумай со всеми деталями. Это тебе кажется, что кошек у тебя полон рай, пока выбирать не начал на такое дело достойных, кому бы доверить такое мог.
Жду тебя через три дня. Чем раньше, тем лучше. Потому что чем дольше душа будет тут, пусть даже вот так, по фрагментам, тем больше привыкнет к новому своему состоянию, тем сложнее всегда возвращение. Намного сложнее.

А по срокам ты сам понимаешь…итак все получится не за один день. Но иначе видимо никак.
Мошка вот вляпалась, сама того не желая, в райскую историю.
А почему она оказалась именно там и в этом время – нет у меня ответа на этот вопрос. У тебя, я вижу, тоже нет. Возможно, Вселенная глобально решает какие-то задачи, одно из условий решения то, что случилось.
Если мы с тобой сделаем все правильно, каждый свою работу, значит и девочку спасем и Вселенной в каком-то еще добре поможем. Не верю я, что все просто случайность. Не верю и в то, что Лиза, живая, милая девчушка – оправданная заранее жертва. Может быть это нам с тобою испытание? Я, как видишь, тоже знаю не все…
Ступай, буду ждать тебя с готовым решением.

Кошачий Бог был взволнован. Конечно, Мошке он не скажет ни слова о том, что узнал.
А она ведь чувствовала, она настаивала. Вот это интуиция, однако.
Надо дать ей надежду, сказав, что сам Господь о Лизе точно знает, молитвы ее слышит и что они все вместе придумают как поступить.
Вместе? Мда….надо бы привлечь в союзники Мусю и Трюфеля. Эх…сама Мошка то все свои жизни уже прожила. Ее бы направить обратно!!!

Вот было бы правильно. Чтобы она и очередную жизнь прожила с Лизой. Но правила есть правила. И ничего такого Господь про исключения не говорил, даже не намекал. Значит надо думать. Много, кропотливо, ответственно.

Похоже, что сам Господь уже все более-менее решил. Но Кошачьему Богу выпало самое сложное – подбор кандидатов. Шести из сотен…из тысяч, из целого рая? И в такие короткие сроки…?
Поэтому Муся и Трюфель и Главный Хранитель на этот раз были вызваны в шатер сразу по возвращению от Господа, без ожидания вечера. Мошку пока не позвали. Ей все скажут, когда обсудят. Надо обязательно определить и ей какую-нибудь роль.

Автор:  Чупакабра [ 26 мар, Вт, 2019, 10:17 ]

Ух, класс! Давай дальше :!: Очень интересная теория и очень близка моим ощущениям.

Автор:  Сардуся [ 26 мар, Вт, 2019, 18:31 ]

Супер!!! А дальше? А Муся вниз не пойдет?

Автор:  POCA [ 28 мар, Чт, 2019, 11:17 ]

Кто же Мусю назад пустит? Я не собиралась в этой истории.
Потому что она моя кошка, хочется все таки возвращения в семью. Мою, сына, потомков не суть, но домой :D

Дальше пока сидит только в голове. Записывать все сразу сложно. Потому что потом ловишь себя на мысли, что надо было чуть иначе.

Но двигаюсь потихонечку.

Совещание

Совещание в шатре у Кошачьего Бога началось сразу после экскурсий новичков. Многие дела Муся и Трюфель могли отложить, но не это. Провели экскурсии как обычно, но одного из Хранителей пришлось попросить подстраховать «в кресле» на случай, если кто-то из новеньких прибежит уточнить что-нибудь или кому-то из обитателей срочно понадобится Муся.

Кошачий Бог вкратце, но очень понятно изложил все то, что узнал. Что случилось с девочкой, почему она не приходит в себя и какую роль невольно в этом сыграла кошка.
Муся была ошарашена. Чего только не бывает на Свете белом!
Может поэтому кошки стремятся уйти из дома умирать? Чтобы даже случайно, даже гипотетически, не зацепить ни кусочка души кого-то из любимых?
Теоретически это возможно если душа уже не связана или почти не связана с телом, но предчувствуя смерть, кошка же не может быть уверена, что дома кто-то не упадет в обморок неожиданно? А если в доме есть кто-то, кто борется за жизнь, кто болен, ее задача забрать узелок с болезнями, а не душу.
Может поэтому убегают? Сама она уже не помнила, что чувствовала в тот день. Но лапы несли из дома, а не в дом. В дом принесли люди.
Интересная теория. Однако ни обсуждать, ни спрашивать что-то времени сейчас не было. Ей надо было слушать и быть полезной. В конкретном деле.
Сразу стало понятно, что задача с одной стороны простая – подобрать 6 подходящих к возвращению кандидатов.
С другой стороны почти невыполнимая.
Потому что подобрать – только начало.
В ходе обсуждения появлялись новые вопросы, ответы на которые порождали новые сомнения.
Родители малышки вообще не готовы заводить кошек. Даже одну были до сего момента не готовы. Сразу шесть? Это возможно? В Василисином случае – да. Потому что она внутренне была очень даже согласна, не позволяли лишь обстоятельства.
А тут совсем другая история. Все просчитано. Математически. Видимо даже возможное появление питомцев было бы тоже просчитано. Оптимальный размер и уж тем более количество.

Эти люди не возьмут так просто в дом шесть котов. А уж сейчас ни одного!
Их ребенок в больнице, они могут думать только об этом, а не о том, какой красивый котеночек вдруг сидит у подъезда или увязался следом за ногами.

Да, видимо для выполнения миссии передачи души достаточно тактильного контакта кошки и девочки. Но хватит ли одного случайного? Или надо стать хозяйкой животного?
Малышка находится в больнице. Режимном учреждении, вряд ли допустимы даже случайные контакты, тем более шесть…..Даже попасть на территорию затруднительно.

Какой адрес вообще должен быть на том самом заветном ярлычке? Кого указывать хозяином?
Лизу? Саму девочку? Кого-то из ее родителей? Посредника? Кто он? Сколько их? Или предоставить право решать Вселенной?
И что будет, если хотя бы один котик не доберется до цели? Они должны отправиться вниз все одновременно. Вместе, душа к душе. А что это значит? Скорее всего, что родятся у одной мамы. Все шестеро? Это много…Всегда что-то может пойти не так….
Было тревожно.

Но задача собравшихся состояла не в том, чтобы подвергнуть себя сомнениям и переживаниям. Все это неизбежно будет еще впереди. Сейчас надо определиться с выбором.
Так, чтобы не ошибиться. Свести к минимуму все риски. Вот что по сути Господь поручил.

Пришлось даже еще раз поднять летописи жизни и Мошки и всех, кто причастен к этой истории.
Внимательный Трюфель заметил, что и Мошка и Лиза родились в одном месяце. Да, в разные дни, с разницей в годы, но обе под знаком Близнецов!

Эта некая сдвоенность, зеркальность, парность, математичность то там то тут проявлялась в жизни самой Лизы и ее семьи.
Может быть это знак? В любом выборе, особенно когда он широкий, важно определить некий критерий.
Какие-то принципы, по которым ты выбираешь. Как в математике – задать условия.

Было решено почти сразу, что эти кошки или коты должны пойти на девятую жизнь. Причины были всем хорошо понятны. Это своего рода гарантия. Вряд ли такой котенок будет утоплен или не переживет родов. Все с этим были безоговорочно согласны.

Муся сначала предложила изучить внимательно всех котов, кто когда-то был связан с семьей Лизы или даже Нины и Виктора, раз уже так все закрутилась и Мошка причастна.
Однако, выходило, что кто-то прожил все уже свои жизни, другим предстоит не последняя, кого-то просто лапа не поднимается пока разлучить со здешним человеком. Да и все они слишком разные, чтобы составить некую объединённую чем-то общим команду. И наверняка на все готовые сменить земной дом.

Значит что? Значит надо искать среди обитателей рая в серых и черных бусах-ошейниках!!!

По сути им некуда возвращаться. Что, совсем не было дома никогда? Да, восьмая жизнь почему-то не задалась, но были же шестая, седьмая, первая, наконец! И там наверняка были люди, заслужившие принять у себя кота на девятую. Это слегка усложняло для Муси собственную же теорию и предложение.
С другой стороны сузим критерии. В восьмую жизнь на улицу или к не очень хорошим людям кто-то попал потому, что видимо не мог вернуться в условия седьмой. Не стоит углубляться слишком в прошлое, изучая все 8 историй каждого кота. Может его первая жизнь вообще началась лет 150 назад, бегает он тут периодически в том воплощении к хозяевам и этого всем хватает.

Если не было в седьмой жизни кого-то, кто молит во возвращении и ждет, если не была восьмая случайностью, ошибкой или необходимым условием возвращения через испытание и потерю жизни, значит сменить дом и хозяев – не страшно. В девятой жизни точно не страшно. Просто сами кандидаты об этом не знают. Но те, кто выбирает они же в курсе. Кандидаты не помнят и прошлых жизней своих, разве что «серые» что-то из бесхозной. И именно им, сейчас стоящим перед сложным выбором решать, кто должен вернуться не только на землю, но и к конкретному человеку, а кто просто вниз. Вот в чем сложность задания.
Да, надо искать котиков, которым осталась последняя жизнь, и кто не особо может быть возвращен в ту, что была до восьмой. Хотя бы в ту, не изучая ранние…

Эта мысль Муси всем понравилась. Потому что она ограничивала выбор. Цвет бус, плюс девятая жизнь – это уже не тысячи кошек, а может сотня-другая.
И «черные» и «серые» имеют полное право на быстрое возвращение, не надо их подводить ни под какие исключения из правил. И счастья они заслуживают однозначно.

Все одобрили. И Главному Хранителю будет проще изучать летописи жизней. Иначе за три дня никак не успеть.
Кошачий Бог, подумав, внес еще одно дополнение, согласно наблюдению Трюфеля. Близнецы – это не случайность.
У кошек понятие близнецов не совсем такое как у людей. Если у человека два ребенка рожденных у одной мамы в один день – это как ни крути двойняшки. Они могут быть разного пола, даже могут быть не обязательно одинаковы внешне, но они двойняшки. Или тройняшки.

У кошек в помете почти всегда несколько котят. Реже как раз один. У каждого при этом может быть один отец или разные. Но общая семья – не повод считать всех рожденных в одном помете близнецами. Со внешним сходством тоже непросто. Когда люди похожи будто две капли воды – оно очевидно и их выделишь из любой толпы. С кошками не совсем так. Два котенка от разных мам, но одной породы и окраса могут быть настолько похожи друг с другом, что их перепутают даже хозяева! Так что чтобы быть близнецом в мире кошек, наверное, надо родиться у одной мамки, от одного папки, плюс быть совершенно похожими, возможно даже иметь одинаковый души.
И шесть близнецов котов – это скорее фантазия, чем реальность.

Будь то в раю будь то на земле. И Кошачий Бог думал совсем не об этом. Он рассуждать более абстрактно, более условно.
Пусть одним из критериев отбора будет что-то, что можно как раз назвать парностью, симметричностью, зеркальностью или объяснить математикой. Бог даже пока не мог подобрать правильных слов, чтобы объяснить свои ощущения. Что именно он подразумевает под этой «сдвоенностью».
Но Главный Хранитель был уверен, что если заметит нечто похожее, то не пропустит и поймет – это оно! А еще он попросил Мусю и Трюфеля ему помогать!
Вместе они точно ничего не прозевают, не ошибутся и не оплошают.
Кошачий Бог разрешил! Предстояло сложное, но увлекательное дело. Сложное, потому что надо было уложиться в срок, увлекательное, потому что Муся предвкушала как это будет. Теперь не до вечерних посиделок с рассказами.

Надо включаться в работу. Трюфель и Муся будут менять друг в друга на райском посту, попеременно помогая Хранителю. Днем, и ночью. Будет пока не до сна, не до визитов к дедушке и даже не до Окна. Ничего, все поймут, все простят.
Только вот Мошка. Ничего не решили в Мошкой! Как быть? Что делать?
Уйти и забыть про Мошку никак нельзя. Сегодня же девятый день срока.

-Помнишь ту историю, что я тебе поведал, когда кошки вылечили девушку от разных болезней?
-Конечно помню! Но им же было легче. Они были просто кошки-лекари. Душа то у девушки была цела, она была с ней и никуда не уходила. И там было большой дом и другие времена, да? То есть лекари могли туда проникнуть. Это не городская квартира под замком и не больница!
Муся, как обычно, забегала вперед в своих рассуждениях, не дав толком Богу объяснить свою мысль.
-Да, ты права. Там на самом деле было все проще. И если бы не удалось, то хуже бы стать не могло, просто осталось как есть. Здесь с тобой не поспоришь.
Но я припомнил тебе сюжет не для сравнения. А для того, чтобы ты рассказала эту историю Мошке. Я разрешаю.

Ей не надо знать того, что знаем мы. Про собственную роль, про разбитую душу, про все сложности и вероятности, которые сегодня мы обсуждали. Ей надо понять одно. Кошки могут лечить. Я думаю это она уже знает, но надо окончательно и бесповоротно поверить. В то что с небес может быть специально направлена кошка с подобной миссией – лекаря. Что она сама пойти не сможет, Мошка тоже уже понимает. Значит посланник? Самое время сейчас ей узнать все о посланниках и поверить в то, что ее посланник станет лекарем, что будет послан Кошачьим Богом к Лизе. Даже что этот котенок будет одним из шести тоже пока ей знать совсем не обязательно. Просто надо переключить ее ожидания в новое русло. Пусть думает о том, каким он будет, как скоро побежит вниз, как скоро там родится.
Теперь уже всем нам понятно, что пока душа не будет доставлена обратно, девочка не очнется.
А это ты сама понимаешь сколько по дням? Котенок должен не только успеть родиться, но еще и хотя бы научиться ходить, чтобы как-то встретиться с Лизой. И мы не знаем какие на пути у всех них будут преграды. Незачем все это время сидеть у Окна. Это невозможно. Сама ж знаешь.
-Ну да… пока я ждала «своего» появления…я тут разными делами занималась!
-Вот именно, надо чтобы и Мошка тоже. Успокоилась и начала обживаться. По крайней мере до рождения посланника своего. А там уж видно будет как и что пойдет.

Муся была согласна. Но ей покоя не давали сроки теперь. Пока родиться, пока ходить начнет…это понятно….но вот преграды, испытания…

-К Василисе некоторые попали даже взрослыми! – забеспокоилась снова Муся. Это ж и год может пройти?

-Я не знаю. Я верю, что будет не год.

Тут Муся задала вопрос, которого Бог от нее даже не ждал.

-Вот ты говорил, что иногда, когда кошке очень и очень больно, когда ей никто уже не может помочь, а Радуга никак не появляется, человек, хозяин или врач может принять решение «отпустить» кошку в рай. Приблизить эту Радугу навстречу… И если это в благо кошке, если избавит ее от страданий, то это не предательство, а помощь, так?

-Я тебе такое говорил? Неужели? Да, это так. А в чем сейчас твой вопрос?
Кошачий Бог никак не мог вспомнить.
Но мог быть такой разговор. А еще Муся теперь грамотная, она и в Окно смотрит, и даже кошачьи форумы почитывает.
Где уж набралась знаний теперь не всегда и поймешь. Но к чему она клонит теперь?

-Вдруг, вдруг мама и папа Лизы тоже решат ее «отпустить» или доктор? Скажет, что надежды нет никакой и выключит все эти машины!

Нет, в то что эти родители просто и быстро сдадутся Кошачий Бог не верил абсолютно. И Господь, похоже, тоже. И если уж он решился на авантюру, вряд ли допустит каких-то поспешных решений от людей раньше срока.
Но Мусю надо успокоить.

-Ты слишком драматизируешь. Во-первых у людей это разрешено в редких случаях, когда медицина подтверждает, что жизнь поддерживает только машина и ничто больше, что она не теплится нигде и никак. Так вот просто по желанию нельзя принимать решения подобного рода, даже если человеку реально больно! Законы относительно ухода людей очень строгие. И не нам о них судить.
Но случаи отключения людей, находящихся в таком состоянии как Лиза под поддержания жизни на самом деле возможны. И законно могут быть обоснованы. Поэтому твой вопрос имеет под собой основания. Но что правит миром? Миром правит – любовь! А она подчас сильнее любых аргументов.
Давай просто порассуждаем. Даже врачебных. Вера, надежда и любовь – они всегда вместе и рядом.
У Лизы сейчас ничего не болит. Нет боли, нет мучений. Она как маленькая спящая принцесса.
У животных такое состояние почти невозможно. И если бы оно наступило, если бы любимый котик просто вот так будто уснул вечным сном на любимом диване, не каждый хозяин бы решился «отпустить». Даже не имея надежды. Потому что прикоснувшись к шерстке, он бы ощущал ее тепло мягкость как обычно, даже чувствовал бы биение сердечка. Просто такой сон вечный. И кто-то реально сказал бы – пусть так, лишь бы не расставание. Просто для животных такое невозможно.
А было бы, решение отпустить стало бы еще труднее, чем есть. А оно очень трудное – поверь мне.
Я знаю, о чем я говорю.

И знаю, что потерять ребенка для людей в стократ больнее, чем потерять питомца. Это может быть слегка обидно звучит для тебя. Но этот так для подавляющего большинства людей. А значит и принять подобного рода решение о разлуке почти невозможно. Да, люди в конце концов его принимают, но далеко не сразу. Зависит от многих обстоятельств, помимо любви. Иногда человек в коме уже слишком стар, иногда он до этого был сильно болен, иногда теряет силы тот, кто ухаживает и уже не может ухаживать, иногда уход требует денег, которых больше неоткуда взять.
Но в случае родительской любви надежда однозначно умирает последней. Родитель готов отдать свою жизнь в обмен на жизнь ребенка, никто так просто не сдается. Да, силы на борьбу у всех разные, но бьются все из последних этих самых сил.
Но ты сама посмотри на Лизу и ее родителей. Она – маленькая девочка, со здоровым телом, у которой еще вся жизнь по сути впереди. Даже если она очнется через 10 лет, будет все еще очень молодой девушкой.
У родителей есть море, есть океан любви, они сами здоровы, у них есть средства и возможности. С чего это им вдруг сдаваться в своей борьбе за жизнь дочки? Они не сделают этого.

-Никогда?

-Ну на счет никогда я тебе не скажу. Потому загадывать надолго вперед – дело неблагодарное. Видишь, какова она жизнь. Раз и что-то вдруг меняется. У кого-то к лучшему, у кого-то нет.
Но, что в ближайшее время даже думать о таком не станут – я уверен.
Когда люди больше всего верят в чудеса?

-Это я знаю, знаю!. Больше всего в чудеса они верят на Новый Год и в Рождество!

-Правильно! И даже если родители Лизоньки отчаются, начнут терять надежду, они только сильнее будут ждать зиму, чтобы загадать свое самое-самое заветное желание. Возможно, самое заветное за всю жизнь. Не важно, что они уже взрослые. В такие моменты ты веришь сильнее ребенка. И никто раньше ничего этакого даже предпринимать не подумает – я убежден. Я верю что первый год они будут сражаться, как в первый день. Если не вымолят чуда на Рождество, будут ждать дня рождения малышки. Это как личный Новый Год, когда все, кто может помочь слышат мольбу о помощи!
И до Нового года по срокам, прикинь ,мы же с вами как раз успеваем? Я так уповаю на то, чтобы Лиза сама уже наряжала дома елку и забыла про все, что случилось.

-Со своими кошками наряжала, да?

Бог улыбнулся Муське. И вроде как даже кивнул. Но сам точно не знал, как оно будет. И вообще, что будет. Просто хотелось верить самому в чудо.

Чтобы большая елка, чтобы вокруг подарки, чтобы веселая здоровенькая Лиза и 6 задорных молодых котов и кошек скачут по коробкам и пытаются тянуть за праздничный ленточки.
И все счастливы. Не слишком ли идеалистична картинка? Но так это же просто мечта. А какие корректировки внесут Господь и Вселенная покажет только сама жизнь.

Муся успокоилась. Бог прав, до Рождества никто и никого и никуда и не подумает «отпускать».
Значит надо сосредоточиться на первостепенных задачах.

Сегодня же они с Хранителем ночью уже и начнут свой отбор. Уф, аж голова закружилась от осознания своей причастности и значимости.
Трюфель тоже волновался. Но старался не выказывать этого. Он был горд, что его внимательность к деталям помогла и, возможно, даже стала определяющей. Он будет очень, очень и очень внимателен впредь.
А еще очень хотел узнать у Бога, его, его то собственный посланник был наделен какими-то особенными помогательными способностями или нет? Ведь дома никто не болел. А вдруг какие-то другие скрытые миссии у него?
Только спросить все равно бы не решился. Будет просто наблюдать, может однажды и сам догадается. Посланники – это хорошо.
Может быть часть души там, как у Муси и лучше, но посланник тоже приятно. Мошке он обязательно нужен.
Тем более что Нине его посылать сейчас совсем неправильно, она же совсем старушка, у сына тоже с котами все пока определенно, а Лизе, Лизе очень и очень нужен друг.
Как вот только все это будет? Получится ли у них? Нет, прямой эфир, когда не знаешь, что будет через минуту и чем все закончится – очень переживательно. Личное участие, причастность они будоражат, они вдохновляют, но как-то все очень непросто. Неужели у Кошачьего Бога, у Господа, у Вселенной вот каждый день так? Каждый день не просто решения, а судьбоносные? Уф…не позавидуешь им совсем.

Автор:  POCA [ 31 мар, Вс, 2019, 11:02 ]

Выбор

К моменту прибытия Муси в шатер Главного Хранителя, тот уже разложил летописи жизни на две группы – черные и серые. Серых на первый взгляд казалось больше.
Это хорошо? Скорее да, чем нет. Потому что дикая, уличная жизнь она непростая, часто короткая, всегда бесхозная или с какими-то случайными людьми.
Но в ней нет предательства любимого человека, хозяина. Кому-то даже удается приспособиться и быть уверенным, что жизнь такова и она удалась.
Встречаются на пути разные люди, добрые и не очень, но то, что они просто проходят мимо, не замечают совсем, сочувствуют, но не берут в дом – это не есть еще подлость. Не повод записывать в подлецы.
Тогда как, если от тебя осознанно отказывается тот, кого ты любил, кому ты верил – что это, если не подлость? Или даже если ты еще не успел полюбить, но оторван от мамы и вынесен в коробке к помойке? Человек допустил твое появление на свет, значит принял ответственность за жизнь твою на себя. Поэтому, глядя, на это соотношение, Мусе просто спокойнее было думать, что и без сомнения пострадавших от действий людей все же меньше, чем тех, кто пострадал от бездействия или лишь косвенного участия человека.
Однако летописей Косматого была бы именно такой, и лежала бы всесте с «черными»…
И в каждой истории – судьба. За каждой истории кот. Такой вот как Косматый…
Пока не знаешь их лично, история будто бы книжка, которую читаешь и сочувствуешь персонажам. Но когда ты лично знаком…обида будто становится твоей личной.
Общее количество подготовленных летописей было большим.. Это уже отобранных по основным заданным общим критериям. Цвет бус, девятая жизнь.
Как теперь сузить список всего до шести?
И как вообще можно быстро прочитать все это? Если есть какая-то в жизни каждого кота закономерность в смысле «сдвоенности» или «близнецовости» проходит ли она по всем жизням?

Достаточно ли прочитать крайние две, или первую и восьмую, чтобы это понять?

А еще Муся осознала, что все восьмые жизни этих кандидатов в черных ошейниках – это будет тяжелое чтиво.
Это каждый раз история, которую невозможно читать, не переживая, не примеряя на себя. Ей же Хранитель не рассказывает абсолютно всего, представляя новеньких, только главные факты. А сколько чужой боли пропустил он уже через себя! Каждый день…

Однако, Кот-ангел выглядел спокойным и серьезным. Такая уж работа. И не все летописи у него «черные», читать о Мусиной жизни было, например интересно. И о Трюфеле тоже.
Попадались и смешные, и поучительные истории. И в жизни этих котиков, наверняка было, обязательно было что-то хорошее. Просто не в восьмой. А может и восьмой было. Просто финал не задался. Рисунков или фотографий в летописи не было. Просто, когда ее читаешь – образ вырисовывался перед глазами сам собой. Облик каждой жизни.

Хранитель предложить взять Мусе любую летопись на выбор. Какую захочет.
Она интуитивно выбрала «серую», словно хотела себя подготовить к каким-то более грустным, чем уличные истории. Оберегала себя от переживаний? Да, возможно. А потом – «серых» жизней все равно больше! Трюфель чуть менее сентиментальный, Хранитель давно привычный, может они как-нибудь без нее с «черными» справятся.

Она до конца так и не поняла, что имел в виду Кошачий Бог, когда говорил о близнецах абстрактно. Муся восприняла по началу это более буквально, чем сам Бог или Хранитель. Поэтому в каждой прочитанной жизни думала найти какого-нибудь кота или кошку, у которой таки есть брат или сестра полный двойник и везде и всегда они пара. То есть пыталась удержать в голове все прочитанное, чтобы подобрать потом пару? Примерно так. Это было трудно. И ничего такого не подбиралось никак.

Даже никто как Мошка не рождался под знаком Близнецов хотя бы разок. Самое вроде время для появления на свет котят, а Муське пока никто не попался.
Единственное, в чем она убедилась, так что на самом деле судьбы бывают самые разные. Что кто-то после домашней жизни в следующей может родиться на улице, и этому будут причины, что коты меняют дома, меняют хозяев, меняют окрасы, породы, судьбы. Чьи-то жизни растягиваются на 100 лет, начинаясь в одном веку а заканчиваясь уже в другом. С долгими задержками на небесах по разным причинам, не только по цвету ошейника. А чьи-то протекают достаточно компактно. Где-то влияет продолжительность жизней, где-то и досрочное возвращение. Много, много, много всего разного.
Что все может быть запутано, но почти всегда логично и объяснимо. Всегда можно, если читаешь внимательно найти закономерность. Даже какую-то связь первой и девятой жизни, когда они случились в разных местах и с разными людьми.Как Вселенная во всем этом разбирается?
У нее же не только кошки одни на уме. И люди тоже, и все все живое. Может даже жизнь на других планетах, о которой мы просто не знаем. И там свои законы, своя «кухня».
Может быть вообще кошки изначально появились на какой-нибудь звезде, а Господу был прислан лишь образец для подражания? Но это уже совсем другая история.
Сначала Муся читала каждую летопись целиком. С самой первой жизни. И почти всегда находила находила сквозную связь через все. . Цвет глаз, например, или имя хозяина.
Но ничего такого, на что намекал Кошачий Бог. Потом поняла, что так она никому не поможет и ничего не успеет, сосредоточила свое внимание на жизни первой, седьмой, и восьмой.
Первая, чтобы лучше представить личность самого кота. Ведь душа корректируется, но не меняется в основе своей. Седьмую, чтобы понять какой она была и есть ли связь с тем, что не задалась восьмая.

Но вот уже пришло время переменки к Трюфелем, а она так ничего до сих пор и не отыскала.
Хранитель читал «черные» летописи, и кошка заметила, что из нескольких десятков прочитанных в сторону отложил четыре. Значит будет рассматривать их снова? А она даже ничего и не отложила. Ни разу сердечко не забилось – вот, вот, это он, или она… или они…
Ангел не сердился. Он понимал, что Мусе трудно. Он верил, что она справится. Интуиция ее не подведет, значит еще не попалась нужная ей судьба.

Станет ли он перечитывать следом за ней? Да, возможно, если будет необходимость.
Пока они только начали, и ее нет.

И сейчас смена Трюфеля. Ей пора на «в кресло», мало ли кому понадобится.
Когда она прибежала к своему законному месту обитания. Трюфель уже в нетерпении переминался с лапы на лапу. Очень тоже скорее хотел начать помогать, и переживал, что без него уже все сделали, собрали всю команду…
Мошка сказал аж два раза прибегала, никак не могла придумать посланник должен быть котиком или кошечкой. Никак не могла выбрать. Что тут посоветуешь? Разве что еще немножко подумать или предоставить решить этот вопрос Кошачьему Богу. Ему то лучше знать.
А в остальном она первый считай раз была на позитиве.

Трюфель был удивлен, что Муся пока никого не отыскала и со всех лап побежал в шатер. Может ему повезет? Хотелось очень как-то себя проявить, заслужить одобрение а может даже похвалу от Хранителя или от Кошачьего Бога. И в чем-нибудь опередить Муську.
Муся решила перекусить. Только было совсем собралась, как мимо промчались два котенка. О, этих она знает. Два брата-акробата. Это те самые, что пришли по Радуге вместе с Мошкой. Ой, ну и заводные. Сколько раз говорила, не играйте в салочки свои вокруг кресла. Мол, у меня от вас голова кружится. А они все одно за свое. Им может Муська мамку напоминала? Хотя бы раз в день устраивали эту свою канитель.

Как-то даже натоптали на самом кресле. Муся пришла, а там следы маленьких лап. Чьи спрашивает, сознавайтесь. Превратить кресло в чистое и новое – хватит и одной мысли, но что за хулиганство такое?
А они давай друг на друга кивать, как дети в школе «это не я, это он»…

Муся даже лапы попросила показать в целях воспитания. Думала сейчас глянет и по следам точно поймет, чья лапа оставила. Глянула – одинаковые. Подушечки все одинаковые, даже пятнышки на них одинаковые, и форма, и размер им каждый выступ. Не, ну что люди одну лапу от другой не отличат – это понятно. Но вот чтобы она не смогла? Лапы для нее как для людей ладошки. Сразу заметят – разные. Так и пришлось простить сорванцов.
Признаться, она и котов этих так и не училась отличать друг от друга. Только райская магия точно указывала кто есть кто. Бывают же такие похожие. В общем-то полосатики все похожи. Но все равно если приглядеться, то заметишь, будто одна полосочка где-то короче, другая длиннее, одно пятнышко ярче, другое нет. Можно найти отличия. Та же буква «М» на лбу. У кого-то узкая и высокая, у кого-то пошире и ниже. Свою земную Мурыську уже до полосочки, до пятнышка выучила. А тут все один в один. Даже лапочки.

Как-то тогда Муся не придала этому никакого значения. Зато теперь, когда два шалуна чуть не вышибли у нее из под носа миску с паштетом, словно взглянула на них новыми глазами!
Да они может на самом деле близнецы? На них серые ошейники! Жаль только Кошачий Бог может сразу понять, какие жизни прожиты. Вдруг они одинаковы совсем и во всем?
Только можно ли возлагать такое на котят? А почему нет? Ведь когда души летят назад они все уже по сути котята. Зато эти имеют право на быстрое возвращение.

Братья успокоились, сели рядом и уставились на Мусю. Че это она так на них пристально смотрит и ничего не говорит? Откуда им было знать, что в этот момент она пытается все же найти какие-то различия. Не получилось. Потом прилетела яркая бабочка, и котята рванулись за ней куда-то через кусты на поляну.
Мусе уже натерпелось скорее побежать в шатер и спросить у Хранителя все про Чука и Гека.
Такие странные имена дал им Хранитель еще на вратах, потому что как у многих уличных котят имен не было.
Еле еле дождалась пересменки. Мошка за это время еще раз приходила. На этот раз не знала лучше быть пушистым или гладким. Муся спросила
-А кот или кошка ты значит уже решила?
-Не…а, пусть Бог сам решает….сейчас вот думаю гладкий, как я или пушистый как ты?
-Если как я тогда кошка. Черепаховых котов почти не бывает..
-Я не про окрас… я пока про длину шубки думаю!
-А про цвет?
-Про цвет не думала пока… ой…не знаю.
Видно было, что Мошку сильно все это озадачило. С одной стороны каждому котику хочется, чтобы посланник был очень похож на него самого. Был копией. С другой стороны есть желание исполнить какие-то мечты людей.
Как сама Муся исполняла в породе и полосатости. Еще хочется «создать», придумать нечто совсем необычное, оригинальное, уникальное. Да хоть новую породу, чтобы все ахнули. Так что создание посланника – дело увлекательно, но не простое. А для такой склонной к сомнениями и анализу кошки, как Мошка оказалось очень даже сложным. С учетом еще и ограниченности сроков. Ведь чем быстрее побежит посланник вниз, тем быстрее вылечит Лизу. Это Трюфель мог сочинять не спеша, в особые моменты вдохновения.

Так что Мошка в раздумьях пришла, в раздумьях ушла, но само общение с Мусей и Трюфелем ее успокаивало и настраивало на позитивный лад. За этим, скорее всего, и прибегала.

Наконец-то на тропинке показался знакомый силуэт Трюфеля. Уже почти стемнело. Но этот силуэт Муся бы уже угадала даже в ночи.
-Ну как? Ну как?.... ты нашел выбрал кого-нибудь?
-Я не знаю. Я выбрал одну историю… но не уверен. Хранитель обещал посмотреть. Я не уверен, что это она. Одну только нашел. А прочел много.
-Умничка – похвалила партнёра Муся… Но было все равно чуточку обидно, что у него хоть какой-то есть результат, а у нее не было никакого.

Поэтому, сразу как вернулась в шатер, сразу задала Хранителю вопрос.

-А где истории тех, кто пришел в рай вместе с Мошкой?
-Все? Это мне надо в другом месте посмотреть по датам.
-Нет, только двух братьев котят полосатых….
-Зачем тебе? – заинтересовался Хранитель.
-Очень надо знать какая жизнь у них была.

Кажется, сам Ангел догадался теперь, к чему клонит кошка. Он помнил этих котят. Не так уж много времени пока прошло. Помнил, что они с улицы…, что родились и умерли в один день.
Летописей жизней с пометкой «котенок» среди отобранных было совсем немного. Может историй 5 или шесть. И да – там были один из них точно! Значит и второй должен быть!

Просто весь процесс осложнялся тем, что летопись составляется не на семьи, не на пары, а на каждого кота или кошку. И надо быть весьма внимательным чтобы сразу как-то соединить истории в пары. Поэтому так и сложно было выбирать.
Сам Ангел помнил, как выбрал одну летопись, потом другую, но не подряд….А сейчас в чтении до них никто пока не добрался.
Ай да Муся! Знал же, что интуиция у нее сработает. Они или не они? Надо взять и почитать летописи обе сразу. Чтобы понять. И пусть это сделает сама Муська. Вдруг он бы сам и не заметил?
Как-то больше надежды возлагал на взрослых котов, которым бы вниз давно уже пора, которые немножко тут загостились по тем или иным причинам. Котят прихватил лишь потому, что по критериям подошли. Да, оба прожили по 8 жизней! Удивительное совпадение.
Есть ли другие?
Сейчас Муся прочтет и все узнает….
Но того, что они похожи как две капли воды, того, что родились у одной матери и даже умерли в один день, того, что бежали с Мошкой от самой земли практически вместе, бок о бок – все это разве не повод? Не основание? Они будто бы уже были рядом с душой девочки, были ближе всего к ней из всех остальных котов, кроме Мошки. Может даже след в след по Радуге прошли.
Не зря он привлек к этому делу Мусю.

Да и Трюфель подошел к заданию серьезно. Читал «черные» летописи, себя не жалел. Видно было, как ему трудно. Но много прочел. Отложил только одну судьбу. И то не был уверен.
Но это было уже больше, уже лучше, чем утром того же дня. Была цель, было продвижение к ней, а это так важно.

Автор:  POCA [ 31 мар, Вс, 2019, 11:03 ]

Чук и Гек
Муся с нетерпением принялась за чтение летописи жизни Чука, а потом Гека. Это было удивительно! Во всех, во всех своих жизнях они рождались и умирали в один день! Просто фантастика. Во всех своих жизнях они были на самом деле близнецами. По крайней мере всегда похожими как две капли воды и от одной мамы! При этом то двумя кошками, то двумя котами. Но не оказывались после детства в одном доме и у одного хозяина.
В первой, самой первой жизни родились, Муся глазам не поверила, в деревне под названием Близнецовая. Там исторически рождались близнецы чаще, чем с округе. В общем не удивительно.
Когда-то люди далеко не уезжали от родных мест, подчас всю свою жизнь проводя в одной деревушке. Если там когда-то родились двойняшки, или вообще тройняшки и создали там свои семьи, то в них тоже есть вероятность рождения близнецов. И так их становится все больше. Пока конечно не наступает момент, когда люди начинают активнее перемещаться. И этот момент настал. Сейчас в той Близнецов вообще двойняшек не было, одно название осталось. Как и у Мошкиной деревеньки. Название и истории о нем. Но тут не было легенд, потому что старожилы точно помнили, почему так место названо. Вау! Да из этой деревне можно было бы взять пару любых котов! Даже не надо, чтобы они сами близнецами были. Уже готовое, вот оно основание и условия Кошачьего Бога. Правда подробность эта всплыла вот так не сразу. И скорее бы всего ее бы не пропустили, когда черед бы дошел до чтения летописей в порядке очереди. А дошел бы черед? До котят могли и не добраться, отобрав более менее подходящие кандидатуры! Время то подгоняет.
Муся молодец. Сто процентов в точку. После первых же строчек про деревеньку даже можно было и не читать….дальше.
Но Муся прочитала. Ей было очень интересно. Хотя бы потому, что этих сорванцов она лично знала, лично принимала.

У каждого была своя жизнь. Но общий день рождения и смерти. А еще по странному совпадению была не только идентичная внешность во всех жизнях, но и парные имена. А ведь хозяева давали эти имена не сговариваясь, каждый сам по себе. Или те, что складывались вместе типа Инь или Янь… или совершенно одинаковые.
Одинаковыми клички случились в первой жизни и в седьмой.
Изначально родились мальцы шикарными рыжими котами.
Их оставила хозяйка по нескольким причинам. Это были первые дети ее кошки. Рыжего кота в дом она всегда хотела. Выбрать одного, когда они только на свет появились сложно. Вдруг один покрепче, другой послабее, один ярче другого окажется. Плюс близнецы же. В такой деревне котята близнецы достойны выжить. Хотя бы в первом помете, хотя бы коты. Вот и выжили.
Себе оставила того, что лучше мух ловил. Значит и мышей будет лучше ловить. Назвала Рыжиком.
А второго деверь с женой в соседнюю деревню забрали. В Грибовку.. И тоже развали Рыжиком.
Только первая хозяйка за цвет, а деверь, как заядлый грибник в честь гриба. Вокруг той деревни всегда грибов много нарождалось, в том числе и рыжиков. В те времена, когда деревням названия раздавали. Сейчас многое изменилось. Но рыжиков до сих пор находили самые умелые и внимательные.


Хранитель Врат как-то сразу и сам дал клички братишкам. Случайно? Муся давно уже научилась сомневаться в случайностях.

Теперь и Главный Хранитель окончательно вспомнил эту пару. Да, они всегда оказывались у Врат в один день, и всегда в раю были держались друг друга. Даже если не помнили друг друга с раннего детства, все равно родственные души сразу сближались. И подходящие друг другу имена тоже тогда удивляли. Так что все понятно откуда берутся случайности, подсказки памяти, о которых сами не всегда и догадываемся.
Это не просто возможно знак и то, что они ищут. Это точно именно то.

Как вышло что в восьмой жизни оказались на улице, родившись в подвале? Вот так вышло.
Седьмая жизнь была не дурна у каждого. И достаточно долгой. По 13 лет. Чуть-чуть на белые бусы не хватило.
В той жизни они были кошками и звали их Мурками.
Обе «вернулись» на землю в те же семьи, где прожили шестую жизнь, первая к дочке хозяйки, вторая к самой хозяюшке.

Были тогда обе серые с белыми грудками как манишками. Любимы и обласканы. Но беды и болезни настигают в том числе и счастливых.
Лиза – и ее семья – вот и пример.
Вторая Мурочка, что вернулась к своей одинокой хозяйке и еще ее двум котам после нескольких лет в раю хозяюшку застала еще в здравии.
И очередную жизнь прожила хорошо. Но ближе к ее окончанию стала сама замечать, что с хозяйкой что-то не так. Что она будто не узнает своих кошек и называет или чужими именами кличет. Как-то все стало странно. Пару раз покормить совсем забыла. Никогда такого не случалось. Хоть молока, но всегда наилвала.
Ничего на самом деле странного в таком поведении не было. Был тяжелый диагноз – болезнь Альцгеймера. А она каким был в жизни человек даже не спрашивает. Просто меняет его и все.
Только обычно позже, в этот раз очень рано -в 59 только лет.
Да, да… Муся вспомнила. Она уже слышала, она уже знала о таком….
То есть в еще по сути здоровом и сильном теле оказался заключен теперь больной дух.
Заметили это и кошки, заметили это и соседи, и участковый доктор, и продавец в магазине и даже случайные люди не улице. А что сделаешь, если из родни только старший брат инвалид по зрению? Это ему сестра помогала, пока о существовании помнила. И жалко было. И сложно. Потому что такой человек совсем без присмотра и себе навредить мог, и окружающим.
Васька, тот кот, который подростком был, когда Мурочка первый раз в рай отправилась, первым помер. От старости. Даже какую-то часть болезни хозяйки забрал. Настал для нее короткий период просветления, даже не «светлый день», как бывает в такого рода больных, а целые почти «светлое лето». Все даже обрадовались. Но потом болезнь вернулась. С новой силой.
Мурочка уже к тому времени сама больна сделалась. Только хозяйка этого не понимала. Что-то такое с ушком приключилось, она не понимала что, но боролась. Как умела.
Соседи приходили и хозяйку проверить и котов накормить. Им тоже было трудно. Какой раз узнает и пустит, какой раз погонит с тумаками.
Видели они что кошка заболела. Знали, что старенькая. Один сосед, человеческий доктор был почти уверен, что это опухоль и в таком возрасте и в то время сражаться за кошкину жизнь бесполезно. Обещал помочь, если мучаться, кричать станет. Но она не стала. Ушла тихо и незаметно.
Так что хозяйка осталась одна с немолодым, на целый год старше Мурочки, котом Степой. Степа крепкий оказался старикашка. Только с хозяйкой пришлось их разучить. После того как она на улицу ушла, и ее, босую и раздетую сняли с электрички, на которой она ехала «к матери картошку сажать». Матери уж лет 20 а то и больше как не было. Все поняли – нужен только специальный уход. Пока была здорова, Лидия, была очень хорошей милой женщиной.
Поэтому как уж смогли помогли, чтобы устроить ее в лечебницу поприличнее, чтобы квартира просто так не пропала. Много она добра соседям делала. И за детишками присматривала, и пошить что или связать помогала, ни в какой помощи не отказывала. Сама за больным отцом одной из соседок «ходила», когда тот лежачий был, а работу бросать было нельзя. Для нее соседи были семьей, а она для них.
Что смогли, то сделали. Даже Степана одна семья к себе взяла. На доживание. Хотя понимали, что со стариком таким одни будут хлопоты.
Но старичок там еще целых три года прожил. В тепле и уюте. И душой к новым людям прикипеть успел. Вот ему будет, будет куда назад побежать.

А Мурочку, которая к хозяйке уж слишком привязана была, видно, Бог сам к себе прибрал, чтобы в другой дом не отпускать. Может не случайно все приключилось с ухом этим.
Вот такая седьмая жизнь.

Тогда как происшествие со второй Мурочкой выглядело как чистая случайность. Ее основанная в предыдущей жизни хозяюшка, решила больше кошек в дом не заводить. Потому что из деревенского дома в городскую квартиру перебралась. Здесь же, в своем же поселке. Просто на окраине часть домов сломали, построили пятиэтажки. Во второй половине жизни квартира с удобством лучше. Поэтому согласились с мужем и не переживали.
Тем более, что у дочки пока свой частный дом цел, почти на главной улице поселка. И дом лучше, и место. Дочке только 18 сравнялось, решила сама жить. Пусть, девочка она хорошая.
Будут в гости ходить, как по деревянным стенам заскучают и палисаднику с цветами. А еще больно и тяжело терять свою живность. С возрастом только тяжелее. По молодости проще – ну помер и помер, сбежал и сбежал. Животное же. Курице голову свернул, потому что обед нужен. Забываешь, что вчера она вроде как питомец была. А потом сентиментальность как-то сама проявляется и увеличивается. Видимо, когда о своем конце жизни чаще сам задумываться начинаешь, о душе, о Боге. И ко всему в жизни привязываешься сильнее. И к людям, и к кошкам. Терять больно. Дочка хочет кошку вот пусть и заводит, а им, все, хватит.
Не важно, что не старые еще совсем, может только экватор жизни прошли. Все равно. В новую квартиру в новую жизнь! Да и вообще непривычно это как-то, чтобы кошка без воли, чтобы в туалет в какой-то лоток, а не землю. Не заведут, решено.
Да и силы на уход нужны. Так что к дочке Мурочка и попала.
Место тихое, достаточно безопасное, даже центральная улица не оживленная, просто центральная. Пара машин в час проедут, ребятишки на велосипедах, мотоцикл иногда. Дорога щербатая, на разгонишься. Кошки давно приспособились. Даже молодняк под колеса не попадал.
Но все меняется. Кто ж знал, что больше чем через 10 лет жизни такой прямо посередине поселка проложат шоссе? Что построят большую станцию, что сам поселок разрастется до статуса настоящего города? И новых кварталов станет больше. И дома будут выше.
Многие старожилы оказались не готовы к переменам. И среди кошек тоже. Мурка была на свободном выгуле всегда. И никогда с ней ничего не приключалось плохого. Кроме котят…А потом началось…

Частный их домишко снесли, соседские тоже, хозяйке квартиру дали в новом доме и вроде даже деньги какие-то за дом.
Как раз там дорога должна была пройти. Плакала та по клумбам своим, по цветам, по дому, что еще от бабушки по отцу перешел. Мать успокаивала. Мол, молодая ты еще. Квартира хорошая, все в ней есть, отопление, газ, вода горячая – радуйся. Может так и мужа найдешь быстрее!
А то все на участке своим…засиделась. И правда, засиделась…

Вот так они с Муркой в бетонный дом попали. Правда на первый этаж. Сама просила первый. Чтобы хоть под окнами цветочки посадить! Эх, лучше бы высокий. Может никто бы тогда ее из дома больше не выпустил Мурку. А так в форточку прыг и пошла гулять. Правда далеко от двора никогда не отходила. А тут вдруг как наваждение какое…
В тот день вышла во двор как обычно. И так ее потянуло, так потянуло сбегать к старому дому. С осени там не была. Как его ломали ж не видела, просто собрали они вещи и съехали. Хозяюшка, Аленушка, грустная очень была. Что сталось? С домом, с соседскими кошками? Бежать довольно далеко, но она справится! Потому что скучает, потому что тот дом даже пах как-то по-особенному. И мыши там были. А здесь… здесь один раз видела жука. Сказали таракан. Из подвала. Поймала, слопала. Фу, гадость какая. Но хозяйка с нею была. И по-прежнему спали они вместе, и кормили вкусно. А мышей приходилось у помойных баков караулить, как уличной кошке! Чтобы хватку не потерять. Вдруг опять обратно вернуться?
Значит так надо. Только вот одним глазком на бывший домик посмотрит. Может там чужие люди живут? Кто ж знал, что там такая дорога. Не успела понять, что к чему, как уже по Радуге бежит… и рядом будто бы ее отражение поспевает такое же серое с белой грудкой только со странным ушком и закрытым глазиком. Но когда к Вратам прибыли были совсем уже одинаковые. И обе Мурки.
И домой, конечно, обе хотели….Только куда?
Сразу было понятно, что некуда. Нечего кошек и обнадеживать особо.

Лидия еще долго жива была, и телом здорова. Только разум совсем утерян и как хозяйка она никому теперь не подойдет. Она себе сама уже не хозяйка. Слава Богу устроена более менее, насколько это возможно.
Иногда даже говорила про кошек своих. Как о живых. То накормить ей надо, то у Мурки котята вчера народились.
Потом забывала. Такая уж это болезнь. Куда? К кому?

Вторую Мурочку, что под машиной жизнь закончила…..было куда отпускать? Только на первый взгляд. Так хозяйка тогда ее искала, так плакала, так себя винила.
И за то что дом сломать дала, и за то что деньги эти проклятые взяла, и за то что гулять кошку отпускала. Даже не нашла ее, чтобы попрощаться. Так переживала, что плохо ей сделалось. В 31 год с сердцем в больницу попала. Рано для сердца то, рано.
Когда догадалась, что Мурки нет больше не будет, кляла себя за то, что ни одного котенка от нее себе не оставила. Всех раздавала. Даже единственного позднего, которого Мурка уж в 10 лет родила. Рыжий с белым котик. Красавчик же. Сейчас бы стал памятью и утешителем. Не оставила. Коллеге отдала. Коту славно живется, его Лучиком назвали, но другим людям теперь утешитель.
Сама Алена работала в детском садике. Сначала нянечкой, потом выучилась – воспитателем. Конечно, своих деток хотелось. Среди мамочек сколько уж бывших одноклассниц или подружек.
Работу свою любила. И переживать за ребятишек случалось. Но так сердце раньше никогда не болело. Когда дышать нечем и щемит в груди. Но то от чувства вины, не то от физической боли.
А скорее всего душевная вызвала и физическую. Десять дней в больнице пришлось провести. Родители чуть с ума не сошли. Но там доктора встретила. На два года моложе, не женатого. Во всех отношениях приятного. После института по распределению в поселок приехал на три года.
Сердце не только выздоровело, оно полюбило. По-настоящему. Замуж вышла, сразу дочку родила. И муж тут остался. В большом городе, в большой больнице был бы одним из многих. А тут любимый и уважаемый доктор. Счастлива. Вот сюда, сюда бы Мурочке жить дальше пойти!
Но снова вмешалась болезнь. У самого того самого доктора. Да, доктора тоже болеют.
С детства страдал аллергией. Какой-то такой странной и выборочной. На птиц и кошек. А на собак – нет. И в этой семье теперь суждено было жить собакам.

Алена даже слово себе после потери кошки сначала дала, что мол, все, больше никого, больше никогда.
Мать права была, терять непросто. Никого не заведет. Но дочка просить стала котеночка или щеночка. У нее аллергии не обнаружили, взяли щенка.

Он хоть сам в форточку не вылезет и не сбежит, всегда рядом, всегда на поводке. Так спокойнее. Будут собачниками.

Если бы не аллергия Мурке бы впору обидеться….но разве возможно?

Так что обеих кошек внизу никто не ждал.. А время их пребывания в раю тоже однажды истекло.
И в перспективе то тоже неуда. Ждать пока дочка Алены подрастет и тоже сама жить станет? Да она уже вроде почти собачница. Плюс где гарантия, что у деток ее от дедушки не будет той самой напасти? Вот так и выкидывают люди котов иногда на улицу…Зачем рисковать?
Так или не так рассуждали Кошачий Бог и вселенная. Котята на улице все равно оказались. Только не по вине человека. Может быть это важно.
Нельзя как хотелось бы, значит одно хоть условие – вместе. Вместе назад. Что ж, выполнимо.
Даже обязательно, раз выполнялось изначально все жизни.
Только об этом и о том, что вместе назад, не значит в один дом Кошачий Бог умолчал.
Ему надо было делать свою работу – возвращать проживать жизни тех, у кого они не прожиты. На этот раз совсем без адреса. На откуп Вселенной.
Вот и появились в подвале дома два самых обычных полосатых котенка. Два котика. Шустрые
братики от одной мамы. И одна сестричка пушистая черная и особо глазастая. Ее в дом взяли! Кто-то из жильцов. За пушистость и глазастость. А котята при маме остались. Познавать этот мир.
И вроде как жизнь пока им улыбалась. Мама рядом, когда смогли вылезли и на мир за пределами подвала поглядеть уже весна пришла. Вокруг все так интересно! И пока все здорово. Есть еда, есть дом, есть игрушки разные. Пробка от бутылки, фантик от конфеты, мамин хвост -все игрушки.
А зима, взрослая жизнь…все это еще впереди…

Но грянула какая-то эпидемия. Мамка выжила, другие взрослые кошки тоже почти все. А котят «покосило» в тот месяц много. Двух полосатых в один день. Так и оказались, где оказались.
Почему была эта жизнь такой и такой короткой? Даже в их понимании счастливой, наверное.
Но слишком короткой. Ради девятой? Или это та самая неудача, которая должна быть у всех хоть однажды? Или необходимый «мостик» в новый дом?
Значит такого рода «мостики» существуют? Муся теперь склонялась к мысли что да, такое возможно. Было немножко страшно, но интересно.
И это была самая короткая жизнь? А вот и нет. Самой короткой – всего в один день была жизнь вторая.
Оба Рыжика, померев от старости деревенской лет этак в 12, тут же сблизившись в раю, не только по закону их собственной летописи, но и как земляки, конечно же хотели назад, в родные края.
И отправились. Почему-то черными кошками. Не тот вид близнецов, который был бы хозяйкой мамаши оценен. И та самая баба, что двух рыжих себе и оставила, теперь с легкостью по сути отправила их в таз с водой. Ну старше стала, опытнее. Как же сентиментальность, которая накрывает с возрастом? Разные обстоятельства. И люди разные. Иногда первых котят от кошки убить рука не поднимается, а как начинает она рожать по три раза в год – так вроде и выхода нет, и котята, что те куры, которые еда. Только на выброс. Черный, кошки… да ну их. И про близнецов то никто не вспомнил. Предательство? Подлость? В тех обстоятельствах – нет. Но ярлык с адресом блезняшки в итоге сменили. И получились вроде как «эстафетными» каждый в доме своем на целых несколько жизней – с третьей по седьмую.
Две против пяти. В смысле неудачи к нормальным жизням. Хороший, неплохой показатель.
Впереди же только девятая.
В восьмой получилось, что как родились так и не разлучались? Как во второй жизни. Тревожно.
Так же будет и вновь? По поставленной цели – должно. Но как-то в одном месте жить пока не получалось у них. Теперь получится?
Мусе хотела, чтобы с третьей попытки получилось.
Потому что если и в девятой жизни им суждено родиться в один день и умереть тоже…то пусть и проживут ее тоже вместе. Если такое возможно. Только долго- долго, а не как те две…
Муся так замечталась, что даже начала представлять и рисовать эту себе будущую их жизнь.
Рядом с Лизой.
Но Хранитель, прервав ее мечтательную задумчивость, напомнил о том, что время идет. Что надо бы позвать теперь Трюфеля на подмогу. Что его находка тоже имеет ценность!
Вот оно как? Это интересно!
Муся начала было уговаривать Хранителя рассказать и показать…но тот спросил.
-Ты бы хотела Трюфелю о Чуке и Геке сама рассказать или чтобы я без тебя?
-Не… я сама, сама…хочу! Ты ему не рассказывай!

-Вот и он, я думаю, захочет. Друг другу и расскажете. Сделаем небольшой перерыв, расскажите, поспите и за работу опять.
-Ага! – согласилась Муся. Она была возбуждена всем происходящим. Даже можно сказать взбудоражена.
Усталость – не райское понятие. Но даже не хотелось получить удовольствия от сна, так все захватывало и вдохновляло.
Сколько кошек в раю! У каждой своя летопись. Из девяти в итоге томов. Вот у Трюфеля – точно девять. Хоть одним бы глазком заглянуть и почитать! Раз свою наперед никто точно не даст.
Он же рассказал только о восьмой, он помнит только восьмую. Как же, как же любопытно.
Почему он сам не любопытствует? Все же коты они какие-то другие, не такие как кошки. Их не всегда и поймешь.

Снова вспомнился Персик. Как он там? Давно Окно не просила их с хозяйкой показать. Не молоды оба уже. Все так же любят друг друга? Поедут ли в июле дачу или уже нет? Надо бы «навестить», посмотреть, приветик кинуть.
Какая там у Персика жизнь все же? Хранитель, наверное, точно знает. Только все ж равно не скажет.
А главное – есть уже что доложить Кошачьему Богу. Два кандидата определены.
Какими они будут снова? Опять котиками? Опять полосатиками? Или может кошечками теперь?
Муся успела заметить, что от жизни к жизни пол мог меняться, но всегда они были или двумя кошками или двумя котами. Но что, что им суждено быть близнецами Муся уже знала наверняка.
Только вот как убедить людей завести не просто двух котов, а завести двух одинаковых? Как правило даже те, кто решается на двух, даже из одного помета котят, зачастую хотят или разнополых или разного окраса. А чаще всего вообще предпочтение отдают двум разным породам. Особенно когда выбрать не могут никак. Вот в чем очевидная сложность.
Завести шесть котов, два из которых одинаковые? Такое на самом деле возможно в семье, где не держали кошек и не очень хотели?
И что там за история Трюфеля? Прямо не терпится узнать поскорее.

Автор:  Чупакабра [ 02 апр, Вт, 2019, 09:24 ]

Наташ, нам тоже не терпится :t

Автор:  POCA [ 02 апр, Вт, 2019, 12:18 ]

Марин, сижу вот пишу, даже еще не завтракала. Но повешу только завтра.
Че-то народу то не густо, ты да я, да мы с тобой :)))
Глава длинная попалась. Думала короче, а оно слов за слово :D

Автор:  zevs [ 02 апр, Вт, 2019, 13:27 ]

Наташа, неправда что народа нет, мы ждем с нетерпением и читаем. Только терпим молча, понимаем же что это процесс не быстрый...

Автор:  Чупакабра [ 02 апр, Вт, 2019, 15:08 ]

Наташ, думаю многие читают, просто я тоже не всегда сразу откликаюсь, надо обдумать, осмыслить, сформулировать. Очень интересно получается :!:

Автор:  Winky [ 03 апр, Ср, 2019, 00:10 ]

Да-да, и я, ёжик, читаю с огромным интересом и с нетерпением жду продолжения!

Автор:  POCA [ 03 апр, Ср, 2019, 08:40 ]

Скрытый текст +


Кастор и Полидевк,

Трюфель в своей работе тоже не мог, как и Муся, расширить рамки своего мышления или сознания настолько, чтобы забыть само слово «близнец». Все равно тоже искал некую схожесть при условии родства.
Ему даже никакой деревни Близнецовки не попалось.

Но заинтересовала одна история. История кота Кастора. Так его звали в восьмой жизни. Красивого бенгальского кота Кастора в черном ошейнике. Эту «летопись» он тоже вытянул, как карту из колоды у фокусника – за какой лапа потянулась. И была она прочитана далеко не первой.

Конец истории был отвратителен и трагичен. Но слово «близнец» попалось почти сразу.

Нет, не относительно самого кота. А относительно хозяйки. Если вообще так можно называть человека, после жизни с которым кот получает черный ошейник. Хозяин в понимании Трюфеля это обязательно кто-то добрый, хороший, любящий и любимый.
Хотя в общечеловеческом смысле хозяин – это владелец. Это, если угодно. обладатель имущества или кота. Да, в юридической человеческой практике, кот, живая душа – имущество. Почти что вещь..Чудно, но факт. Правда понятия жестокого обращения с животными и порча имущества существуют, слава Богу, отдельно.
А право обладания не делает автоматически людей плохими или хорошими. Но Трюфелю казалось, что «хозяин» само слово хорошее.
А вот владелец – как повезет. Владеть и при этом любить не всегда обязательно.

Он так чувствовал, так понимал. Но в описании жизни ясно говорилось, что кот принадлежал одной и сестер-блезняшек.
И по всему выходило, что у второй был другой. Всего в доме проживало два кота, одной породы, но совершенно не родственных кровей.

И что самое поразительное в 3-6 жизнях тоже присутствовали две сестры, две блезняшки, но другие. Только тут обе были указаны хозяйками одного кота. Нет, постойте, двух котов.
То есть во дном случае у каждой сестры типа был конкретный кот, в другом два на двоих. И первая и вторая пара сестер друг другу никак не родня, и даже совсем не знакомы.
Да и хорошо, что нет. Потому что не могут такие непохожие люди быть связаны кровью или дружбой.


В восьмой жизни оба кота – бенгалы. И везде, где встречается упоминание о друге героя летописи, очевидно, что он той же породы. Или тоже без таковой. Что это значило?
То, что они были может и не братьями, но между собой схожими. В рамках бенгальской породы это не такая уж редкость. Здесь разброс возможных окрасов меньше, нежели во многих других видах. Является ли это необходимым условием. Такая вот похожесть? В одной жизни – точно нет. А если во всех? Трюфель решил убедиться, что это именно так.
И Трюфель уже понял, что исток всех жизненных закономерностей скрывается в самой первой летописи. Возможно, в ней есть какая-то подсказка, которая станет определяющей.
Так и случилось.
И Трюфель не случайно обратил внимание Хранителя на выбранную папку.
Потому что он нутром чувствовал, каждой своей шерстинкой, что у кота Кастора обязательно должна быть пара в каждой прожитой жизни. Есть еще одна летопись, которая обязательно связана с этой! Трюфель даже вспомнил как Кошачий Бог говорил о математике и параллелях! Должны быть две летописи, две параллельных жизни. А если первая душа все 9 жизней была все время одна, а та, что с ней рядом – другая….Вот об этом в летописи Кастора упоминания не было.
Как тут получить ответ Трюфель даже сам догадался. Надо найти всех бенгалов. И почитать их истории. Свою догадку и поведал Хранителю.

Правда достаточно сумбурно, не очень последовательно и путанно от волнения, но Хранитель уловил главный смысл.
А еще, еще он сразу, в отличие от Трюфеля, которому кличка ничего совершенно не сказала, сразу обратил внимание именно на нее. Выбор как будто не выглядел этот случайным.
Только вот было пора подменять Мусю. Поэтому Хранитель оставил папку себе, обещал почитать, но точно знал, что если Трюфель прав – все лавры за находку должна достаться именно ему.
Он лишь чуть-чуть поможет, как учителя ученикам.

Пока Трюфель подменял Мусю, а та погрузилась в истории жизни полосатых шалопаев, Хранитель
просто перебрал все подготовленные и еще не прочитанные летописи. Стоило лапы коснуться каждой, как проплывали образы. В данном случае просто при касании – крайней жизни. Для всех подготовленных, похоже что восьмой. Перс, без породы, без породы, сфинкс, без породы, бенгал, сибиряк, без породы, без породы, без породы, бенгальская, без породы, британская, без породы, без породы, без породы, снова перс, снова бенгальская, снова без породы, корнишрекс, сфинкс, мейн-кун, сразу подряд два мейн-куна, без породы.
И так длинный-длинный список. Сколько же еще не прочитано? Осилишь ли такое за оставшееся время?
Всего бенгалов набралось 8. Из них две кошки, которых Хранитель сразу исключил. Осталось взглянуть на клички…И вот оно. Вот!
Кот Полидевк. Конечно же. Даже тот же день смерти.
Так выбрать у Трюфеля бы не получилось. Навыку видеть кота, только коснувшись папки, обучен был только Кот-Ангел. Ему бы пришлось все это читать – одну за одной истории. Пусть даже только восьмые, но их очень, очень и очень много.
А потом прочесть 8 папок еще более внимательно, по 8 жизней в каждой. При всей старательности и исполнительности Трюфеля, мог бы просто не успеть к сроку.
Не было и удивительным, что Трюфелю клички бы ничего не сказали, скорее всего и Мусе тоже, да и многим кошачьим хозяевам.
Выбор имени так или иначе дает информацию о хозяине. Это уже был известный даже Муське и Трюфелю и много раз обсужденный факт.
И когда они такие, это скорее наводит на мысль, что хозяин человек неплохо образованный, и неординарный. Но черные ошейники при этом? Обманчивое впечатление? Да, клички котов, особенно пафосные, и на ложное впечатление способны. Просто Муся еще не сталкивалась с таким. Кажется, например, хозяйка у кошки с именем Лапуля должна быть мягкой и нежной, а в итоге – та еще стерва. Тут как-то совсем неоднозначно. Хранитель бы заинтригован. Он ведь должен, обязан был читать раньше эти истории. И читал! Правда он не обязан был помнить.
Точнее сказать, даже обязан. Но только 11 дней. Когда проходила встреча новичка с Богом, новички забывались, на их место «вставали» другие. Иначе никакая голова не выдержит. Оставались только очень краткие сведения. Муся тоже помнила и знала всех котов, но удержать в памяти истории жизни всех именно целиком, с самой первой и до крайней, точно бы не смогла.
Теперь, когда Хранитель прикоснулся в летописи – почти все вспомнилось.
Эти коты однозначно связаны. Они в раю дольше, чем положено при таком цвете ошейника. Их принимала даже еще не Муся. Поэтому ни она, ни Трюфель тоже вспомнить этих котов как пару еще до начала расследования не могли.
Но Трюфель должен прочитать все сам, сам пережить свой маленький триумф открытия и получить залуженную похвалу.
Поэтому Хранитель не будет говорить ему что-то типа «Почитай. Вот твоя пара». Тогда кот почувствует, что разделяет славу с Хранителем. Он оставит ему три бенгальских папки.
Три – это не восемь. И не надо их уже выбирать. Зато коту будет три летописи на сравнение, на выбор. Выбор очевиден. Но Трюфель его должен сделать сам. Хитрость, уловка?
Да. А что в ней плохого? Разве так иногда не поступают учителя или родители при обучении ребенка? Ради стимуляции успеха? Вполне допустимо. Плюс если Трюфель будет работать в раю вместе с Мусей или в будущем самостоятельно, накопительный опыт разных кошачьих судеб будет только на пользу. Это не обман. Это маленькая хитрость. Так что к моменту возвращения Трюфеля «бенгальские» истории просто были приготовлены. Хранитель по сути просто реализовать идею самого Трюфеля, но ведь лишь отчасти. Это помощь, а не присвоение заслуг.
И Трюфель был рад и благодарен. И почему-то искренне убежден, что Хранитель сам не читал и ждет теперь его помощи.
И он не подвел. Справился быстро с заданием. Прочитав только первые жизни из первых двух летописей, сразу отложил их в сторону. Не то, не оно. А вот история кота Полидевка с первого же абзаца, как только нарисовался образ первой жизни, показалась той самой. Той, что он и хотел найти. Ну да! Точно! Это второй странное имя попадалось ему в восьмой жизни первой истории. Только не объяснялось, почему такое. А тут, тут написано. Летописи не были одинаковыми. Как не могут быть совсем-совсем одинаковыми два пусть и очень похожих кота.
Именно похожих. Потому что близнецами они не были!

Они были – двойниками! Близнецы числились лишь в хозяевах. Не во всех жизнях, не все в хороших, но всего этого было, определенно более чем достаточно.
Прежде всего по тому, что снова сложилась пара. И определяющим фактором тут было не наличие близнецов рядом, а именно схожесть. Может об этой двойственности толковал Кошачий Бог?
Хранителю же теперь стало очевидно, что ассоциации с некой парностью вообще у Бога возникали не на пустом месте. У них уже два пары. Именно пары. По двое.
Два кота в полосочку, два кота в пятнышко. Да, их судьбы не одинаковы вовсе. Но парность – тут как главный кирпичик фундамента.
Стало ясно как день. Следующие, оставшиеся два гонца должны составлять пару. То есть так или иначе быть связанными между собой!
Облегчало ли это задачу? О, да!. Усложняло ли это ее? О, да! Потому что найти двух независимых котов, подходящих к выполнению миссии в любом случае проще, чем связанных как-то.
С другой стороны проще осуществлять отсев, на находя такой связи. Этим предстояло уже заниматься самому Хранителю. Потому что он пока угодил в отстающие. С его то опытом! А пока Муся свою пару подыскала, Трюфель тоже не подкачал. Что Богу то скажет? Что помощники оказались шутрее. Понятно, что контролировал и помогал, но самому себя проявить хотелось не меньше. А даже если отбросить амбиции в сторону. Не по статусу ангелам конкуренция. Как он поделит следующий успех между Мусей и Трюфелем? Признает общим? Так все равно каждому захочется, чтобы его половина заслуг была чуть важнее, чуть больше. Еще и поссорятся. Значит и ему пора догонять. Чем и занялся без промедлений.

Тогда как Трюфель увлеченно читал историю жизни тех, кого уже считал своими героями. Своими избранниками и даже немножко посланниками. Сам выбирал. Ну а Муся гордилась своими.

История про котов-двойников началась давно. С безумной, а может и не очень идеи одного ученого докопаться до ответа на вопрос – почему чужие совсем друг другу люди могут быть так похожи? Как это получается?
Всю жизнь он задавал себе какие-то подобные вопросы, и всю жизнь искал ответы. Такой уж был чудак. Понятно, что жил небогато, в неком собственном мире своем. На жизнь зарабатывал всем, куда научные знания мог применить. Где починит, где полечит, где еще чего-нибудь. А знания из разных наук у него были. В основном из естественных – физика, химия, анатомия, биология и математика в том числе. Ух ты, тут тоже оказались математика и физика. Отметил для себя Трюфель.
Генетика, как наука, тогда была тогда чем-то между наукой и шарлатанством. Само понятие «ген» уже появилось. И ряд ботанических исследований, но пока без особого прорыва. И очень неоднозначное отношение к этим исследованиям в обществе, даже научном.
Так что подвести современную научную базу под тогдашнюю затею было бы невозможно.
А точно бы это помогло? Вот сейчас можно сравнить ДНК, а будет ли точный ответ? Не родня, а как две капли воды. Может Творец нарисовал одно лицо, оно ему так понравилось, что решил создать копии? Не точные, а почти, будто совершенствуя и исправляя детали. Ведь двойники могут быть с разных концов света.
Почему так?
Какие факторы влияют на рождение похожих людей у разных родителей? Может какой-то секретный ингредиент в еде или в целом состав крови? Может в воздухе что?

Автор:  POCA [ 03 апр, Ср, 2019, 08:41 ]

Что если попробовать вывести двойников? Нет, с людьми такое не получится. С мышами тоже – слишком они похожи. Может, с котятами? Природа так потрудилась над этими животными, что выдала им множество всевозможных окрасов. И в рисунчатых двух одинаковых найти крайне затруднительно, если вообще возможно. Безумная идея безумного человека? При недостатке знаний и средств – да! Но разве не такие безумцы двигают науку вперед в том числе? Просто их не всегда замечают.
.С другой стороны в наши дни люди работают над новыми породами, над совершенствованием уже известных, над получением новый окрасов или типов? Да, сейчас обыватель может знать про гены больше тогдашних исследователей и иметь доступ к необходимой информации и даже оборудованию. Но что это меняет?
Кто-то же должен быть хотя бы фантазийно, хотя бы теоретически начать? Вот просто из любопытства. Из пытливости ума, так сказать.
В процесс установив целый ряд закономерностей по передаче потомству цвета глаз, например или формы черепа.
Ученый был может и слегка странный и не очень удачливый, но определенно добрый и увлеченный своим делом.
И что? Его лаборатория кишела кошками, как ныне квартиры выживших из ума старушек-кошатниц на горе соседям, а весь «брак» и результаты неудачных экспериментом уничтожали просто как биологические отходы? Не с этим ли сражаются борцы за права животных, вызволяя их из различных лабараторий.
Ведь если не было возможности проводить сложные анализы женихов и невест перед «свадьбой», поэтому брака и неудач должно было быть много.
Но это было не так. Ученый тщательно выбирал по три пары животных и с ними работал. По каким-то своим, научно обоснованным критериями выбирал. И пары родителей не были похожи между собой. Иначе все бы было куда проще. Природа сделала их похожими. У похожих родителей похожие между собой дети – не редкость даже для людей, но в чем открытие? Где достижение? Почему родители были похожи ведь так не прояснить. Подтасовка результатов, а не ответ. Не наш путь.
Да, подопытные были обычными бродячими кошками. Получившими такой вот странный дом и хозяина-чудака после долгих его поисков и скитаний. Да и не знали они про себя, что подопытные. Просто дом у них был чуток странный, а хозяин малость чудноватый. И никаких ужасных опытов не проводилось. В ходе них если и умирал кто, то по разным другим причинам, тем же что и в целом в кошачьем мире.

Что уж там делал? Как-то по-особенному кормил или давал слушать общую музыку? Или докопался до сути генетики в конце концов? Никто так и не узнал. Потому что известным ученый не стал, никаких великих открытий не совершал, в своих кругах слыл чудиком. Чудиком и помер.

Котят, правда, пристраивал лично. Как мог, как умел. Никогда не убивал. Своих детей нет, эти – как дети! Сам радовался как ребенок, когда результат, хотя бы в чем-то, в окрасе или цвете глаз оправдывал его расчеты и ожидания.
По сути это мог быть прототип одноного из современных питомников. Только было гораздо сложнее с реализацией «готового продукта»

Пристроить во времена, когда кошек вокруг «как грязи» куда-то обычных котят, не имея возможности радикально контролировать популяцию, сродни подвигу.
Так что закономерно, что исследователь в какой-то момент оброс кошками и котами не было. Но любил всех по-своему и не обижал. Потому что ему казалось, что только они его по-настоящему и понимают. Люди понять не могли никак. Ни простые умы, ни ученые.

Он даже попытался своими силами решать проблему деторождения. И надо сказать – получилось в конце концов. Талант то у него был, только не признанный и не очень им самим освоенный.
Родился чуть раньше того времени, когда стоило бы. Так бывает. Про таких говорят – он опережал свое время. Чаще о признанных потомками гениях. Этот человек не был признан гениальным, не был оценен потомками, своих потомков вообще не завел, но это не значит что он не опередил свое время. Что самое обидное опередил всего ненамного. На какие-нибудь пару десятков лет, умерев в 1930.
Может поэтому Вселенная его пожалела или Господь, но два совершенно одинаковых котенка от совершенно разных родителей родились!
И получили имена Борис и Вениамин, по-домашниму Веня или Веник.
Никакой парности или связи в кличках тут не было. Да и вообще связь между собой имен в этих летописях наблюдалась лишь по случайному принципу и не была общей приметой.

Чтобы не запутаться в своих «детях» дотошный научный «папаша» просто разработал свою систему сортировки. Не математика, но определенно система.
Одна ветка, линия, как бы сейчас сказали получала клички на А, вторая на Б, а третья на В.
Ну далее зависимости от завершения жизни родителей и появления новой пары.
Надо сказать, всю затею эту человек начал, когда был уже не мальчиком, это был не первый в жизни его научный поиск. Поэтому весь алфавит перебрать просто не успел. И это спасло его от неограниченного общества кошек.
Но внутри каждой династии, чтобы по мере подрастания котят, которых так и не удалось куда-то определить, чтобы самому не запутался, кто старше, кто младше вторая буква имени тоже имела значения. Уже не в строгом порядке, чтобы одна за одной. А просто чем дальше по списку, тем животное позднее родилось внутри ветки, а значит моложе братьев или сестер. Вот так Боря стал Борей, а Веня Веней. Но между ними не было такой разницы, как между «е» и «о», потому что от разных были предков. Родились в один год….

Оба естественно остались в семье. Они же – достижение! Они же – результат. Хоть этого никто и не оценил.
Оба прожили по тем временам очень достойную жизнь в 10 и 11 лет. Родились не в один день, умерли тоже, примерно за 5 лет до кончины своего же хозяина. А это был лишь первая жизнь. И как, куда теперь назад? Всем, всем многочисленным подопечным? Благо к финалу жизни их в живых осталось всего пятеро. Но остальные то тусовались в раю! А он, он их всех помнил. По именам, по буквам, по системе. Вот вам и безумец. Потом и остальные пятеро подоспели. После уличной жизни.

Всех сразу вот так по теплым домам и добрым рукам Кошачьему Богу и даже самой Вселенной не пристроить.
Борис и Веня были рыже-белыми. Совершенно похожими. Пятна по телу располагались одинаково, на одних и тех же местах. При желании отличия можно было найти. Если взять в руки линейку, точные весы и провести самый разные измерения – от радиуса этих пятен до длины усов и веса до граммов.
Но когда мы признаем в людях двойников мы же и не требуем полного сходства. Мы вообще редко можем видеть их рядом для сравнения. Мы признаем большую степень похожести. Такую, что способны людей перепутать. Вот тут так и было.
«Отсидка» в раю перед второй жизнью у них затянулась. О чем они сами то не сильно жалели.
Надо признать в те далекие времена в раю кошек, который бы прямо просились, умоляли отпустить их назад было меньше, чем ныне. Потому что у большинства даже при доме жизнь там, внизу, была далека от райской. Разве что наколенные кошки королевских особ и прочей знати удостаивались чести быть по-настоящему баловнями. А остальные. Отношение к людей к людям то было проще, не то что к каким-то там кошкам. Многие жили хоть и с людьми, но сами по себе. Поэтому сильно скучать в раю не скучали, а жизнь там представлялась им замечательной. Сытно, тепло, безопасно.
Сейчас баловней больше. Тех, кого нянчат как деток. Кто и жизни иной, как рядом с любимым человеком не знал, кто даже сородичей под час не видел. Для кого – люди – вот семья и сородичи. Вроде бы на земле для многих жизнь стала лучше. Тогда как раю для Кошачьего Бога стало сложнее. По части возвращений, прежде всего.

Но законы есть законы, правила есть правила. Надо назад. Какие уж там были планы у Вселенной никогда не узнать, то второй жизни у этих двоих вообще не случилось. Даже в один день. Но она была зачтена за жизнь. Обидно? О, да. Если заранее знаешь, что жизней девять и рассчитываешь на каждую. А так…ну как получилось.

А как получилось? Дождливой ночью одна вовсе даже не уличная а по сути домашняя кошка вылезла как обычно на прогулку. И угодила под черную машину, которая ехала в темноте даже без фар. В тот год люди очень боялись таких машин. Может быть и успела бы дорогу перебежать, да не учла, что вот-вот уж рожать деток, что неуклюжая стала сделалась и тучная. Не решилась верно задачка по физике про скорость движения двух объектов…..
Вообще кошки без всякой науки могут весьма точно оценивать и высоту, и расстояние и даже скорость. Движение добычи, к примеру. Но тут ночь, дождь, щекотливое положение и прочие не учтенные переменные.
Так что некое черное зло настигло даже еще не родившиеся души. Таков был план? Трюфелю не хотелось, чтобы это был план. И думать о том, что Вселенная просто ошиблась не хотелось. И о случайностях в таком деле тоже. Он просто прочитал и все. Принял как факт. Но это один из котят отдал вторую жизнь. Что же случилось с этой жизнью другого? Да почти то же самое. Он стал не рожденным на свет котенком, а «выкидышем», который приключился с кошкой от сильного страха. Собака так ее чужая напугала. Сама жива осталась, а котят «скинула». Ее хозяева даже и не знали об этом. Ну прошлялась где-то два дня, ну вернулась грязная и тощая, но целая и слава Богу. Удивились только что будто перерыв между окотами затянулся. И все.
Что-то и где-то пошло не так у обоих. Жизнь не состоялась, а пройдена
Жизни этих котов не начинались одновременно, иногда их рождения разделяли дни, даже недели и даже месяцы, но не годы. И смерти точно так же. А жизни были связаны и протекали параллельно. И они обязаны вроде как были быть двойниками в каждой.

Все в общем-то так же логично, как в тех историях, что читала Муся. Просто люди там внизу всех этих связей никогда не установят и не истолкуют. Или истолкуют по-своему.
Понятно, что следующий рейд обратно на землю состоялся быстро.


Скрытый текст +

Автор:  Алла [ 03 апр, Ср, 2019, 12:33 ]

Наташа, я все читаю, но отзывы писать не умею. Я человек цифровой :) мне дебет с кредитом проще свести, чем что-то письменно оценить.

Автор:  POCA [ 03 апр, Ср, 2019, 12:57 ]

Алла, я по образованию экономист естественно со знанием бухгалтерского учета, и дебет с кредитом сводить приходилось. Тошниловка. Совсем не мое. Сдуру выучилась в угоду маме, так и не смогла.

Автор:  Алла [ 03 апр, Ср, 2019, 13:07 ]

А я наоборот. По образованию гуманитарий тоже в угоду маме, но пишу так, что ей мои переводы приходилось редактировать.

Автор:  Myakus [ 04 апр, Чт, 2019, 16:33 ]

Я читаю. Что-то нравится, что-то нет.
Очень нравятся обитатели Рая, особенно Трюфель :* Такой рассудительный и мудрый кот. Интересно, у него есть прототип?
Хоть я не во всем согласна с тем, как все там должно быть обустроено, на мой взгляд для Рая слишком много бюрократии)) Но сама концепция замечательная, с радостью возвращаюсь в этот созданный тобой Кошачий Рай.
Нравится идея с близнецами и парностью, очень здорово!
Нравятся яркие и красочные описания характеров деревенских жителей, очень точно подмечены и схвачены многие детали как личностей, так и жизни в деревне вообще.

Не думаю, что стоит писать о том, что не нравится.
Скрытый текст +


И очень интересно, как подобные люди, как родители Лизы смогут взять в дом 6 кошек, вот даже любопытно, что можно придумать, чтобы их заставить. Я с такими людьми знакома, у которых все по графику, переломить их практически невозможно. Показать еще один сон с точными объяснениями, зачем это нужно - это как-то слишком абсурдно. Единственный вариант, который видится мне - взять кошку в порыве чувств ( дочка же хотела, а маман все игрушками отговаривалась). А кошка окажется беременной всеми этими посланниками.

Автор:  POCA [ 04 апр, Чт, 2019, 19:23 ]

Цитата:
взять кошку в порыве чувств ( дочка же хотела, а маман все игрушками отговаривалась). А кошка окажется беременной всеми этими посланниками.

Ха! Тебе можно книжки писать. А главное такое простое решение мне даже на ум не приходило. Не, ну что какая-то кошка всех родит - да., она уже в голове существует. Но чтобы вот так просто именно ее взять - я не придумала. У меня все посложнее будет. Но не без порыва чувств ;)

Скрытый текст +

Автор:  Myakus [ 05 апр, Пт, 2019, 06:45 ]

Буду ждать, как развернется сюжет в твоем представлении! Я на самом деле люблю через тернии к звездам больше, чем простые решения))

Скрытый текст +

Автор:  POCA [ 05 апр, Пт, 2019, 07:10 ]

Скрытый текст +



продолжение будет сегодня. На самом деле не будет особых терний :D

Автор:  POCA [ 05 апр, Пт, 2019, 07:58 ]

Едем дальше?


И оказался один из котов снова котом, но на этот раз в зоопарке. В городском зоосаду. Его только-только отремонтировали перед самой войной. Какая-то отважная, уместнее назвать полоумная кошка повадилась таскать еду из вольера тигрицы. Мало того, приводила туда двух своих котят-подростков. Так учила охоте.
Сколько ее сотрудники ни гоняли, сколько раз ни ловили и не выносили за ограду, все равно кошка пробилась в клетку. И трагически поплатилась однажды за это. Кому понравится, если у тебя отбирает еду по сути сама же еда? Тигр хищник. Большинство кошек предпочтут бегущую мышь как добычу, нежели кусок мяса на тарелочке. Ну если не большинство, то многие. Но и их степень одомашненности выше чем у крупных и диких пород.
Это было весьма неприятное происшествие. Случившееся, правда, ночью, не на глазах у посетителей. Что двигало той мамашей? Все таки сумасшедшие бывают и среди кошек.

Но больше всего смотрителей удивил факт, что котят тигрица не тронула. Одного черно-белого кота в пятнах, с виду ничем не примечательного и полосатую кошку. Эта была с рыжеватым брюшком, ярким полосками – почти тигренок!
На зря же такой окрас кошек сейчас и называют тигровым.

То ли в тигрице взыграл материнский инстинкт, то ли какой из Хранителей все же вовремя подоспел, но котята так и остались жить в клетке. Вместе с тигрицей. И стали своего рода достопримечательностью.
Все ходили на них поглядеть. На Тигришу и Чумазика. Сотрудники не были оригиналами, оттолкнулись, как обычно - от окрасов. Чумазик правда выглядел так, как будто вымазалася весь. Только не понятно белый кот в черной краске или наоборот.
Но они понимали, что котята вырастут. И тогда отношение их приемной матери изменится. Станет совсем другим. Плюс в планах стояла доставка в зоосад тигра с надежной на появление потомства. Все это представляло очевидную угрозу жизни котят. С каждым новым днем они становились старше.
Поэтому повесили на клетку табличку, где написали всю историю этих котят и предложили всем, кто хотел бы их забрать домой сделать это. Но кошек тогда всем хватало и домашних и диких, так что усыновление и удочерение застопорилось.

И вот однажды у клетки оказалась молодая пара. Наверное, школу только-только закончили, вот отмечают, счастливые такие, юные. Улыбаются, держатся за руки. Вся жизнь впереди!
Так по сути и было. Был повод для счастья. Школу закончили годом ранее, а сейчас – они расписались. Поженились! Теперь муж и жена. И эта прогулка первая в новом статусе! Поэтому и такое счастье.
Ганнадий всегда знал, что его любимая девушка Валя мечтала о котенке. Любил он ее со школы. Учились правда в разных. Тогда это было не диво. Он у мужской, она в женской. Но на одной же улице. И ходили к друг другу на танцы.

Когда решил предложить руку и сердце, никаких денег на кольцо или подарок не было. Только на цветы. Зато он подарил котенка! Тот самый случай, когда подарок стал сюрпризом только для самой девушки. Парень спросил разрешение на такой подарок у ее матери, у соседей по коммуналке. Чтобы на вышло так, как часто бывает выходит с такого рода сюрпризами.
Трюфель сразу вспомнил «подарочную» кисулю из истории Василисы. Хорошо, что там все закончилось в конце концов тоже неплохо.
Правда о том, что просить руки девушки станет, парень матери ее сказать не решился. Вдруг как сама Валюха откажет? Мама на то и мама, чтобы самой догадаться. Но котенок, котенок – это надежда на успех в глазах парня. Ладно, пусть будет, но лучше бы кот.

Выбирал не особо долго. Малыш он и есть малыш. Вот и хорошо. У отца на работе кошка окотилась, пошел да забрал. Да и выбора особо не было, из трех котят – только один пацаненок.
Маленького, лупастенького, недель 5 всего от роду домой принес.

Два дня до выходных сам кормил, сам убирал за подарком своим, сам нянчил. Сколько же было счастья в глазах девушки, когда она сказала «да» и прижала к себе обычного кота как самое дорогое сокровище.
С тех пор прошло три месяца, и теперь они женаты. И будут жить вместе. У них даже будет своя комната. Маленькая, но своя. Жизнь так хороша!
И вот они в свой первый самый первый семейный день, Гена и Валя, оказались у вольера с табличкой.

Глазам своим не поверили! Чумазик был вылитый их Мурзик! Если бы не вся написанная история, можно было бы решить, что Мурзик сбежал, увязался за ними и пролез в клетку. В первым момент даже так показалось, и сердца в пятки ушло. Но табличка все прояснила.
И так захотелось Вале его взять. Чтобы Мурзику в пару. Чтобы он тоже не был один. Она то теперь не одна. Они теперь пара. Вот гуляют вместе, а Мурзик там один в комнате скучает.
Гена был не против. Он был сегодня так счастлив, что готов был любой каприз любимой исполнить, особенно если он снова не требовал больших материальных затрат. А прокормить – прокормят. И вроде как тоже кот. Котят значит не нарожают. И как-то даже символично получилось – в день предложения – кот. В день свадьбы – тоже кот! Будет, что детям рассказывать.
А дети не заставили себя ждать. Сразу двое. Дочки-двойняшки. Ни у кого в роде двойняшек и не было, а тут взяли и появились. В 1940 году. Никто тогда войны не ждал, думал она где-то мимо пройдет, стороной…

Гену, как и других пацанов на фронт призвали, осталась Валюха одна да с детьми. Многие тогда бабы так.
Но Богу была видно эта пара чем-то очень мила. Все живы остались – и сама Валюшка, и дочки и даже два кота – Мурзик и Чумазик встретили папу с фронта. Пришел молодой парень почти весь седым, хромой на одну ногу, но на свою. Уже чудо. Живой же! Дочки то как выросли! И коты, коты признали хозяина. Теперь все будет хорошо.

В общем-то и было хорошо. Прожили они с Валей не очень долго, война сделала свое дело, но всю жизнь вместе и счастливо. Дочек успели поднять, замуж правда не выдали.
Но это уже потом. А тогда жизнь бурлила ключом.

Мурзик и Чумазик умерли в разницей почти в год. Дочки и Валя плакали по ним очень.
Но как-то так вышло, что даже посланники не случились.
Как-то завертелось все, закрутилось.
Стали поговаривать, что коммуналки расселять станут, что вот-вот стройка грянет, что всем квартиры будут давать. Из центра уезжать не очень хотелось, но своя отдельная квартира – это же чудо! Решили, что будет если новоселье, будут там и котята. Что два – это было понятно. Одного между собой дочки бы никогда не поделили. Так что первыми порог нового дома, на самой тогда окраине города, переступили два маленьких котенка.

Удалось Гене и Вале снова сыскать одинаковых. Правда с разницей в возрасте недели в три, но это было не очень то и очевидно. Потом подравнялись. Зато одной расцветки. Черно-белых одинаковых найти не вышло, а вот бело-серые попались. В один и тот же день на Птичьем рынке. Весь тогда обошли по несколько раз. Но что искали – нашли.
Каждая дочка придумала своем коту (которых только они и различали как-то) свое имя, но котята были все равно общими, и любили хозяек одинаково, а они их. Да и девушки стали уже совсем взрослые. Это для мамы и папы все их маленькие девочки. Пора уж женихов подыскивать. Но от этого желание снова иметь двух питомцев у них меньше не стало. Даже как будто больше по коту пока хотели, чем по жениху.

И должна эта жизнь была снова стать для Барсика и Васьки счастливой. И стала. Но короткой.
Это то как получилось? Форточку в новой квартире не закрыли? Этаж был пятый, последний в тогдашних новых кварталах.

Вирус какой? Что? Что могло помешать счастью?

Обычная поездка к тетке в деревню в гости помешала. Всегда они туда ездили. С детства. И котов своих тоже брали. Те резвились на деревенской природе, никуда не убегали, ничего дурного не случалось. Ну разве что романы в местными кошками.

И в этот раз, как всегда в августе на две недели все вместе собрались. Тетка двоюродная, одинокая, ждала всегда очень, готовилась.

Случилось нечто совершенно непредвиденное. Сосед тетки помер, в дом другие люди заехали. И решили мышей травить. В деревнях особо никогда и не травили тогда. Кошки работали. Ну и капканы ее ставили, мышеловки.

А тут какой-то то ли особенный яд нашли, то ли бытого стекла в приманку добавили. Умерло в том августе 7 котов и кошек деревенских и Васька с Барсиком. Мышей они ловили хорошо, есть любили. Не почувствовали никакого подвоха.

Пока люди поняли, что что-то не так… уж поздно стало. До причины додумались, догадались. А сделаешь что? В суд подашь? Люди в своем доме от мышей избавлялись. Кошек чужих туда никто не звал, а что мыши разбежались – их дело. Да и те, кто травил не ожидали такого побочного эффекта. Может и не стали бы тогда. Но время назад не отмотаешь.

Муся знала и Трюфель знал, что такие случае и в наши дни бывают. Сейчас отравы стали особо ядреными.
Даже слопать таракана и умереть стало возможным, не то, что целую мышь. Муся сама всю жизнь свою странную мышь помнила. Та видно не травленная была, а больная чем, но Мусе было уже не важно от чего помирать, лишь бы быстрее уж. Просто было не время. Хранитель тогда может маме нашептал что делать или сама догадалась. И кто бы был виноват? Мышь сама ловила, сама ела….
И никак за это не накажешь, никак не осудишь. Не специально же люди котам зло причинить собираются.
Умер Барсик в четверг, Васька на день позже. А ведь в субботу уже должны были ехать домой.
Тетка чуть в больницу не попала, как винила себя.
И готова была всю округу пешком обойти, и новых самых лучших на свете котят сама отыскать. Но разве вот так заменить просто можно?

Да, это была не первая в жизни потеря любимцев для Нади и Любы, когда ушли Мурзик и Чумазик им уж лет по 10 было, все помнили. Но тогда причина ухода была им более понятна – старость. От старости все умирают, люди тоже. А тут в самом рассвете сил и так трагично. Трагическую гибель пережить особенно трудно.
А им пришлось пережить ее дважды. Сначала Барсик и Васька, а через два года, когда только-только оправились и решили, что в доме без котов слишком пусто, один за одним ушли родители. Оба от сердца. Оставила, видно, война на нем шрамы. Сначала отец, через полгода мать. После такого, чтобы оправиться годы нужны. Все было в жизни так хорошо, все было чудесно и вот…
Вот они только вдвоем.
С детства девочки были очень дружны и к друг другу привязаны. Им нравилась одинаковые игрушки, одинаковые платья, одинаковые книжки, одинаковая музыка, одинаковые развлечения. И одинаковые коты тоже нравились. И родители вовсе не культивировали такой интерес ко всему похожему.
Разве что в одежде и в детстве. Так было принято. Но не более того. Однако две девочки были будто одна. Во всем друг с другом всегда согласны. Поэтому никогда и не ссорились.
Только вот и влюблялись они в одних и тех же мужчин. Стоило одной познакомиться, полюбить, как вторая ничего не могла с собой поделать. Ей тоже нужен был он и только он…

Не было в их жизни деревни Близнецовки, где могли бы найти пару совершенно одинаковых и очень похожих по характеру себе парней. Не было тогда ни клубов близнецов, ни парадов, ни тем более интернета. Не попалась в жизни такая пара.

Прожили они вместе в мире и согласии. Вместе учились, вместе работали, вместе делали все. Даже болели вместе. И умерли в один год, но не в один день. Не дожив до 65. В общем-то рано.
Тоже нажили свои «шрамы» на сердце. Однако за это время Барсик и Васька в дом еще возвращались.
Когда боль утрат чуть затихла, и душа, точнее две души отчаянно заскучали по кошкам.

Им довелось даже быть персидскими котиками! Самыми настоящими. Пушистыми и красивыми.
В этот раз белыми разноглазыми. Белые одинаковые - это просто. А вот белых разноглазых поди поищи. Но сестрички нашли. Поиск был какое-то время даже смыслом жизни. Искали не то, чтобы породистых непременно, хотелось белых и пушистых с общей приметой какой, чтобы делала их двойняшками. Вот так и встретили друг друга. И снова из разных мест и от разных мам.

Снова коты! Выходит, что быть все 9 жизней котами можно? Да? Муся и Трюфель имели возможность получить подтверждение или опровержение этому факту.

Белые коты были названы Пушок и Снежок. И жизнь их была не короткой, не длинной, нормальное – чуть больше 10 лет. Подвели почки. Обоих. У персов это бывает. Хозяйки лечили, хозяйки соблюдали все, что доктор велел. И хорошо справились. Совсем плохи котики сдали только последний год. А так даже не думали сами, что больны чем-то. Жили и жизни радовались.

Боль потери снова пришла. Но не такая, какая тогда в деревне. И после пережитой разлуки с родителями, вынести очередную потерю любимых котов удалось более стойко. Люба сама уже болела сильно. Обеим поставили сердечную недостаточность разной степени.
Вот так и жили – два кота с почечной, две хозяйки с сердечной. Еще находили силы все себе шутить по этому поводу. Мол, мы семья, вы уж поделите свои сердца на четверых, мы свои почки. Если бы можно было так! Но вера в это на свете белом держала и продержала, наверное, всех лишние пару лет.
Через год после Снежка ушла Люба, еще через 11 месяцев и сестра.
Теперь в раю все они вместе – родители, сестры, коты. Коты прямо парами, парами…
Но у кого-то 9 жизней, и их надо прожить все.
А куда, к кому отпускать? Целых три жизни еще впереди.

Автор:  POCA [ 05 апр, Пт, 2019, 07:58 ]

И Кошачий Бог тогда сделал то, чего вроде не должен был делать. Всплыло в летописи этой то самое исключение, когда возвращение стало досрочным. И не в тот же самый дом, как это в исключительных случаях бывает. И никто никуда назад не просился. Зачем и куда, если все тут вместе? Но это был будто ты приказ, будто бы требование Вселенной. Этих пора отпускать!

Как уж Кошачий Бог все это утрясал, в летописях сказано не было. Уговаривал ли, приводил ли аргументы какие-то, обещал ли чего или обманул как-то? Ничего не написано. Но верить хотелось, что нашел и нужные слова и вереный подход.
Побежали два кота вниз снова. И не в один день. Но опять с небольшим временным промежутком. Куда? К кому?

Что было совсем поразительно – на улицу. Оба. Оба появились на свет у уличных кошек, обычных подвалах. Как это обычно случается.

Почему же тогда перед этим хотя бы не отбыли весь свой срок в раю? Чтобы весь до минуточки в действующем так сказать райском образе а не спящем? Всем же от этого лучше.
Вселенная будто торопилась куда-то, будто подгоняла какие-то факты или события друг под друга. Неужели тогда предвидела уже все про Лизу. И надо было успеть?

Трюфель впервые сам подумал о таком. И даже кажетися понял наконец периодическую задумчивость Муськи.

Но как бы то ни было котята родились. В подвалах домов соседних кварталов. Один в июле, второй в сентябре.
И выросли в этих подвалах до вполне себе взрослого возраста. Когда мамка уже совсем не нужна. И обучились всем важным наукам, в том числе и как выживать на улице. И выжили оба.
Документов к ним в тот раз уже не прилагалось, но на вид – чисто сибиряки. Большие, пушистые, сильные. Оба рыжие в белых носочках. Носочки один в один – на передних лапках покороче, на задних подлиннее.
И кончик хвоста белый. Как кисточка. Красота!

За эту красоту и угощения от разных людей каждому перепадали. И Трюфель уже был уверен, что снова быть котам под одной крышей. Рождались они в разных местах, но всегда попадали в один и тот же дом.
Кто-то ходит по улицам и ищет одинаковых рыжих котов? Еще какой-нибудь странный ученый?
Нет. Никто не ходил и не искал котов в дом. Коты сами кров и друг друга нашли. Причем не одновременно. Сначала это сделал Лис. Вообще то в подвале его звали просто Рыжий, но потом он стал Лис!
Когда в подвале стало уже тесно, когда стали появляться новые котята, пошел рыжий кот себе новый дом искать. Рассчитывал на подвал в какой-нибудь новостройке. Главное первому успеть, а там уж он никого лишнего не пустит.
Брел брел и добрел до какого-то домишки. Обычно в таких бывают кафешки. А в кафешках бывает еда. Надо проверить.
Вечер. Никого нет. А фрамуга открыта. Залез. Что такое? Вокруг люди! Стоят спокойно, никуда не идут, а главное людьми то не пахнут. Мужчины, женщины и даже дети.
Ой, даже собака…

Кот не на шутку испугался. Такого он еще не видел. Он и спящих то людей видел только в виде пьяниц на скамейках, а вот чтобы просто так стояли как спали? В витрине как-то приметил что-то такое. Но там не люди были, а чурбаны какие-то с руками и ногами. Без глаз даже. Но в одежде. А эти – совсем как настоящие. Даже вот улыбаются или хмурятся. Но не шевелятся. Совсем. Никто.
Страх сменился озадаченностью. Решил исследовать помещение. Пока исследовал, услышал мышь. Поймал! Жирная, вкусная. Уже хорошо. На дом это как-то не похоже, но если тут водятся мыши, стоит заглянуть еще.
И заглянул. На другой день. И так заглядывал, заглядывал, заглядывал, пока не освоился. Решил что по ночам там точно никого не бывает, успокоился и даже расслабился. Позволил себе как-то подремать перед рассветом, перед тем как уйти. Да заспался.
Был обнаружен какой-то теткой, которая открыла большую дверь, охая и кряхтя. Потом оказалось – вахтерша. А этот дом – это музей. Да, да, музей. Созданный на средства одного мастера-энтузиаста. Такого же видно не от мира сего, как был в первой жизни ученый. Этот мастер делал и собирал восковые фигуры. Дом достался ему от бабушки. И вместо того, чтобы жить – сделал в нем музей двойников. И сумел даже доказать, что сносу дом не подлежит. Что имеет какую-то ценность. Так и стоял небольшой одноэтажный, но кирпичный домик среди новых домов.

Вот оно – двойники! Снова. И на этот раз даже не близнецы, а именно двойники. Поэтому так спешила Вселенная?

Здесь были точные копии разных известных людей. Не так много, как в крупных подобных музеях. Мини формат. Зато представлены и местные знаменитости. Например, бывший мэр и его любимая собака. Та самая, которую сразу так испугался Лис.

Они все не живые! Вот в чем дело. Тогда совсем не страшно.
Когда баба Надя, увидела рыжего кота то сначала подумала, что это новый экспонат будет. Чей-нибудь любимый спящий кот. Кота уже доставили, а хозяина еще нет.
Только почему экспонат «спит» на ее личном кресле? Подшутил кто-то? Владелец мог. Надо бы переложить. А тут экспонат как зашевелится, как вылупит глаза, как спрыгнет. А путь то окну отрезан. И дверь уже заперта. Попался значит.
Но в целом Рыжий людей знал. Ничего особо плохого они ему пока не сделала за его 11 месяцев жизни.
Вахтерша была похожа на бабушек, тех, что подкармливают кошек по подвалам. Боязно, но не страшно, чтобы себя потерять вместе с достоинством. Раз некуда убегать, сядет и посмотрит что будет. А была колбаса. Точнее сосиска была. Половинка сосиски.
-Вот почему мышей то у нас меньше стало! – догадалась женщина. Теперь понимаю. Вот чья работа. Может останешься? Мышей будешь ловить.

Кот не совсем понял, что ему сказали и предложили, но голос ему понравился, и сосиска тоже была не дурна. Значит погнать не погонят? Можно тогда дать себя и погладить.

Вот так Рыжий стал Лисом и остался на службе в музее. Владелец был совершенно не против. Даже удивился, как это он сам не догадался кота завести. А то крысы как-то одной фигуре камзол весь погрызли. Музей был его хобби. Не источник дохода. Скорее даже наоборот, но любимое детище, своего рода.

Все Лиса теперь знали. Уборщица, вахтерша, она же кассирша, владелец и постоянный посетители. Молодые художника в основном. Для них эти фигуры, были вместо натурщиков. Даже Лиса как-то раз нарисовали. Самый настоящий портрет. И угощали всяким.

Так Лис трудился уж с полгода, наверное, когда мимо все того же дома, с теми же практически целями, поиска другого жилья, проходил еще один рыжий в белых носочка пушистый бродяга. У этого даже и имени не было. Всегда отзывался на простое кис-кис. Но охотник он был хороший.
Сразу так и не скажешь, что уличный. Кости не торчат, а те, что видны под мохнатой шубой спрятаны. Кот точно так же принял дом за кафешку.
Увидел молодые девчонки вошли, парни вышли. Студенты, видать, точно кафе. Может если покрутиться под ногами, а если повезет и под столами, что-то дадут.
Кота приметила одна из девушек.
Лис, лис, лис – иди сюда! Позвала она.

Кот четко услышал знакомое «кис, кис кис… и подошел. Еды правда не дали, но дверь приветливо отрыли, чтобы впустить.. Естественно. Его же приняли за Лиса, который с прогулки идет домой.
Лис в это время обходил дозором соседнюю улицу. И зова совсем не услышал. Так что случилась своего рода подмена котов. Которую никто не заметил.
Мало того, ее не заметали целую неделю! Нового кота почему-то все сразу сильно любили, называли каким-то Лисом.

Сам Лис не сразу обнаружил лазутчика. Только его запах и следы. А нос к носу встретились лишь на третью ночь. Драки тогда не случилось. Пошипели, пошипели, понюхались… и сдружились. А как иначе, если по прошлым жизням были знакомы? Не знать, но чувствовать это же возможно.

Стали коротать время вместе. Но на публике новенький еще не готов был днем вместе с другом появляться. Будто боялся, что разгадают люди секрет и прогонят. Кого? Так это даже коту понятно кого. Самозванца.

Однако вечером шестого дня их раскусили. Хозяин какие-то документы забыл, да вечером вернулся. Что за черт? Капли в рот не брал, а кот раздвоился. Никак брата привел. А кого еще. Вылитый! Вот ведь заботливый какой. Сам устроился, родню теперь пристраивает. В общем-то это похвально. Если еще всех бабок, теток не приведет – пусть вдвоем будут. Да и коты двойники в таком месте – фишка. Может детей родители водить чаще станут и вообще дела пойдут лучше.
Лучше дела не особо пошли. Но коты стали своего рода достопримечательностью.
Второй тоже так уже на Лиса привык отзываться, что не стали ничего менять. Лис первый и Лис второй.
И прожили они там сыто и счастливо еще семь лет.
Пока не грянули перемены. Как-то так неожиданно грянули. Хозяин умер. Быстро так. Заболел и умер. Какая-то канитель развернулась с правами на дом этот и на все остальное. Вахтерша сама в больницу на нервной почве попала, так переживала за экспонаты и музей. Когда вышла – все заколочено, двери все опечатаны, окна забиты. И котов, котов нигде нет! Искала, искала, хотела себе взять, а не нашла….Звала, раз пять приходила. Не нашла.

Экспонаты будто бы продали с аукциона, мебель на свалку вывезли, кому теперь дом принадлежит вообще не понятно, может годами теперь заколоченный будет стоять пока суть да дело. Котов никто не видел.

Куда подевались? Да просто все. Был там один старый шкаф книжный. Там мыши всегда прятались от котов, а коты иногда от людей. Если вдруг подозрительный кто. Вот и спрятались, когда шум начался. А шкаф веревкой замотали и на машину погрузили. Так в шкафу и поехали. На свалку. Хорошо хоть веревку ту с собой рабочие забрали, дверь открылась.
Выбежали два Лиса. Снова улица. Снова без дома. Только молодость осталась где-то позади, и все что могло радовать в детстве, уже не радует. И что такое зима и что придет она наперед известно.
Но держались вместе. Теперь они как родня. Как друзья, как братья. Дорогу в город не нашли, прибились к какой-то автомастерской на дороге. А там своих три кота. Подрались тогда знатно. Соперников трое, да молодые. И до драк видно охотчие. А рабочие вместе того, чтобы разнять, давай подначивать и болеть «за своих», разве что ставки не делали. Для них развлечение.

Пришлось ноги уносить и раны зализывать. Но сдались не без боя, противнику тоже наваляли.
Так вот еще полтора года маялись. Какой день удачным выходил – теплым и сытым. Какой нет.
На последние три месяца жизни даже в приют попали. Нашлись люди, кто подобрал, кто отвез, кто даже денег на еду там оставил.

Их там даже разлучать не стали, в один вольер посадили. Так намаялись оба, что и клетка за счастье. А потом, потом…потом снова она – чумка. Как и в истории двух братьев у Муси.
Только в приюте. Молодые, те, кто покрепче выжили, кто привит был тоже. Прививку им делать не стали, потому как надо было хотя бы откормить да подлечить, да возраст понять. Может и не стоит уже.
А тут так вот все вышло. Но с другой стороны умерли один за другим через день друг от дружки, в тепле, не на улице под дождем где-то, да в какой уж никакой заботе. Было кому хотя бы их пожалеть. Как и остальных, кто не справился. Стариков да котят. Стариков в приюте много было. Кому старичье нужно? Все кто взять готов все равно ищут помоложе да поздоровее, а лучше котенка.

Вроде два Лиса и не старые еще были.. Для домашней жизни просто лишь очень взрослые или слегка пожилые. Но первый год жизни на улице, последний год там же. Все это не прошло совершенно бесследно. Снова вроде как десяток лет? Но семь из них были по-настоящему счастливыми.
Только как-то так особенно обидно было, что никто из той прошлой жизни к себе котов на позвал.

Хотя бы не вместе, хотя бы по одному. Когда хозяев условно несколько – такое вполне возможно.
Котов нет. …И ты думаешь, что их забрал кто-то другой, и на найдя, веришь в это. А то и не ищешь.
Студент один портрет себе забрал, и был уверен, что оба кота у вахтерши. А она решила, что из молодежи кто-то приютил, пока в больнице была. Раз нигде не отзываются. Больше всего боялась, что внутри их замуровали. Даже рабочих нашла. Те уверили – не было никого. Никаких не было там котов. И окна открытыми долго были, все коты ,кто хотел сбежали бы давно. Значит рядом где-то бродят? Но не отозвались же. Про шкаф разве бы подумала? И так каждый.
Поэтому и ошейники на котах были серые…тогда. Не черные.

Кто их предал? Когда? Родились сразу на улице. А потом… потом никто их осознанно не предавал.
Владелец здания умер. С него какой спрос? Вахтерша искала. Кто-то из студенток даже тоже поспрашивал. Одна девушка не сдавалась дней 10. Каждое утро проходила мимо и каждый вечер.
Хоть и не по пути. Все смотрела, не мелькнут ли где два рыжих с белым кончиком хвоста.
Но почему-то позвать не решилась. Они сначала еще тут были!. Шкаф то не сразу увезли.
Просто проходила, словно надеялась скорее не увидеть и поверить, что взяли их… чем увидеть и вроде обязанной стать взять самой.
Потому что на знала, сможет ли взять двоих себе. Дома были бы все против. Ходила себя успокоить. Нет, значит в порядке все. И так люди тоже нередко делают. Но предательство ли это?
Что просто не позвала? Если бы позвала, если бы коты пришли… если бы все равно бросила – и то не оно.
Потому что им не хозяйка и никогда ей не была. Покормила бы и ушла…Но за такое черных ошейников не дают и людям «клеймо» на ставят.

Не было на их пути подлецов. Рабочие тоже были уверены, что пустой шкаф везут. Дверь такая скрипучая, что даже бы замяукай кто, за скрип бы приняли. А никто не мяукал, даже не попытался. Все одно к одному.

Могло бы показаться что ошейник должен бы быть двухцветным. Сначала серым чуть-чуть, потом голубым, домашним, потом опять серым. И были такие кошки в раю. В основном потеряшки.
Когда первая часть жизни дома, а потом на улице. Потому что сам сбежал и никак не нашелся теми, кто очень искал.
Но все правильно. Потому что по сути был кров. Но дома не было. Было много хороших людей вокруг, но хозяев не было.

Когда Трюфель читал это, то почему-то подумал, что была бы Василиса кошкой, ее жизнь в детском доме тоже бы окрасили в серый цвет. Потому что кров есть, еда есть, тепло есть, люди вокруг есть, а дома и родителей нет.

Так и у этих котов. Потому что будь хоть кто-то именно хозяином, не остались бы они на улице под конец жизни. Это как у магазинных котов. Все продавцы вроде хозяева, а не они. Все покупатели давно знакомы, но это другоею. Хотя жизнь при этом может же быть неплохой! И Муся уже знала немало примеров, и Трюфель знал.

Только ошейник будет серым. Такого рода дом не совсем дом. Вот и все. Все по делу.
И серый цвет – право на более быстрое совершение следующей попытки.

Случилась ли она? О, да…

Автор:  POCA [ 08 апр, Пн, 2019, 10:09 ]

И Трюфель понял и осознал ужасную правду. Что жизни не всегда идут в каком-то определенном порядке. Что за белой не обязательно еще одна такая, а за черной вовсе не обязательно последует белая.
После серого ошейника, можно еще получить и черный. Как это то допустила Вселенная?
Но она допустила.

И если бы ничего дурного никогда не допускала, то несчастных судеб нигде и ни у кого бы не было.
Кот тоже вдруг подумал о том, о чем уже много раз размышляла Муся. Если уж без не очень удачных жизней никуда, лучше бы с них начиналось, а дальше по нарастающей в позитиве.

Снова двух этих котов ждали впереди испытания.

О которых и рассказывать ни Мусе, ни Хранителю, ни Богу даже не хотелось. Как бередить раны.
Трюфель уже знал, что люди бывают самые разные. Теперь еще и понял, что хоть у людей пусть и одна жизнь, но она долгая. И ее разные отрезки – как 9 разных жизней у котов. Тоже все не одинаковые.
У кого-то полосы черные и белые сменяют друг друга, мелькая быстро быстро. И две цвета сливаются в один -в оттенок серого. В более светлый, ближе к белому или наоборот.
У кого-то эти полосы переходят в друг друга плавно, с размытыми, растушеванными границами, сначала туда, потом обратно. И человеку кажется, что все более менее стабильно, хоть и не идеально. У кого-то вся жизнь разбита строго на две половины – более счастливую и менее.
У кого-то полосы широкие, их меньше, но они тоже чередуются. Есть судьбы, где «черный» цвет преобладает, есть, где «белый». Почему так. Когда все приблизительно по ровну – тогда честно. Когда кому-то больше испытаний, кому-то меньше – кажется несправедливым. По силам? По заслугам? Сами люди не знают ответ на этот вопрос. А если узнают, то уже потом, когда жизнь прожита.
Трюфель, читая истории кошек, стал лучше видеть и истории людей. Это было познавательно, поучительно и интересно. Он читал как бы летопись жизни людей в том числе. И не важно, что многие еще живы. Все равно прошлое не исправить и однажды оно будет где-то «записано» и кем-то прочитано.
Для того, чтобы осознать всю возможную мерзость человеческой натуры, достаточно было прочесть историю восьмой жизни одного из котов. Не читая вторую. Но Трюфель, скрепя сердечко свое, прочел обе. Чтобы не упустить ничего.

Картина перед ним предстала совсем нелицеприятная.

Начиналось все как в сказке. Про Золушку, только наоборот. С конца на начало.
Оба кота были рождены в питомниках. Разных. Не очень известных, но вполне себе неплохих.
Были там воспитаны аж до 4 и 5 месяцев, привиты, социализированы, ухожены. Все как и должно быть.
Ждали каждый своих хозяев.

А между тем где-то жили поживали две сестрицы. Но не просто так люди, а личности очень даже медийные. Можно сказать звезды.

Из таких, к кому отношение у публики часто бывает полярным. Кто-то без ума и будет подражать и обожествлять, кто-то плюется при одном только упоминании имени.

Певицы? Да нет, не то чтобы. Но пробовали! Актрисы. Не совсем. Но пытались. Светские львицы? Модели? Всего по немногу. Брались за все, лишь бы не сходить с экранов телевизора и обложек журналов. Далеко не все получалось, особенно в части, где надо приложить побольше усилий иметь или хотя бы развить талант. Но и на интригах и скандалах можно в наше время делать и деньги, и славу.

Балованные дочурки богатого папы.
Мать их была любовью случайной, по сути своей девицей непутевой. На таких в здравом уме не женятся. А здравомыслием Бог не обидел.
Сначала она сбежала от детей, потом и вовсе куда-то пропала с радаров даже полиции.
Отец не отказался, взял дочке, растил. Родная кровь, как бросить на произвол судьбы.
Правда году спустя, не раз закрадывались сомнения, что, возможно, если бы отстранился, вышло бы все иначе….
Сказать, что не старался было нельзя. Хороший дом, две няни на двоих, частный детский сад, лучшая школа.
Давал все, что мог и как мог. Были и красочные праздники, и дорогие игрушки и веселые путешествия. В какой момент что-то пошло не так? Если бы он сам это знал. Когда, когда перешел черту не заметил собственных ошибок? Работа, работа, работа и еще раз работа. Без матери, жалко. Мачеха так и не появилась. За этой работы вполне хватало просто романов, а дети, дети уже как бы есть.

А дочки росли. Сначала желание попасть на подиум казалось капризом дочурок.
Им всего по то по 11, пусть попробуют.
Потом участие в съемка клипа популярной мальчуковой группы - развлечением.
Папа устроил и это. А дальше, дальше, оно как то засосало, затянуло и понеслось. Участие в шоу-проекте одном, другом, третьем. Съемки в сериалах то там то сям. Пробная запись диска. Даже участие в «Песне года». Папа договаривался, папа оплачивал.
Мол, образование он дочкам дал, перебесятся, нагуляются, возьмутся за ум, переключатся на что-то серьезное. Потому что ни музыкальных, ни актерских, ни каких либо других творческих талантов отец в дочерях не видел и признаться видеть не хотел.
Да и не было там особых талантов. Только протекция. Ну и яркая внешность от матери. Вероятно и не только внешность, но и эта взбалмошность, легкомыслие, поверхностность. Все, что так раздражало его, не тратившегося не минуты времени зря и своим трудом заработавшего себе и средства, и имя.
Чем дальше – тем хуже. Как-то сам по себе растворился повод для отцовской гордости. То там то тут сестрички попадали в самые разные передряги.
И по возрасту уже вышли из под отцовской опеки. Когда поздно стало что-то менять и воспитывать. Правильно бабушка говорила – воспитывать надо пока дите поперек лавки лежит, когда вдоль – уже поздно. А когда уж давно не дите – и пытаться не стоит.
В общем то отец всегда оставался в тени, никогда публично не афишировалось, что Ника и Лика…(по паспорту Машка да Дашка) дочки известного бизнесмена.
Но земля слухами полнится.

И своя армия поклонников у сестричек имелась. В основном девчонки лет 15-18, которые жили подражательством. Веря в то, что светская жизнь – это рай не земле, что быть такими и только такими -мечта! Много ли было поклонниц? Да, немало.
Это отца скорее бесило, чем радовало. Сколько же еще дур на белом свете, кроме его двух?
И как можно в наше время из ничего сделать что-то, из никого кого-то! Как деньги из воздуха. И он, он сделал это собственными руками со своими собственными детьми. Какое право имеет тогда осуждать остальных? Все, поезд ушел.
Можно пытаться убеждать, разговаривать, взывать. Бесполезно. Пока была молодость и здоровье – они будут ее прожигать в буквальном смысле слова. Средство оставалось только одно – перекрыть кислород. Не только перестать хлопотать там и сям, но и финансовую поддержку прекратить полностью. Пустить на самотек? Да. И так поступают некоторые родители, потерпевшие в деле воспитания фиаско. Какому-то чаду пойдет на пользу, кого-то такое пустить под откос.
Каждый пытается исправлять свои ошибки по-своему.
Он пытался избежать резких движений сначала.. Хотите упрвлять салоном красоты? Хорошо, пробуйте.
Но управлять и капризно командовать – оказалось разные вещи. Сложно? Бутик обуви проще? Ладно, бутик так бутик. Но и тут бизнес зачах очень быстро.
Сам бы отец в два счета исправил бы ситуацию и отладил бы весь механизм. Но цель была совершенно иная. Так что ничего не осталось как по сути махнуть рукой.

Тут было все не так уж очевидно. Не как лишить подростка карманных денег, чтобы он бросил курить. Хотя и это непросто.

Определенная известность, популярность база – уже имелись и были созданы. И по инерции катиться по этим рельсам можно было еще достаточно долго. Что в общем-то и делалось. Сначала даже никто не заметил, что папа совсем рассерчал.

Таблоиды интересовались, ток-шоу приглашали, на тусовки звали. Но момент, когда востребованность почему-то начала сходить на нет, а вместе с ней интерес, однажды настал.

И люди готовы были заметить, что король то, оказывается, голый. Даже преданные фанаты.
Надо признать, менеджер или может продюсер, он и сам не мог дать точного определения своей должности в свое время был найдет сестрам не бездарный. Шустрый, хваткий, оборотистый.
Папины деньги и его оборотистость сделали девчонок практически звездами. Сейчас он мог уйти, имел полное право.
Однако то ли втянулся, то ли прикипел, то ли хотел себя проверить. Вдруг сможет сам вытащить все палки из колес и выиграть эту гонку? Как профессионал в своем деле.

И он старался. Понял, что нужно менять образ. Чтобы отношение «в массах» стало более ровным и не столь диаметральным. Тогда есть надежда остаться не в первых рядах, но на плаву.
Из двух стервочек со скандальной репутации ангелочков за день не создашь. Не поверят.
Но легенда о том, что они повзрослели - это тема. Хотя не поздно ли спохватились. У простых людей в этом возрасте дети в школу уже идут.

Дети – вообще способны изменить все! Материнство стало среди звезд модным делом. Особенно поздние. А здесь еще никто пока не опоздал.
Но этот номер ему не по силам.

Слишком уж все запущено. Красивая свадьба, ожидание детей – все этом могло оживить интерес прессы, телевидения и соц сетей. Но как-то не осуществимо. Сам бы ни женился ни на одной из них даже с доплатой.
Для начала хотя бы чуть-чуть добавить няшности-обаяшности. И проказить миру, что Ника и Лика вообще способны любить кого-то кроме себя.

Может даже это была не его идей. Может быть даже плагиат. В мире шоу-бизнеса так много легенд, придуманных историй, фальши и откровенной лжи, и мышление становится стереотипным. Надо чтобы сестры завели питомца. Например, собаку.

Нет, лучше кота. С ним хлопот меньше. А что хлопоты обязательно по большей части лягут на самого Славика, то есть на него самого, менеджер понимал четко.
Славик сам приехал из небольшого города. Там поступил в местный институт, записался в команду КВН, с детства мечтал. Казалось, что это и весело, и круто.
Умел немного танцевать, немного петь, грамотно говорил, внешне не красавчик совсем, но смешных персонажей тоже кому-то надо представлять. И ростом еще не вышел.
Сама атмосфера лицедейства его манила. Было в ней что-то особенное. Выучился на менеджера, и отправился в большой город за мечтой. Но без протекции папы.
Тут покрутился, повертелся и быстро понял, что таких талантов здесь как снега зимой. Плюс обнаружилась боязнь сцены. Через столько то лет? Да. Оказалось, что он успешно с детства развлекал друзей и родных, неплохо справлялся на уровне своего института и города, но большая сцена и большой город – совсем другое. Итак себя здесь почти невозможно проявить, все ниши заняты, а тут еще и это. Не нужен он тут никому.
Но шоу—бизнес не отпускал, не хотел от себя отпускать. Вот так и стал «на подхвате» у разных мелких звездочек, сам уйдя в тень. Его отец Ники и Лики и приметил. С тех пор вот работал.
И теперь надо, хоть уже и без поддержки.
Котят любят все. В любом возрасте, в любой социальной среде, в любом городе. И фотографии котенка очаровашки обязательно поднимут рейтинги с соц сетях, а там глядишь и общие рейтинги.
Был бы он сам фанатом своих же клиенток (упаси Господи от такого), то давно бы уже наскучило смотреть на фото их новых платьев, машин, ужинов, завтраков, купальников и прочей мишуры.

Сам бы и то на котика глянул с большей радостью. Лучше совсем без хозяек, но можно и с ними. Все равно котик затмит. Даже самый страшный и облезлый. Потому что у него есть внутренний свет, который всегда ярче внешнего лоска. Он у всех кошек есть, в отличие от людей. И у старого кошки мамы Блошки был этот свет.

Автор:  POCA [ 08 апр, Пн, 2019, 10:10 ]

Блошки уж нет давно, а память о ней живет. Ее помнит мама, помнит сам Славки, помнят соседи, помнит его бывшая подружка, помнят все! Кто вспомнит Нику и Лику через 10 лет, а прошло именно столько после смерти Блошки, после их ухода?
Помнят великих.
Но подопечных не выбирают. Нет, выбирают, конечно, но тоже в своем роде «великие», кем он пока точно не являлся.
В жизни капризным и притязательным сам не был. Но к определенному уровню пришел и привык. Понижать не хотелось, сдаваясь без боя.
И в за кулисами, в тени было как-то даже спокойнее. Вроде как нашел свое дело. Работал фактически по профессии но в той сфере, которая была всегда интересна. Неприметный такой, его и в лицо мало кто знал. Если можно было решить проблему из-за кулис, так всегда и поступал.
И найти здесь новую работу, где все коллеги точно пауки в банке, будет непросто. Нельзя легко сдаваться.
Он целую ночь обдумывал этот пиарный ход. И пришел к гениальному решению Два кота!
Два одинаковых кота близнеца! Чтобы так же похожи, как хозяйки.
Идея работодательницам понравилась. Она бы им почти, почти ничего не стоила.

Но коты должны быть красивыми и модной нынче породы. Например – бенгалы! В моду вернулись леопардовые пальто, так что они прекрасно будут смотреться вместе.

Что это лишь живые игрушки Славик тоже давал себе отчет. Но где-то в глубине души надеялся, докопаться до спящей внутри двух молодых женщин любви.
Елки палки, она же были меленькими девочками, они же женщины, им по природе своей положено заботиться и любить.

Коты животные независимые. Может и особая любовь им и не нужна, только еда да питье и немного ласки.
А квартира большая, просторная, а двумя большими балконами, в одном из которых зимний сад. Какой кот откажется? И загородный дом есть. Это все, что отец дочерям оставил. Хорошую квартиру и загородный дом. Остальное – теперь сами.

Решено – сделано.

Но как обычно уговор. Уж не первый раз. Покупаем не очень дорого, везде пишем, что котята из-за границы, родственники котов каких-нибудь королевских особ и все такое, чтобы дыму в глаза побольше. Зачем? Не лучше ли взять пару котят из приюта? Но нет… такая идея пройти бы точно не смогла. Даже ради полной своей бесплатности и одобрения в широких массах.

У звезд такого уровня (а какой, собственно, там уровень?) все должно быть самое-самое-самое.
Или казаться таковым. Так что просто пятнистые котята не прокатят, но пара животных из не очень дорогого местного питомника – да!

А все эти претензии из ряда «почему мой кот выдан на фото за другого» они улаживаются. Кем? Славиком. Не привыкать.
Да иметь какую-то собственную выгоду с подобных историй ему тоже не в новинку. Были выданы средства, в которые стоит со всем уложиться.
Что ж, освоит. Всегда получалось. Для начала надо найти тех, кто в принципе на подобное согласен.
То есть отдать своего котенка в звездный дом так сказать фактически агентом под прикрытием. И котенок при этом должен выглядеть весьма достойно, чтобы люди, разбирающиеся в кошках. в том же Инстраграмме не написали, что быть не может, чтобы это достойный представитель породы. Ему же потом разгребать…
А на по-настоящему достойного и зарубежного, на двух зарубежных средств уже не хватало.
Покрутился, повертелся, нашел. Обещал – заботу и внимание. Что публично это будет проявлено он на сомневался. А остальное все равно никто не проверит.

В одном питомнике двух котов не нашлось. Пришлось слетать аж в два разных города. Зато обеспечил себе некое вознаграждение, покрывающее пару личных долгов. Никакая это не афера, а просто бизнес, работа такая. Хочешь жить – умей вертеться. А тут еще надо какой-то задел создать на случай возможно безработицы.

В общем ложь обложила не подозревающих ничего котов, как-то со всех сторон. Правда им до нее было все равно. Что там в документах, кто и где и почем их покупал не котовое дело.
А квартира на самом деле была прекрасной, как и оба балкона.

Читая, Трюфель было подумал, что, наверное, коты выпали по недосмотру непутевых хозяек с баконов? Оба сразу? Так, чтобы выдали «черные» ошейники. Это надо было не просто упасть, это надо было, чтобы их выбросили. Да неужели? Такое возможно?
Муся один раз рассказывала про кота Гуню, которого якобы муж выкинул в окно в ссоре с женой, заявив что та кота любит больше. Кот не убился, кот сбежал. Но на сам поступок, выходит, да, люди способны!

Кот, превозмогая себя стал читать дальше….

Нет, никто никуда не выпадал. Квартира была в высотном здании на 27 этаже. Там даже окна мыли специальные службы. И Славик уже давно принял меры к тому, чтобы запросто окна вообще не открывались. Потому что в квартире время от времени закатывались громкие пирушки и все окна стоило обезопасить от греха подальше, особенно «зимний сад»…

Что же случилось? Хотя тут могло случиться все, что угодно.

Да первые 3 с половиной года ничего не случалось. Все было нормально, даже неплохо.
Женщина, которая приходила убираться три раза в неделю, за небольшую прибавку с радостью согласилась кормить котов и убирать их лоток. Она же покупала и корм. Отнеслась со всей ответственностью. Сама поспрашивала у знакомых с кошками, что лучше в рамках выделенной суммы. Сама даже следила за прививками.
Сама заговорила о стерилизации.
Потому что сначала сестрички было собрались продавать фантам котят от звёздных отцов, потом сообразили, что с такой документальной историей это «палево». Надо тогда было заранее думать наперед. Приобретать по всем правилам кота и кошку и тогда уж налаживать бизнес. Бизнес у них никогда не налаживался. Так что все к лучшему. Коты, как и положено породе, довольно рано созрели до любовных утех и начали осваивать углы квартиры.
Благо Олам, которую тут звали Олей, вовремя все просекла и приняла меры. Иначе оба кота оказались бы за порогом. И довольно быстро.
Откуда взялись клички? О…в результате конкурса в социальной сети среди поклонников и подписчиков.. Вот так и взялись. Хозяйки и даже Славик их не придумывали.

У двух богинь коты должны быть Боги. Или сыны Бога… или как уж там все это было преподнесено, но уж точно понравилось. Так и пошли по своей кошачьей жизни с этими именами.

Олам все равно звала их Шумок и Тишка. Потому что первый оказался очень голосист и разговорчив, а второй немногословен и с тихим таким голоском.

Коты и на вратах назвались Шумком и Тишкой, когда прибыли. Даже некая заминка там сначала приключилась, но в момент разобрались.

Все было нормально. Звездные «мамочки» на самом деле получили еще несколько десятков подписчиков, несколько статей в журналах, в том числе и кошачьих, с красивыми фото, одно участие в программе про домашних питомцев и разные бонусы по мелочам. В целом затея удалась. Только на гребне волны этого успеха не будешь вечно. Все надо развивать.
А развивать не хотелось. Снова начались ток-шоу про разного рода «грязное белье», свое и чужое, снова какие-то дрязги. Нет, эти люди уже неисправимы.

А коты что? Коты жили и поживали, думая что их хозяйка Ольга, а эти две тетки, так случайное приложение. Когда они перестали таскать их с собой на вечеринки в сумочках для собак, а случилось это уже к 6 месяцам, жизнь как-то стабилизировалась.
Вечеринки можно было чудесно отсидеться в гардеробной, утром тетки вставали не раньше двух часов, после трех пропадали куда-нибудь до вечера. Часто приносили бумажные сумки и пакеты, а то и коробки – лучшие игрушки на свете.
Из минусов – мигали в морду вспышкой и тыкали телефоном Не пускали в постель.
Иногда на них накатывал необъяснимый порыв нежности. Тогда одна держала кота, стараясь поцеловать, а другая тыкала телефоном. Потом они менялись. Иногда путали котов и оба раза поцелуи доставались Тишке. Потому что тот терпел тихо, не орал и не сопротивлялся. А еще губы были какие-то как ненастоящие совсем другие, хоть и шершавые, не гладкие.
Славик, признаться, уже отчаялся что-то изменить, но пока не уходил.
Тетки все чаще орали на Ольгу без видимых причин, орали на Славика, орали друг на друга.
Финансовые испытания – они для всех испытания. Кто-то проходит с честью, кто-то уж как умеет.

Денег нет. Отец не дает. На программы не зовут. Коты надоели. Все не так, как хотелось бы.

Даже новые «сиськи» (как кому-то рассказывала по телефону Ольга) не спасли, только высосали последние «бабки»… Коты признаться так и не поняли как какие-то сиски сосут бабок. Они что пылесос? Как сосет пылесос они знали. Но в него не поместится бабка, даже самая маленькая, такого размера как Ольга. Она была еще не бабка, конечно, но сильно старше двух теток.

В конце концов ее выгнали. За что? Да за то, что я якобы выбросила какой-то важный то ли билет, то ли приглашение, то ли документ. Это был лишь повод, чтобы на заплатить и перестать платить дальше.
Да та и сама готова была уже уйти. И котов хотела забрать. Несмотря, что совсем некуда, снимали с землячками комнату на троих.

Отдала бы кому в руки получше. Но кто же отдаст? Любимые коты, смысл всей жизни!

Пойдет еще языком молоть, что котов ей отдали, прислуга всегда общается. Не бывать такому.
А так ей нечего рассказать. Бить не били, обижать не обижали, а кормить…и убирать… человеку платили. За то что есть няня никого не осудят.

Так что кошачьей няней теперь стал Славик. Это ему совсем не нравилось. Особенно проблемы с лотком. Блошка сама на улицу бегала, да ей в общем-то все равно мама занималась всегда.

Убираться то один человек приходил, то другой, то вообще никто. Всем же платить надо.
А от ужинов в дорогом ресторане хозяйки откажутся в последнюю очередь. Как там дома чисто или не очень дома не всем видно, гостей можно пока не звать, сославшись что затеяли дорогой ремонт, а что вот они вдруг стали столоваться в месте попроще – увидят все!
Такие вот дела.
Решили дом загородный продать….Но как? Что подумает пресса? Чего это срочно вдруг недвижимость на продаже? Ясно – финансовая яма образовалась. Туда они и не ездили особо никогда, что комаров кормить, но содержать приходилось.
Продадут, а там может новый проект какой-нибудь, новое реалити шоу. Только молодых подражательниц все больше становится.
И за многими есть поддержка, как за ними когда-то была.
Они просто сожгут дом и получат страховку. Будут раздавать интервью сожаления. Страховка не равна цене дома, но достаточно высока. Отец ей еще занимался и оплатить надолго вперед.
Вот! И никто не подумает, что дом собирались продать. Наоборот – надо срочно сделать там несколько снимков, чтобы показать, как был дорог и любим.
Стали изучать эту тему. Сами, без Славика. А то как взболтнет чего. Он в последнее время стал нервный, вдруг еще переметнется куда и все сорвет.

Коты еще эти проклятые. Вонять в доме стало….Славик с лотком «косячил»

Словно злые силы вмешались. Подсунули пару сайтов, где обсуждались страховые компании и выплаты.
Мол… когда пожар с жертвами – сразу полиция ищет поджог и убийство. Когда не находит – это страховой вроде как знак, что на самом деле нечастный случай, основание для удовлетворения иска. А вот когда загорелось ни с того ни сего, да еще и продать пытались… - отказ.
Докажут умысел. Ни дома ни денег. Где же взять жертвы? Такие, чтобы не убийство, но и аргумент. Коты!

Если в пожаре погибнут любимые, дорогие котики, страховая точно поверит. Две проблемы сразу решено. И от котов избавление, и страховка. И на этой потере, на жалости и скорби еще можно получить эфиры и внимание. Оплакивать перед ведущими, перед зрителями на всю страну, говорить, как дом не важен, как это все ерунда, лишь бы они были живы.
Трюфелю показалось, что он где-то уже слышал о подобном. Муся рассказывала? Там еще не земле от кого-то?
Видимо зло на самом деле стереотипно.

Надо только найти исполнителя. И как-то оставить в доме котов.
Свой свояка, как говорится увидит издалека. Нашелся и исполнитель. И доктора нашли. Не ветеринара, а просто того, кто губки иногда «подправлял» и синяки под глазами. Чтобы снотворного котам дал, чтобы проспали часов не меньше 10.

Доктор был не дурак. Тертый калач. Прекрасно понимал, к чему все дело идет…
Только рыльце у самого в пушку. Пару раз доставал сестричкам кое какой допинг для веселья, по пьяни им про своих скелетов в шкафу проболтался.
В общем если все это развивать, строя из себя борца за справедливость – выйдет боком. Не только карьере конец, но и под уголовку загреметь можно. Ради котов? Нет, лучше уж иметь такой туз в рукаве, на случай если станут с сестрами врагами. А вероятность этого всегда была. Их нрав был всем известен.
Нет, совесть где-то внутри копошилась, что-то там бормотала. Даже была крамольная мысль, найти где двух дохлых котов да подсунуть, а этих в лес выпустить. Захотят -выживут.
Или сбагрить кому поделившее.
А ну как по ДНК котов тоже можно определить, что не они? Или по строению скелета?
Жертв пожаров ведь именно так опознают. Кто ж их знает. Когда денег платить не хочешь, на что угодно пойдешь. Страховщики и банкиры те еще жучилы, похлеще его самого будут. И двух сестриц вместе взятых.

А так – он вроде даже в доле….и важный свидетель.

Приехали покрутились, чтобы соседи все заметили движение. Побыли целых два дня, потом шумно так в город на пару дней собирались…Чтобы соседям слышно было. И что уезжают, и что котов в доме оставят, типа два дня чего им будет, еды вдоволь. Все было продумано…

Единственное на что пошел доктор…ради успокоение своей же совести, котов усыпил не на время, а навсегда. Сразу. Чтобы горели не заживо в мучениях, а уже без души, если она у них есть. Чтобы души отлетели куда там они у котов деваются раньше. Усыпление животных – не преступление. Если хозяин хочет – он волен это сделать. Это его имущество.

И все прошло гладко! Все получилось. Были на экране потоки слез, было сочувствие зрителей. Даже те самые заводчицы, что когда-то продали двух котят поверили во все это. Все! Даже Ольга поверила. Она ожидала что добром все не кончится, что сбегут коты, отравятся чем или заморят их голодом, закрыв в квартире за делами своими. Но чтобы вот так…
Но она поверила.
Не в слезы, не и искренность скорби, а именно в само происшествие, в его реальность. Про страховку как-то вообще не думала. Самой никогда нечего было страховать.
Все поверили. Кроме Вселенной, Кошачьего Бога… Хранителей. Но они же все там, не на земле. На земле не поверили лишь двое.
Отец и Славик. Отец, несмотря на всю боль, остался отцом. Он не мог отправить детей под суд за мошенничество со страховкой. Просто не смог. Котов жалел искренне. И Славик